Авторский блог Василий Шахов 12:48 12 августа 2017

Рязанщина: от Коловрата до Есенина и Солженицына

Дистанц-лекторий МТОДУЗ (Троицк-в-Москве). Рязанщина: от Евпатия Коловрата до Есенина и Солженицына
6

                                       ВАСИЛИЙ    Ш   А   Х   О   В

                                            

 

                РЯЗАНЩИНА: ОТ КОЛОВРАТА ДО ЕСЕНИНА И СОЛЖЕНИЦЫНА-1

 

…………………………………………………………………………………………………. 

   …В последнее время всё чаще (в сенсационно-полемическом контексте) в СМИ возникает-маячит неожиданное сближение двух имён: лауреата Нобелевской премии и «скандального российского поэта». Автор «Красного колеса», «Архипелага Гулага»… Создатель «Руси советской», «Анны Снегиной», «Сорокоуста», «Руси уходящей», «Пугачева», «Песни о великом походе», «Персидских мотивов»… Рязань в жизни Есенина… Есенинская Рязанщина, Есенинское Поочье, Есенинское Константиново… Рязань в жизни  А.И. Солженицына… Перелистываю книги (с дружеским автографом коллеги-просветителя, энциклопедиста,  рязанского краеведа) Игоря Николаевича Гаврилова «Рязань в жизни и творчестве  А.И. Солженицына», «А.И. Солженицын в Рязани»…

   …Вспоминается «прохладная» встреча с самим А. И. Солженицыным

 у открывавшегося тогда памятника Сергею Александровичу Есенину в Москве…

  …И вот  – теперешние «баталии» в Константинове и Рязани…

 

                                                                 1.

                                                «ОТЧАЛИВШАЯ РУСЬ»:

                                               ЕСЕНИН    И  СОЛЖЕНИЦЫН.

 

 

Стала уже библиографической редкостью книга «АЛЕКСАНДР ИСАЕВИЧ СОЛЖЕНИЦЫН  в  РЯЗАНИ». Автор её – крупный регионовед-культуролог из Рязани – Игорь Николаевич Г а в р и л о в (1926 – 2003).

   Остановлюсь на некоторых этапах жизни и деятельности Игоря Николаевича, так как они помогут «высветить» некоторые важные коллизии и факты автора «Одного дня Ивана Денисовича». Кстати, напомню, что это произведение первоначально предполагалось издать под псевдонимом  А. Р Я З А Н С К И Й.


   И.Н. Гаврилов родился в рязанском  в семье журналиста. Окончил Рязанский государственный педагогический институт (1949). Защитил кандидатскую диссертацию в Москве (в институте философии Академии наук СССР). Кандидат философских наук.
С 1949 г. по 1981 г. – преподаватель Рязанского  педагогического института.
С 1981 г. – преподаватель Рязанского филиала института культуры. Профессор.
Игорь Николаевич стоял у истоков рязанского литературного краеведения. Вместе с В.И.Астаховым создавали мемориальный музей-заповедник в Константиново. Воспитал не одно поколение рязанских писателей. « Я растворился в своих учениках, » - не раз говорил Игорь Николаевич. Его учениками с гордостью называли себя В.Авдеев, А.Архипов, Б.Шишаев, В.Хомяков и многие другие. Автор более ста научных публикаций, имеющих большое значение для науки. Лектор Всесоюзного общества «Знание». Член Рязанского клуба краеведов при областной библиотеке имени М.Горького.
Состоял в переписке с Л.В.Маяковской, Л.Р.Шейниным, с есениноведами Ющиным, Вдовиным.
Театральный критик, краевед, редактор обл. книжного издательства, член Ученого совета музея-заповедника С. А. Есенина. Венцом литературоведческого творчества стал биобиблиографический словарь «Писатели и Рязанский край» и монографические работы «А.Солженицин в Рязани». И.Н.Гаврилову одному из первых принадлежит идея создания в Рязани литературного музея.

*********************************************************


С. Есенин

Земля моя златая!
Осенний светлый храм!
Гусей крикливых стая
Несётся к облакам.

То душ преображенных
Несчислимая рать,
С озёр поднявшись сонных,
Летит в небесный сад.

А впереди их лебедь.
В глазах, как роща, грусть.
Не ты ль так плачешь в небе,
Отчалившая Русь?

Лети, лети, не бейся,
Всему есть час и брег.
Ветра стекают в песню,
А песня канет в век.

**************************************************************

                                          Памятник  в Рязанском Кремле

 

 «…Была у меня библиотека первых изданий Есенина – много уникальных книг. Целую связку забрал с собой и таскал по окопам и землянкам, пока их все до единой не «зачитали» мои однополчане… …Я не жалею о тех книгах, что «зачитали» у меня лейтенанты и солдаты 92-й Ленинградской стрелковой дивизии, многих из которых давно уже нет в живых, - их  могилы с красными звездами и надписями «Вечная слава…» раскиданы вокруг Ленинграда…»

                                                           Константин   Е с е н и н. «Через волшебный фонарь».

 

            …Памятник Сергею Есенину в Рязанском кремле… Сюда приходят участники международных Есенинских Чтений. Сюда несут букеты сирени и черёмухи выпускники школ. Тут неизменно фотографируются молодожены. Здесь благоговейно  безмолвствуют краеведы. К бронзовому изваянию русского гения устремляются экскурсанты и туристы.

Любители и ревнители изящной словесности  приближаются к монументу как к великой общечеловеческой святыне. Есенинское слово, вдохновенные стихи о Есенине («Венок Есенину») звучат из уст поэтов, представляющих духовно-лирическую культуру разных параллелей и меридианов…

            Константин Сергеевич с какой-то грустью делится с нами сокровенным, незабываемым:

            - Надо сказать, что носить фамилию Есенин довольно хлопотно. Я в основном придерживаюсь двух принципов. Первый из них: нося фамилию Есенин, стихов не писать, а тем более не публиковать. Как бы ты ни писал, их будут сравнивать со стихами отца. Второй – горьковский: «Если можете не писать – не пишите». Вот о футболе я не писать не могу и пишу. А стихи… Так, раз в три года…

            Каждый приезд сына великого русского поэта на Рязанщину воспринимался всеми

как событие, исполненное особой  духовности, осердеченности, сокровенной родственности.

            Встречи  в тысячелетней Рязани, древнем Касимове, живописной Солотче, школьно-колыбельных Спас-Клепиках,  опалённом войной Михайлове, ямщицко-станционном Рыбном… Конечно же, - в незабвенном  Константинове, сиренево-рябиновом Кузьминском, на  грезящих о былом-былевом-болевом  берегах есенинской Оки синеокой…

            Вопросы – ответы… Разговор о далёком-близком, заветно-сокровенном…

                                                                                   

                                                         2.

                                  Р я з а н с к о - есенинские   г о р и з о н т ы

                              И г о р я     Н и к о л а е в и ч а  Г а в р и л о в а

                                            ( крылатое  эхо  воспоминаний)

    …Уникальнейшими сведениями, фактами, данными, свидетельствами  практически за полвека располагал Игорь Николаевич Гаврилов. Пожалуй, никто более профессионально, объективно, адекватно, чем Игорь Николаевич, не мог поведать о литературно-художественной, бытийно-культурной жизни Рязанщины второй  половины двадцатого века. «Рязань солженицынская»…

*********************************************************************

                Поздневечерний телефонный звонок  из Рязани: скорбная весть от Нины Алексеевны  Гавриловой  о  кончине Игоря Николаевича. Чёрные крылья беды  над Окой

синеокой, над Трубежем…

                Пернатое  эхо воспоминаний, каких-то молниеносных  озарений… Далёкое-близкое…  «Жизнь моя, иль ты приснилась мне…».

                Эпизодические встречи  с деканом филологического факультета Рязанского

пединститута  в конце 60-ых годов (теперь уже   м и н у в ш е г о   двадцатого века).

Педвуз Подмосковья  был   тогда   г о л о в н ы м   по изданию  научно-методической литературы, и мне (в то время я работал  в Пензенском пединституте имени В. Г. Белинского)  с берегов  Суры доводилось бывать  на окских берегах  по  редакционно-составительским надобностям.

                В начале  семидесятых  меня пригласили   в  Рязань  на заведование кафедрой

литературы. И вот уже три десятилетия - постоянное и дружеское  общение с Игорем Николаевичем,  близость   к   его  замечательной семье.

                В своей книге «От Бояна Вещего до Есенина» («Гэлион», Рязань-Липецк, 1995)

часть седьмую «Ты не грусти, рязанская берёза» я посвятил И.Н. Гаврилову и есениноведам  Рязащины. Процитирую экспозиционный  фрагмент главы:

                «…Врезалось в память: катер на Оке, мощные волны, стремительные чайки над обрывом, приближение к константиновскому берегу. Крупный. импозантный Гаврилов -

уроженец Рязани, знаток  истории и достопримечательностей рязанских. Игорь Николаевич - кладезь поистине энциклопедический; общение с ним в высшей степени поучительно, духоподъёмно; тем более, когда совершается паломничество в Константиново, к Есенину.

                Ранняя осень. Спокойное, умиротворённое и умиротворяющее солнце. Всё ещё сочные камыши. Золотисто-зелёные склоны. Ивы и вязы лишь грезят о листопаде. И

вдруг - сквозь крики чаек зазвучало  что-то задушевно-мелодичное, ритмично-грустное: то донеслось из далёкого поднебесья курлыканье журавлей. Клин журавлиный показался над  окской поймой… Конечно же, этот пернатый подарок судьбы, этот журавлиный клин над есенинской Окой - одно из самых хрупко-трепетных воспоминаний…

                                               … а журавлей относит  ветер  вдаль…

                Потом была встреча с домиком поэта, его амбарушкой, константиновскими улицами. Обстоятельный разговор с Владимиром Исаевичем Астаховым. Потом будет много встреч, связанных с родиной Есенина. Но всегда во встрепенувшейся памяти: Ока синеокая, константиновские склоны и - журавли!..».

                В 1979 году   областное отделение Всероссийского общества любителей книги опубликовало  часть первую биобиблиографического словаря И.Н.Гаврилова «Литературная Рязань».  Ныне  это - библиографическая  редкость. Мне было поручено редактировать это уникальное издание, сопроводить его  п р е д и с л о в и е м.  Позволю себе  процитировать  некоторые фрагменты  того   давнего  вступительного слова:

                  «Перед нами - работа доцента кафедры литературы  Рязанского государственного педагогического института Игоря Николаевича Гаврилова

«Л и т е р а т у р н а я  Р я з а н ь». Жанровое определение  её звучит несколько необычно –

 б и о б и б и о г р а ф и ч е с к и й      с л о в а р ь.

                Каковы особенности этого своеобразного жанра? Чем характеризуется предлагаемое читателю издание?

                Прежде всего, это исследование, в котором биографические и историко-литературные справки сопровождаются тщательно отобранной библиографией,

фиксирующей источники преимущественно краеведческого содержания. Детальное сравнение с аналогичными публикациями предшественников позволяют выявить новаторский характер предпринятого изыскания:  автором настоящего биобиблиографического словаря вводятся в научный оборот, предлагается широкому кругу краеведов, ревнителей отечественной культуры много новых фактов, важных уточнений».

                Четверть века назад…   Эта небольшая брошюра  И.Н. Гаврилова   содержала  в  себе  «завязи»  новых книг, проблемных монографий, историко-публицистических альманахов. Сверяю  тогдашнее  впечатление  от  новаторского  исследования  старшего коллеги  с  теперешними  реалиями, вновь убеждаюсь  в принципиальной  значимости

гавриловской  «Литературной Рязани»:

                «В кратких статьях - десятки и сотни славных имён, знаменательных дат, достойных благодарной памяти потомков наименований. За лаконичными строками - годы напряжённой творческой работы, неуемного архивного, источниковедческого, библиографического поиска.

                Тысячелетней славой овеяны страницы истории Рязанского края. Немало событий, случившихся на берегах Оки, под древней Рязанью, стали достоянием отечественной истории, русской культуры.

                Окские просторы всколыхнули богатырскую силу Ильи Муромца. До наших дней сохранило своё нежное и доброе имя село Ласково, родина премудрой Февронии, чудесной героини сказания. Авдотья-рязанка - чарующий образ народного эпоса. На волшебных крыльях былин и исторических песен летит через века, от поколения к поколению слава мужественного воеводы Евпатия Коловрата, ратоборцев с легендарной Вожи…».

                Архивный, библиографический поиск  специфичен. Лишь те, кто отдал десятилетия  жизни  поиску  неведомого, малоизвестного, могут в полной мере оценить творческий  подвиг  таких  первопроходцев-просветителей, каким был  доцент, впоследствии  профессор  И.Н. Гаврилов:

                «Настоящая, первая часть биобиблиографического словаря фиксирует факты литературной истории Рязанского края ХУ111, Х1Х, начала ХХ столетий. В неё включены сведения не только о писателях-рязанцах; здесь и имена литераторов, связанных с нашим краем творческой и общественной деятельностью.

                Биографические сведения раскрывают, прежде всего, характер связей того или иного писателя с Рязанским краем. Более широкая характеристика жизненного и творческого пути писателя даётся лишь тогда, когда получение сведений о нём из других источников для современного  читателя затруднительно…».

                Как настоящий мастер  своего дела, доскональнейший  знаток  проблемы,

профессионал высочайшего класса, краевед, краезнатец, источниковед  от всевышнего,

Игорь Николаевич  весьма ревниво воспринимал  в т о р ж е н и е   в   столь  лелеемую  им, столь   первопроходчески   освоенную   им  краеведческую  сферу. Он  -   из  тех, кому  народная мудрость вещала:  «в  рот палец  не клади»…  Но он неизменно приветствовал

подлинно  новое, нелукавое, добротное, весомое, значимое.

                Сам уроженец Рязанщины (родился  в 1939-ом  в Добровском районе Рязанской области), сам архивист-краевед, перелопативший пласты  местных и столичных архивов, хранилищ раритетов  и  рукописей, ваш покорный слуга  вступал  порой  в полемику  с непререкаемым «аксакалом»  рязановедения. Игорь Николаевич  с интересом  воспринял, например, сведения  об  Александре Ивановиче Левитове…

                                                             3.

              Александр Солженицын и «писательская

                      аномалия» на берегах Десны и Пахры

 

«…вы ещё как пожалеете, что с вами нет этого терпеливого критика, чей мягкий увещевательный

 голос слышали все…»

   А.И. С о л ж е н и ц ы н. «Поминальное

слово о Твардовском».

 

«…объяснение тут одно: Солженицын – великое дитя ужасного века и в себя вобрал все подъемы и падения, муки и тяготы».

                                                 В. Л а к ш и н.

 

   Мемуаристы сообщают о пребывании Александра Исаевича Солженицына

(  1918 - 2008) в Троицке, Красной Пахре. Некоторое время Александр Исаевич жил здесь, на даче Александра Трифоновича Твардовского.

   «Твардовский и «Новый мир», «Солженицын в «Новом мире»,  «Твардовский и Солженицын» - темы, которые полемически осмысливались многими авторами.

   «Но кто из нас годится в судьи – Решать, кто прав, кто виноват? О людях речь идёт, а люди Богов не сами ли творят?» - духовно-нравственный идеал Твардовского был преемственно близок Солженицыну.

    Сам А.И. Солженицын в повести «Бодался теленок с дубом» (1975) вспоминает о своём визите  к редактору «Нового мира»: «Он (Твардовский – В.Ш.) смотрел на меня с доброжелательством, уже почти переходящим в любовь. Он неторопливо перебирал те разные примеры из рассказа, мелкие и крупные, что приходили ему на ум, - перебирал с удовольствием, гордостью и радостью даже не открывателя, а творца…».

   Твардовского и Солженицына сближает неуклонная дума о том, «как нам обустроить Россию». - «Мы стали полностью в ответе  За все на свете – До конца. И не сробели на дороге, Минуя трудный поворот. Что ж, сами люди, а не боги Смотреть обязаны вперед…». Солженицын «болеет Россией» в своих философско-бытийных жанрах-импровизациях («Один день Ивана Денисовича», «Матренин двор», «Раковый корпус», «Архипелаг ГУЛАГ», «В круге первом», «Красное колесо»). Солженицын тяготеет к лироэпосу «о времени и о себе» («Крохотки», «Свет, который в тебе» («Свеча на ветру»),  «Не стоит село без праведника»).

   Валентин Распутин:  Солженицын – «и в литературе, и в общественной жизни… одна из самых могучих фигур за всю историю России», «нравственник, справедливец, талант».

     Уроки Солженицына… - «Если ты не умеешь использовать минуту, то зря проведёшь и час, и день, и всю жизнь».

   «Совсем не уровень благополучия делает счастье людей, а отношения сердец и наша точка зрения на нашу жизнь. И  то и другое – всегда в нашей власти, а значит человек всегда счастлив, если он хочет этого, и никто не может ему помешать».

                                                  (продолжение следует)




Комментарии Написать свой комментарий
12 августа 2017 в 20:07

Василий, сердечное спасибо Вам за статью. Читаю все Ваши публикации.
В 1958 г. на сибирском полустанке купил томик Есенина. До сих пор вожу его с собой по всему миру, куда судьба меня забрасывала. Потом было полное собрание сочинений. Ездили в гости к Есенину в Констаниново в 1986 всей семьей. 
Любовь к Есенину у нас семейная.
Мой дед Иван Михайлович знал наизусть многие стихи Есенина и читал их на память односельчанам - оренбургским казакам. В этом году внучка мне подарила свежий томик стихов Есенина - красивый как игрушка. Читаю и целую томик. Так я люблю нашего русского гения, летящего, как плачущий лебедь, над Россией, над планетой!

12 августа 2017 в 20:13

Солженицын? Он, как и Алкаш Ельцин только под конец жизни начал понимать, что "метил в Советскую власть, а попал в Россию. Наверное по этой причине отказался принимать от Алкаша высший орден России. А вот Есенин? Это истинный Певец России.

13 августа 2017 в 07:13

Yuriy
Gorbunov



Василий, сердечное спасибо Вам за статью. Читаю все Ваши публикации.
В 1958 г. на сибирском полустанке купил томик Есенина. До сих пор вожу его с собой по всему миру, куда судьба меня забрасывала...

...по всему миру, куда судьба меня забросила... Есенин всегда и сегодня...

13 августа 2017 в 07:15

Потом было полное собрание сочинений. Ездили в гости к Есенину в Констаниново в 1986 всей семьей.
Любовь к Есенину у нас семейная...

...Страницы СЕМЕЙНЫХ ЕСЕНИНИАН...

13 августа 2017 в 07:18

Мой дед Иван Михайлович знал наизусть многие стихи Есенина и читал их на память односельчанам - оренбургским казакам. В этом году внучка мне подарила свежий томик стихов Есенина - красивый как игрушка. Читаю и целую томик. Так я люблю нашего русского гения, летящего, как плачущий лебедь, над Россией, над планетой!..


...Ваш комментарий - как хорошее стихотворение в прозе...

13 августа 2017 в 07:21

Владимир
Молчанов

12 августа 2017 в 20:13 Оценить комментарий:

Солженицын? Он, как и Алкаш Ельцин только под конец жизни начал понимать, что "метил в Советскую власть, а попал в Россию. Наверное по этой причине отказался принимать от Алкаша высший орден России...

...Справедливые слова... ...ОТКАЗАЛСЯ ПРИНИМАТЬ...