Сообщество «Коридоры власти» 00:00 31 июля 2014

США против России

Рассматривающийся в настоящее время в сенате США проект закона "О предотвращении агрессии со стороны России" является непосредственным преемником американского закона 2002 года "О демократии в России". Политика США в отношении нашей страны носит устойчивый, антироссийский и антирусский, характер вне зависимости от того, кто находится у власти в Белом доме и конгрессе (демократы или республиканцы) или в Кремле (царь, коммунисты, либералы и т.д.) Это надо понимать без лишних, ненужных эмоций и знать, что страну мы будем строить во враждебном окружении.
2

Рассматривающийся в настоящее время в сенате США проект закона "О предотвращении агрессии со стороны России" является непосредственным преемником американского закона 2002 года "О демократии в России". Политика США в отношении нашей страны носит устойчивый, антироссийский и антирусский, характер вне зависимости от того, кто находится у власти в Белом доме и конгрессе (демократы или республиканцы) или в Кремле (царь, коммунисты, либералы и т.д.) Это надо понимать без лишних, ненужных эмоций и знать, что страну мы будем строить во враждебном окружении. "То, что нас не убивает, делает нас сильней!" Слова Ницше и Егора Летова в наши дни становятся еще более актуальными.

"Отношение к предателям — это тоже показатель морального здоровья"

Н.С. Леонов

1 мая 2014 года сенат США приступил к рассмотрению проекта закона "О предотвращении агрессии со стороны России" (S. 2277). Инициаторами ("спонсорами") законопроекта выступили 22 сенатора-республиканца, включая большого "друга" России Джона Маккейна из Аризоны. Задачей билля является "предотвращение дальнейшей российской агрессии в отношении Украины и других суверенных государств Европы и Евразии, и достижение иных целей" (курсив мой. — А.Д.).

Помимо предсказуемых положений законопроекта, направленных на "активизирование (reinvigorating) НАТО", военную помощь Украине (обратим внимание на то, что в Вашингтоне запланировали передачу Киеву нового противотанкового вооружения и новых зенитно-ракетных комплексов еще за два с половиной месяца до трагедии с малайзийским "Боингом" в небе над Донецком (статья 301)) и введение санкций против России, включая "ограничение доступа РФ к нефтяным и газовым технологиям США", билль S. 2277 содержит статью 206 под названием "Поддержка российской демократии и гражданского общества". Для достижения целей, поставленных в статье 206 законопроекта, и поддержки "активистов гражданского общества" американские сенаторы готовы выделить в 2015-2017 гг. тридцать млн. долл. Для реализации аналогичных задач в других республиках бывшего СССР — "непосредственно или через неправительственные организации" — статья 308 предусматривает выделение еще 75 млн. долл. в 2015-2017 гг.

Билль "О предотвращении агрессии со стороны России 2014 года" является непосредственным преемником закона "О демократии в России" 2002 года. Для нас же наибольший интерес представляет фактически откровенное признание авторов обоих законодательных актов, что "гражданское общество" понимается в "вашингтонском обкоме" как исключительно антигосударственный, антироссийский феномен как синоним исключительно "Болотной площади" или "евромайдана".

Под прикрытием разговоров о необходимости содействия "гражданскому обществу" в России и других постсоветских республиках, США осуществляют финансирование т.н. "неправительственных" организаций (НПО) и "агентов перемен", как с предельной откровенностью называют наследников "позднесоветской либеральной диссидентуры" (термин Александра Дугина) сами заокеанские спонсоры "смены режима" (regime change), тем самым грубейшим образом вмешиваясь во внутренние дела наших государств. Россия, а вместе с ней и наши соседи подвергаются скрытой иностранной интервенции, очередному революционному накату — теперь под модным слоганом "гражданского общества" и т.н. "некоммерческих организаций" (НКО).

В первом глобальном исследовании, осуществленном в "Сравнительном проекте некоммерческого сектора" Университета Джонса Хопкинса в 2002 г., авторы изучили НКО в 37 странах и пришли к выводу о том, что их общий бюджет составил 1,6 трлн. долларов. Если бы НКО были страной, они являлись бы пятой по величине экономикой в мире.

Критики подвергают сомнению претензии международных НПО "представлять мировое общественное мнение". Скептики — в том числе из Лондонской школы экономики и политических наук — утверждают, что каша (hotchpotch) из экологических групп, феминистских сетей и правозащитников присвоила себе имя "глобального гражданского общества", а на самом деле является всего лишь "собранием недемократических и безответственных миссионеров из общественных движений", преемниками тех миссионеров прошлого, которые "служили скаутами для корпораций и колонизаторов".

Судя по деятельности отдельных американских НПО в России, трудно не согласиться с заявлением главного администратора Агентства США по международному развитию (USAID) Эндрю Натсиоса, сделанным им в мае 2003 г., о том, что американские НПО в действительности являются "рукой правительства США".

"Предотвращению агрессии со стороны России", по мнению вашингтонских стратегов, поможет "гражданское общество" в России.

Российские законодатели в последние годы подвергаются широкомасштабной критике за их усилия по ограничению политической составляющей в деятельности НПО, финансируемых из-за рубежа. Законодательство предполагает сделать более прозрачным финансирование российских и иностранных НПО, усилить их отчетность перед обществом. В самой России новое законодательство считается вынужденной мерой, вызванной "цветными" революциями в сопредельных государствах и принятием в США в 2002 году закона "О демократии в России", предусматривающего ежегодное выделение 50 млн. долл. для "расширения демократии" в России.

Как написано в законе, "правительство США оказало содействие в образовании и финансовой поддержке 65 000 НПО" в РФ, "тысяч независимых местных СМИ, несмотря на противодействие со стороны российского правительства и многочисленных политических партий" (ст.2 (а)(3)(А)).

Цифры поразительные. Законодатели с Капитолийского холма сами признают, что США и деньги американского правительства стояли за каждым седьмым из 445 000 НПО, которые были зарегистрированы в России в 2001 году, когда разрабатывался этот законопроект. На каждые 2 100 граждан России приходилось хотя бы одно якобы "общественное" объединение, "созданное" или, по крайней мере, частично, если не полностью, финансируемое Вашингтоном.

Что касается финансирования политических партий и "реформистски настроенных политиков" (ст.3 (b)(4)) из-за рубежа, такого рода деятельность прямо запрещена российским законодательством. Как и аналогичными нормами в любой стране "западной демократии", включая США. Закон 1971 года "О федеральных избирательных кампаниях" содержит однозначный запрет в отношении "иностранного гражданина, прямо или косвенно, делать — (А) вклад или пожертвование денег или другого ценного предмета, или делать явным или подразумеваемым обещание внести свой вклад или пожертвование на федеральных, штатских или местных выборах, (B) вклад или пожертвование комитету какой-либо политической партии" (2 U.S.C. 441е).

То, о чем так долго предупреждали российские правозащитники, свершилось: президент страны лично не допустил получение финансовой поддержки из-за рубежа одной из видных НПО и пригрозил запретить саму организацию и упрятать за решетку ее руководство, если оно решится обойти его запрет.

Вынужден разочаровать моих оппонентов среди т.н. "либералов". Речь идет не о президенте Путине, а о… Билле Клинтоне. Именно он в августе 1996 году в полной мере использовал мощь правоохранительной системы США для того, чтобы предотвратить щедрую спонсорскую поддержку, обещанную влиятельной и многочисленной американской организации "Нация Ислам" в ходе визита ее лидера проповедника Луиса Фаррахана в Ливию.

В октябре 1995 года по призыву Фаррахана был проведен беспрецедентный "марш миллиона мужчин" на Вашингтон, объединивший под знаменами "Нации Ислам" некоторые наиболее радикальные группировки черного населения Америки. На волне успеха Фаррахан совершил поездку по ряду стран арабского Востока, где был принят более чем тепло. Помимо присуждения Фаррахану ежегодной Международной премии за права человека (размер премии — 250 тыс. долл.), Муаммар Каддафи заявил о выделении одного миллиарда долларов на поддержку афроамериканцев в США, поднятия их социального и образовательного уровня, укрепления деловых предприятий черного населения Америки и пр.

Формальной причиной запрета на получение "Нацией Ислам" денег Каддафи были заявлены действовавшие в то время санкции против Ливии как государства, поддерживающего, по мнению руководства США, "глобальный терроризм". Но реально всё дело было в том, что 1996 год был годом президентских выборов в Америке, и миллиард долларов мог серьезно повлиять на их исход. Действительно, в ходе своего первого визита в Ливию в январе всё того же года Фаррахан договорился с Каддафи "попытаться мобилизовать арабов, мусульман, чёрных и угнетенных меньшинств для того, чтобы они играли более сильную, значительную роль не только в американских выборах, но в американской внешней политике".

Возможная попытка обойти запрет грозила бы Фаррахану и его последователям штрафом в 250 тыс. долл. и тюремным сроком до 10 лет.

Можно по-разному относиться к решению федерального правительства США, еще более обострившему расовые антагонизмы в стране, но не вызывает сомнения, что ни одно суверенное демократическое и уважающее себя государство не допускает вмешательство (тем более финансовое вмешательства) иностранных держав в свой избирательный процесс. Ирония заключается в том, что, когда Россия решила поставить законодательный заслон зарубежной финансовой поддержке "агентам перемен", из Вашингтона раздался крик: "Наших бьют!"

Иностранное финансирование российских НПО не имеет ничего общего с развитием гражданского общества в России.

По-настоящему демократическое и гражданское общество может быть основано только на твердой российской почве. Демократические институты черпают свою легитимность от народа, граждан России, а не от иностранных спонсоров "смены режима".

Еще в 1996 году американский исследователь Питер Ставракис в своей статье "Бык в посудной лавке: постсоветская миссия USAID" приходит к такому выводу: "Программы AID с треском провалились в бывших советских республиках… Реформировать [USAID] будет недостаточно. Если Америка стремится оказывать помощь, которая будет способствовать развитию свободного рынка и гражданского общества, нет никакой альтернативы ликвидации AID и замены его более компактной, более эффективной и компетентной структурой".

Только наивные или неосведомленные наблюдатели могли верить в то, что USAID, финансировавшее т.н. "Ассоциация в защиту прав избирателей "Голос", действительно было обеспокоено "защитой прав избирателей" в России. По свидетельству Сары Мендельсон, ответственного сотрудника Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, а в 1996 г. — коллеги Майкла МакФола по работе программы Национального демократического института (NDI) США в Москве, посольство США ожидало фальсификации результатов выборов в пользу Ельцина и официально "предупредило" московское представительство Агентства международного развития США "дистанцироваться от мониторинга выборов, который мог вскрыть реальные эпизоды фальсификации". Свидетельство Мендельсона, дает все основания полагать, что американское посольство ожидало фальсификации выборов, поскольку само участвовало в их организации.

Для поддержки деятельности "третьего сектора" правительство РФ в последние годы неизменно увеличивает финансирование НКО. Если в 2006 году было выделено 500 млн. рублей, то в 2007 г. — уже 1 млрд. рублей, а в 2008 г. — 1,5 млрд. рублей. К 2013-му эта сумма достигла 2,3 млрд. рублей.

Сухие цифры государственного финансирования российских НКО выбивают из рук сторонников внешнего финансирования один из их главных аргументов: "Бюджет в стране (в 1990-е) был в критическом состоянии, денег не хватало не то что на НКО — не хватало на учителей, врачей и т.д.", и поэтому НКО были вынуждены обращаться за спонсированием со стороны "международных и зарубежных фондов". Но теперь вроде бы хватает?

Если, по официальным данным, в период с 1992 по 2012 гг. USAID "истратило 2,7 миллиардов долл. на гуманитарные программы… треть из которых была посвящена развитию демократии", то финансирование со стороны российского государства только за последние шесть лет превысило эти 20-летние расходы, понесенные американскими спонсорами "перемен". Откуда же такое стремление того же Льва Пономарева продолжать получать финансирование его организации "из-за бугра", если, как он утверждает, в этом нет политической составляющей, и он не является "иностранным агентом"? Вопрос риторический…

"Иностранные агенты" и "агенты перемен" — ничего обидного, простая констатация факта!

Еще в первой половине 2000-х не только автор этих строк, но даже некоторые американские исследователи начали обращать внимание российских законодателей на американский закон "О регистрации иностранных агентов" (FARA). Как писал в 2005 г. профессор политологии Университета Род-Айленда Николай Петро, "в настоящее время Россия находится в уникальном положении, имея иностранных агентов, действующих на ее территории без какого-либо регулирования".

Определимся с понятиями. Сам по себе термин "агент" (и даже "иностранный агент") не несет в себе какого-либо негатива. Не смущает же нас термин "налоговый резидент".

Не берусь отвечать за контрразведку, насколько иностранные агенты являются агентами западных разведок. Но, с точки зрения юриста-государствоведа, иностранные агенты чаще всего выступают в роли агентов влияния и "агентов перемен".

Пусть они не обижаются! На моей памяти первым, кто открыто использовал термин "агенты перемен" применительно к российской "либеральной диссидентуре", был Майкл МакФол. О необходимости оказать всемерную поддержку "агентам перемен" в России МакФол заявил 12 апреля 2000 г. в своем экспертном выступлении "Президентские выборы в России 2000 года и их значение для демократии в России и американо-российских отношений" в сенатском комитете по международным делам. Среди "агентов перемен" МакФол конкретно называл такого "героя в борьбе против советского коммунизма", как Сергей Ковалев, и "Союз правых сил"

Вообще, термин "агенты" занимает прочное место в лексиконе МакФола.

"Вмешивались ли американцы во внутренние дела Украины, — задавался он вопросом в статье в газете “Washington Post” и журнале “Diplomaatia” и с гордостью отвечал. — Да. Эти американские агенты влияния (курсив мой. — А.Д.) предпочли бы другой язык для описания своей деятельности — демократическая помощь, продвижение демократии, поддержка гражданского общества и т.д. — но их работа, как бы она ни называлась, включает в себя работу американских фондов и американских граждан, направляющихся на Украину с целью добиться политических перемен".

FARA отнюдь не является неким пережитком прошлого, на чем настаивают представители некоторых российских НКО. (Лев Пономарев, например, публично утверждает, что закон "сейчас почти уже не применяется"). Напротив, FARA представляет собой эффективную и реально работающую часть американского законодательства. Более того, в США постоянно применяются попытки ужесточения норм закона.

Вспомним и то, что FARA является всего лишь одним из многочисленных актов американского законодательства, обеспечивающих защиту государственного строя США, включая "Закон Логана" 1799 года, закон "О шпионаже" 1917 года, "Закон Вурхиса" 1940 года и т.д. Я уже не говорю о судебных решениях или о законодательстве последнего времени. В частности, о решении Верховного суда США 2012 года, разрешающем силовым структурам при обыске раздевать арестованных догола, причем независимо от тяжести совершенных ими деяний. Или о "Федеральном законе об улучшении охраны зданий и территорий" 2011 года, согласно которому вы можете получить наказание в виде 10 лет тюрьмы за участие в акции протеста на территории, находящейся в тот момент под охраной секретной службы.

Подведем итоги. Принятие 20 июля 2012 года Федерального закона No.121-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента" и последующее закрытие российских офисов USAID, IRI, NDI и т.д. было неизбежно. Оно, несомненно, оказало благотворное влияние как на политическую жизнь в стране в целом, так и на развитие гражданского общества в частности.

Но останавливаться на этом нельзя. Западные грантодатели продолжают попытки финансирования "пятой колонны" в России. Теперь не через политические, а т.н. "образовательные" программы, включая одиозный проект "Пермь-36". На них следует обратить особое внимание.

На фото: Демонстрация «болотной оппозиции» зимой 2011-2012 гг. Тогда «снежная революция» не удалась

 

Cообщество
«Коридоры власти»
59 2 12 923

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой