Авторский блог Елена Сапрыкина 00:00 8 мая 2014

Поэт на поле Куликовом

Среди десятков жителей Одессы, заживо сожжённых и убитых украинскими нацистами в Доме профсоюзов, есть человек, имя и судьба которого уже давно тесными узами связаны с горящей Одесской землёй, с этой площадью, носящей пронзительное по силе ассоциаций название — Куликово поле. Имя этого героя — поэт Вадим Негатуров
2

Среди десятков жителей Одессы, заживо сожжённых и убитых украинскими нацистами в Доме профсоюзов, есть человек, имя и судьба которого уже давно тесными узами связаны с горящей Одесской землёй, с этой площадью, носящей пронзительное по силе ассоциаций название — Куликово поле. Имя этого героя — поэт Вадим Негатуров. Он скончался от ожогов 3 мая, в реанимации одесской городской клинической больницы № 10.

Вот что он писал незадолго до гибели: "Площадь Куликово поле стала знаменем борьбы одесситов за соборное единение народов Руси: украинцев, белорусов, россиян… Борьба одесситов с нацистами и узурпаторами сегодня так и называется — Движение "Куликово поле".

Смею заметить, что направленность этой борьбы выходит за рамки географического понятия "Одесса". Одесса, как и Куликово поле, — это давно уже особые категории Русского Мира".

И слова Марша Куликова поля, написанного поэтом в эти фронтовые дни, говорят сами за себя:

Русь Святая! Шагая сквозь пламень веков, 

не искала ты в пламени броды,

сил своих не щадя, побеждала врагов

и спасала другие народы.

 

Светом Правды, что дарит нам Бог в небеси,

возрождалась славянская сила,

укреплялись в единстве три части Руси —

Беларусь, Украина, Россия…

 

А ещё пронзают сердце строки, где автор прямо говорит о необходимости "Делом доказать любовь к Отечеству!.. Кровью доказать любовь к Отечеству!.. Жизнью доказать любовь к Отечеству!"

Как сказал, так и сделал…

Всё, что удалось найти о биографии поэта, — несколько его строк о себе: "Родился 5 декабря 1959 года. Случилось это в Одессе (я не старался — просто повезло). В этом Благословенном Городе отлично учился и честно женился. В Одессе живу и работаю. В Одессе хотел бы и умереть в свыше назначенный час…"

Он имел два высших образования: математик и экономист, работал строителем, кочегаром, охранником, научным сотрудником, преподавателем, "советско-армейским" офицером, инженером, программистом, милиционером, экономистом… Но главным стала для него поэзия. Его посещала не многоликая и общеупотребительная женственно-лёгкая муза, но некрасовская "Муза мести и печали". Это она горела вместе с ним на Куликовом поле…

Отец поэта Виталий Негатуров, будучи ребёнком в годы Великой Отечественной, вспоминает о том, как ждали измученные украинцы русских солдат-освободителей, как встречали их хлебом-солью. Вадим Витальевич записал воспоминания отца:

"10-го апреля, в 6 утра мы с мамой, как обычно, отправились доить отелившуюся в марте корову и кормить теленка. Отец до войны был железнодорожником, поэтому жили мы в Одессе на Первой Заставе в домах-бараках — райончик назывался "Бессарабка-2", куда селили железнодорожников и их семьи. Мне тогда было неполных 8 лет, и я ни на шаг не отходил от матери, поскольку постоянно слышалась стрельба.

С удоем молока мы отправились в погреб, когда сзади вдруг послышался женский голос с сильным "рассейским" акцентом:

— Немцы здесь есть?

Мама ответила:

— Нет.

— А в погребе?

Мать перекрестилась и ответила:

— Ей-богу, нет!

Перед нами возникла высокая стройная девушка в плащ-палатке и с автоматом ППШ на груди. Она в буквальном смысле олицетворяла собой образ некрасовской героини, способной, что называется, и коня на скаку остановить, и в горящую избу войти.

— А водички попить можно?

Мама ответила по-одесски, "вопросом на вопрос":

— А молочка парного не хотите?

— Хочу!

Мать налила девушке молока в поданный ею котелок. Утолив жажду, та вдруг сняла с плеча плащ-палатку и отдала матери со словами:

— На́, вот, пошей мальцу штаны и рубашку! — пояснив при этом, что плащ-палатку нужно вымочить в бензине, снять резину — тогда получится крепкий материал… Впоследствии мама так и сделала. Помню, у меня тогда впервые появились вместо непонятных латаных-перелатаных лохмотьев "настоящие мужские" брюки…

Вслед за девушкой подходили еще солдаты, и мать всех поила парным молоком… Узнав о происходящем, вышли все соседи. Каждый счел за счастье проявить гостеприимство… Оно и понятно, ведь у многих женщин воевали мужья, сыновья, братья. В каждом солдате фактически виделся родной человек. И неважно, был ли он синеглазым или кареглазым, чернявым или белобрысым. Главное — он был наш, свой и, поэтому, родной…"

А сколько украинцев спасали страну на фронтах Великой Отечественной! Это они вместе с русскими стали освободителями всей Европы.

И что же стряслось…Сегодня на Украине враги называют своих соотечественников с георгиевскими ленточками "колорадами", сегодня враги заживо сжигают десятки безоружных людей. Как не вспомнить теперь слова Тараса Шевченко: "Славних прадідів великих правнуки погані". Хунта, засевшая в правительстве Украины, — не есть народ. Народная воля не может совпадать с преступной волей кучки бандитов. Не может. Преступления против человечности не могут быть безнаказанными.

И нельзя заниматься теперь ежедневными прозаическими будничными делами, не помня о деяниях новых бандеровцев. Нужно печатать стихи героя Вадима Негатурова большими тиражами в России, дабы предотвратить пропасть духовную. А то ведь мы не знаем, кого из современных поэтов изучать в школах! Сама жизнь подсказывает, сама стихия жизни.

Поэт Вадим Негатуров воспринимал свою судьбу как "борьбу добра со злом", и ему довелось сполна познать горящее слово. Его стих пылает на знамени ополченцев в Донецке, Луганске, Славянске. Помните — у нас одна история, и она совершается ежедневно.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой