Авторский блог Александр Елисеев 05:31 5 марта 2014

Революция справа

Венгерская национальная революция показывает, что борьбу за социальную справедливость и экономическую независимость может вести и правая партия. И борьба эта направлена как против мировой финансовой плутократии, так и против «Единой Европы» с её наднациональными бюрократическими институтами.
3

Свержение режима Виктора Януковича многими было истолковано как некая народная революция. При этом указывалось на массовый характер майданного протеста, а иногда и на активное участие в нём национал-радикалов («Правый сектор»). Между тем, реальная власть перешла от одних кланов к другим, олигархов (Сергей Тарута и Игорь Коломойский) поставили на кормление в восточных регионах Украины - Донецкой и Днепропетровской областях, а «массовку» (в том числе, и радикалов) оттёрли на политическую обочину. В дальнейшем не исключены и новые вспышки протеста, однако, сейчас ситуация выглядит именно таким образом. И, в связи с этим, было бы совсем не лишним обратиться к опыту одной мирной восточноевропейской революции, осуществленной, кстати сказать, правыми националистами, не чуждыми социальных идей. Речь идёт, о приходе к власти в Венгрии партии «Гражданский союз» (ФИДЕС) и проведению её правительством кардинальных преобразований. Высшей точкой стала национализация Центрального банка, вызвавшая шок у ФинИнтерна и плутократов всех мастей.

Думается, венгерская социально-экономическая политика вызовет зависть у многих россиян, живущих в условиях постоянного роста цен (а сейчас еще и приготовившихся к его новому витку в результате обвала рубля). В феврале этого года премьер-министр Виктор Орбан назвал важнейшей задачей правительства дальнейшее снижение цен на бытовые и коммунальные услуги. Он пообещал - под его руководством оно  будет бороться за то, чтобы сделать энергоснабжение страны самым дешёвым в Европе. И здесь власти Венгрии готовы противостоять Брюсселю и ЕС. Вплоть до выхода из состава ЕС – так прямо и пообещал премьер-министр, чётко и бескомпромиссно обозначивший силы, угнетающие венгров: «...Брюссельские транснациональные корпорации, банки и чиновники». Он обратил внимание на снижение цен и пообещал, что, несмотря на давление внешних сил, политика удешевления продолжится. В этом году цены на газ снизятся на 6,5 %, на электроэнергию – на 5,7 %, цена теплоснабжения упадет на 3,3 %.

Премьер-министр обрисовал социально-экономические успехи новой Венгрии, отстаивающей свою независимость от транснациональной олигархии всех мастей. Огромным достижением является снижение инфляции и безработицы, а также рост количества работодателей на 25 %. Ожидается, что дешёвое электроснабжение привлечёт в страну новые инвестиции.

Снижение цен… Это уже что-то из сталинского послевоенного репертуара. Кстати, в настоящий момент политики снижения цен по ту сторону океана придерживается «левое» руководство Венесуэлы во главе с Николасом Мадуро, преемником легендарного команданте Уго Чавеса. Многие ожидали от него либерального перерождения (в горбачевском духе), однако, он весьма решительно и твёрдо принялся защищать социальные завоевания Боливарианской революции. В феврале 2014 года Мадуро предъявил коммерсантам самый настоящий ультиматум, потребовав подчиниться закону, требующему  установить справедливые цены. В противном случае он пообещал запустить механизм экспроприации. До этого, еще в ноябре прошлого года, по его приказу, были арестованы около сотни бизнесменов, взвинчивающих цены.

Торгаши этого ему не простили, и в стране был запущен маховик массовых антиправительственных выступлений. Здесь постаралась либеральная оппозиция – конечно же, при поддержке вездесущих США, не упустивших удобный момент для вмешательства. Министра иностранных дел Венесуэлы Элиаса Хауа сообщил о том, что сотрудники американского консульства «в последние два месяца посещали частные университеты Венесуэлы под предлогом предоставления виз. Однако это было прикрытие для заключения со студенческими лидерами контрактов. Американские дипломаты предлагали им тренинги и финансирование в целях создания молодежных групп для разжигания насилия в Венесуэле». Три сотрудника консульства объявлены персонами нон-грата.

Уличные выступления переросли в столкновения с полицией, пролилась кровь.  «Оппозиция» потребовала отставки Мадуро, но он заявил о том, что и не собирается капитулировать. На митинге своих сторонников в Каракасе президент сказал: «Я не намерен уступать ни миллиметра власти, которую дал мне народ Венесуэлы. Ничто не собьет меня с пути революционного строительства, который оставил нам в наследство команданте Уго Чавес. Мы не потерпим угроз от кого бы то ни было». 

Но вернёмся в Венгрию. Там, конечно, такого накала страстей не наблюдалось, хотя были и достаточно острые моменты. Вообще, наблюдатели (политологи, журналисты и т. д.) до сих пор удивляются, как же международная финансовая олигархия допустила до власти команду, задумавшую национализировать ЦБ. Тут, само собой, сработала конспирация – лидеры ФИДЕС, идя на выборы 2011 года, предусмотрительно молчали о своих «зловещих» планах, чем и обманули «смотрящих» по Венгрии и Восточной Европе.

Избиратели с готовностью поддержали правую ФИДЕС – настолько их достала антисоциальная и неолиберальная политика правящей «левой» Социалистической партии (для эсдеков такое ренегатство – дело обычное). Это признаёт и такой левый автор, как Матьяш Беник, вовсю критикующей нынешнее «реакционное» правительство: «К примеру, в 1995-98, «меры экономии», известные как «пакт Бокроса», снизили дефицит с 10% до 4.2 % ВВП и государственный долг с 21-го миллиарда долларов до $8.7 миллиардов. Такая политика радовала международные рынки – но не народ Венгрии. Похожая ситуация вновь сложилась в 2008 году, когда правительство ВСП показало себя надежным партнером международного капитала в реализации радикальных сокращений социальных расходов, включавших понижение заработной платы в общественном секторе, увеличение пенсионного возраста с 62 до 65 лет, уменьшение количества социальных льгот и повышение налога на добавленную стоимость с 20 до 25%. Объем сокращений в бюджете на 2009-10 составил 5% от ВВП». («Венгрия: кризис и «реформы»)

Ну, а потом их поставили перед фактом, объявив о разработке новой конституции, на основе которой, собственно, и был принят закон о ЦБ. При этом, они организовали нечто вроде законотворческого «блицкрига».Только в сентябре-декабре (53 рабочих дня) в парламенте были рассмотрены 100 законопроектов. Всего же в 2011 году парламентарии приняли 210 законов.

Закон о национальном банке MNB был принят в последний рабочий день уходящего года, несмотря на ожесточённое сопротивление Еврокомиссии, пытавшейся торпедировать его принятие с середины декабря. Банк был отдан под полный контроль венгерского национального правительства, что, по утверждению брюссельских бюрократов, явилось нарушением основного договора с ЕС. Протест заявило и руководство самого банка. Всё это было несколько «припудрено» почти издевательским утверждением о том, что при разработке закона были учтены пожелания Брюсселя.

Накануне Нового года на Венгрию попытались надавить США, используя при этом излюбленную тему о «нарушении демократии». Так,  в двадцатых числах декабря госсекретарь Хилари Клинтон отправила В. Орбану письмо, в котором перечислила претензии. Одной из них стало предоставление, по новым законам, особых полномочий Верховному судье. Через несколько дней претензии выразил, уже совершенно открыто, бывший посол США в Венгрии Марк Палмер (позже он станет вице-директором известной организации и Freedom House) в интервью, опубликованном на портале венгерского издания Népszabadság опубликовало на своем портале интервью с бывшим послом США в Венгрии в 1986-1990 гг. Экс-послу был задан вопрос: «Каков риск международной изоляции Венгрии?» Ответ был следующим: «Реальная угроза. Очевидно, что Европейский Союз, Европейская Комиссия не видят ничего хорошего в происходящем, Международный валютный фонд также не считает правильным то, что происходит. Правительство США очень обеспокоено. Обеспокоены лучшие друзья Венгрии, включая меня. Изоляция Венгрии уже не абстрактная угроза, а реальность. Если Венгрия опять хочет зависеть от России, тогда, конечно, она идет правильной дорогой. Но я полагаю, что для самих венгров Европа - естественный выбор, и, тем не менее, в настоящее время не исключено, что их удалят из Европейского Союза. Если не считаются больше демократией, их больше не будут терпеть. И тогда мы должны задать вопрос, к чему они хотят принадлежать?». («США угрожают Венгрии изгнанием из Евросоюза: Венгрия за неделю»)  http://www.regnum.ru/news/polit/1485754.html#ixzz2uwOh7Y00)

Новая конституция вступила в силу с 1 января 2012 года. Она вся была проникнута духом традиционализма. Так, безусловной обязанностью государства объявлялась защита человеческой жизни с момента зачатия. Венгрия, по конституции, перестала именоваться республикой, что, впрочем, не отменяло самого республиканского устройства. А вот в качестве символов государства были определены золотая корона и булава первого короля Венгрии Святого Иштвана. (Ходят слухи о готовности руководства ФИДЕС к установлению в Европе некоей монархии – возможно, во главе с Габсбургами. Само оно об этом нигде не говорится, но В. Орбан разрабатывал геополитические планы объединения Центральной Европы – в «противовес» Западу и Востоку. При этом, он обращался к наследию династии Ягеллонов.) Особая забота была проявлена о венграх за рубежом – им предоставили возможность принимать участие в голосовании. Национальной валютой однозначно провозглашался форинт, для перехода на евро требовалось конституционное большинство в парламенте. Конституция закрепляла основы экономической независимости, по ней долг Венгрии не мог превышать 50 %.

Теперь уже шутки кончились. За словами критики и увещевания почти немедленно последовали дела. Уже за первую декаду января внешние манипуляторы сколотили коалицию из самых разных оппозиционеров – левых и либералов, парламентариев и сетевиков (не поддались только национал-радикалы из «Йоббика»).  В Будапеште был проведен 10-тысячный митинг протеста, широко освещенный в мировых СМИ.

В персональном плане острие атаки было направлено на 69-летнего президента Пала Шмитта, друга и соратника премьера В. Орбана, олимпийского чемпиона по фехтованию. Оппозиционные журналисты обвинили его в плагиате. Они заявили, что при написании своей докторской диссертации, он переписал всё из трудов одного болгарского учёного. Надуманность этих обвинений просто бросалась глаза. «Вы только представьте себе, какой колоссальный труд сделали журналисты, - иронизирует по этому поводу Николай Стариков. - Внимательно изучив 215 страниц диссертации. Написанной в 1992 году! Через десять лет после ее написания эти «донкихоты» пера просто так перечитали диссертацию президента, самостоятельно догадались сравнить ее именно (!) с работой болгарского ученого. И обнаружили плагиат. Вот молодцы, однако».

Однако промывка мозгов посредством СМИ своё дело сделано, президент был дискредитирован и подал в отставку. Давление на Орбана был столь сильным, что он решил уступить, сделав вид, что капитулировал. Национализацию банка отменили, и международные элиты успокоились. А зря, Орбан готовил контрнаступление. Очевидной ошибкой было то, что его так и не «отжали» от власти, поверив в капитуляции. Трудно сказать, что двигало Брюссельским и Вашингтонским обкомами. Возможно то, что лидер ФИДЕС начинал свою политическую карьеру как вполне «благопристойный» человек. Так, в 1989 году он получил стипендию Фонда Сороса и целый год стажировался Пембрук-колледже Оксфорда. Сам ФИДЕС возник примерно в это же время как объединение нескольких десятков студентов-антикоммунистов, создавших Альянс молодых демократов. Уже в 1990 году он собрал 9 % голосов, вскоре партию приняли в Либеральный Интернационал, что лучше всего характеризует тогдашние взгляды её лидеров. Однако  в партии было консервативное крыло, которое и возглавлял В. Орбан. В 1993 году, в ожесточённой внутрипартийной борьбе, он победил предводителя либералов Габора Фодора. Партия сдвинулась вправо и, в конце концов, встала в социально-консервативную оппозицию международной финансовой олигархии. И Орбан не желал прекращать свою войну после одного проигранного сражения.

Весной 2013 года парламент, при поддержке Конституционного суда, всё-таки перевёл центральный банк под контроль государства. Во главе ЦБ встал министр экономики Дьёрдь Матольчи, который разработал особую экономическую программу. Важнейшими её пунктами были – ограничение деятельности иностранного капитала, снижение процентных ставок по кредитам венгерских банков, обуздание финансовой спекуляции.

Заодно крепко врезали и по МВФ. Правительство сообщило, что досрочно закрыло все обязательство перед ним. При этом, погашение долгов позволило сэкономить солидную сумму в  3,5 млрд. форинтов (12 млн. долл.) Фонду разъяснили, что в его услугах больше не нуждаются, и ему пора собирать свои вещички. Это и было создано, офис МВФ закрыли - к вящей досаде всех плутократов мира.

Венгерская национальная революция показывает, что борьбу за социальную справедливость и экономическую независимость может вести и правая партия. И борьба эта направлена как против мировой финансовой плутократии, так и против «Единой Европы» с её наднациональными бюрократическими институтами.

На фото: Виктор Орбан

 


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой