Авторский блог Юлия Новицкая 00:00 14 января 2016

Полвека без Королёва

Сидя за кульманом наедине с конструктором Сергей Павлович допускал некоторую откровенность, какую вряд ли позволял себе с вышестоящим руководством и даже со своими замами. И ещё, одно важное качество Королёва, принципиально отличавшее его, — это преданность межпланетным идеям Циолковского, осуществлению которых он и посвятил всю свою жизнь. Надо отметить вопиющую несправедливость: марсианский проект — главный труд всей его жизни, наполовину реализованный, не только уничтожен его соратниками, но и вычеркнут из его творческого наследия и из истории советской космонавтики, а он обвинён ими в проигрыше лунной гонки, которой не было. Мы обязаны исправить эту несправедливость.
2

"ЗАВТРА". Полвека назад от нас ушел легендарный главный конструктор Сергей Павлович Королев. Владимир Евграфович, вам посчастливилось работать под его началом. Каким руководителем и человеком был Сергей Павлович?

Владимир БУГРОВ. Главные качества Сергея Павловича, на мой взгляд, — это способность к государственному мышлению при выборе направлений своей деятельности. Умение представлять свои идеи в конструктивных образах, и увлекать ими подчинённых, соратников и руководство страны. Настойчивость в достижении целей, способность убеждать при бережном отношении к чужому мнению. Умение увидеть способности человека и дать им развиться. Стремление закреплять способных людей на важных работах. По-моему, он был лидером потому, что работал в три раза больше остальных.

Мне посчастливилось быть исполнителем его главных замыслов по марсианскому, а с 1964 года и по лунному проекту. Я был свидетелем многих принципиальных решений Сергея Павловича по этим, важным для него, самым масштабным советским космическим проектам. Он запомнился мне не только как неутомимый организатор, дальновидный стратег, но, в первую очередь, как блестящий инженер, великолепно чувствующий конструкцию, чуткий и деликатный собеседник при обсуждении деталей проекта. Он не раз приходил ко мне за кульман, часто один, садился, молча смотрел чертёж. Ему нравилось читать чертёж, на котором всё было ясно. Иногда он уходил, даже не задав вопросов, сделав для себя какие-то выводы.

Сидя за кульманом наедине с конструктором Сергей Павлович допускал некоторую откровенность, какую вряд ли позволял себе с вышестоящим руководством и даже со своими замами. И ещё, одно важное качество Королёва, принципиально отличавшее его, — это преданность межпланетным идеям Циолковского, осуществлению которых он и посвятил всю свою жизнь. Надо отметить вопиющую несправедливость: марсианский проект — главный труд всей его жизни, наполовину реализованный, не только уничтожен его соратниками, но и вычеркнут из его творческого наследия и из истории советской космонавтики, а он обвинён ими в проигрыше лунной гонки, которой не было. Мы обязаны исправить эту несправедливость.

"ЗАВТРА". Руководство страны, учитывая сложную обстановку рекомендовало на сегодняшнем этапе руководителям космической отрасли, определиться с первоочередными задачами космонавтики.

Владимир БУГРОВ. Да, Дмитрий Рогозин давно и прямо заявлял: "…Мы сейчас не можем себе позволить ради космических амбиций подорвать бюджет — денег у нас сейчас немного, и мы во враждебном окружении". Но, в 1945 году и денег было не больше, и враждебное окружение бряцало ядерным оружием. А в результате через двенадцать лет после войны — первый спутник, через шестнадцать — Гагарин, и целый фейерверк космических полётов впервые в мире. А через 29 лет был реально создан мощный фундамент для подготовки полётов к Марсу. За последние же двадцать лет — ничего, кроме выполнения международных обязательств по доставке космонавтов на МКС и обещаний повторить, спустя полвека после американцев, полёт к Луне.

"ЗАВТРА". Многие эксперты объясняют такое положение в космонавтике неэффективным управлением пилотируемыми программами и отсутствием целей, достойных нашей страны.

