Авторский блог Владимир Винников 00:00 8 февраля 2012

По второму кругу...

<p><img src="/media/uploads/06/bolotka_thumbnail.jpeg" /></p><p>А&#160;люди всё шли и&#160;шли, к&#160;двум часам постепенно заполнив всю Болотную площадь. Разрубленный на&#160;части зелёный крокодил из&#160;папье-маше, видимо, символизировал собой ненавистную демонстрантам кремлёвскую власть, власть «партии жуликов и&#160;воров». Следом за&#160;«Лигой избирателей» появились сторонники «Яблока» и&#160;оранжевые флаги «Солидарности», имперские черно-бело-золотые стяги соседствовали с&#160;«бандеровским» красно-черным полотнищем УНА-УНСО, украшенным трезубцем, и&#160;с&#160;красными флагами левых движений...</p>
0

Очередной (то есть не первый и не последний) «день протеста» в Москве выдался, что надо. Градусник с утра показывал минус двадцать два. Вышел проверить погоду. Мороз даже не жёг — давил.

А в квартире висела целая туча мух. Они откуда-то появились сразу после Крещения. Казалось бы, ну, зима — самое время отоспаться, но нет. То ли вспышки на солнце, то ли излучатели переключили на новый режим, то ли еще что, но результат налицо — летают, жужжат, как будто им теперь без разницы, июль на дворе или февраль. И добро бы только днём — и ночью тоже, что вообще ни в какие ворота не лезет. А лент-липучек, как назло, в продаже нигде нет: не сезон. «Ах, лето красное, любил бы я тебя, когда б не зной да пыль, да комары, да мухи...» Что бы написал Пушкин сегодня? Или Толстой? «Всё смешалось в доме Облонских...»?

На Октябрьскую площадь вышел в самом начале двенадцатого. Всё, как положено: милиция (извините, полиция) в валенках, автобусы, автобусы, автобусы, одинокая «скорая помощь» (что-то нет пожарных машин), и уже очень много для такого раннего часа людей...

Поехал на Кропоткинскую, чтобы оттуда пешком добраться до Болотной площади. Полиция стояла за два километра до места действия, просто море полиции: по дороге насчитал больше полусотни автобусов с синими полосами, в переулках гужевались и жёлтые школьные, видимо, тоже «мобилизованные и призванные» для перевозки стражей порядка, а может, и еще кого.

Стоять на морозе и ждать неизвестно чего полицейским явно не нравилось, но — служба есть служба, приказ есть приказ...

По всему было видно, что «там, наверху», просто не знают, чего ждать, и решили, на всякий случай, перестраховаться по максимуму возможного...

Я прошёл всю Волхонку и по Большому Каменному мосту вышел к Болотной площади. Пробиваться сквозь полицейское оцепление не стал, а двинулся в обход, по Кадашевской набережной, сплошь заставленной автомобилями разных теле- и радиокомпаний, отечественных и зарубежных. Особенно порадовал «форд» с логотипом «радио Спорт» — интересно, какие соревнования они тут собирались комментировать: массовые забеги или бои без правил?

Гигантские динамики на Болотной обслуживали рабочие в красных комбинезонах, рядом со сценой, украшенной надписями «Ни одного голоса Путину!», «Россия будет свободной!», «Требуем новых выборов!», «Не дай себя обмануть — стань наблюдателем!», красовался и видеоэкран. По самым скромным прикидкам, на организацию процесса были потрачены сотни тысяч, если не миллион с лишним, долларов. Впрочем, Немцов, Рыжков и Ко, хотя они люди не бедные, вряд ли раскошелились из своего кармана. Рыжая тень Чубайса и его «Роснано», этой реинкарнации знаменитой фирмы «Рога и копыта», на которую государство ежегодно отваливает несколько миллиардов бюджетных рублей, казалась совершенно осязаемой. Из динамиков лился бодрый американский рок. Видимо, организаторы митинга понимали, что лозунг «Россия будет свободной!» выглядит каким-то незаконченным, и, чтобы не вызывать вопросов, от чего именно они пытаются освободить Россию: от «лишних» территорий, природных богатств или людей, — тем самым давали понять, что «Россия будет свободной», типа, как Америка.

Внутрь, поближе к сцене, пускали только по документам, проверяли и записывали личные данные. Дошёл почти до Васильевского спуска — там уже ничего интересного не было, и вернулся опять на Кадашевскую, занял удобное место рядом с машиной телепрограммы «Вести», полюбовался на спрятанные под мостом круглые лодочки на воздушной подушке и стал ожидать дальнейшего развития событий. Но больше часа всё так же играл американский рок, мимо изредка проходили какие-то странные компании: например, два десятка разнополых и разновозрастных гостей столицы, явно из Средней Азии, с тысячей пластиковых упаковок каких-то банок. Кажется, зелёный горошек... Охранники офисов выходили покурить и заодно посмотреть на происходящее. Мороз вроде бы перестал так чувствоваться, но потихоньку начали подмерзать ноги.

Наконец, уже ближе к часу дня, началась суета. Люди с камерами и микрофонами стали занимать «боевые позиции». А как только на подходе появилась колонна с белыми воздушными шариками «Лиги избирателей», американский рок «для своих» сменили на отечественный — видимо, «для быдла». Цой, Гребенщиков, Кинчев, Шевчук... Всё это я уже видел и слышал двадцать лет с лишним тому назад. Но как будто ничего не изменилось и ничего не случилось за это время. Не было ни «шоковой терапии» с «замораживанием» вкладов десятков миллионов людей и бешеным ростом цен, ни расстрела защитников Верховного Совета России, ни грабительской приватизации, ни чеченских войн, ни вымирания и деградации народа нашей страны — НИ-ЧЕ-ГО!

Эти чубайсы, явлинские и собчаки, — они что, всерьёз решили повести страну за собой по второму кругу? Трагедия «рыночных реформ» в нашей истории уже произошла: им теперь нужен фарс или еще большая трагедия? Они, как те французские роялисты, ничего не забыли и ничему не научились...

Песню Виктора Цоя «Перемен!» ставили минимум трижды: «Перемен! Мы ждём перемен!» Но чья-то умная голова догадалась встык с ним поставить Владимира Высоцкого: «Я не люблю!»: «Пусть впереди большие перемены — я это никогда не полюблю!»

«Уберите музыку!» — тут же выскочил на сцену мужик с микрофоном, одетый в какие-то суперпуховик, суперваленки и суперушанку. Присмотревшись, в нём удалось — по очкам — узнать Владимира Рыжкова.

«Народ!» — крикнул он в прибывающую толпу с той же интонацией, с которой обычно рассказывают классический анекдот про ежей: «— Ежи! — А-а-а! — Мы — бежим! — О-о-о! — Земля — дрожит! — У-у-у! — Ну, чем мы не кони?!» Впрочем, реакция была вялой.

— На подходе главная колонна! Там еще тысяч пятьдесят! Давайте их подождём, а пока все вместе крикнем «Ура!» — продолжил «зажигать» со сцены сопредседатель Партии народной свободы (ПАРНАС), бывший депутат (1993-2007 гг.) и вице-спикер Госдумы (1997-1999), не понаслышке знающий, что такое — «свободные выборы». Болотная площадь ответила негромко и нестройно, как новобранцы на плацу.

— Хорошо, включайте музыку! — скомандовал Рыжков, и «ротация» пошла по новой. Правда, Высоцкого больше не ставили — он был явный «неформат» для этой акции.

А люди всё шли и шли, к двум часам постепенно заполнив всю Болотную площадь. Разрубленный на части зелёный крокодил из папье-маше, видимо, символизировал собой ненавистную демонстрантам кремлёвскую власть, власть «партии жуликов и воров». Следом за «Лигой избирателей» появились сторонники «Яблока» и оранжевые флаги «Солидарности», имперские черно-бело-золотые стяги соседствовали с «бандеровским» красно-черным полотнищем УНА-УНСО, украшенным трезубцем, и с красными флагами левых движений. На мгновение показалось, что вокруг собираются тучи потопа, а Болотная площадь — новый ноев ковчег, куда, спасаясь, набилось «всякой твари по паре». А всё вместе это многоцветье сливалось в «радугу», избранную флагом сексуальных меньшинств, которые тоже присутствовали на митинге. Или, по законам физики, весь этот спектр посредством хитроумных механизмов собирался в единый белый цвет — международно признанный цвет капитуляции? Кому под вывеской «снежной революции» решили сдаваться все эти люди?..

Впрочем, парламентарии для переговоров к врагам тоже идут под белым флагом. Так что с этой хроматикой всё было не так просто. Но больше всех «порадовали», конечно, коммунисты. Их участие в шествии 4 февраля от Октябрьской до Болотной при желании можно было посчитать даже символическим. И тот факт, что руководители партии на «Болото» всё-таки не пришли, утешает мало. Что, теперь лидерами коммунистов стали Владимир Рыжков и Борис Немцов? Что, «красные» ораторы получили на Болотной право слова, хотя бы как-нибудь сопоставимое с выступлениями «бело-правых»? Отдать «за так» даже малую часть своей политической и общественной энергии в аренду «классово враждебным» либералам-капиталистам и тем самым создать им необходимую «массовку» (а часть была немалая — под красными флагами с серпом и молотом шла минимум треть, если не половина «болотных» протестантов) — это надо уметь.

Наконец, начался и сам митинг. Кто и что говорил там со сцены, уже не суть важно: свобода, демократия, нет — коррупции! И далее по тексту всё равно что — главное, «процесс пошёл», говоря словами М.С.Горбачёва. Резолюция организаторами Болотной была подготовлена заранее и содержала в себе ровно пять пунктов:

— немедленное освобождение политзаключенных и неправосудно осужденных;

— отмена итогов декабрьских 2011 года выборов в Госдуму;

— отставка главы ЦИК Владимира Чурова, расследование деятельности ЦИК и фактов фальсификации;

— регистрация оппозиционных партий, принятие демократического законодательства, а также проведение реформы политсистемы не позднее весны 2012 года;

— проведение свободных честных выборов парламента и президента.

Составление поименного списка политзаключенных и неправосудно осужденных (Михаил Ходорковский, конечно же, должен быть № 1 в этом списке), основания для отмены итогов выборов и отставки Чурова, определение уровня демократичности выборного законодательства, а также свободности и честности предстоящих думских и президентских выборов Рыжков, Немцов и Ко, разумеется, оставили за собой как единственно легитимными представителями «всенародного протестного движения». А как же: «Кто девушку ужинает, тот её и танцует...»

Ни слова об отставке Путина, ни слова о пересмотре итогов грабительской приватизации, ни слова о том, что реальные свобода и демократия в любом обществе немыслимы без собственности, которой 95% граждан России оказались лишены в результате «рыночных реформ» девяностых годов и потеряли все надежды на её возвращение за «путинско-медведевские» двухтысячные...

«Дарагие рассияне! Жить вы будете плохо, но недолго!» — как-то ляпнул с трибуны «всенародноизбранный» Ельцин. И это обещание, в отличие от других своих обещаний, сдержал...

После четырех с лишним часов, проведенных на февральском морозе, на деревянных ногах, под исполнение Юрием Шевчуком песни «Ой, мороз, мороз, не морозь меня!», — отправился в обратный путь. Не на станцию метро «Боровицкая» мимо Кремля, а по набережным через мостик к Храму Христа Спасителя и дальше на «Кропоткинскую». Приехал домой отогреваться горячим чаем... И не сразу обнаружил, что надоевшие до смерти мухи куда-то исчезли. Спросил у жены, что случилось. Оказывается, дети всё-таки нашли завалявшуюся с лета липучку, и теперь вся туча некогда жужжащих насекомых мирно приклеилась к ней. Невольно вспомнил про «повелителя мух», сравнил с мухами протестные настроения народа и даже удивился, насколько порой всё просто может решаться... Всего-то навсего: хватит кормить олигархов и Уолл-Стрит!

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой