Сказ о том, как украинцы Кубань завоёвывали - 25
Авторский блог Светлана Тишкина 13:16 4 августа 2019

Сказ о том, как украинцы Кубань завоёвывали - 25

Вот и сказочке конец, а кто слушал - молодец!
2

***

– Слушай, а они не перебарщивают со всеми своими конспирациями? – выходя из ДК спросил Дубинушка Верзилушку. – Ну ладно, они скандала не хотят в прессе о том, что группу украинцев по Крыму и Донбассу возили россияне. Но сейчас, когда нас обнаружили на Кубани, чего темнить, что нас выпустили из полицейского участка? Не пойму я их.

Верзилушка только плечами пожал:

– Они дают повод для недовольства Киева. Раздувают информацию, что нас Россия обижает, в тюрьмы сажает, а мы, украинцы, честь Нэньки защищаем, жизнями рискуем, требуя вернуть Кубань Украине. Ну, бред, конечно, но не зря же атаман наш обнародовал, что Петрушка нас послал Кубань завоевать. В общем, не обращай внимания. Это всё игры, чтобы нам измену Родины не пришили по возвращению. Потому все их топтуны должны быть уверены, что в эту минуту мы не с пира-горой возвращаемся, на котором нас «агрессоры» вербуют, а сидим в тюрьме.

– Допустим, но почему, всё-таки, в три часа ночи сбор?

– Наверное, чтобы по темноте успеть нас переправить куда-то.

– А куда и как?

– Да какая разница? Придёт время – узнаем. Ты лучше скажи, что там в Донецке? Обследовали сына?

– Да. Представляешь, никакой операции Михасику делать не надо. Есть у него небольшие отклонения в работе сердца, следить надо, конечно, но с возрастом должно всё пройти.

– Ничего себе! А в Киеве ему срочную операцию надо было делать? Живодёры!

– Угу. А чего бы не делать операции на сердце ребёнка, если они таких денег огромных стоят? Врачи тоже кушать хотят… Скоты!!! Стыдно за Нэньку, которую мы тут с риском для животов (он погладил свой, набитый добрыми пирогами живот) защищаем.

Оба засмеялись.

– Тихо мне тут! Топтуны кругом! – отшутился Верзилушка. – Растворяемся в ночи. До скорой встречи.

– Действительно, до скорой, – сказал Дубинушка и в приподнятом настроении пошёл себе восвояси.

*** 

– Не пущу! – кричала дочь Ганна.

– Пустишь! – отвечал ей отец Игнатий Иванович.

– Гануся, я ненадолго. Чуть-чуть там покручусь, и обратно к тебе вернусь, – уговаривал невесту Потеряшка.

– Знаю я ваше чуть-чуть. Одного уже отпустила – и след простыл. Сказала не пущу, значит не пущу.

Все трое разгорячённые стояли в гостевой. Ганна не давала Потеряшке собираться в дорогу. Отец на этот раз был на стороне жениха, потому как он теперь казаком стал, а служба для казака всегда на первом месте была.

– Отцу перечить?! – повысил голос Игнатий Иванович.

Упрямство дочери достигло предела, перевалило через него и вместе со слезами стало растекаться по ситуации, теряя силы.

            – Батюшка, родненький, ну ты же знаешь, как я тебя люблю, – запричитала Ганна, – но как я могу тебя послушаться? Никак не могу. Люблю я его.

             – Тогда вещи собирай и фьють отсюда, – мотнув головой в сторону выхода, отрезал отец.

            – Ты что, меня из дома выгоняешь? – Округлила глаза непослушная дочь.

            – Именно так.

Такого Ганна даже представить себе не могла. На её зарёванном лице кроме удивления проступил ещё и страх.

– С детьми?!! – переспросила она.

– Именно так! – подтвердил решение отец.

– Ты что? Куда я с ними? – плаксиво отреагировала она.

– А он что, чужой тебе человек? – Игнатий Иванович указал на Потеряшку.

Невеста посмотрела на жениха, боясь увидеть его реакцию на такой поворот событий. Похоже отец и дочь вместе ждали от него ответа на этот щекотливый вопрос.

– Вы это… не надо так сразу, – промямлил Потеряшка, – я сначала со всеми должен уехать. Один. Без неё. Нельзя им со мной. Я адрес оставлю, они к маме моей приедут… если что. Она добрая, примет.

– А ты? – удивилась Ганна. – Ты нас примешь?

– Так это… нет у меня пока своей квартиры. Я с мамой живу в двухкомнатной. Но я же служу… Время надо, чтобы всё устроить. Игнатий Иванович, не прогоняйте Ганусю! Пожалуйста! Я уеду, а потом она это… а я их встречу… ну, вы поняли?

– Да понял я, понял. Ты другое скажи. Чужая она тебе или как?

– Родная мне Гануся ваша, и Кубань за эти две недели родной стала. Простите, Игнатий Иванович, если что не так… У меня отца с детства не было. Вы мне, как отец родной стали. Так привязался…

– То-то же! А Ганна моя без матери росла. Сам её вырастил. Сам воспитал… на свою голову… Вот и будет ей твоя мать – матерью, если характерами сойдутся… – расчувствовался напоследок отец. – Ганна, всё слышала? И не спорь больше с отцом. Жена мужа должна слушаться, а дети – отца и мать. Иди «тормозок» в дорогу жениху собирай.

***   

Бунтарушка, который ключицу своему батьке-атаману сломал, вежливо попрощался с хозяевами дома и вышел в темень улицы, где его уже поджидали его сотоварищи, с которыми он отличился в бегстве по пересечённой местности.

– Все в сборе? – спросил он по праву старшего группы национал-единомышленников.

– Все, – раздался знакомый ему голос.

– Блин, даже фонари на столбах не включали сегодня. Ничего же не видно, – раздался ещё один знакомый голос.

– И фонарики запретили включать… А до ангара ещё топать и топать.

– Ну, и чего разнылись? Впервой, что ли? – урезонил Бунтарушка друзей.

– Ты лучше скажи, когда это сумасшествие уже закончится? – приглушённо спросил третий невидимый друг.

– Сегодня, – громко ответил со стороны есаул, тем самым обозначив своё присутствие.

– Есаул, вы, что ли? – спросил Бунтарушка.

– Я, – ответил есаул. – Идите на голос. Потом по дороге метров двадцать, наткнётесь на микроавтобус с открытыми дверями. Сиденья, надеюсь, нащупать сможете?

– Это да. А вы что, нас видите?

– Да, у меня преимущество – армейские инфракрасные очки, – ответил есаул.

– А вы что, тут стоите и всех так отлавливаете? – спросил один из группы.

– Другие сами справятся, а за вами, беглецами, велено присмотреть на прощание. Вдруг на родину не захотите возвращаться?

– Наоборот, как вы слышали, ждём не дождёмся, когда сможем с вами расстаться, – ответил Бунтарушка, поравнявшись с есаулом.

– Вот и хорошо. И, всё же, очень бы хотелось, чтобы потом, когда весь этот беспредел между нами закончится, вы добрым словом кубанских братьев вспоминали.

– Ладно, помолчим на прощание…

В темноте раздались негромкие хлопки дверей, заурчал двигатель и, не включая фар, микроавтобус уверенно поехал по центру дороги. Ах, да, просто кто-то не снял свои инфракрасные очки.

*** 

Ровно в три ноль-ноль казак Верзилушка начал перекличку в депо. Кроме атамана Запорожского Казачьего Войска на построение все прибыли вовремя. На этот раз сотник знал, что атаман поедет в машине с атаманом Кубанского войска, потому дал команду садиться в автобус.

Через сорок минут они уже выходили из него в каком-то тупике дороги и растворялись в небольшом ущелье, ведущем к морю. Шорох волн отчётливо был слышен с дороги, потому пройти к берегу по широкой, утоптанной тропе труда не составляло. В слабоосвещённом ночном пейзаже новообращенные запорожцы увидели незнакомый пирс, к которому были пришвартованы знакомые «челны». Верзилушка с Детинушкой быстро прошли по нему до катеров. Увидев на борту атамана Запорожского войска, они вернулись к берегу, чтобы дать команду на посадку остальным. Много времени на это не потребовалось. Послышались команды «Отдать швартовы!», «Отваливай!» После этого российские лоцманы уверенно вывели украинские катера из Керченского пролива в воды Азовского моря и на катере погранслужбы вернулись обратно.

Сотня запорожских казаков на трёх «лоханках» совкового периода продолжила пересекать Азовское море в северном направлении, рассчитывая встретить восход солнца у родных берегов, в этом веке принадлежавших государству Украина.

*** 

Полицейский участок казачьей станицы с раннего утра был под прицелом фотокамер. Топтуны и представители прессы приехали на нанятом микроавтобусе ещё потемну, чтобы не пропустить момент, когда арестованных украинских граждан повезут в Краснодар. Вчера они тоже дежурили здесь допоздна, но так и не дождались, когда арестованных будут выводить.

Как только участок открылся, журналисты пошли выяснять обстановку. Дежурный сообщил поразительную новость. В отделении нет ни одного украинского задержанного. Всех украинских делегатов конференции по вопросам мира ещё вчера отпустили, составив протоколы допросов. Фантастику по поводу захвата Кубани к делу не пришьёшь, поэтому было принято решение отпустить всех задержанных из-за отсутствия состава преступления.

Топтуны не поверили своим ушам, и дежурному тоже не верили, потому что они следили за входом в участок. На это им ответили, что для того, чтобы пресса не донимала уставших людей, их всех вывели через чёрный вход, который находится в левом крыле здания и закрыт от посторонних глаз забором.

На вопрос «Где они находятся сейчас?» был дан сокрушительный ответ: «Наверное, уже дома».

*** 

Чтобы проверить эту информацию нужно было дозвониться до двух топтунов, которым было поручено следить за причалом, к которому были пришвартованы три украинских катера. Дозвониться удалось, но то, что они услышали в ответ, обескураживало. В десять часов вечера двух топтунов сменили другие два топтуна, из новеньких...

– Каких новеньких? Вас никто не должен был сменять. Бегом на место! Проверить обстановку! – приказал главный засланец и побежал в микроавтобус. Половина корреспондентов и топтунов ломанулись с ним, а кто не успел, у кого реакция оказалась замедленной, те остались дежурить у участка, в надежде, что им дали неверную информацию и делегатов ещё выведут на белый свет казачьей станицы.

Водитель микроавтобуса из казачьей разведки на максимально допустимой скорости примчал шпионов на Таманскую пристань – навстречу фиаско усилий шпионов. Ему приятно было лицезреть как недоумение на их лицах сменяло разочарование. Причал был пуст. Ни катеров, ни топтунов. Самое страшное, что об этом надо было срочно докладывать в Киев.

***

Петрушка сидел в своём рабочем кабинете и просматривал в интернете прессу. Сегодня он был как никогда спокоен и сосредоточен. Тот факт, что сотня во второй раз была арестована за диверсионную деятельность на Кубани, давала смачный повод всё-таки начать операцию по спасению граждан Украины.

Он понимал, что таким образом никого спасти не получится, но привлечь внимание международной общественности, раздуть скандал получится всенепременно. Да, скорее всего, прольётся немалая кровь. Да, жалко патриотов Украины, которые давно ждут команды к началу операции, но овчинка выделки стоила. Власть предержащий уже размечтался, как в связи с новыми фактами российской агрессии он объявит, нет, не войну России (он же не сумасшедший), а военное положение в Украине. А значит, никаких выборов петрушек не будет. ADIOS, конкуренты на престол Всея Украины!

Просмотрев украинские новости, Петрушка перешёл к просмотру российских новостных агенств. Он бегло пробежал глазами строки:

«Все делегаты Международной конференции по вопросам мира отпущены на свободу и вернулись на Украину. Следствие пришло к выводу, что заявление атамана Запорожского казачьего войска Украины о том, что делегаты имели цель завоевать Кубань не имело под собой практической составляющей. Это не более, чем очередная словесная провокация со стороны властей Украины».

Содержание не укладывалось в его голове, хотя сегодня он был в максимально рабочем состоянии. Подумав, что это фейковая новость, он открыл другой российский сайт, которому более доверял. Но и там было это же сообщение. Он перелистал все значимые сайты – почти на всех содержалась информация о том, что 21 ноября 2018 года пропавшая накануне в России украинская делегация благополучно пересекла российско-украинскую границу, другими словами, вернулась домой на Украину.

Петрушке стало тяжело дышать, его лицо покраснело. Скорее всего, у него поднялось артериальное давление. Он вызвал своего пресс-секретаря. Тот вошёл со словами: «Только что пришло сообщение из Кубани».

Голова Всея Украины схватил сообщение и прочитал: «Катера исчезли. Если верить полиции РФ, сотня на свободе и добирается в Украину».

– Проверьте, пересекали они наши таможни или нет. Быстро! – прохрипел Петрушка.

– Слушаюсь, – ответил секретарь и вышел из кабинета.

«Только удара мне сейчас не хватало» – подумал Голова всея Украины и потянулся за пластиной таблеток. Выдавив на ладонь две капсулы какого-то заморского снадобья, он положил их в рот и запил минеральной водой.

Через полчаса ему стало легче, но ненадолго. Секретарь-таки положил на стол список спецназовцев, прошедших таможенный контроль. То есть теперь спасать было некого. Все украинцы отпущены, им не предъявлено никаких обвинений, они благополучно вернулись из командировки. Петрушка потянулся за новой порцией пилюль…

Сутки он был буквально распластан болезнью, которая была вызвана самой обычной подавленностью. Крах всех своих планов надо было как-то пережить. Он обязан был взбодриться, пока ещё не всё было потеряно, поэтому на вечер 22 ноября он распорядился устроить небольшой банкет, на который решил пригласить американских друзей, всех своих советников и министра обороны.

*** 

«23 ноября 2018 года два малых бронированных артиллерийских катера типа «Гюрза» — «Бердянск» и «Никополь» — и рейдовый буксир «Яны Капу», принадлежащие ВМС Украины, вышли из Одессы на Мариуполь. Как позднее пояснили украинские власти, решение провести корабли именно через Керченский пролив (вместо сухопутной доставки в Мариуполь) было принципиальным: отказ от прохода через пролив означал бы, по мнению властей Украины, признание его российским. На борту кораблей находились 24 военнослужащих — моряки ВМС Украины и двое сотрудников военной контрразведки СБУ.

По утверждению украинских властей, 24 ноября ВМС Украины получили сообщение о закрытии зоны прохода в районе Керченского пролива, но «подтверждения данного закрытия зоны через международный центр контроля, который находится в Испании, не было».

По утверждению российских властей, в 16:40 24 ноября российские пограничники обнаружили в исключительной экономической зоне вблизи Крыма на удалении 28—30 миль к юго-востоку от мыса Меганом суда ВМС Украины: судно обеспечения «Горловка» и буксир «Яны Капу», двигавшиеся на северо-восток в направлении Керченского пролива; при подходе этой группы судов к территориальным водам в 21:30 российский пограничный сторожевой катер уведомил их, что «для пересечения государственной границы РФ» и входа в Керчь-Еникальский канал необходима двойная подача заявки в Морскую администрацию порта Керчь за 48 и 24 часа и подтверждение за 4 часа, чего кораблями ВМС Украины сделано не было. От корабельной группы ВМС Украины был получен ответ, что ею не планируется пересечение государственной границы РФ и проход Керченским проливом. В 22:23 ПСКА-302 сообщил украинской корабельной группе, что район в территориальном море на подходе к Керченскому проливу со стороны Чёрного моря закрыт. «Горловка» и «Яны Капу» маневрировали на траверзе Керченского пролива на расстоянии 6—7 миль от границы 12-мильной зоны. В 03:45 к ним с западной стороны подошли «Никополь» и «Бердянск» и осуществили заправку топливом с «Горловки».

По утверждению украинских властей, в 04:58 утра 25 ноября береговой пост ФСБ, морские порты Керчь и Кавказ получили уведомления о намерении пройти через Керченский пролив, но ответа украинские корабли вначале не получили и продолжили движение. При этом катер «Бердянск», по утверждениям властей Украины, был готов принять на борт российского лоцмана и «действовать согласно плану», «абсолютно идентично с тем, как это было в сентябре во время предыдущего прохода».

 

По утверждению российских властей, в 05:35 «Бердянск» сообщил на пост технического наблюдения (мыс Такиль) о планируемом проходе буксира «Яны Капу», бронекатера «Никополь» и бронекатера «Бердянск» в порт Бердянск Керченским проливом в 07:00. В 05:45 украинские корабли получили ответ от ПСКА-302, в котором сообщалось, что «в целях реализации права России как прибрежного государства на обеспечение безопасности в морском пространстве» мирный проход через территориальное море в интересующем их районе временно приостановлен, «о чём вы ранее оповещались». Судам ВМС Украины рекомендовали не пересекать границу до «снятия ограничений и выполнения обязательных постановлений в морском порту Керчь». По утверждению начальника Генштаба ВСУ Виктора Муженко, украинские корабли получили сообщение о том, чтобы выйти в район ожидания, где будет определён порядок прохода под аркой Крымского моста».

В 05:50 командир «Бердянска» сообщил командиру ПСКА-302, что в соответствии с положениями договора между РФ и Украиной «О сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива» от 24 декабря 2003 года украинские суда имеют право на свободу судоходства. В 06:30 командир ПСКА-302 сообщил командиру «Бердянска», что в Керчь-Еникальском канале «для обеспечения безопасности мореплавания» действует разрешительный порядок прохода в соответствии с план-графиком, а заявка на проход пролива подаётся за 48 и 24 часа и подтверждается за 4 часа. Дальнейшее следование кораблям ВМС Украины запретили, так как условия заявки не были выполнены, однако группа проигнорировала запрет и продолжила движение.

По данным штаба ВМС Украины, уже через несколько минут после уведомления были зафиксированы переговоры диспетчера порта Керчь «Берег-23» с российским малым противолодочным кораблём Черноморского флота «Суздалец» о выявлении кораблей ВМС Украины.

По утверждению ФСБ РФ, «Бердянск», «Никополь» и «Яны Капу» вошли в 12-мильную зону в 07:10, направляясь к Керченскому проливу. Два российских ПСКР «Дон» и «Изумруд» в 07:20 потребовали по радио покинуть территориальные воды, но ответа не получили.

 

При попытке подхода к Керченскому проливу украинские корабли были перехвачены пограничными катерами Береговой охраны Пограничной службы ФСБ России. ПСКР «Дон» совершил навал на украинский буксир «Яны Капу». Согласно опубликованному украинскими властями перехвату радиообмена между российскими кораблями и береговыми службами, «Дон» совершил два навала на буксир в 07:44; при этом, по сообщению Пресс-центра командования ВМС Украины, были повреждены один из двух главных двигателей, обшивка и леерное ограждение буксира, потерян спасательный плотик. В инциденте также участвовали российские пограничные сторожевые катера типов «Соболь» и «Мангуст», а также малый противолодочный корабль «Суздалец». В процессе блокировки, по утверждению Генштаба ВС Украины, ПСКР «Изумруд» нанёс серьёзные повреждения ПСКР «Дон».

В 08:35 корабли ВМС Украины расчехлили артиллерийские установки, подняли их стволы на угол 45° и направили в сторону российских пограничных кораблей и катеров.

По данным ФСБ, в 10.35 группа кораблей ВМС Украины была заблокирована кораблями береговой охраны ПС ФСБ России. Украинские корабли блокировались российскими пограничными кораблями в районе якорной стоянки № 471 к югу от Керченского пролива в период с 10:35 по 18:30. По данным штаба ВМС Украины, к 14:12 украинские суда третий час ожидали прохода по Керченскому проливу. В 14:12, по данным командования ВМС Украины, был зафиксирован заход на боевой курс двух вертолётов Ка-52 с захватом на сопровождение катеров ВМСУ бортовыми системами управления оружием.

По данным СМИ, проход в Керченский пролив под арками Крымского моста со стороны Азовского моря был перекрыт сухогрузом. По сообщению Керчьтрафикконтроля, в 14:42 на проходе Крымского моста было перекрыто движение в обе стороны, так как со стороны Азовского моря перед мостом на мель «сел танкер». Движение по проливу было закрыто в обе стороны, однако вскоре после этого под арками моста прошли три российских корабля (в том числе два катера). В воздух была поднята группа из двух российских штурмовиков Су-25 и двух ударных вертолётов Ка-52; согласно обнародованным украинскими властями радиоперехватам, один из вертолётов (с позывным 9-49) впоследствии выпустил две ракеты в направлении украинских судов.

 

По сообщению ФСБ, в 18:30 украинские корабли снялись с дрейфа и начали прорыв на выход из 12-мильной зоны курсом 200° (юго-юго-запад) со скоростью 20 узлов (бронекатера) и 8 узлов (буксир). «Дон» и «Изумруд» начали их преследование, требуя остановиться по радио, а также подавая звуковые, световые и пиротехнические сигналы. Преследование продолжалось до 20:42, когда «Изумруд» сообщил, что откроет предупредительный огонь в случае игнорирования требований. Через 3 минуты «Изумруд» с дистанции 2 кабельтовых (около 370 м) открыл предупредительный огонь в сторону группы трёх пытающихся уйти украинских кораблей, находясь в 12-мильной зоне. В 20:50 он предупредил бронекатер «Бердянск», что откроет по нему огонь на поражение, что и сделал в 20:55, продолжая, согласно утверждению ФСБ, оставаться в территориальном море, однако согласно расследованию группы Bellingcat предоставленные координаты находятся в нейтральных водах. Через 3 минуты «Бердянск» лёг в дрейф, а его командир вышел в эфир, сообщил о раненых на борту и сделал запрос о помощи; при этом были переданы координаты терпящего бедствие судна — за пределами вод, контролируемых Россией. Бронекатер был задержан «Изумрудом» в 21:06, с него были сняты 7 украинских моряков, в том числе трое раненых, которым была оказана первая помощь, а также были выполнены первичные мероприятия по борьбе за живучесть катера.

Судя по озвученным ФСБ координатам, задержание произошло в территориальных водах Крыма. Согласно сообщению пресс-центра командования ВМС Украины, пограничные катера России открыли огонь по украинской корабельной группе в 21:28, после выхода из 12-мильной зоны.

По сообщению ФСБ, буксир «Яны Капу» был остановлен и задержан «Доном» в 21:15; бронекатер «Никополь» был остановлен в 12-мильной зоне вертолётом Ка-52 в 21:27. Позже к лежащему в дрейфе «Никополю» для контроля за его действиями подошёл малый противолодочный корабль «Суздалец». Задержание «Никополя» осуществил «Дон» в 23:21. В 00:40 26 ноября раненые были доставлены в Керчь и направлены на лечение в первую Керченскую городскую больницу. Задержанные украинские суда также были отконвоированы в Керчь, прибыв в порт в 06:40.

По обнародованным службами РФ показаниям задержанных украинских военнослужащих, те зашли в «территориальные воды России», хотя береговая охрана неоднократно предупреждала украинские корабли о необходимости покинуть российские территориальные воды. Согласно этим показаниям, капитан третьего ранга Владимир Лесовой осознавал, что действия группировки кораблей ВМС Украины в Керченском проливе носят провокационный характер.»

Инцидент в Керченском проливе с документальной точностью был отражён в свободной народной энциклопедии «Википедия». Сделано это было для того, чтобы украинская сторона не смогла ввести в заблуждение мировую общественность. Кто ищет правду – тот найдёт.

***   

Макар Макарович, преисполненный впечатлениями заключительного этапа операции пограничников в Керченском проливе, вошёл в штаб Кубанского казачьего войска.

– Здорово ночевали, казаки! – бодро поздоровался старейшина.

– Слава Богу, Макар Макарович! – хором ответили старейшине и продолжили бурно обсуждать горячие новости.

Были такие, кто в споре проиграл атаману Кубанского войска бутылку доброго коньяка. Дело в том, что ещё вчера бывалые казаки были уверены, что без жертв не обойдётся. Некоторые из них считали, что все погибнут, если пограничники откроют ответный огонь и потопят украинские бронекатера. И только атаман утверждал, что украинцы огонь не откроют. Он был уверен, что завершится всё ювелирной спецоперацией, при которой возможны только случайные жертвы.

– А что собрались сегодня так дружно? Круг какой назначили? – спросил Макар Макарович, послушав немного обсуждения казаков.

– Да просто новости такие, что дома не усидели, – ответил один из казаков.

– Хм-м. Вы про украинский флот, всей своей мощью вторгшийся в границы России? Согласен, невероятное хамство с их стороны. Слава Богу, что все живы остались. Молодцы погранцы! Это всё радует, но пришёл я узнать другие новости, про которые ни одного сообщения в интернете не нашёл.

– Вы про нашу сотню? – спросил атаман Кубанского войска.

– По неё родимую. Хотелось бы уже груз ответственности со старческих плеч снять. Как там дела у них сложатся?  

– Да чего за них переживать? Не арестовали, значит всё в порядке. Там на Украине сейчас такая буча поднялась, что им не до нашей сотни стало.

– Вот и хорошо, – сказал Макар Макарович, – только я не за тем, чтобы меня успокоили пришёл, а затем, чтобы новости о ребятах узнать.

– Звонил Атаман Всевеликого Войска Донского. К нам едет. Думаю, новости к обеду какие-нибудь привезёт.

– Вот как? Не знал, но рад, что чуйка сработала.

***

А через час за столом в штабе уже сидел атаман Всевеликого войска Донского и рассказывал:

– Таможенный контроль наши командировочные прошли до того, как в Киеве опомнились, что они уже дома. Потому и не задержали и в Киев не отправили пред ясны очи предстать. За всех не скажу, но атаман Запорожского Войска на следующий день был вызван к Голове Украины. Но так как он приехал в Запорожье и сразу лёг с переломом ключицы в больницу, то дал ответ, что сможет в Киев приехать тогда, когда ему разрешит его лечащий врач.

– Так у него же не перелом, а только накол, – уточнил один из бывалых казаков.

– Это ты и я знаем, что накол, а в бумагах фиолетовым по белому написано, что у него перелом, – любезно пояснил Донской атаман и продолжил рассказ. – Так вот, в тот же день к нему в больницу набежал табун СБУшников, до позднего вечера его допрашивали, почему не было ежедневных отчётов спрашивали. Атаман им отвечал, что мол, проблемы со связью возникли и что от сотни ничего не зависело. Заставили его дать письменные показания по каждому дню и часу пребывания в России: где были, куда ходили, чем занимались, какую пропаганду слушать довелось, как вербовали и так далее.

Как мы и договаривались, он говорил правду и ничего кроме правды с упором на то, что с ним план действий не согласовывали. Куда везли, туда и ехали и отказаться возможности не было. Поприставали да и отстали, а на следующий день они устроили эту бессмысленную провокацию в Керченском проливе. Похоже, кое-какие планы мы им всё-же сорвали. А потом им не до сотни стало, потому что звонили мы и Верзилушке и Детинушке, и Дубинушке, и Солдатушке и ещё некоторым, кому смогли дозвониться, они говорят, что вернулись в свои воинские части и приступили к своим обязанностям без каких-либо помех. Вопросы командование задавало, но разве что из личного любопытства. На допросы пока никого не вызывали. Настроение у ребят боевое, уже начали подбирать кандидатов в казаки для создания казачьих округов Запорожского войска.

– Вот это любо! Так что, именно вы, Донцы будете помогать им формировать эти отряды? – спросил атаман Кубанского Войска.

– Так точно, – ответил ему Атаман Всевеликого войска Донского. – Надеюсь, вы не забыли, что «Казак от Дона повёлся», а «Казаки от казаков ведутся», так что «Что ни казак, то с Дону». И силы пока другой такой по численности войска – нет.  

– Ух ты, ух ты! – шуткой отреагировал Макар Макарович. – Помню-помню, что «Донцы не раки – задом не пятятся». Да только пора бы уже и победами хвастаться, а они всё не наступают.

– Верно Говоришь, Макар Макарович, – признал правоту слов атаман Всевеликого Войска Донского. – «Не хвались казак травою, хвались сеном». Давние это споры наши: кто был раньше и кто кого важнее… Не важно к какому войску ты приписан, ибо «На какой земле родился – там и богу молись!» – так наши предки говорили. Секрет всех успехов и побед – в объединении усилий всех казачьих войск, какие только создавались по Божьей воле на белом свете. Вот это силища, с какой любой враг считаться будет и, зная, что она есть, на рожон не полезет.

Атаман Кубанского войска продолжил:

– И ежели вражина донимает Русь Святую – общую нашу Родину, ежели тревожно нам сегодня за Украину, то мы с вами знаем: «Где тревога, туда казаку и дорога» и «Где враг, там и казак». Напрямую не пускают, границы перед нами закрывают – найдём обходное решение. «Троянским конём» на шахматной доске войны сыграем.

– Говорят: «В лаве коня не развернёшь»! Сыграем, дорогие мои атаманы, ещё как сыграем! – поддержал друзей атаман Всевеликого Войска Донского. – Но (!), побравировали немного, попафосничали, и хватит. Теперь о конкретном деле. «Лиха беда – начало». События требуют продолжения начатых усилий по возвращению заблудших сынов Украины в родную гавань.

– Это кого это? – спросил атаман Кубанского войска. – Ещё одну сотню к нам Петрушка пришлёт?

– Не пришлёт, а уже прислал. И не сотню, а всего-навсего двадцать четыре человека.

– Ты на что это намекаешь, Атаман Генералович?

– Я, намекаю? – сделал удивлённое лицо атаман Всевеликого Войска Донского. – Я не намекаю, я прямо говорю. Был я сегодня в верхах, согласовывал кое-какие дела. Так вот, наш Всеказачий проект одобрен. Советовали не останавливаться на достигнутом.

– Ну да, прислал Петрушка вчера отпетых до зубов вооружённых нациков на катерах, и за это спасибо, – ответил Макар Макарович.

– Тут задача потруднее будет. Это же, наверняка, упёртые свидомиты из нацбатов, – поделился мнением есаул.

– Ну так и времени у вас больше будет. Двумя неделями они явно не отделаются. Вот как перевоспитаем, так и домой отпустим, – рассудил атаман Всевеликого Войска Донского. – Вам, Макар Макарович, обещали-с позвонить. Я рекомендовал вас, как старшего в этом деле.

– Да кто спорить будет? Летами я постарше вас всех здесь буду. Даже тебя, генерал, обскакал. Вот здоровья бы хватило…

– Не боись, дед, мы рядом, поможем, – заверил внук.

– Ну, что же, если Родина скажет надо – значит надо… С Богом!

В этот момент в кармане Макар Макаровича раздался звон кремлёвских курантов.

 

(Конец)

Вот и сказочке конец, а кто слушал - молодец! Сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок.

 

 

Загрузка...

27 октября 2019
2
Комментарии Написать свой комментарий
4 августа 2019 в 16:01

Ну, вот, Светлана Эдвиговна, и завершён твой труд: сказ-летопись окончена твоя...

Не удалось при Петруше завоевать украинцам Кубани. И навряд ли в этом тысячелетии кому-то этого захочется. Разве что во сне приснится...

Как тут не вспомнить стихо (как ты, Светлана, стихотвоворение называешь)
Валерия Брюсова "Томные грезы" (вариацию):

Томно спали грезы;
Дали темны были;
Сказки тени, розы,
В ласке лени, стыли.
Сказки лени спали;
Розы были темны;
Стыли грезы дали,
В ласке лени, томны.
Стыли дали сказки;
Были розы-тени
Томны, темны… В ласке
Спали грезы лени.
В ласке стыли розы;
Тени, темны, спали…
Были томны дали, —
Сказки лени, грезы!
Тени розы, томны,
Стали… Сказки были,
В ласке, — грезы! Стыли
Дали лени, темны.
Спали грезы лени…
Стыли дали, тени…
Темны, томны, в ласке,
Были розы сказки!
Источник: https://poemata.ru/poets/bryusov-valeriy/tomnye-grezy-variatsiya/

4 августа 2019 в 16:25

Спасибо, Алина, что читала. Да, лень, розы, ласки и войны - всё в едином клубке скатано. Кому не лень, станет на спицах вязать, глядишь, и размотается клубочек этого сказа.