Владимир БУГРОВ. Да, успехи и провалы в космонавтике во многом зависят от организационной структуры, которая предлагает правительству цели и средства для их достижения, подтверждая возможности их создания в обозримые сроки и с приемлемой стоимостью. Она же должна обеспечить реализацию своих предложений. Такой структурой раньше было ОКБ-1, возглавляемое Королёвым, а целью была экспедиция на Марс. Но он не предлагал правительству сразу высаживаться на Марс, а предлагал разработки, необходимые для экспедиции, но позволявшие попутно решать оборонные и научные задачи. Он же был исполнителем этих проектов. Время от принятия решения до осуществления составляло три‑пять лет. (Ракета Р7 — 1953-1956, спутник — 1954-1957, Восток — 1959-1961, "Союз" — 1962-1967, ракета Н1 — 1964-1969, ТМК — 1962-1968)

"ЗАВТРА". В чём особенность организации управления разработками успешного периода советской космонавтики, и как она изменялась со временем?

Владимир БУГРОВ. В ОКБ-1 проектные подразделения разрабатывали конкретный проект. Королёв сам, сидя с проектантом за кульманом, чувствовал конструкцию. Это позволяло ему объяснить руководителю любого ранга детали своего замысла, вызвать доверие и получить одобрение. За реализацию у Королёва отвечали подчинённые ему ведущие конструкторы по изделиям, которые могли беспрепятственно обращаться к нему, а он, для решения вопросов особой важности, мог обратиться на правительственный уровень. Преемник Королёва, с 1966 года, В.П.Мишин дополнил группы ведущих конструкторов проектными группами, что повышало их общую ответственность за конечный результат. При Глушко, сменившем Мишина в 1974 году, схема сохранилась. Её эффективность подтвердил успешный запуск комплекса "Энергия-Буран" в ноябре 1988 года, ставший вершиной творчества советской ракетно-космической школы, хотя запуск стал последним, а комплекс так и не стал многоразовым и пилотируемым.

14 ноября 1991 года Министерство общего машиностроения было упразднено. Группа энтузиастов, решила спасать космонавтику. Имея о ней весьма общее представление, и стажируясь в Америке, они хотели создать надстройку над всеми, что-то вроде НАСА, чтобы напрямую получать от правительства деньги на спасение космонавтики. Предложение Юрия Семёнова, возложить функции НАСА на НПО "Энергия", потеряли. В итоге: в феврале 1992 года энтузиастов поблагодарили за суету, а что-то вроде НАСА под названием Росавиакосмос возглавил Ю.Н.Коптев.

С тех пор ЦНИИмаш, вместо конкретных проектов, уже два десятка лет разрабатывает основы политики, перспективные программы, в виде идей, неосуществимых в ближайшие 30 лет. Финансовыми потоками управляет Роскосмос, сформулировав тезис: "Обойдёмся без главных конструкторов". То есть на высшем уровне руководства космонавтикой исчезла основа организационно-технического управления разработками — служба главного конструктора и сам главный конструктор. Это положение сохраняется двадцать лет и, видимо, всех устраивает.

"ЗАВТРА". А как трансформировались основные цели космонавтики после Королева?

Владимир БУГРОВ. Главной целью космонавтики всегда были межпланетные полёты человека. Реализация этой идеи началась в 1932 году в Группе изучения реактивного движения под руководством Королева, а подвал в Москве у Красных ворот, где она располагалась, стал колыбелью не только советской, но и мировой космонавтики (он в полном забвении).

Постановление 1959 года утвердило советскую межпланетную программу и определило три цели: осуществить первые полёты человека в космос, создать ракеты и пилотируемые корабли для полётов в межпланетном пространстве, создать обитаемые станции на планетах. Конечной целью стала экспедиция на Марс, а ближайшими: создание ракет и кораблей для пилотируемых полётов в околоземное пространство — это ракеты и корабли "Восток" и "Союз" и в межпланетное пространство — это ракета Н1 и корабль "ТМК" для полётов к Марсу, Венере и к Луне.

Сроки реализации проекта впечатляют: к 1974 году ракета Н1 прошла лётные испытания, все замечания устранены, на макете тяжелого межпланетного корабля проведены наземные испытания, создан реальный фундамент для подготовки полёта к Марсу.

Однако, в 1974 году бывшими соратниками Королёва советская межпланетная программа была полностью уничтожена.

"ЗАВТРА". И появились новые цели?

Владимир БУГРОВ. Появились. Их инициаторы перечеркнули межпланетные идеи Циолковского и Королёва лозунгом, вложенным в уста генсека Брежнева: "Исследования с помощью долговременных орбитальных станций — магистральный путь в освоении космоса". Через 20 лет полётов на станции цели наших и американских стратегов чудесным образом совпали: американцы смогли оживить свой умирающий проект "Фридом" (американская станция), а наши — втянуть правительство в долгосрочные международные обязательства. Так появилась МКС. Пролетав ещё 20 лет по "магистральном пути", наши и американские кукловоды, теперь увидели новую цель — втянуть свои правительства в ещё более затратные международные обязательства — перетащить МКС на окололунную орбиту, а там рукой подать до фантастических бюджетных ассигнований в бездонную лунную базу.

"ЗАВТРА". Федеральное космическое агентство упразднено — образована госкорпорация — станет ли более эффективной организация работ?

Владимир БУГРОВ. Это вселяет надежду. Если Комаров поймёт, что он фактически назначен Королёвым, то он, по-моему, для управления пилотируемыми программами должен создать в своём подчинении не что-то вроде НАСА, а что-то вроде ОКБ-1. Тогда он сможет требовать от своих, подчинённых ему, проектантов и ведущих конструкторов конкретные национально-привлекательные проекты с компоновками, весовыми сводками, реальными сроками и скромной стоимостью, а не основы политики до 2050 г. А если он решит, что Королёв не он, а кто-то другой в толпе генеральных конструкторов, и будет ориентироваться на корпоративную заинтересованность в МКС и лунной программе элит ведущих организаций, то ничего не изменится.

"ЗАВТРА". В одной из наших с вами бесед вы рассказывали, что Королев намечал вторым важным этапом после полета Гагарина, полет человека вокруг Солнца.

Владимир БУГРОВ. Это следующий этап испытаний тяжелого межпланетного корабля после его отработки на Земле и на околоземной орбите в качестве тяжёлой орбитальной станции. Но он предшествует полетам в дальний космос к планетам Марсу, Венере, астероидам. Предполагалось ракетой Н1 вывести комплекс массой 75 тонн на околоземную орбиту. Откуда четвёртой ступенью ракеты разогнать корабль с экипажем из трёх человек до второй космической скорости, вывести его в точку либрации между Землёй и Солнцем, где уравновешены их силы тяготения. Корабль, сохраняя это положение, двигаясь по орбите спутника Солнца, но не удаляясь от Земли, должен был выполнить первый в мире пилотируемый полёт в межпланетном пространстве. Значение такого полёта огромно, после Гагарина это следующий важнейший этап освоения космоса — прямая дорога на Марс.

"ЗАВТРА". А не смогут ли нас здесь опередить американцы с их планами полета к астероиду?

Владимир БУГРОВ. Обязательно опередят, если мы ещё лет двадцать будем выполнять международные обязательства и возить их на МКС, да рассказывать Президенту сказки, как мы построим лунную базу после 2050 г. якобы для того, чтобы слетать на Марс.

"ЗАВТРА". Многие годы наши СМИ продолжают рассказывать, что Королев проиграл лунную гонку американцам, допустив ошибку при выборе технических параметров ракеты-носителя Н1.

Владимир БУГРОВ. "Лунная гонка" — это миф, выдумка одного из соратников Королёва. Её выдали за историю нашей космонавтики и запустили в наши и зарубежные СМИ, чтобы скрыть факт и конкретных виновников уничтожения советской межпланетной программы в 1974 г. Ракета Н1 предназначалась не для погони за американцами на Луну, а для полетов к Марсу и Венере. Её параметры были заданы в 1960 г. и утверждены в 1962 г. постановлениями правительства. Американцы занимались программой высадки на Луну с 1961 г. Наши стратеги в 1964 г решили "обогнать" их, осуществив облёт Луны раньше. Задачу поручили Челомею, но он с ней не справился. Королёву тогда же поручили разработку лунного посадочного комплекса, и он разрабатывал его как прототип марсианского. Первые чертёжи лунного корабля Королёв смотрел у меня на кульмане только осенью 1964 г., какая же это гонка.

"ЗАВТРА". Чем же можно объяснить в таком случае практически полную закрытость сведений о марсианском проекте Королева?

Владимир БУГРОВ. Объяснение такой закрытости можно найти в книге А.В.Глушко (сын В.П.Глушко) "Первопроходцы ракетостроения" (2010). Там приведено заявление соратника Королёва по РНИИ Леонида Душкина в ЦК КПСС, Президиум АН СССР и Министерство обороны в 1989 г., где он пишет: "Глушко, пользуясь высокими титулами, званиями и вседозволенностью, стал осуществлять под предлогом контроля научной достоверности и исторической правды редактирование всех рукописей других авторов, затрагивающих вопросы истории ракетно-космической науки и техники. В этой роли он навязал авторам рукописей, имеющим свой взгляд на те или иные проблемы, свою тенденциозную точку зрения, решая за авторов рукописей, какие события надо толковать, кто и какое место в этих событиях должен занимать, какие симпатии и антипатии должен автор испытывать к кому либо из деятелей ракетной науки и техники. Такое редактирование рукописей других авторов является фальсификацией истории ракетной техники".

В результате "редактирования" Марсианский проект не упоминается Я.К.Головановым, Б.Е.Чертоком, другими авторами, его нет в музее РКК "Энергия" и в других музеях космонавтики. Нет его в "Энциклопедии космонавтики" под редакцией В.П.Глушко, нет там ракеты Н1, и нет даже фамилии Мишина. Но главный результат редактирования — под стелой в честь покорителей космоса над Музеем космонавтики у ВДНХ рядом с бюстом Келдыша — бюст Глушко, не создавшего ни одного космического объекта, уничтожившего советскую межпланетную программу и на 40 лет затормозившего нашу космонавтику на околоземной орбите.

Может быть президент РАН, наконец, обратит внимание на работу комиссии РАН по изучению наследия пионеров космонавтики, бывший председатель которой подменил историю нашей космонавтики своими мемуарами.

"ЗАВТРА". А как вы относитесь к идее создания лунной базы с задачей спасения земной цивилизации от экологической и энергетической катастрофы?

Владимир БУГРОВ. Эта идея принадлежит основоположникам "магистрального пути", который и привёл от долговременных орбитальных станций и МКС на Луну. В капитальном труде 75 уважаемых авторов среди них академики, идею, как говорят, "отехничели", детально представили лунную инфраструктуру, космическую транспортную систему и средства для спасения цивилизации с их массовыми характеристиками.

От экологической катастрофы из-за потепления предлагается закрыться шторкой, барражирующей между Землёй и Солнцем массой 56 млн. т. (!!!) и диаметром — от Питера до Астрахани (!!!), а точнее, 1800 км. Для решения энергетических проблем предлагается передавать энергию на Землю из космоса с помощью солнечных электростанций и пяти тысяч стотонных спутников-ретрансляторов диаметром 1 км. общей массой 160 млн т (!!!).

Эти 216 млн.т. на Луне будут весить всего-то 33 млн. т. Вот тут специалисты и решили запускать их с Луны, и изготовить их там же, на лунной базе из местных ресурсов. Красивая идея. Других задач, для человека на Луне нет. Любые другие исследования на ней могут проводить автоматы.

Авторы не указали, что для выведения 216-ти млн.т. в космос с Земли нужно до конца века каждый день запускать по 400 ракет типа "Ангара" или "Протон". А чтобы изготовить и запустить их с Луны, там понадобится большой промышленный город с домнами, прокатными станами, заводами, Байконуром, который, видимо, вырастит на Луне из рассады. Это уже абсурд! Но кукловодам, годами навязывающим эту затею Роскосмосу, Правительству и Президенту, похоже, не ясно, что в случае угрожающего потепления или истощения энергоресурсов окружающая нас цивилизация не будет ждать до конца века, когда мы прикроем её шторкой, а с неба упадёт электроэнергия. Скорее всего, она начнёт захватывать не затопленные территории и отнимать энергоресурсы у тех, у кого они останутся, как это и происходит сегодня. Так, что правильнее потратить деньги не на пилотируемые полёты на Луну через полвека после американцев, а на укрепление армии и наших границ. К тому же, цивилизация и не просила Путина спасать её от катастроф.

"ЗАВТРА". Если бы Королев был жив, то марсианский проект был бы реализован?

Владимир БУГРОВ. Марсианский проект несомненно был бы реализован и без Королёва, если бы Глушко не уничтожил ракету Н1, а заместители Мишина не тянули бы в разные стороны, как лебедь, рак и щука, а помогали ему. Яркое подтверждение реальности королёвского замысла — это успешный полёт комплекса "Энергия-Буран". Так же успешно слетал бы и марсианский корабль. "Буран" и орбитальные станции заняли его место. Королёв, Тихонравов, Мишин, Келдыш твёрдо верили в успех.

"ЗАВТРА". Советскому человеку не удалось, а россиянин сможет оставить свои следы "на пыльных тропинках" далекой красной планеты? Что для этого нужно?

Владимир БУГРОВ. Конечно, сможет. Для этого нужно начать с разработки тяжелого межпланетного корабля ТМК. Письмо с такими предложениями я направил еще 9 декабря 2014 г. И.А.Комарову и О.Н.Остапенко. РКК "Энергия" ответила на запрос руководства, что готова с кооперацией к выполнению опытно-конструкторской работы по ТМК и считает её важной для развития пилотируемой космонавтики в целом. Но в Роскосмосе пока не нашлось заказчика. Может теперь что-то изменится.

Ещё обязательно нужно, чтобы налогоплательщики и руководство страны расстались со страхом перед полётами в дальний космос и иллюзиями о базах на Луне. "Дешёвый космос", о каком мечтает вице-премьер, не совместим с лунной базой.

И давайте забудем о "спасении цивилизации". Самая примитивная база на Луне будет не легче МКС, масса которой 417 тонн (а это еще и дорогостоящее оборудование). Посадка же удвоит вес. Масса на орбите искусственного спутника Земли может составить более 8000 тонн.

С учётом ежегодной смены экипажа из шести человек за 20 лет — 13000 тонн, что потребует 130 ракет типа "Энергия". Время растянется на 35 лет. И это без учёта лунного ЖКХ, расходных материалов, увеличения численности экипажа до двухсот человек. А экспедиция на Марс — пятьсот тонн из них 450 тонн — топливо, баки, однотипные ЖРД. Это пять ракет. Для полёта ТМК нужно — 75 тонн, из них 55 тонн топливо, баки. Это две "Ангары".

От сорокалетних упражнений на Луне мы получим то же, что от сорокалетних полётов на станции, но с большой головной болью и затратами в десятки, если не в сотни раз, превышающими затраты на марсианскую экспедицию.

Что мы получим от полёта на Марс? То же, что от полёта спутника, от полёта Гагарина, от победы в 1945, то же, что американцы от полёта на Луну. Мы и наши потомки на все времена приобретём ни с чем не сравнимую гордость за нашу страну, желание работать на её процветание, не жалея сил, и защищать её, не щадя жизни.

Если следы "на тропинках" будут не наши — мы сами будем виноваты: нас приучили праздновать победу 1945 г., не упоминая имени верховного главнокомандующего Сталина. Нас уже приучают к тому, что космонавтика началась с посадки на Луну, а Циолковский и Королёв заблуждались.

Материал подготовила Юлия НОВИЦКАЯ

Фото: Из поколения победителей: Сергей Королёв и Юрий Гагарин

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой