РЕКТОР И МУЗЫКАНТ Без коммерции и без дирижёра
Авторский блог Евпраксия Макошева 16:23 27 апреля 2019

РЕКТОР И МУЗЫКАНТ Без коммерции и без дирижёра

Проект "Ректор приглашает" существует давно. Проходят мероприятия в зале МГУ, рассчитанном на 2000 мест, с прекрасной акустикой, одной из лучших в стране.

 В МГУ состоялся концерт, приуроченный к 80- летию ректора. Светлановский оркестр и Б.Березовский играли бесплатно.

Прозвучали три фортепианных концерта,-П.И. Чайковского, С.С.Прокофьева и Д.Д. Шостаковича.

 

Ректор и Музыкант
Березовский и Садовничий
Без коммерции и без дирижёра. 

  Виктор Антонович Садовничий много лет назад создал проект "Ректор приглашает".
В нём принимали участие только выдающиеся исполнители, первые во всех смыслах. На прославленной сцене выступали и Георгий Свиридов, и Евгений Светланов, и Валерий Гергиев, и Юрий Башмет. В честь 80-летия ректора, учёного с мировым именем, для аудитории играл один из лучших пианистов  последних двадцати лет, достижения которого в виртуозности по сей день остаются непревзойдёнными, Борис Березовский.  Играл с оркестром, но без дирижёра. 
  Как и все до него в этом проекте, Борис играл бесплатно. Именно так изначально ректорский проект и был задуман. И атмосфера в зале была творческой, очень необычной для нашего времени, времени коммерции. Утраченные человеческие ценности немедленно возвращаются к людям в таких условиях. Когда на подобные шаги способен музыкант уровня Березовского, это окрыляет и слушателей. Возможно, многие из молодых учёных не уедут работать в другие страны, а тоже попытаются изменить ситуацию к лучшему и применить свои таланты здесь, в России. 
  Наверное, о музыке и впечатлениях от концертов невозможно написать захватывающе интересно. Да и сама профессия музыкальных критиков становится отживающей, не вполне настоящей. Ведь желание писать и говорить возникает, когда что-то вдохновляет к этому и не даёт возможности промолчать, когда радостью хочется делиться.
  В современной суматошной жизни больших городов острых и возвышенных чувств бывает мало. Мы быстро забываем стандартные концерты с громкими именами и тексты с истёртыми эпитетами о том или ином музыкальном событии, куда редакции посылают своих критиков, заинтересованные организации любезно предоставляют им места, а затем на страницах возникает публикация, как отчёт.  В этих скучных процедурах нет дыхания жизни, зато есть накатанный профессионализм. Но, если ты впечатлён по-настоящему, верные слова приходят и просятся, укладываясь на бумагу сами. 
Замечательно, если деньги и коммерция не имеют никакого отношения ни к одной из сторон, - ни к организаторам концерта, ни к участникам, ни к блистательным исполнителям. Всё наполняется настоящим смыслом. Других интересов, кроме искренного выражения впечатлений здесь нет. Иной современный читатель может посчитать такой подход идеалистичной глупостью, но глупцов в зале было много. И все они - цвет нации.


Почему без дирижёра


Из моего интервью с Борисом Березовским:
- Бывают выдающиеся дирижёры , но это так редко... В основном, они мешают, у людей пропадает охота наслаждаться музыкой. А самое главное для исполнителя - это процесс музицирования. Ведь оркестранты - музыканты высококлассные и высокообразованные. Дирижёры же делают такие, порой, нелепые замечания, что раздражают бесконечными остановками и унизительной формой их выражения...
  Я хотел бы создать оркестр, в котором не будет дирижёра, а будет художественный руководитель, который помогает в составлении репертуарного плана. Но в репетиционном процессе и на сцене дирижёра не будет. А если будет, то только по решению оркестра, если им с ним приятно. То есть, условно говоря,  всё "по любви". 
   Хорошие дирижёры - это хорошее дело. Но это не стоит ни тех денег, ни той славы, которую они пытаются получить... Они же не играют, не занимаются усердно. Есть гениальное выражение: "Палочка не киксует", никто не заметит, если дирижёр ошибся, он выходит, по сути, позировать. Перед камерой, как когда-то сполна удовлетворивший своё эго Караян, которого сегодня никто не покупает.  Или перед слушателем. Оркестранту ведь некогда даже смотреть на руку дирижёра, он может просто потеряться в партитуре.
  Артист оркестра должен заниматься до шести часов в день, чтобы быть в форме. Дирижёр в это время, возможно, книжки читает, чтобы больше знать...Возможно и нет. Поэтому, когда он приходит и, условно, говорит нам: "Вот Я всё понимаю, а вы, ребята, собрались тут все идиоты и Я вам сейчас расскажу, как это делается..", я полагаю, он не прав, потому что это просто свинство. 
  И, конечно, полный бред, когда дирижёр получает в тысячи раз больше, чем оркестрант.  Именно в тысячи. На самом деле, от дирижёра требуется всего лишь  хорошо выполнять обычную работу. В реальности,  любой из них сегодня присваивает себе все лавры, аплодисменты, цветы, хотя нет в их работе никакого героизма, ауры чуда и так далее. Конечно, некоторые из них вполне хорошие интерпретаторы.  Прекрасно, но почему они должны становиться легендой? Если говорить об иерархии, величины композиторов и исполнителей несопоставимы. 
   А Музыка ещё выше, намного выше. По уровню, по ценностному статусу. По божественному статусу. Будет ещё один дирижёр, ещё один пианист, тенор, сопрано, ещё один выдающийся музыкант- интерпретатор, их будет ещё сколько угодно. Но уже не будет Чайковского, Шостаковича, Скрябина, Рахманинова...Только их МУЗЫКА. Вот в ней ценность.
  Я лишь добавлю к сказанному Борисом, что ещё сто лет назад управлять оркестром выходили почти исключительно только сами композиторы или, позже, те дирижёры, которые работали при непосредственном участии автора, как например было, когда дирижировал Мравинский или Рождественский, а Шостакович сидел в зале с партитурой в руках и делал пометки, не прерывая. Замечания, если необходимо, делал после репетиции.
  Сегодня мы всё чаще становимся свидетелями того, как выдающиеся солисты во всём мире, и Березовский в том числе, пытаются исправить образовавшийся после ухода великих  композиторов "дирижёрский" перекос. Выдающийся пианист в этом концерте решил дать слово тем, кто знает и умеет больше и отобрал его у тех, кто выдаёт себя за-, но получает всё.     
  И  Музыка концерта получилась другой по этой причине тоже. Она волновала по-новому. Так, возможно, как хотели композиторы, как нашептали им свыше, как передали её залу искусные артисты оркестра, музыканты, которых уважают и которым солист дал возможность вспомнить о дружбе и о настоящем сотворчестве. 

Зал и Прокофьев, как машина времени


  Когда звучала музыка концерта Прокофьева, зал МГУ стал местом, где сработала машина времени. Да и не только она. Там многое сошлось. 
Во-первых, нужно очень хорошо понимать, что такое ректорский зал МГУ. Величественный двухтысячник сталинского стиля, где бережно сохранено всё, что является лучшим в живой архитектуре России. Зал, в котором одна из лучших в стране акустик и который очень часто оказывается мощнее проходящих в нём событий.  
Оказывается, Зал может довлеть над ними. Поэтому, поводы для мероприятий, проходящих в этом зале,  просто вынужденно обязаны быть значительными. Хотя бы для того, чтобы мысли участвующих не уносились к истории и людям, создавшим ту реальность, в условиях которой возникло это монументальное пространство. 
  И во-вторых, музыка Прокофьева была написана ещё в 1914 году. Сергей Сергеевич, мыслями устремлённый в прекрасное будущее, играл свой невероятно оптимистичный концерт, выпускаясь из консерватории. Через два месяца началась Первая Мировая и на годы Россия умылась кровью русских солдат. Судьба композитора тоже сделала резкий крен.
 А тем вечером эта музыка прозвучала так, как и музыка свиридовского "Времени, вперёд" под картинку одноименного советского фильма с Юрским в главной роли. Она звучала так, будто под неё совершаются открытия, строится новая страна, вот это здание МГУ строится, а мы при этом присутствуем. Будто в одной точке пересеклось всё,- и музыка концерта, и повод к нему, и тот самый Зал, и публика,- лучшие из лучших, от рождения и до смерти, безусловные творцы нашей реальности, каждый из которых уже оставил в науке свой след или ещё обязательно оставит его, -- и, конечно, исполнители.
  В зале были слушатели со звёздами героев на груди, профессора, академики, ректор. Многие из них застали те славные времена. Может быть, именно они своими мыслями и завели  машину времени для студентов, будущих учёных. И это объединение человеческих душ волнами божественных звуков, этот подъём, в котором участвовали слушатели, стал самым бесценным и незабываемым подарком. Это был подарок всех всем,- и оркестра, и Садовничего, и Березовского, и именитых слушателей.


Борис Березовский и Светлановский оркестр


  Пианист Березовский  открыл новую эру в русском и мировом исполнительстве в момент, когда всю русскую культуру переломили и сделали попытку выбросить на помойку истории в 1991м. При этом, начало его собственной зрелой русской эры пришлось на западный период его жизни. Он уехал после победы в самом значимом в мире на тот момент конкурсе им. П. И. Чайковского за границу, где с ним сразу же был подписан ряд контрактов. А на Родине, в Москве, ему не дали возможности перенести и сдать совпавшие с конкурсными выступлениями выпускные экзамены и получить консерваторский диплом. 
  Девятнадцатилетним юношей он принял решение гастролировать и успел за двадцать лет пожить и в Англии, и в Бельгии, и во Франции.  Успел влюбить западный мир в музыку Рахманинова, Метнера, Чайковского, Мусоргского. Но совсем иначе, чем этот мир любил её прежде, до Березовского. Пианист будто взял  невероятную высоту и перевёл само понятие виртуозности на качественно новый уровень. Без потерь в музыке, а ровно наоборот. Сделал это так, как никто до него и неизвестно, сколько времени ещё никто  не сможет повторить его пианистические "трюки" на грани возможного, иначе не назовешь. Ланг-Лан не в счёт, потому что над феноменальной техникой Бориса всегда есть русская душа и абсолютная тайна. С ним никогда не знаешь, как и что он будет играть. Он, возможно, тоже не знает. Он прекрасный инструмент, на котором играет сама Музыка.
  Березовский вернулся в Россию, когда понял, что не может жить так далеко, когда вокруг нет вечного русского бурления, широты, нет родного языка, а театр любимейшего им А.Н.Островского (Малый Академический) находится в его родной Москве.  Да много почему вернулся...,-  раздаривать себя, как вот на этом ректорском концерте или в других своих проектах,- "Музыка земли",  "артгородок.рф", фестиваль любимого им Метнера, Елабужский фестиваль... Потому что феноменален и великодушен. Его феноменальность не только в его виртуозности. Слушатели в МГУ смогли убедиться в этом, когда он играл вторую часть фортепианного концерта Шостаковича, медленную. 
  Красота и божественность звука медленных частей творений гениальных композиторов - это высший звуковой пилотаж. А когда она сочетается с такой техникой, - даёт возможность прикоснуться ко всем, невероятно трудным, произведениям. А Березовский всегда искал только самое прекрасное и только трудно выполнимое, на грани фола. Он всегда новатор. Не потому, что хочет быть первым, а потому, что очень зажигателен и азартен. 
  В концерте прозвучала и прекраснейшая музыка второго концерта Чайковского. Что касается Чайковского, то он всегда НАД. Никакой зал не может соперничать с его музыкой, он даёт возможность каждому открыть путь в свой собственный рай. Мы услышали, как покоряются таланту, музыкальности и физической выносливости выдающегося исполнителя пассажи в невероятных темпах. Борис чувствует музыку этого концерта, как сказочную, даже балетную. Скорее, настоящий балет с немыслимыми пируэтами, -это его руки и пальцы.


Повод


В тяжёлое послевоенное время, когда в жизни страны произошёл великий перелом, когда бурлили и вызревали в умах великих конструкторов Глушко, Курчатова, Королёва новые научные идеи, в деревеньке под Харьковом подрастал талантливый мальчик. Ему суждено будет рискнуть, чтобы уехать работать в Горловку, рисковать ежедневно жизнью, чтобы задержаться в ней и получить документы, а потом уехать, чтобы стать крупным учёным, сделавшим ряд важнейших для космической отрасли страны открытий и возглавить главный Университет. Тому пытливому мальчишке предстояло стать ректором МГУ и оставить значительный след в судьбе Родины. Открытия, сделанные Виктором Антоновичем и по сей день являются высшей планкой в области  подготовительных полётов на аэрокосмических летательных аппаратах. В Космос без них не улетишь...
   Поэтому, повод для концерта более, чем значительный. Ректору МГУ,  сорок четвёртому хранителю главного университета и научной мысли России, 3 апреля исполнилось 80. Если вы спросите меня о банальном, я отвечу,- выглядит он прекрасно, свеж и бодр. Многим не удаётся так выглядеть и в пятьдесят. Возможно, это гены, его родная семья очень добрых и отзывчивых людей и земля, где вырос, такая плодовитая и прекрасная. Возможно,- тот стержень в нём, который судьба обточила обстоятельствами и учителями, а он смог быстро делать выводы и моментально принимать правильные решения. А может быть, это судьбоносные сгустки в цепочке случайностей из встреч, удач, событий и творческих лабораторий, где открылись его таланты и наложились на трудоспособность, а он смог оставить миру свои бесценные открытия. Выбирайте сами.
 Только нужно помнить, что в 1992м коллеги голосовали за него, как наиболее достойного. А он не подкачал. МГУ по-прежнему всегда в мировых рейтингах лучших на первых позициях. Прогресс очевиден, результатов огромное количество.

 


Новые проекты


 За время ректорства построено много новых корпусов, открыто много новых факультетов. И я думаю, встреча двух этих людей сегодня не случайна. Возможно новое сотрудничество, объединение в проекте  артгородок.рф, с помощью которого талантливые архитекторы при поддержке известных всей стране артистов и учёных, будут проектировать удобные для жизни всех людей артгородки с национальными чертами в облике зданий. Во всех уголках страны. Мы ведь все устали от однотипных домов в огромной и богатой пространствами России, которые не радуют глаз. И мы можем начать новое движение, охватывающее всю страну. Надеемся, что власть повернётся к нам лицом и проект станет государственным. Если мы можем построить олимпийский Сочи и остров Русский, возрождать Транссибирскую магистраль и строить Арктический пояс, почему мы не сможем строить везде артгородов с современным национальным колоритом и культурным наполнением.
  В конце вечера Березовский подарил Виктору Антоновичу этюд Скрябина. А Садовничий, благодаря за концерт, вспомнил о встрече со Свиридовым, состоявшейся в ректорском зале незадолго до ухода великого композитора. Здесь он выступил в последний раз и увидел свою прекрасную Москву с высоты 32 этажа, с балкона знаменитой ротонды. И её архитектуру...
  Новые здания и дома будут строиться всегда. В любом случае. Пусть они не будут прямоугольными, серыми и скучными панельками, а нашим детям посчастливится жить в красивых культурных городах, где архитектура очень разная, но элементы её сохраняют наши национальные традиции. 
Также, как хранила традиции музыка очень современного и великого Свиридова, глядевшего с высоты на Москву.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой