Перемен не будет?
Сообщество «Коридоры власти» 00:00 2 мая 2012

Перемен не будет?

<p><img src=/media/uploads/18/2_thumbnail.jpg></p><p>Перемен не будет. До 2018 г. — точно. И до 2024 проблем нет. «Что там, мы же с вами понимаем, о чем говорим, мы же взрослые люди. А там, если ситуация позволит, если я захочу». Посмотрим. Точка. Конец обратной связи.</p>
0

Нам есть чем гордиться…

Перемен не будет. До 2018 г. — точно. И до 2024 проблем нет. «Что там, мы же с вами понимаем, о чем говорим, мы же взрослые люди. А там, если ситуация позволит, если я захочу». Посмотрим. Точка. Конец обратной связи.

Именно в таком духе и с таким блеском размышлял В.В. Путин о своих успехах и новой поступи в нашем движении вперед, выступая с очередным отчетом перед депутатами в Госдуме 11 апреля. 

Понятно, что национальному лидеру, премьеру и бывшему-будущему президенту страны в одном лице о делах и успехах, как о покойниках, так и полагается говорить: о своем говорить либо хорошо, либо никак и ничего плохого. Третьего не дано.

Понятно, что когда человек угадывает и говорит, то, что от него ждут, а не правду, получается блестяще, все довольны. А что делать, когда это не так? Депутаты задают вопросы и ждут разговора о решении незавидных проблем страны, а им в духе Фрейда — с гулькин нос одно и то же: «У нас много проблем. У нас очень много проблем… Нам есть, чем гордиться, но и проблем очень много».

А как на самом деле быть, когда мы имеем дело не только, мягко говоря, с неадекватными ответами, а то и просто с популистскими мантрами, которыми наш премьер открыто попрекает других.

Однако, у Владимира Владимировича, всегда решает дело не то, что он сказал, а то, что он не сказал… Тем более, всё сказанное озвучивалось им до комментируемой речи многократно и, кроме очередного «искрометного» остроумия, ничем другим не отличалось: для него малейшие намеки на успех — это тренд, а серьёзные проблемы страны и упадок — случайность.

Вот уже в первых строках своей речи оратор утверждает: «…российский ВВП превысил докризисный уровень, и наша экономика в полном объеме преодолела последствия спада 2008, 2009 и отчасти даже 2010 годов».

Но, во-первых, превысил не докризисный, а кризисный уровень 2008 г. Во-вторых, за четыре года превысил на ничтожно малую величину — 0, 3 процента, приравниваемую к статистической погрешности, что в целом по стране — это всего-то меньше дивиденда, полученного одним из олигархов в том же году. А в-третьих, и это самое существенное, с учетом самого высокого роста за эти годы цен именно в кризисном 2008 (среднегодовых цен-дефляторов на 18% и потребительских цен на 13, 3%) ВВП России в 2011 году при корректном счете никак не превзошел докризисный уровень, а по-прежнему оставался на все 15% или на 6, 2 трлн. руб. ниже.

И, тем не менее, несмотря на повторяющиеся мантры национального спасителя, ничего не обрушил и под сомнение «суверенитет и геополитическую самостоятельность страны не поставил». 

Самое же курьезное с цифрами ВВП у В.В. Путина состояло (продолжает состоять и теперь) в том, что кризисный уровень ВВП 2008 г. и всех последующих лет (и по стоимости, и по физическому объему) превосходил докризисный уровень 2007 г. Это прямо указывает на то, что никакого кризиса, да еще гораздо более масштабного и опасного, чем кризис 1998 г., в России не было. Были потери, разгул коррупции, бездарные менеджеры, неэффективное управление. Сам кризис использовался всего лишь как прикрытие этого безобразия. Словом, нас пугают кризисом, а мы не боимся.

Не в ладах все у В.В. Путина и по другому номинируемому им главному достижению современной России — стабилизации и росту численности населения, которое по итогам 2011 года превысило 143 млн. человек. Однако, по какому это счету и какого именно населения? По сравнению с 2002 г., когда нас по итогам переписи было 145, 2 миллиона или по сравнению с 2010 г., когда нас, опять-таки, по более достоверным переписным данным, чем данные текущего учета (правда, уже ненамного) было больше. Или премьера воодушевляет сомнительный рост населения с учетом 10 млн. мигрантов, среди которых 5, 5 миллионов (против 1, 5 млн. в 2002 г.) не указывают свое гражданство и национальность? Или рост в условиях исчезновения у нас с лица Земли в 2002–2011 гг. более 9 тыс. сел, деревень и хуторов и превращения в необитаемые еще 19, 5 тысяч. Наконец, и это главное — механический рост в условиях патологического искоренения титульного населения и продолжающегося доминирования в России смертности над рождаемостью, добавившей в похоронную копилку кризисных 2008–2011 гг. еще один миллион человек?

Особенно большие сомнения вызывают расхождения между объявленной в речи В.В. Путина цифрой численности населения РФ в 2011 году и численностью лиц, указавших гражданство Российской Федерации, которая по данным той же переписи 2010 года оказалась 137 миллионов человек… Кто эти составляющие разницу лица, почему их так много, а главное, на каких легальных основаниях они находятся на территории России? Шутка ли, почти 6 миллионов человек (целая центральноевропейская страна), которые «без гражданства» свободно разгуливают по территории России. Это ли не угроза экономике и национальному суверенитету страны? 

Да, у нас в кризисные 2008–2011 гг. родилось несколько больше (7, 1 млн.) детей, чем в абсолютно провальные 2004–2007 годы, в том числе на 4, 2 тыс. детей больше в 2011 против 2010 г. Допускаем, что это эффект работы появившегося «материнского капитала» и роста «вторых» и последующих рождений. В.В. Путин не без законной гордости объявляет это одним из самых высоких показателей за несколько последних десятилетий. Так ли это на самом деле? Во-первых, это не так, потому что в прошлом за аналогичный период в России рождалось много больше. Ну, например, за последние четыре года существования СССР, 1988–91 гг., у нас родилось 8, 3 млн. детей, а, скажем,  в 1974–77 гг. — 8, 5 млн. Во-вторых, в отличие от нынешних времен рождаемость в те годы у нас сопровождалась предельно низкой смертностью. И, в-третьих, в каких условиях и у каких семей, с каким здоровьем и достатком растет у нас ноне рождаемость? В условиях уменьшения рождаемости детей у здоровых женщин и рождаемости здоровых детей и ускоренного роста рождаемости больных и неблагополучных детей из неполных и малоимущих семей. Однако, о такой ли политике рождаемости мы мечтали, к такому ли приросту населения стремились, именно такой его прирост стимулируем? И если нет, стоит ли всё это выставлять как достижение, да еще одно из главных? 

Курьезом выглядят в речи и многие другие цифры и факты. Например, премьер не без эмоций утверждает, что наш кризисный рост ВВП — третий показатель в мире. На самом деле среди стран большой двадцатки мы с приростом ВВП 4, 3% в 2011 году в «большой двадцатке» всего лишь 11-е, среди стран СНГ — 9-е, а среди стран БРИКС — последние.

Смешно выглядят потуги сравнивать наш жалкий «точечный» прирост ВВП (и за 2011 г., и в целом за все четыре кризисных года) с громадным китайским приростом, превысившим в 2008–2011 гг. все 44%.  В особенности еще и потому, что мы как отставали по уровню экономического развития и жизни от передовых стран в 3–4 раза сто лет назад, так и продолжаем отставать. И поэтому многочисленные рефрены В.В. Путина о том, что обстановка в других странах (и с экономическим ростом, и с безработицей, и с уровнем жизни) очень сложная, а у нас чуть ли не идеальная, выглядят крайне неубедительно и странно.

В.В. Путин гордится тем, что он в своих речах никогда не переходит на личности, хотя премьер по долгу службы вообще-то обязан «переходить». Иначе как с людьми работать? Но что верно, так это то, что Путин никогда не переходит на обсуждение реальных проблем, предпочитая в таких случаях переходить на обсуждение напрасных ожиданий. Вот пример: более 1/3 российской банковской системы, свыше 3/4 инвестиций на российском рынке и все без исключения синдицированные кредиты в России принадлежат иностранному капиталу, засилье которого из года в год только растёт. И это фатальная проблема России, на фоне которой все разговоры о росте всяких иностранных инвестиций в нашу страну меркнут. Путин об этом любит много говорить, но подлинная проблема состоит в том, что иностранные инвестиции в Россию — это возврат нелегально выведенных активов из России, безнаказанно запрятанных в оффшорах. Надо понимать, что при сохранении нынешних порядков все ценное, что будет реально приращиваться в России, также лукаво будет и впредь уходить из страны. И это — тоже проблема, ибо довести у нас к 2015 году (непонятно, почему именно к 15 году?), как обещает Владимир Владимирович, уровень инвестиций не менее чем до 25% ВВП, а затем (правда, не указано когда) и до 30%, как и обещание создать на этой базе в стране 25 млн. качественных рабочих мест, остается попросту выхолощенным.

Трудно представить, как в это верит сам В.В. Путин, что наша страна с одним из самых высоких в мире уровней издержек производства, косной налоговой системой, тормозящей всякое продуктивное развитие, неподъемными для национального бизнеса заоблачными кредитными ставками, без преодоления коррупции, с кабальными условиями присоединения к ВТО и с инвестициями в десятки раз меньше требуемых в ближайшие 3 года и без какого-либо вразумительного технико-экономического обоснования грядущих преобразований войдет в число пяти крупнейших экономик мира. В такой ныне по уши загнанной в угол стране, как наша, где в сравнении с любой другой страной все обходится человеку кратно дороже (и не только из-за одних плохих дорог и… но и — это главное — сорокаградусного мороза и хронически ухудшающегося климата) скорее надо бояться, чтобы она не откатилась дальше и не потеряла какие-никакие позиции сырьевого придатка.

На фоне стран БРИКС и различных нефтяных стран, сумевших все, что можно было, толком извлечь из кризисных «ножниц» и совершить мощный рывок вперед, нашему народу достались одни «ножки да рожки», все ушло, как на войне, на борьбу с кризисом, без которой страна якобы пропала бы. Похоже, наш премьер в своих думских размышлениях не стал сравнивать свои успехи с этими, равными нам, странами, что только и было бы уместно. А предпочел бессмысленные сравнения с Испанией. Раньше в таких случаях притчей во языцех была несчастная Португалия. И на этом фоне особенно режут слух мажорные рефрены В.В. Путина: «Оценивая итоги прошедшего четырехлетия, мы можем с полным основанием утверждать — Россия не только преодолела кризис, мы сделали серьёзный, значительный, заметный шаг вперед, мы стали сильнее, чем были раньше».

Возможно, они и стали, а наш народ, 29 тысяч вымирающих деревень, сотни моногородов, миллионы разорившихся семей и отравленных наркотиками беспризорных детей, десятки миллионов бедных и опустившихся, униженных и оскорбленных людей… Они вместе с убиенными и умершими за все эти годы тоже, что ли, стали сильней?.. Просто так и тянет спросить, где нефтяные деньги, Зин? И действительно ли и после этого верно, что «Россия у нас одна»? 

Наконец, просто изумляет связь между хаотично приведенными в отчете цифрами и фактами. Понять, что на что влияет, где причина, а где следствие подчас попросту нельзя. Останется ли что-нибудь в нашей экономике, если убрать «нефтянку»? И если останется — что именно? Долги? Задранные до небес тарифы? Нищее здравоохранение и образование?.. Или все-таки появится подъем национальной промышленности, инноваций, конкурентоспособности и т. д.? Откуда, в условиях фактически не прекращающегося падения роста ВВП (особенно материальной его части) и потугах не от легкой жизни до копейки бросить все в погашение костра растущего социального напряжения в обществе, в стране, вдруг, как черт из табакерки, выскочил всплеск инвестиций, обширное капитальное строительство аж целых 2 тыс. никому не известных новых заводов и производств, как и долгожданный всплеск рождаемости? И почему на этой базе у нас, как полагается, не начался экономический подъем, почему, кроме общих разговоров, у нас не стартовали инновации и модернизация? И как вообще, за счет чего в условиях расцвета потерь и коррупции они могли стартовать? Почему откровенное проедание и немереные траты выдаются за успех? Откуда при росте издержек, а вслед за ними цен, в стране берется прирост (и по официальным меркам огромный, на 10% в год) эффективности? Где у нас (не считая оффшоры) поименован тот эффективный собственник, который обеспечивает этот рост?.. Это кто? Усманов, Абрамович, Вексельберг со своими раздутыми капиталами и сделками?

Речь В.В. Путина в Думе именуется отчетом Правительства перед депутатами и, следовательно, народом.

А в отчете ведь как: вот взятые нами перед вами обязательства (следует конкретный перечень), а вот результаты их выполнения (перечень). Вот это сделано хорошо, а вот отдельно проваленное, за что виновные примерно наказаны. Что же народ (и это далеко не в первый раз) вместо отчета слышит и видит: очередное пространное сочинение с нравоучениями на вольную тему.

И так, к сожалению, обстоит у нас дело со всякими отчетами: национальными проектами, президентскими посланиями, целевыми программами, долговременными стратегиями и т. д., ни один из которых народу в явном виде за все 12 лет правления В.В. Путина так и не был предъявлен.

Досадно, что наш премьер всего этого как бы не замечает!

Продолжение следует.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой