Авторский блог Анастасия Белокурова 20:29 4 декабря 2015

Пули над фронтиром

Вильнёв снимает жёсткий реализм, прозу жизни, которая полна жестокости и насилия. «Улица печальной ночи», как называл Мексику Кормак МакКарти – это еще не самое страшное, с чем пришлось столкнуться героине. Истина в том, что Америка играет не по правилам, использует двойные стандарты, а значит разговор о «демократических ценностях» - не более значим, чем дым сигарет, которые под воздействием обстоятельств вновь начала курить Кейт. Время волков, о котором говорил герой Бенисио Дель Торо, наступило уже давно. Поэтому ягнятам следует отсиживаться дома и молчать. Иначе есть риск узнать о своей стране нечто такое, с чем потом будет очень тяжело жить.
2

 «Убийца» (США, 2015, режиссер – Дени Вильнёв, в ролях – Эмили Блант, Бенисио Дель Торо, Джош Бролин, Виктор Гарбер, Джон Бернтал, Дэниэ Калуя, Джеффри Донован, Рауль Трухильо)

Знойный пыльный Техас, криминально опасное Эль Пасо. Суровая молодая женщина Кейт Мейси (Эмили Блант) – одна из агентов ФБР, которые уверенно вламываются  на броневике в убежище плохих мексиканских парней, удерживающих заложников. Но вместо пленников бравые защитники отечества обнаруживают спрятанные в стенах изуродованные трупы. Причем, не заложников, а  других неизвестных несчастных. Внезапный взрыв усугубляет и без того безрадостную ситуацию. Есть жертвы. Подавленную произошедшим Кейт вызывают  «на ковер».  Там она получает предложение присоединиться к элитному подразделению по борьбе с мексиканскими картелями, возглавляет которое некто агент Мэтт Грейвер (Джош Бролин). Женщина соглашается принять участие в засекреченной операции. Поначалу ей кажется подозрительным загадочный консультант Алехандро (Бенисио Дель Торо), немногословный опасный субъект. А вскоре и сам ход ведения операции подвергается серьезному недоверию.

Сначала группа отправляется отнюдь не в Эль Пасо, а в Мексику, в самый опасный город Сьюдад Хуарес. Местечко, где на мостах висят обезглавленные трупы, а по кварталам шастают толпы вооруженных людей.  Затем агенты находят туннель, по которому переходят границу нелегальные беженцы. Но главная их цель – отнюдь не мелководье. А глава могущественного картеля Диаз, на совести которого тысячи трупов.

«В стране, где нету закона, сон разума рождает дракона», - как пели в свое время «Соломенные еноты». Закона нет ни в Мексике, где вся жизнь подчинена нервному пульсу многоголового чудища – картелей. Нет его и у тех, кто выполняет секретную работу по заданию правительства. Зато есть дракон, и его дыхание заставляет работать систему, от которой образцовый агент ФБР не ждет никаких подвохов. Осознать эту простую и внятную как пуля в упор мысль Кейт удается непросто. Правильная девочка верит, что Америка честная страна, использующая только традиционные методы в борьбе с преступностью. И когда она, наконец, узнает, что ее присутствие необходимо наемникам лишь для видимости легальности не менее преступных  действий ее коллег, психика Кейт переживает серьезное потрясение. Прошедшая огонь и воду, уцелевшая в сонме битв, «Кейт на заклании» ломается от несправедливости мира, которой она считала незыблемым.

Участник каннского кинофестиваля, новый фильм крепкого как чернейший кофеёк режиссера Дени Вильнёва – мастерская работа, посмотреть которую стоит хотя бы ради безупречной камеры оператора Роджера Дикинса («Координаты Скайфолл», «Старикам здесь не место», «Игры разума» и пр.). Операторская работа здесь грандиозна как сама стихия. И как положено настоящей стихии, расслабиться в ее объятиях не получится ни на секунду. Атмосфера мрачности пропитывает каждый кадр «Убийцы», ей вторит мощнейший саундтрек Йохана Йоханссона, чье участие в картине задает свой собственный жутковатый ритм.  У Вильнёва получился очень цельный фильм, этакий монолит, назвать шедевром который не получается только по одной причине – интрига слишком проста и понятна с самого начала. В ней нет ничего такого, что могло бы заставить зрителя поломать голову над происходящим. Но это и не столь важно. В своем жанре картина, безусловно, оставит след, она почти безупречна. И забвение ей не грозит ни в каком случае. Ведь сама тема американо-мексиканского фронтира, похоже, никогда не будет исчерпанной до конца.

Чудо-городок Хуарес не так давно уже был местом действия другого выдающегося фильма на схожую тему – «Советника» Ридли Скотта и безголовые висельники, болтающиеся «на рее» мексиканского беспредела передают привет именно той истории.  Но если у Скотта показанные на экране события шлифовали поистине адские грани человеческого бытия, уводя героя в главную бездну из бездн всех возможных экзистенций, Вильнёв снимает жёсткий реализм, прозу жизни, которая полна жестокости и насилия. «Улица печальной ночи», как называл Мексику Кормак МакКарти – это еще не самое страшное, с чем пришлось столкнуться героине.  Истина в том, что Америка играет не по правилам, использует двойные стандарты, а значит разговор о «демократических ценностях» - не более значим, чем дым сигарет, которые под воздействием обстоятельств вновь начала курить Кейт.  Время волков, о котором говорил герой Бенисио Дель Торо, наступило уже давно.  Поэтому ягнятам следует отсиживаться дома и молчать. Иначе есть риск узнать о своей стране нечто такое, с чем потом будет очень тяжело жить.


Комментарии Написать свой комментарий
5 декабря 2015 в 19:58

А почему, собственно, "фронтир"? "Граница" уже недостаточно романтично звучит? Назовите её "рубежом".

8 декабря 2015 в 11:09

Как я понял, просто граница это в данном случае - упрощение. Извините за Википедию, но
Фронти́р (англ. frontier — «граница, рубеж») в истории США — зона освоения Дикого Запада, расположенная на территории современных штатов Северная Дакота, Южная Дакота, Монтана, Вайоминг, Колорадо, Канзас, Небраска и Техас, которая постепенно расширялась и перемещалась на запад вплоть до Тихоокеанского побережья. Бюро переписи населения США определяло фронтир как границу, за которой плотность населения была менее 2 человек на квадратную милю.
После победы в Войне за независимость и подписания Версальского мирного договора 1783 года Соединённые Штаты получили формальный контроль над британскими территориями к западу от Аппалачей. Многие тысячи поселенцев уже достигли Кентукки, Теннесси и прилегающих территорий. Некоторые земли в Огайо, такие как Военный округ Вирджиния и Западный резерв Коннектикута, были использованы как награда ветеранам войны. Способ формального присоединения этих новых приграничных областей к территории государства был важной проблемой Континентального конгресса в 1780 году и был частично определен Северо-западным планом (1787). Юго-западные территории также становились направлением для новых переселенцев.
В течение следующего века сотни тысяч переселенцев (пионеров) были вовлечены в расширение государства в направлении этих территорий и других, приобретённых впоследствии земель (Луизианская покупка, Мексиканская уступка, Покупка Гадсдена, Орегонские земли). Вопрос, будет ли канзасский фронтир рабовладельческим или свободным, был искрой для начала Гражданской войны. До 1860 года демократы Севера в основном продвигали идею об упрощении процесса приобретения земли, виги и демократы Юга её отвергали. Южане выступали против Гомстед-акта потому, что он поддерживал рост числа свободных фермеров, которые могли выступать против рабства.
Республиканская партия, пришедшая к власти в 1860 году, проводила политику свободной земли, наиболее важным в которой стал Гомстед-акт 1862 года, который совместно с железнодорожными земельными грантами открыл путь к дешёвым (но не бесплатным) землям. К 1890 году линия фронтира разбилась на обособленные участки и исчезла.
Фронтир оставил свой след в популярной культуре: события освоения новых земель нашли отражение в приключенческих романах, шоу Дикого Запада, а после 1910 года — в вестернах.