Авторский блог Сергей Сокуров 16:14 13 сентября 2017

Случай в писательской практике

  Рассказ, написанный со слов моего гостя специально для Ужакина для испытания его классовой морали
19


    
            Предисловие

           С год тому в трубке моего аппарата, когда я ответил на звонок, раздался незнакомый голос, назвал меня по имени-отчеству и представился: «Я ваш давний читатель. Называть  своё подлинное имя не буду. Вы поймёте причину, если  выслушаете меня.  Прошу о встрече, в любом месте, в любое время».

 Спустя несколько часов мы сидели в моём домашнем кабинете за кофейным столиком.  Я не называю гостя по имени,  пропускаю описание  внешности по его просьбе, когда он, уже уходя, просил об этом в ответ на моё  согласие  написать художественное сочинение по его изустному рассказу.

 Беседа наша заняла не много времени. Мой гость, судя по его монологу,   готовился к нему;  возможно, репетировал.  Но вначале он, предвидя мой «законный» вопрос,  пояснил, почему обратился именно ко мне: 

 -  Я живу всего в получасе езды на такси от вас. Но не это главное. Как-то мне попался на глаза ваш рассказ «Быль о Шарлотте Дантес».  Знаете, это моя литература. Ведь наши чувства воспитывались  на «Метели, «Вешних водах», на «Цветах запоздалых». С тех пор стараюсь не пропускать ваши произведения в периодике, приобрёл несколько книг.  Но решение напроситься на встречу с вами созрело, когда я прочёл вашу последнюю, если не ошибаюсь,  новеллу «Вкус  «Кавказских» конфет».  Мысленно ухватился: вот кто поймёт меня!  И сможет описать так, как я чувствую. Понимаете,  потребность души.  И сильное желание увидеть в печати. И показать… ей.  Блажь, скажете? Пусть блажь.  Могу себе позволить… Кстати, об этом… о гонораре… не беспокойтесь… Назовёте сумму, заранее согласен». 

 -  Разговор о вознаграждении пока отложим, - ответил я. – Сначала я вас выслушаю.  Ведь, может статься (скорее всего, так и будет), что меня не заинтересует тема. Или, скажу высокопарно, простите,  не заденет той струны, звучания который вы ждёте. Ведь вы, я догадываюсь,  хотите услышать,  как эхо, что мучает вас, рвётся наружу, а вы сами не в силах  придать звучанию  желанного качества.

- Да, да,  - пылко согласился Мой Гость (буду звать его так), - не просто словами опытного рассказчика.  Таких найти не трудно. Да и сам бы я, если бы постарался, мог бы худо-бедно изложить и где-нибудь тиснуть.  Но моей очень интимной истории, я подумал,  необходимо такое звучание, на какое способны, среди известных мне писателей, только табкие как вы.

- Ну, не льстите и погодите, давайте вначале определимся. Интимная история? Но если вы  читаете мои сочинения  более-менее регулярно, то заметили, наверное, что я избегаю описаний интимных подробностей. У Бунина учился.  

 - Вот-вот! – порывисто, подавшись вперёд от спинки кресла, перебил меня Мой Гость. – Минимум натурализма! Искусно -  словами из обычного словаря, но так завязанными в строчке, чтобы зримо раскрывался смысл для понятливого. Беритесь, прошу! У вас получится.

 Пришла моя очередь перебивать собеседника:

- Мы опять спешим.  Я вас слушаю. Будьте откровенны. Это моё условие. Важное. 

 Мой гость откинулся к спинке кресла и, после минутной паузы, начал своё повествование, которое я излагаю здесь от своего имени, как автор написанного для публикации рассказа.

 

I.

Они, казалось им, сошлись давно. Так давно, что ни Она, ни Он не могли сказать, когда это произошло. Каждый из двоих, разглядывая заветные фотографии, видел другого (или другую) не на карточке,  тусклой и жёлтой от времени, а воочию – на разном временном удалении, будто сказочным образом они возвращались в прошлое, одно на двоих. Там были, по их ощущениям, детство, юность, молодые годы и другие, всё ближе, ближе к печальному «сегодня», где возрастные изменения уже не оставляли никаких надежд…

На самом же деле, они познакомились по случайному обмену писем  менее года назад. Как-то сама собой завязалась переписка, которая учащалась, становилась всё более откровенной, как между давними друзьями. Наконец они, будто по звуку камертона, признались друг другу, что дня, потом часа не проходит  без взаимного ощущения. Сначала стыдливо прикрывались ссылками на родственные души, рассуждениями об особой любви «на почве интересов».  Наконец, смущаясь, осторожно, иносказательно  назвали  вторую составляющую этого влечения – томление тел.  И ему и ей было стыдно выглядеть смешным: уж больно возраст неподходящий для роли Ромео и Джульетты.  И сразу там и там возник страх: а если преодолеют взаимный стыд, не ждёт ли их жестокое разочарование, когда встретятся два  пожилых человека, уже лишённых физической привлекательности,   других «инструментов  физиологии» для  соблазна.

Их спасало расстояние. Они стали позволять себе большую откровенность, смелость. На расстоянии Он мог больше предлагать, чем позволяли ему силы, хотя не способен был оценить их, так как был человеком нравственным,  со старомодными понятиями о телесной чистоте при старой больной жене, уже много лет не делившей с ним постель.  И Она  (героиня этого рассказа) могла за шторой из сотен вёрст позволить себе большую раскованность, была более покладиста, отвечала  на мучительные откровенности по эфиру  такими признаниями, которые никогда не слышал от неё никто, с кем она была близка. Потому что  впервые подхватила её, как стихия, любовь к мужчине, которого Она никогда вживую не видела. Вначале в уме, потом в сердце, наконец в интимной глубине родилось острое желание ранее неизведанной ею силы.  Увы, с запозданием. «Домашний муж», чужой, как забытая вещь съехавшего квартиранта, чьи прикосновения она после медового месяца принимала в лучшем случае равнодушно и всё чаще с отвращением,  вообще как бы перестал существовать. Да он, тоже равнодушный к матери своих детей, давно перестал «исполнять супружеские обязанности». К её облегчению, хотя женщиной она была страстной и женщину ощутила в себе рано. 

А Он (герой моего рассказа) почуял издалека откровенно плотскую влюблённость той, которая появилась в его жизни как объект платонического обожания.  Его романтическая влюблённость в  фотокарточки девушки, молодой женщины и даже уже не очень молодой, вдруг, как говорится, наполнилась физиологией. Скоро его стали волновать даже последние фотографии увядшей женщины.  Усталое тело вдруг «вспомнило» жгучие ощущения, невыносимые томления – волнами. Переписка, разговоры по телефону лишь обостряли желания, всё сводилось к одному – к встрече. Стало очевидным, она неизбежна. Тем более, что «бежали» они  навстречу друг другу.


II.
Она встретила его на выходе из метро. Было морозно и ясно. Он узнал её в  невысокой,  немалых лет  даме в чёрной шубке. Подкрашенные губы улыбались; в прекрасных светлых глазах – напряжение,  как при  ожидании чего-то неизбежного, одновременно страшного и желанного более, чем просто жизнь. Он же, обрадованный, что не испытал разочарования,  без принуждения повёл себя раскованно и тем самым освободил свою подругу от неловкости. 

В гостиничном номере, где Она остановилась на несколько дней,  они долго, не ощущая вкуса,  пили чай за низким столиком возле дивана. И с каждым долгим мгновением всё сильнее охватывала обоих неловкость. Словно невинные ещё молодожёны, только что из-под венца, воспитанные на рассказах Тургенева,  не знали, как приступить к тому страшно-страшно тайному и желанному, но постыдному, как самый  бездушный инстинкт. Наконец Он заставил себя выдавить, накрыв ладонью её прохладные пальцы, мелко вздрагивающие на полированной столешнице возле  чашки с недопитым чаем:

- Милая… мы  не дети… Я выйду в ванную. Ты накройся чем-нибудь, только отвернись, не смотри…

 

III.

Когда Он вернулся в комнату,  Она лежала на диване под простынёй, лицом к стене. Он, словно в тумане, увидел полные обнажённые плечи, возбуждающий, крутой изгиб бедра под тонкой тканью; Она водила пальцами правой руки по ковру, будто в те минуты не было ничего для неё важнее, как изучать замысловатый узор.

Он приподнял край простыни, нырнул ногами и чем-то упругим, внезапно появившимся у него под животом к тому, что ещё мгновение назад казалось недоступным. Его правая ладонь ощутила мягкость пышных персей. Она сладострастно вздрогнула всем телом и медленно легла на спину. Раздался её тихий, но звучный голос:

 - Сначала три поцелуя… Ты обещал…

              Когда, спустя много времени, при прежней их жизни врозь, он  досадовал ей по телефону, мол, что это за странные отношения, она проникновенно успокаивала его:

 - Но ведь у нас было. Вспомни, что у нас было.  Ведь могло вообще ничего не быть.

 

 Послесловие

 

Когда рассказ прошёл несколько публикаций, Мой Гость  привёз мне щедрое, по своему усмотрению,  вознаграждение за писательский труд. От кофе отказался. Потоптался в прихожей и вдруг, с каким-то вызовом в голосе, признался:

 - Знаете, а ведь ничего этого не было... никогда.

 - Чего не было? - не понял я.

 - Ничего, вообще. Я всё выдумал.

- И... ту женщину? 

 Мой обманщик вздохнул и, уже в открытых дверях, ответил:

 - Героиня нашего... вашего рассказа реальна.  Я потерял её в ещё молодые годы. Вместе учились. Понимаете, первая любовь. Строили планы. Потом глупая ссора. Когда случайно встретились, у обоих семьи. Посидели на бульваре, поговорили "за жизнь",  вновь разошлись, уже навсегда, хотя городки наши рядом.

 - Она жива?

 - Слава Богу. 

 - Погодите, я не понимаю... Эта фантазия... Ну, естественно было вспомнить давнее,  опечалиться желанным, но не сбывшимся, в конце концов придумать слияние молодых тел... Как красивый, романтический финал с трагическими нотками. А вы... Не понимаю.

Мой заказчик развёл руками:

 - И я не понимаю.

 Удаляющиеся по коридору шаги. Я крикнул вслед:

 - А она читала?

 - Я послал ей журнал.

Закрыв за гостем дверь, я сел на кухне, заварил кофе и, кажется, начал понимать Моего Гостя…


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
14 сентября 2017 в 02:20

Сергей Анатольевич, совсем не понимаю зачем для этой темы вы использовали и мое имя и мою классовую сущность. Разве, что под влиянием либеральной мифологии, что мол и у Красных некое иное представление о человеческих чувствах, что они хамы и насильники, а девочек ваших ведут в кабинет.

Предполагаю, скорее даже - уверен, что вами двигало, когда вы писали вот это: все манерно, не реалистично, плод досужей фантазии. В принципе поймав вас на минутной слабости, можно было размазать эту историйку, как манную кашу по столу. Никогда буржуазный маньеризм не возвысится на соцреализмом. Во всем слабость. Начиная от незнания половой гигиены и кончая курьезными оборотами типа - *Когда рассказ прошёл несколько публикаций*. Вы что же хотите сказать, что автор текста таскал свой рассказ по редакциям и навяливал его кому ни попадя. Тут ему надо молить случай, чтобы такой рассказ хотя бы раз тиснули в бульварной прессе типа Спид-инфо, КП, Новой газете или Реутовский бульдозерист. Но чтобы так?

***
И все же не об этом. Пониманию, что дело не фантастическом персонаже и сюжете слизанном из фильма *Осень* ( Осень у вас, Сергей Анатольевич, осень, и никуда от этого не деться. Надо принять достойно). Думаю, что сверхзадача в том, чтобы показать на патриотическом ресурсе либерализм с человеческим лицом.

Наша дискуссия продолжается и теперь вот берет начало от той моей реплики, что вы так безжалостно вырезали под надуманным предлогом, что мол реплика длина. Не читал - но вырежу. Это, кстати, очень любопытная форма нового цензурирования на ресурсе. Не читал, но уничтожу.

Из того сказанного, повторю лишь крохотную мысль. Для меня остается загадкой ваша повышенная агрессия в русском словесном Космосе. Блаженны миротворцы, народ устал, он изможден этим переходом с новым Моисеем. Народ слаб, темен, он нуждается в эпохе просвещения и милосердия. И я готов вас как Вергилий провести по всем кругам ада провинциальной жизни. и То, что у вас островок безопасности на краю третьего Рима, мало, что значит. Вы не знаете Россию. Казалось бы веди народ в будущее. Но?

А ведь у вас по сути экстремизм вымышленно мира либералов против реальной их плоти крови Красной цивилизации. Понимаю, что это компенсация за нечто. Понимаю, что это психотравма, но почему вам (либералам) требуется разрушать? А ведь это закономерность, новая для нас реальность. Общество ожидало, что его поведет та интеллигенция, что познала много, так ждали от Зиновьева, Солжа, Астафьева, Васильева, Гранина,так ждали и от вас. А вместо этого совершен акт какого то инфернального предательства. Суждения воинственны, без компромисса, разрушительны, направленные на уничтожение девяноста процентов страны. Не питайте иллюзий, народ сильнее - такой миссия будет изгнан из храма.

Дай Бог, Вам здоровья, живите с миром.

14 сентября 2017 в 07:33

СЕРГЕЙ УЖАКИН, пытаясь дать мне и моему творчеству оценку, Вы сразу выдаёте своё бессилие, как оценщик, хотя бы тем, что причисляете меня к либералам, что не подтверждается ни чем ни в моих произведениях, ни в биографии, наоборот, опровергается отношением ко мне либеральной прессы. Кроме многословия суждений и красиво закрученных фраз с переизбытком терминов на "ненашем языке", в этом посте, как и в большинстве иных, ничего впечатояющего, тем более, убедительного, отвечающего истине, нет.

Рассказ этот давно написан и давно опубликован его полный вариант. Сайт "Завтра" действительно не место для него. Но я поставил его здесь, чтобы Вы, мой моралист по Лебединой повести, другой поучитель Качанов и ещё с десяток мыслителей Вашего круга понимали известную дистанцию между вами (кружковцами) и мной не только в возрасте... Вы не согласны с моей политической позицией - так возражайте на здоровье, но не лезьте в те сферы, в которых вы обыкновенные обыватели с т.н. "здравым смыслом". Поступки людей "алгеброй не расчисляются" (по памяти), мужчина может быть более стыдлив, чем женщина (передайте ещё одному знайке Рахматуллину), письмо Онегину написала девушка, что вызвало нападки на Пушкина ужакиных и рахматулллиных того времени, и т.д.
Умному достаточно (если не ошибаюсь, sapienti sat).
И Вам здоровья и мира и избавления от заблуждения, что Вы Вергилий.

14 сентября 2017 в 09:09

М-да, Сокуров! По поводу рассказа высказываться не буду. И так видите, что даже группе вашей поддержки нечего сказать в его пользу.
Прекрасно понимаю эту "самую дистанцию", между нами. Как и то, что правду нашего, как выражаетесь "классового сознания", не в силах опровергнуть якобы ваш "ум свободного человека"! Поэтому между нами - пропасть. И вы, со своим непередаваемым самомнением и ложью, уже туда свалились!

17 сентября 2017 в 07:18

Плохо видите, Качанов, поспешили увидеть по-качановски. В Вашем посте, кроме "М-ДА, всё пустословие.

17 сентября 2017 в 10:33

По моему, это вы уже начинаете плохо понимать, что происходит с вами, Сокуров! Это я-то "спешу по-качановски", подробно разбирая ваши залежи лжи?! Так написать мог только человек находящийся уже в полном неадеквате!
А насчет пустословия. Пересчитайте плюсы и благожелательные комменты.
Где же здесь оное? Да и насчет моего "классового сознания" и вашего больного "ума свободного человека" - тоже в самую точку! Свидетельством тому, этот ваш действительно пустой и бессмысленный пост. Уж лучше бы промолчали...

14 сентября 2017 в 07:51

Сергей Анатольевич! Плыву легко и просто по волнам моего тихого восторга, что простительно для жаждущей романтики женщины. И не ныряю в неизведанные глубины познания истин. Хочется просто жить и радоваться жизни. Очень повеяло обожаемым до головокружения Цвейгом в Ваших строках. И, вполне возможно, в жизни подобных историй много. И пусть Боги не смеются. Ведь, все сюжеты Земного бытия - от них. Какая забава, однако, наблюдать, но не участвовать в разыгрывании мизансцен. И, все больше увлекаясь темой, обыгрывать свою собственную. С глубоким уважением, Людмила Марава. ДОНЕЦК.

14 сентября 2017 в 19:24

Место или не место этому рассказу здесь на сайте, судить не берусь.
Некоторое время назад здесь обсуждался аналогичный рассказ одной женщины, автора, к сожалению, не помню ее имени, а на планшете отыскать напряжно, о мужчинах в любви. Запомнилась потрясающая мысль, что есть мужчины в жизни, сохраняя верность своей супруге, всю жизнь любящие единственную женщину, живущую далеко-далеко, и о которой они даже не знают, жива ли она, или ее уже давно нет.

17 сентября 2017 в 07:09

Спасибо за внимание, Людмила, рад, что угодил женской натуре.

14 сентября 2017 в 09:04

Ф. И. Тютчев. «Как птичка, с раннею зарей..."

Как грустно полусонной тенью,
С изнеможением в кости,
Навстречу солнцу и движенью
За новым племенем брести!..
Что Вы, наш крепенький, нерассыпающийся старичок-боровичок, можете противопоставить моему послужному списку пенсионных (по возрасту) лет? Может быть, к вечеру именно Вы-то и рассыпаетесь, а по утрам внуки собирают Ваши бренные останки и отправляют на заработки. Я даже могу догадаться, как Вас используют... Судя по Вас, более чем на чучело огородное в свои за 70, Вы претендовать не можете, моложавый Вы наш "политический мыслитель".«Ага, – думает Джулька, разглядывая его из-под стола. – Старые сандалии на босу ногу, штаны с бахромой... Значит, у него или крыша течет, или отопление не работает, или желудок... В общем, наши обычные воскресные дела...» (Выдержки из классики)

15 сентября 2017 в 12:27

Вы хоть, любезный Степанов, понимаете написанное Вами? Я - НЕТ.
Это не отчёт в партком от ЧЛЕНА о моральном облике строителя коммунизма, а РАССКАЗ(!). Разницу пониимаете, пролетарий мой неисправимый?

15 сентября 2017 в 15:05

Это вы написали в мой адрес,или забыли, господин капиталист.

14 сентября 2017 в 12:06

Ув. С.А. Один вопрос. Ваш Гость-это ВЫ.....в зеркале?

14 сентября 2017 в 15:29

Уважаемый Владимир, Гость - это Вы и я, и все нормальтные мужчины без классрвых прихзнаков.
С приветом, ССЪ

14 сентября 2017 в 17:10

Спасибо. Пусть будет так.

15 сентября 2017 в 19:58

Рассказ-то не ГОСТЯ,а Сокурова, который выдаёт себя за писателя. Или Сокуров записал на диктофон и ничего не придумал-сказочник?
Если в рассказе Сокурова-Гостя отбросить пустословие, « Мой гость откинулся к спинке кресла и,» в остатке остаётся вторая составляющая-томление тел (как молоко в русской печке). Уже лишённый «инструментов физиологии для соблазна» нырнул под простынь и упёрся…в фотографию увядшей женщины.

Вы хоть немного соображайте прежде чем публиковать белиберду. Хотя всё,что не напишите признают за шедевр Ваши поклонницы. Наверное ещё не дряхлые старухи и возбуждаются от клиники Сокурова. Может это шулерство,а не писательство?

16 сентября 2017 в 04:43

Какой точный социальный диагноз. Второй вал порно литературы из Реутова. И на всем печать дурновкусия. Я не имею профессионального права публично разбирать всю эту секс-терапию. Но вот в части построения текста, это бульварщина.

В рассказе. как бы две части - первая посвящена автору ( так и не понятно. сам ли это Величка или автор тож вымышленный персонаж), вторая секс-герою. В любом случае первая часть это вымышленная проекция уже самого Велички. текст полон небрежностей, типа - полчаса езды на такси. А на К-700 надо полагать дольше. Эта жемманость, игра аристократизм а ля рассказы Э. По и Честертона. Типа - мы присели к кофейному столику в моей реутовской хрущевке. А черная служанка с подала нам фрукты и десерт.

Вот за этим всем я вижу нечто больше, чем просто дурной текст. Здесь полный разрыв с русской реалистической традицией. Время требует от нас нового русского реализма а здесь ....

17 сентября 2017 в 07:14

Вы, Степанов, оттого так злобствуюте, что, наверное, и в молодости на сверсниц не действовали "возбуждающе. Куда теперь!?

16 сентября 2017 в 08:35

Социалистическому реалисту Ужакину уточнение:
В наукограде Реутов я живу не в хрущёвке, а в доме 2004 года постройки, их у нас, в отличие от зданий социалистической барачной застройки, называют элитными, хотя эти дома просто имеют необходимые удобства, доступные рабочим развитых капстран (в хрущёвках вообще никогда не жил, Бог миловал). И уже прочти 30, во Львове ли, в Подмосковье, у меня всегда был свой домашний писательский кабинет, а в нём, неизменно, кофейный столик. Понимаете, я люблю уют, и даже в экспедиционную пору жизни, находясь в поле, создавал вокруг себя, по возможности, уют, на ночных привалах ел с ножом и вилкой, содержал в порядке бороду, пр. Каждому своё, пролетарпствующий паяц Вы мой.

Вы, Ужакин, бездельник-пенсионер, что ли? Сужу по Вашим изодебильным постам. Пишите оригинальное, хоть на автобусных билетах, стихи про рыжих коней или о шёлке под ногами. Просто изумительная зрятрата времени!

16 сентября 2017 в 08:46

Да, из чего выходит, что Мой Гость - сексгерой?
Вы, случайно, Ужакин, по совместительству, не импотент ручного труда?
И в моём описании развратного Рима ничего не узрели, кроме раздражающего Ваши бессильные руки секса. Да-а, подозрительно.