Сообщество «Салон» 18:07 3 сентября 2018

Sham 69 меж двух огней

герой рабочего класса Джимми Пёрси останется одной из самых трагичных фигур панка
1

«В панке самое главное это слова. Если я хочу танцевать пого - есть множество групп для этого - но это почти тоже самое, что диско. Что мне интересно - это люди, которые говорят правду. Вот во что я верю». Вирджиния Бостон, журнал "Панк-Рок".

Один из лучших панк-хитов 1978 года 'Shot By Both Sides' группы Magazine отлично суммировал отчаянное положение, в котором оказался Панк, зажатый меж двух политических огней. Автор песни Говард Девото говорил, что эти слова подсказал ему его приятель-социалист: «Придёт время, когда вас, панков, будут расстреливать с обеих сторон».

Но никто так, как лидер рабочей панк-группы Sham 69 Джимми Пёрси, не пережил уязвимости самой панк-политики.

В период угасания духа "Секс Пистолз", во второй половине 1977 ответом рабочего класса среднему классу становится Sham 69, который становится одним из топовых панк-бэндов. Харизматичный лидер Sham 69 Джимми Пёрси создает новые панковские гимны, короткие и популистские, наполненные всей мощью распевов футбольных трибун - и группа станет любимым бэндом скинхэдов.

Главная угроза для кураторов, исходящая от Sham 69, как и в случае Menace, заключалась в том, что они пытались помирить враждебные группировки, панков и скинхэдов, что поначалу им удавалось. Этого нового племени, вооруженного националистической идеологией, больше всего боялись кураторы.

Первый сингл Sham 69 "I Don't Wanna" (EP, Step Forward, 1977) минует чарты, но вскоре они подпишут контракт с Polydor и выпустят Borstal Breakout' (Polydor 1978) и альбом 'Tell Us the Truth', который достигнет 25 строки. Следующие их синглы еще выше попадут в чарты - это 'If The Kids Are United' #9, 'Hurry Up Harry' #23, 'Questions and Answers' #17, 'Angels With Dirty Faces'.

В то время когда панк начинает приобретать элитарный шик-блеск и все превращается в модную арт-сцену, Sham 69 доходят до сердец тысяч простых ребят. Критика видит в Sham 69 огрубление и упрощение панка, в то время как другие видят группу как глоток свежего воздуха в душной арт-тусовке.

Sham 69 и некоторые другие влили новую жизнь в Панк-77, который откровенно начал выдыхаться. Для многих они стали последней надеждой панка и голосом рабочего класса, дух которого так ярко горел на их концертах.

Музыкальным мотором группы был Дейв Парсонс. Поначалу он играл в местной группе Bobalouts, исполняя каверы Stones, Kinks, Small Faces, вместе с ирландским фолком и блюзами. Он говорит: «Панк случился, когда мне было 16, и что говорить - этого я и ждал. Для тинейджера показать обществу два пальца вверх - самое то, что надо! Идея выйти на сцену в простой одежде (а нам она доставалась списанной с военных складов) - это было ново и здорово. Мне нравились тогда многие группы - Sex Pistols, Clash (пока они не американизировались), X Ray Spex, Eater, ранние Generation X...»

Джимми Пёрси работал в это время в городе Хершам рабочим-путейцем, потом убежал из дому и очутился в Западном Лондоне, год отработав на рынке на Роман Роуд. Потом он снова очутился в Хершаме, на сей раз устроившись в прачечную.

В конце 1976 Джимми привез с собой в Лондон первую инкарнацию Sham 69. Впервые группа упоминается в обзоре Джулии Берчилл в НМЕ 12.10.1976: она названа "потенциально классной". Поначалу группа Jimmy and the Ferrets исполняет каверы "Стоунз" и Гарри Глиттера.

Джимми Пёрси: «Поначалу мы сформировали группу в 1975-м, чтобы убежать от скуки, от серости нашего мира. Мы не были музыкантами - просто ребятами, которые искали ответа на вопрос... и нашли его - "вот один аккорд, вот другой, вот третий, теперь создавай группу". Вот это для нас был панк! Что касается музыки, идеал для нас был один – "Рамонез"».

Бэнд берет новое имя Sham 69 из-за граффити, которое они увидели на стене - Hersham 69, с зачеркнутым первым слогом. В марте 1977 они уже играют на поддержке у Generation X в клубе "Рокси". Некто Аркейн Вендетта в своем фэнзине "Такие Дела" сделал обзор того выступления:

«Sham 69 совсем не плохи. В стиле вокалиста есть немного от Роттена, и они делают отличные маленькие номера, такие как ‘Rich Boy’, ‘Get Out’ и величественный ‘Вorstal Break Out’».

Но что-то пошло наперекосяк в группе, и в июне 1977 всё меняется.

Дейв Парсонс: «Мой бэнд Экскалибр играл по местным рабочим клубам в Валтоне и тоже бэнд Джимми. Однажды вечером мы оказались на одной сцене, и поскольку ему понравился мой бэнд, а мне его отношение, мы решили создавать новую группу. Единственный, кто остался от бэнда Джимми, это Альберт Маскел на басу. Марка Кейна мы нашли в Уолтон Хоп. Все наши песни начали писаться с того момента. Единственное, что мы оставили, это 'Borstal Breakout', но я написал к нему новую музыку.

Мы ничего не делали сознательно, просто репетировали на ферме, садились с гитарами и играли, и то, что приходило в голову, пока мы играли - такими и выходили песни. В этом была вся суть. Мы не могли разводить "Пинк Флойд" и по полгода работать над одним трэком. Десять минут - и готово».

Бэнд сделал себе репертуар - и все понёслось как на американских горках.

Дейв: «Мы сколотили новый бэнд... и все время проводили вместе, репетируя у Альберта в свинарнике, играя любые концерты, которые нам предлагали, и в итоге мы оказались в Клубе Рокси. Играть в те дни в клубах было так в кайф - в те дни в Лондоне мне казалось, что мы живем в одной большой семье - ты шел по Оксфорд-стрит и постоянно натыкался на других музыкантов, которые бегали по своим делам. В те дни не было ни звёздных болезней, ни соперничества. Концерты всегда были безумной взвинченной гонкой от начала до конца, обычно в ужасных условиях, но это была лучшая гонка, которую только можно себе представить. Мы всегда оказывались внутри шторма, на некоторых вечерах аудитория пела больше, чем сама группа».

Джимми рассказывает историю про "Рокси": «Мы были заявлены как главный бэнд, а четыре бэнда шли за нами, и Кевин (хозяин "Рокси") сказал мне: «Смотри, если ты подметёшь пол, я дам тебе денег, и ты купишь себе поесть напротив в магазине». Я сказал ОК, и стал выметать эти банки из-под пива, все это дерьмо и мусор, который остался со вчерашнего дня, и вот по ступенькам спускается эта группа. На них правильная одежда, косухи, кожаные штаны, новые гитары, и один говорит мне: «Эй, приятель, когда главная группа сюда придёт?», а я ему, «главная факин-группа уже здесь, приятель» и продолжаю подметать пол. Как он спал с лица!»

Одна из причин успеха Sham 69 была в том, что они битком набивали залы - и это не могло не нравиться промоутеру Кевину "Святому Джону". Толпой повалили скинхэды, молодежный культ, который считался уже выдохшимся. Скинхэды были привлечены и по-новому вдохновлены такими группами как Sham 69 и Skrewdriver, да и многими остальными громкими панками - и они начинают тоже потихоньку вспоминать боевое прошлое, и их начинает становится все больше. Скинхэды, однако, находились с панками в состоянии войны, но на концертах Sham 69 им приходится мириться.

С появления скинхэдов на концертах Sham 69 пресса начинает им выговаривать. Sham 69 ставят на вид то, что они привлекают скинхэдов, а Джимми сильно получает за свой клич – «Скинхэды Возвращаются» и вынужден оправдываться в прессе.

Гарри Бушелл: «Почему они так метеорически взлетели? Sham 69 - рабочий класс, и они отлично подходят ментальности молодежи рабочего класса - тинейджерской ментальности сплочённой банды. Скинхэды - феномен рабочего класса, и Sham 69 объединили два типа ребят. Это экс-панки, разочарованные тем, что в панке стал доминировать средний класс и его позёрский фэшн-дизайн.

И это другие ребята, которые хорошо себя чувствуют на футболе и в драках». (Sounds, 28.10.1978).

По мнению многих самый золотой период Sham 69 длится с середины по конец 1977-го. Харизматичный лидер-вокалист, отличные песни и живые выступления - это кое-что значило! Теперь их публика заняла всю аудиторию. Рита Берджесс из Ливерпуля, приехавшая в клуб, так комментирует события в фэнзине 'Summer Salt':

«Sham 69 были хедлайнерами, их вокалист Джимми Пёрси выглядел устрашающе. С того момента, как они заняли сцену и объявили свой первый номер ‘I Wanna Fight’ атмосфера наэлектризовалась. Они играли быстрые и задиристые песни. Я танцевала пого, и вся аудитория начинала впадать в бешенство, напирая на сцену, так что вышибалам приходилось пробираться в толпу и оттаскивать кое-кого от сцены. Бэнду это не нравилось. Один из гитаристов снял с себя гитару и впаял хороший удар в голову одному из вышибал, самому задиристому. Менее храбрые из аудитории не шли к сцене, а наблюдали издалека. Вышибалам пришлось покинуть первые ряды. После перерыва Sham 69 заиграли ещё лучше. Вся толпа была с ними. Одну сцену я никогда не забуду: Джимми Перси танцует пого с фэном, который забрался на сцену как бы ища с ним драки. Бэнд дважды вызывали на бис, они могли бы играть всю ночь и не потерять своей силы.

Успех бэнда связан с невероятным Джимми Пёрси. Этот вокалист обладает на сцене огромной харизмой. Смотреть как он поет - уже событие для тебя. Он так убежден и посвящен своей музыке. Джимми не из тех поверхностных людей, кто привязался к движению, иначе ему не спеть с такой убежденностью. Я надеюсь, что Sham 69 скоро приедут в Ливерпуль: хватит Лондону хранить только для себя такой секрет».

Их хвалит даже могущественный Тони Парсонс в своем обзоре живых выступлений NME:

«Реакция! Вряд ли я предполагал 24 часа назад, что в один из унылых вечерних Вторников вся эта послушная толпа в Рокси быстро отставит свои пинты с лагером, чтобы как следует заценить главный бэнд, и выйти из своей обычной апатии и ответить этому бритому долговязому гопнику с большой глоткой, ревущему прямо в лицо девушкам с Кингз-роад... Sham 69 - экс-скинхэды, у которых просто не хватило наличных или намерения ослепить тебя добровольно-принудительной портновской элегантностью городских партизан, проспонсированных корпорациями. Они убеждены в том, что выступление должно провоцировать РЕАКЦИЮ. Я кричал на них с чувством охватившего меня всемогущества; Марк Пи кивал, ухмылялся и сказал, что ему нравится Sham 69. Кто-то нервно посмеивался. Панки танцевали как обезумевшие дервиши... Бог мой, как жаль, что вас не было с нами. Sham 69 - это группа, способная на всё, кроме лжи» (NME 20.8.77).

Джимми помогала его природная моторика. Дейв рассказывает, как однажды Джимми ворвался в офис Майлса Коупленда Step Forward Records, и заявил, что мы - лучший на сегодня панк-бэнд, и он должен предоставить нам площадку. Что удивительно, но Майлс сразу же пошел на это, поставив Sham 69 на поддержку Chelsea, the Cortinas и the Lurkers в будущем концерте в Аклам Холл в Ноттинг Хилл Гейт.

Дейв: «Когда мы вышли на сцену, в аудитории никого не было, все были в баре. Джимми взял микрофон и приказал всем идти на танцпол, иначе мы не будем играть».

И все его послушались! В том числе Майлс Коупленд, который очень быстро находит группе продюсера в лице всё того же экс-Вельвета Джона Кейла - тому тоже нравится бэнд. Майлс подписывает с группой контракт пока что на один сингл - им станет 'I Don't Wanna'.

Во время записи с Джоном Кейлом группе приходится уволить басиста.

Дейв: «Алби - один из симпатичнейших людей в мире, он подходил бэнду во всех отношениях, но когда мы в итоге оказались в мульти-дорожечной студии Патвей с Джоном Кейлом, мне стало слышно, наконец, что он играет. К сожалению, у парня не было вообще чувства ритма, поэтому на Джимми свалилась тяжелая задача: сказать ему, что он должен уходить. Ему это было особенно тяжело, потому что они были давние закадычные друзья. Но Алби не ушел из группы: он стал нашим дорожным менеджером». Хорошее паблисити для группы даст не только вышедший сингл, но и выступление Sham 69 на крыше на Ханвей-стрит при открытии нового магазина пластинок "Вортекс".

Дейв: «К тому времени мы узнали Брайена Адамса из Дэмнед, который стал хозяином "Вортекс". Он открыл небольшое кафе на крыше неподалеку от Оксфорд-стрит, и попросил нас сыграть на открытии, и мы, конечно, сказали Да. Путь наверх был непростой, мы долго пробирались, и в итоге не поняли на ту ли крышу мы забрались. Так или иначе, мы стали играть на другой крыше, хозяин вызвал полицию, и вышел большой скандал. Все это, конечно, не было подстроено, потому что в тот день у нас было выступление в Бристоле, и из-за этого ареста Джимми в конце концов опоздал на концерт на 10 минут».

Первый сингл Sham 69 утвердил позицию группы в панк-роке: песня стоит на классическом трех-аккордном риффе, имеет бунтарский заряд и сопровождает его гимническими панковскими хорами. Сингл выпущен на малом лейбле Step Forward и с правильной обложкой (полиция арестовывает протестующих).

Но в обложечке таится и политический намёк. Фотография взята с недавних августовских событий в Льюишеме, когда Английский Марш Национального Фронта был атакован 5-тысячной толпой, ведомой троцкистскими боевиками - полиция на этом фото задерживает именно эту толпу, которая набрасывается на неё с камнями и железными прутьями, полиция тем самым защищает Марш и тоже попадает в разряд "фашистов". Sham 69 аккуратно вписывают в троцкистскую леворадикальную политику, давая понять скинхэдам: ребята, даже не думайте, что это - ваша группа.

В октябре 1977 барабанщиком группы становится Дейв Треганна, и складывается, наконец, классический состав Sham 69.

Вскоре в игру вступает крупная компания, на этот раз Polydor.

Менеджером группы становится Тони Гордон (будущий менеджер Culture Club), который был хорошим приятелем Джима Кука, главы "Полидор". Он приводит его в "Рокси", тот видит большие очереди в клуб, слушает бэнд, и в тот же вечер предлагает контракт.

Они подписывают контракт на выпуск альбома, и, к удивлению группы, Полидор соглашается на то, чтобы одна сторона состояла из живого материала.

Дейв: «На наших выступлениях вся толпа играла важную роль, будучи нашим хором, и мы подумали, что будет нечестно отписывать их от записи».

6 декабря 1977 их приглашают на студию Джона Пила, который передает пять их песен. Наконец, в январе 1978 выходит новый сингл 'Borstal Breakout', а в феврале альбом 'Tell Us The Truth' достигает 25 места в чартах. Sham попадают на развороты музыкальных газет и журналов.

Адриан Триллз писал в NME:

«Если Берлинская Стена из "Holidays In The Sun" и есть главное препятствие между сценой и фэнами, как заявил об этом Джонни Роттен на концерте Пистолз в Оксбридже, то Sham 69 как никакая другая группа ближе всех к тому, чтобы через неё перемахнуть.

У меня были кое-какие сомнения, когда я увидел, что дебют Sham 69 наполовину состоит из живой музыки. Но не стоит даже беспокоиться. "Tell Us The Truth" не претендует на то, чтобы строить воздушные замки. Это живой альбом в настоящем значении этого слова. Аудитория присутствует на этом виниле - на том же уровне, что и группа. Sham 69 - единственный бэнд, который никогда не оставит своих поклонников в состоянии неадекватности - и даже несмотря на то, что Джимми Пёрси должен предупреждать их о том, чтобы они не лезли на сцену. Участие аудитории нигде так не схвачено, со времен альбома "Live at the Roxy".

«Может быть, все потому что я лондонец - если ты гордишься, что ты кокни, хлопай в ладоши... мы не встанем на колени... Скинхэды!». Всё это есть там, включая патетическую ментальность банды - Все Ребята Вместе! - присутствующую во многих секторах аудитории Sham 69.

Sham многое заимствуют, в первую очередь, от The Clash и The Pistols. Фактически, многие песни - за исключением студийной стороны и таких вещей как "Hey Little Rich Boy", "What About The Lonely", "It's Never Too Late" и заглавного трека - мало запоминаются. Но Sham 69 выдают их нам с такой интенсивностью и убежденностью, что это отличает их ото всей Новой Волны. Они реально понимают, что такое коммуникация.

Побоку пиджачки, галстучки и пластиковые улыбки, вот страсть и гнев парня, у которого есть чертовски много поводов подраться.

Два трэка на живой стороне - "Ulster" и очень танцевальная 12-тактная песня "Borstal Breakout" - уже появились синглами, но ещё не звучали так хрипло как на этом альбоме.

Песни эти не требуют пояснений... Вряд ли есть что-то более прямое и понятное, чем вступление к "We Got A Fight" - призыв против бездумного насилия.

И совершенно на другом уровне - страх и отчаяние "They Don't Understand": Все говорят мне ты должен быть свободен / но все мы знаем нам не быть свободными / я хочу взять нож и закончить свою жизнь / вы понимаете? нет не понимаете..."

«Джимми Пёрси невинен», - скандируют собравшиеся. Невинный значит наивный: но также и горький и рассерженный. И тем не менее мужчина (или мальчик) с улицы. Легко увидеть почему у него такая мощная поддержка. Он поёт прямо от сердца. Если нет - то он обманщик первой гильдии...

Последний трек альбома - самый странный. Написанный Пёрси в одиночку, "Whose Generation" - это Sham 69 на территории Kraftwerk. Моторная переработка известного риффа "My Generation" с саунд-эффектами даб-музыки, шныряющими туда-сюда. А как понять судьбоносно звучащий колокольчик в конце? Если вам всё это кажется претенциозным - просто переверните пластинку и вступите на обжитую территорию живой стороны - рок-н-ролл в своей базовой простоте и величии.

Может быть, все потому что я лондонец...». (18.2.78)

Рецензия Sounds отнесётся к альбому прохладнее. Автор признаёт:

«Джимми, возможно, единственный из этих парней, который зашёл в музыкальную индустрию так далеко, будучи полностью свободным от манипуляций сверху. Он не "особо одаренный", но есть в нём - сейчас я перейду на клише - уличная смекалка, и его сердце в правильном месте, он переживает... и в нём есть силы выйти и спеть трогательную песню о своих эмоциональных ранах ('What About the Lonely') перед такими же душевно ранеными гопниками в ботинках Доктор Мартенс, которые и составляют большинство его аудитории».

Однако Петер Сильвертон докапывается до Sham:

«Джимми - ходячий мешок парадоксов и полумнений. Он говорит, что не желает быть лидером, но настаивает, что может помочь своей аудитории дать образование. Он страстно верит в народную демократию, но все-таки чувствует себя обманутым, когда его сторонники сами решают оккупировать сцену. По крайней мере, я знаю одного человека, который убежден в том, что Джимми на самом деле - в высшей степени обманщик, кричащий о своём панковском бунтарстве так громко затем, чтобы скрыть свои реальные, менее потребные для толпы взгляды. Я нахожу это полностью недоказанным, но отлично понимаю того, кто так думает - в нашем мире нечестности, замаскированном хорошими манерами, вся эта страстная наивная честность Джимми звучит фальшиво. Он похож на того китайского продавца на рынке, но кто поверит ему, даже если он говорит, что солнце сияет?» (Sounds, март 1978.)

Группа действительно оказывается меж двух политических огней. Троцкисты-либерасты тянут её к себе, но в тоже время в Рокси начинает создаваться новая скинхэд-панковская субкультура, связанная с выступлениями Sham, Menace, Skrewdriver. Показная мода и элитизм - вот против чего начинают выступать эти группы - и они наращивают свою силу!

Марко Пиррони (the Models): «Я помню их первое выступление в Рокси, они были тогда еще бэндом поддержки. В те дни было круто быть скучающим. Индифферентность по отношению к ним была потрясающей. Эх ты, глупый …ак. (Проваливай) в свой паб и сиди там вместе со своим папой. Знай свое место».

Гарри Бушелл: «Если ребятам нравился Sham 69, то интеллигенции - нет. Эти люди считали Панк своей личной собственностью и ненавидели саму идею, что кто-то из "простаков" может засунуть туда свои загребущие клешни».

Джимми Пёрси: «Все интеллектуалы говорили, "ой, какой он наивный, и какой тупой", потому что я не был частью их интеллектуального кружка, я был баран, идиот. Но я лучше идиотом и останусь... Панк-движение в самом начале было великое движение, в том числе, в смысле музыки, потому что это было действо. Но затем пошли различные манипуляции, появились магазины 'Seditionaries' и 'Boy' и в итоге все ушло с самой музыкальной сцены, началось сплошное факин-шоу, все стало роботизировано... половина этих позеров разгуливали кругами и приговаривали анархия-анархия, но если бы они раз увидели как анархия громит улицы и гуляет бунт, они бы все тут же попрятались по норам» (Sounds 5.8.78).

Дейв Парсонс: «Панк для нас значил много вещей, во-первых, он стоял против моды, это была попытка уйти от мультикорпоративного контроля, который всегда говорил тебе, что надо слушать и во что одеваться. Вот что символизировали рваные майки, заколотые булавками, и мы никогда не покупали вещей на Кингз-роуд. И это означало, что любой может прийти на выступление нашей группы, неважно во что он одет. Таким бэндам как Сьюкси мы никогда не нравились, не знаю почему, наверное, они понимали, что мы их уделали! Тут всегда одна старая история. Я думаю, мы показывали каким может быть голос всей молодежи, если она не начинает драться друг с другом».

Джимми Пёрси (Sniffin Glue 12 1977): «Знаешь что считается теперь настоящим Панком? Это парень, у которого ремнем стянуты две брючины или девка, которая носит на себе рыбацкую сеть. И эти люди были первые, кто кричали на нас - дрочилы! Потому что они находятся внутри своей душной тусовки, основанной на моде... Моё отношение для тебя может показаться тупостью, но я воспитал себя тупым, чтобы подальше гнать от себя всех эти богатых говнюков с деньгами... Sham 69 говорят то, что чувствуют многие простые ребята».

Их популярность приводит к тому, что по отношению к Рокси принимаются меры: после лета 1977 клуб закрывают, и открывается он уже при новом хозяине, который приглашает только политкорректные "элитные" панк-бэнды. В клубе больше не находится места второй волне уличного панка, представленной Sham 69, Menace или Skrewdriver. Клуб снова наполняется "позёрами" в дорогих одеждах пошива Вивьен Вествуд.

Рост Национального Фронта в 1977 расценивается либералами-социалистами-троцкистами-и-лейбористами как главная политическая угроза, и в том же году создаются движение Рок Против Расизма (РАР), скинхэд-панк коммуна Скины Против Наци, а также Анти-Нацистская Лига (АНЛ) - всё это управляется широко известной троцкистской партией Social Workers Party (СРП), которая открыто призывает к коммунистической революции и создает позитивный образ не только панк-рока, но и "русских" революционеров Ленина и Троцкого.

Молодежное Отделение НацФронта (Youth NF) отвечает созданием движения Рок Против Коммунизма, и одни из возможных их союзников в поп-музыке - Sham 69. Но сами Sham пытаются оставаться неполитическим бэндом, утверждая право Панка быть вне политики - и проводить свою культурную политику!

Дейв Парсонс: «Мы были жестко анти-политичны. Панк и должен был быть аполитичным: он не подходил ни дня каких политических ярлыков и категорий».

НацФронт и Британское Движение, однако, слышат в Sham "своих", и скинхэды продолжают верить в группу. Дейв утверждает, что по политическим взглядам все Sham 69 были "антирасисты и антифашисты", и что за сцену к ним иногда приходили ребята, члены НФ или БД, и рассказывали им, что они завязали с этим, услышав Sham 69.

Джимми Пёрси: «Я думал, что смогу донести до них то, что я думаю. Когда они начали свои нацистские салюты, я подумал, что смогу их как-то просветить. И они ТОЧНО знали каковы мои взгляды. В самом начале НацФронт посылал ко мне своих людей договариваться о сотрудничестве, и я ответил, "Вы факин-шутите? Ни при каком раскладе!» (Sounds 3.6.78).

Солист Skrewdriver Ян Стюарт скажет про Джимми Пёрси: «Парень никогда не был скинхэдом, он пел об этом, но никогда им не был. Скинхэд в этом бэнде был один, это их басист Алби. Это был единственный скинхэд в Sham 69».

Скинхэды чувствуют, что у них отнимают их группу - и решают не отдавать свою группу за просто так. В воздухе клуба Рокси начинает пахнуть насилием.

Пол Вейнлинг, завсегдатай Рокси: «Sham 69 играли в Рокси и скинхэдов собралось около 15-20. Я стоял-смотрел на бэнд и кто-то начал до меня докапываться, у нас вышла перепалка. Как оказалось - это была заводка, и прежде чем я что-то понял, на меня уже налетела вся толпа. Мне удалось схватить одного из них, я взвалил его на себя и швырнул на банкетный столик. Они пытались достать меня, но не смогли, и в итоге подошли дормэны и все прекратили. Но что меня возмутило - ни один из панков за меня не заступился. Я подумал: ну, большое спасибо! Мне казалось, это наш клуб, а они делают тут что хотят».

Дейв рассказывает, что в первое время они умели прекращать любое насилие на концертах - так же они искоренили привычку плеваться на сцену, которой славились панки. Другие смотрели на это по-другому.

Гарет Холдер (the Shapes): «Спасибо Sham 69 и им подобным, которые не делали никаких заявлений о насилии на их концертах, и о том, что в них участвуют правые, пока не стало слишком поздно. Пришло время, когда поход на любой концерт означал, что будет драка. Драки на концертах убили ранний панк. Я ненавидел музыку Ой и бэнды, которые не делали ничего, чтобы остановить насилие на концертах. Идиот Джимми Пёрси слишком высоко задрал нос и перестал видеть все вокруг себя. Он не хотел с этим ничего делать. Он мог петь "Если бы Ребята Объединились" ("If the Kids are United"), а вокруг шла настоящая война, пока он распевал свои миротворческие гимны. Возможно, я немного несправедлив к нему, но, на мой взгляд, он бы мог бы больше контролировать ситуацию».

Кристиан Парис (the Bears): «Я помню как пошел на Sham 69 в "Вортекс", и была большая драка, и я подумал: что за фигня происходит? Панк катится под откос. Я никогда не видел драк на панковских концертах, и никогда в клубе Рокси».

4 февраля 1978, Sham 69 впервые выступят в рамках РАР в Лондонской Экономической Школе вместе с реггей-бэндом Misty (будущие Misty In Roots). Концерт посетит политическая фракция скинхэдов, которая в конце выступления наведёт свой порядок, займёт сцену, будет скандировать «зиг хайль», заодно разгромит зал на 7500 фунтов (возможно, ихние коррупционеры завышают размеры урона) и, уходя, повсюду расклеит нацистские постеры - для порядка и назидания.

Sham 69 снова сыграют для РАР на апрельском карнавале в Лондонском парке, и Джимми присоединится на сцене к группе "Клэш".

Джимми Пёрси: «Я чувствую, что мы единственный бэнд, который хочет что-то сделать, а все остальные просто срут на голову своей аудитории. Последний раз, когда я общался с "Клэш", Джо Страммер сказал мне: «Знаешь, мы больше не панк-бэнд, мы пытаемся уйти из этой категории». Но панк изначально и дал им их хлеб! Он и мне дал хлеб, и я не собираюсь отрицать то, что наша группа - это панк-бэнд. И если мы умрем, то мы умрем как панк-бэнд, а не как факин-поп-группа» (Sounds 29.4.08).

Но для скинхэдов не останется сомнений по какому политическому пути пошла их любимая группа. Sham 69 заставляют осудить своих поклонников, и Джимми вынужден оправдываться по поводу своих "скинхэдских" лозунгов:

«Тогда вот что случилось: кто-то из аудитории выкрикнул на нашем выступлении, «Скинхэды Вернулись!», на что я, будучи сам немного скинхэдом с 1967 года, что длилось полгода, потому что если ты не придешь в долбаную школу с выбритой головой, тебе могут хорошо накостылять, поскольку 90 процентов ребят в то время были скинами, так вот, вы должны понять, что в 1977 у меня это могло вызвать только саркастическую реакцию, как у любого нормального человека, и я сказал, «да, парень, все ОК, точно, вернулись, бла-бла-бла...» И потом кто-то подхватил то, что я сказал, и получилось: «Да, они возвращаются!»

Дейв Парсонс: «Вот что произошло - на наших первых выступлениях их было не больше пяти, но один из них был старым приятелем Джимми, и он его выделил из толпы и сказал ему (иронично): «Скинхэды вернулись»! На следующее наше выступления в клуб выстроилась очередь скинхэдов, и все - свежепобритые!»

В интервью NМЕ Пёрси скажет: «Каждое наше выступление - это выступление Рока Против Расизма». Его политическая позиция теперь предельно ясна для скинхэдов, но и скинхэды не сдадутся. Каждый концерт Sham 69 будет теперь сопровождаться драками, и насилие на их концертах будет только нарастать, особенно в Лондоне, где более всего сильна поддержка у НацФронта и Британского Движения.

С концертами у Sham 69 начнутся большие проблемы: промоутеры будут держаться от них подальше. Несмотря на появление Sham 69 на Топ-оф-зе-Попс и новообретённый статус панк-звезд, их дни окажутся сочтены, потому что Sham 69 всегда были живой группой: они питались от своей аудитории так же, как она от них. Бэнд не сможет играть в Англии из-за опасений, что всё окончится грандиозной дракой. А играть они хотят только на родине, и переходить на зарубежные гастроли, как это пришлось сделать Секс Пистолз, они не согласны.

24 июня они дадут мощный концерт в Глазго - подальше от всей лондонской заварухи. В начале июля у них выйдет самый успешный сингл 'Hersham Boys', который попадет на #6 строку. Но все закончится для группы 23 июля 1978 года.

Последний концерт Sham 69 состоится в Театре Рейнбоу в Лондоне. Две группы-поддержки Roosters и The Low Numbers более-менее отыграют свои сеты, но для Sham 69 наци-скинхэды кое-что приготовят. Вспоминает один из них:

«Sham 69 вышли на сцену натянутые как струны и открыли концерт песней 'What Have You Got?' На четвёртой песне 'Angels With Dirty Faces' всё пошло прахом. Скинхэд попытался влезть на сцену и был остановлен секьюрити. Вышла заминка, но Джимми, чтобы охладить пыл, пригласил его присоединиться к бэнду. Это послужило сигналом для других скинхэдов перелезть через барьеры и занять сцену. Все заграждения пали, и Sham 69 сбежали со сцены.

Между тем 200 скинов, организованных активистами Британского Движения в боевой порядок, врезались в толпу и, подобно танку Пантера, сметали всех на своем пути, в то время как другие скандировали со сцены "Зиг Хайль" и "Skrewdriver"!

Так тебе и надо, Джимми-предатель!»

На следующий день воодушевлённые скинхэды разгромили социалистический фестиваль "Работа для Молодёжи", согнав со сцены the Ruts и Misty.

Джо Пирс (редактор националистического журнала "Бульдог"): «Джимми Пёрси стал любимчиком музыкальной прессы за предательство тех, кто обеспечил ему успех. Но его бывшие фэны посмеялись последними. Концерт Sham в Театре Рейнбоу был сорван после того, как аудитория сказала группе, что она думает об их продажности. Не только их прощальный концерт вышел позором, он стал последним для Джимми Перси. Закиданный "тухлыми яйцами", он никогда больше не появлялся на сцене».

Ян Стюарт скажет: «Sham 69 перерезали себе горло, унизив этих людей, и это в конце концов их и разрушило».

Sham перестанут давать концерты, но продолжат писать хиты и выпускать альбомы. С появлением движения Ой у Джимми появится хорошая работёнка: Гарри Бушелл даст ему продюссировать альбом Angelic Upstarts 'Teenage Warning', а затем дебют the Cockney Rejects. В 1979 пойдут слухи, что на гитару и барабаны в Sham 69 приглашены Пол Кук и Стив Джонс - и супергруппа будет называться Sham Pistols. Но супергруппе не дадут состояться контрактные обязательства музыкантов обеих сторон: Кук и Джонс ещё не рассчитались с Virgin, а на Sham 69 висит еще долг компании Полидор в виде двух альбомов.

Из трех студийных альбомов Sham 69 - лучший, наверное, The Game 1980. Джимми Пёрси был честный парень и там есть одна очень странная песня. Наверное, она самая честная из всего позднего творчества Sham. Она звучит как классическая английская баллада и называется "Бедная Корова". Скорее всего, Джимми Пёрси имеет в виду самого себя.

Poor cow you had your chance

they said, she's just plain Jane

Oh isn't it such a shame to be just plane old Jane

Will you ever know your name?

 

Poor cow you lied to all mankind

and got fиcked up by the out of touch

poor cow you needed oh so much.

Я не смогу сейчас её перевести, смысл таков: у тебя был твой шанс, бедная корова, но ты наврал всему человечеству и остался один, а они тебе так нужны...

Герой рабочего класса Джимми Пёрси останется одной из самых трагичных фигур панка. Он был одним из славных панк-первопроходцев, но он в равной мере познал славу и позор.

 

8 сентября 2018
Cообщество
«Салон»
22 0 9 557
18 сентября 2018
Cообщество
«Салон»
4 0 9 509
Cообщество
«Салон»
1 0 10 005
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой