Сообщество «Посольский приказ» 22:43 13 июня 2017

Пиррово поражение Терезы Мэй

немного потеряв в количестве, "вторая версия Маргарет Тэтчер" обрела новое качество
1

8 июня в Великобритании прошли внеочередные парламентские выборы, по итогам которых формирование правительства поручено Терезе Мэй как лидеру Консервативной партии, получившей наибольшее число депутатских мест (318, на 13 меньше, чем в прежнем составе нижней палаты парламента). Основные соперники тори, лейбористы во главе с Джереми Корбином, получили 262 мандата (на 20 больше, чем два года назад).

На основании формальных цифр большинство экспертов называют инициативу Терезы Мэй относительно проведения досрочных выборов ошибкой, а их результаты — поражением правящей партии, которую она возглавляет. На мой взгляд, такие оценки трудно считать обоснованными.

Немного потеряв в количестве, "вторая версия Маргарет Тэтчер" обрела новое качество. Чтобы лучше понять внутриполитическую ситуацию на Туманном Альбионе, нужно обратиться к итогам прошлых парламентских выборов, которые состоялись 7 мая 2015 года. К ним Консервативная партия во главе с Дэвидом Кэмероном подошла с главным активом в виде шотландского референдума о независимости от 18 сентября 2014 года. На нём с незначительным перевесом (55,3% голосов против 44,7%) победили противники выхода Шотландии из состава Соединённого Королевства, а одним из их основных аргументов были неизбежные трудности в отношениях независимой Шотландии с Евросоюзом. И буквально вся Европа (вместе с США) уговаривала шотландцев сохранить статус-кво.

На этой "волне" и состоялась безусловная победа тори, которая позволила сформировать им однопартийное правительство большинства. А Шотландской национальной партии (SNP) — провести в нижнюю палату парламента сразу 56 депутатов (на 50 больше, чем в 2010 году), сразу став третьей по значению политической силой страны.

Но буквально сразу же Дэвид Кэмерон поставил перед Евросоюзом вопрос о пересмотре условий членства Великобритании в этом международном объединении. а когда в Брюсселе отказались от выполнения полного пакета требований Лондона (камнем преткновения стала проблема регулирования миграционных потоков), 20 февраля 2016 года объявил о проведении референдума по "брекзиту". ЕС расценил этот ход всего лишь как инструмент дополнительного давления со стороны Лондона, но 23 июня 2016 года подданные Её Величества Елизаветы II неожиданно проголосовали за выход из состава "единой Европы" (51,89% голосов против 48,11%), Дэвид Кэмерон подал в отставку, а призрак "брекзита", неустанно бродивший по Европе, стал реальностью.

Вопрос о том, почему так произошло, остаётся открытым. Но в итоге тори явно сменили свои приоритеты, из партии "особого статуса Великобритании внутри ЕС" став партией "выхода Великобритании из ЕС". И такая смена приоритетов не могла пройти бесследно ни для самих тори, ни для внутриполитической ситуации в стране. Тем более, что Шотландия начала грозить повторным референдумом по независимости, а Евросоюз занял весьма жёсткую позицию по цене "брекзита", выдвинув к Лондону финансовые претензии на 100 миллиардов евро. А если учесть, что в этих условиях значительная часть партии консерваторов, включая членов парламентской фракции, или вообще была настроена против "брекзита", или выступала против одностороннего выхода Великобритании из "единой Европы", подчёркивая, что их избиратели в 2015 году голосовали совсем за иную внешнеполитическую программу, необходимость легитимизировать смену курса на внеочередных парламентских выборах для кабинета Терезы Мэй становилась абсолютно необходимой. И этой цели она, несомненно, добилась.

Да, консерваторы в итоге утратили возможность сформировать однопартийное правительство. Но они привлекли на свою сторону более двух миллионов избирателей, которые два года назад голосовали за Партию независимости Соединённого Королевства (UKIP) Найджела Фараджа и Пола Наттолла (13,667 млн. избирателей против 11,335 млн. в 2015 году у тори и 594 тыс. против 3,881 млн. у UKIP). Они подорвали позиции SNP (977 тыс. голосов против 1,454 млн. в 2015 году, и только 35 мест в парламенте вместо 56), чьи лидеры заявили об отказе от повторного референдума о независимости Шотландии. Наконец, Тереза Мэй теперь может рассчитывать на коалицию с такой "антиевропейской" политической силой Великобритании, как Демократическая юнионистская партия (DUP), которая победила в 10 избирательных округах Северной Ирландии. А "в запасе" у тори, если вдруг по какой-то причине им не удастся договориться с "юнионистами", остаётся Либерально-демократическая партия, получившая в новом составе парламента 12 голосов. Коалиционное правительство тори (306 голосов) и вигов (57 голосов) уже существовало в 2010-2015 годах, и, несмотря на заявленную твёрдую "проевропейскую" позицию последних, эта дверь также остаётся открытой.

Ещё со времён античности известно выражение "пиррова победа", означающее победу, равносильную поражению. 8 июня Тереза Мэй потерпела поражение, равносильное победе. И если бы существовал термин "пиррово поражение", то он в данном случае был бы абсолютно уместен.

Фото: The Sun

 

14 ноября 2017
Cообщество
«Посольский приказ»
20 2 9 094
Cообщество
«Посольский приказ»
7 0 4 087
Cообщество
«Посольский приказ»
23 0 13 476

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
15 июня 2017 в 04:40

Что и говорить, но абсолютное большинство было бы крайне желательно.