Памяти Борислава Милошевича
Сообщество «Форум» 00:00 6 февраля 2013

Памяти Борислава Милошевича

<p><img src="/media/uploads/6-2013/milosevic_icon.jpg" /></p><p>Не ста­ло Бо­ри­сла­ва Све­то­за­ро­ви­ча Ми­ло­ше­ви­ча. В это по­ве­рить не­воз­мож­но. Не долж­но так быть, что­бы ухо­ди­ли лю­ди, ко­то­рые во­пло­ща­ют че­ло­ве­че­с­кий иде­ал. Во всём. Он был не­по­гре­шим. В ра­бо­те, в лич­ных, то­ва­ри­ще­с­ких от­но­ше­ни­ях, в лю­бом де­ле, за ко­то­рое брал­ся, Бо­ри­слав Све­то­за­ро­вич всё де­лал бе­зу­преч­но. Ка­жет­ся не­ве­ро­ят­ным: у не­го не бы­ло не­до­стат­ков.</p>
0

Не ста­ло Бо­ри­сла­ва Све­то­за­ро­ви­ча Ми­ло­ше­ви­ча. В это по­ве­рить не­воз­мож­но. Не долж­но так быть, что­бы ухо­ди­ли лю­ди, ко­то­рые во­пло­ща­ют че­ло­ве­че­с­кий иде­ал. Во всём. Он был не­по­гре­шим. В ра­бо­те, в лич­ных, то­ва­ри­ще­с­ких от­но­ше­ни­ях, в лю­бом де­ле, за ко­то­рое брал­ся, Бо­ри­слав Све­то­за­ро­вич всё де­лал бе­зу­преч­но. Ка­жет­ся не­ве­ро­ят­ным: у не­го не бы­ло не­до­стат­ков. Но все­ми до­сто­ин­ст­ва­ми, ка­кие толь­ко воз­мож­ны у че­ло­ве­ка, он об­ла­дал. В нём бы­ло по­ис­ти­не всё пре­крас­но: и ли­цо, и одеж­да, и ду­ша, и мыс­ли.

Мил­ли­о­ны лю­дей ви­де­ли его по те­ле­ви­зо­ру, слы­ша­ли по ра­дио. И все от­ме­ча­ют его по­ра­зи­тель­ную кра­со­ту, ма­гию го­ло­са, за­во­ра­жи­ва­ю­щую ма­не­ру го­во­рить. Но те, ко­му по­сча­ст­ли­ви­лось об­щать­ся с ним лич­но, не про­сто по­па­да­ли под его фан­та­с­ти­че­с­кое оба­я­ние, но не мог­ли да­же крат­кую встре­чу с ним — на ули­це, на кон­фе­рен­ции, на от­ды­хе — за­быть. Он был очень зна­чи­те­лен. Без­гра­нич­но­го ума и ин­тел­лек­та. Вы­да­ю­щих­ся ана­ли­ти­че­с­ких спо­соб­но­с­тей. А ес­ли оп­ре­де­лять по­ря­доч­ность в ка­ких-то еди­ни­цах, то за аб­со­лют нуж­но брать имен­но Бо­ри­сла­ва Ми­ло­ше­вич. И к этой еди­ни­це ед­ва ли мо­жно и при­бли­зить­ся.

Круп­ный по­ли­тик, дип­ло­мат, он был на­чи­с­то ли­шён ли­це­ме­рия и "по­движ­но­с­ти" кор­пу­са и по­зи­ции. Ко­неч­но, знал, что та­кое ком­про­мисс, но не сла­бость по­зи­ции! Став по­слом Юго­сла­вии в Рос­сии в 1998 го­ду, сколь­ко по­ис­ти­не не­че­ло­ве­че­с­ких уси­лий он при­ло­жил, что­бы пре­дот­в­ра­тить на­па­де­ние сил НА­ТО на свою стра­ну! Ко­го из да­же ны­не дей­ст­ву­ю­щих по­слов ка­ких бы то ни бы­ло государств мы зна­ем? Не го­во­ря о тех, кто был по­слом на ру­бе­же ты­ся­че­ле­тий? А Бо­ри­сла­ва Ми­ло­ше­ви­ча лю­ди зна­ют, ува­жа­ют, лю­бят и це­нят до сих пор, та­кую он ос­та­вил па­мять о сво­ей ра­бо­те по­сла и по­зи­ции граж­да­ни­на сво­ей стра­ны. Как он стре­мил­ся до­бить­ся то­го, что рус­ские по­лю­би­ли Юго­сла­вию. И это ему уда­лось! Да и не­воз­мож­но не по­лю­бить стра­ну, у ко­то­рой — та­кие сы­ны!

До­ве­лось как-то спро­сить его, вы­пу­ск­ни­ка юри­ди­че­с­ко­го фа­куль­те­та, что нуж­но для то­го, что­бы стать дип­ло­ма­том. Он от­ве­тил без ма­лей­ше­го про­мед­ле­ния, да­же с ка­ким-то не­до­уме­ни­ем по по­во­ду во­про­са: "На­до про­сто лю­бить свою ро­ди­ну". О, как он лю­бил свою Ро­ди­ну! Та­ко­го па­т­ри­о­та Юго­сла­вии, Сер­бии, Чер­но­го­рии и ис­кать не нуж­но! Ед­ва ли кто-то ещё так де­я­тель­но и все­по­гло­ща­ю­ще лю­бил! Не иде­а­ли­зи­ро­вал, не пел осан­ну, а лю­бил и го­тов был на все труд­но­с­ти, ли­ше­ния. Аб­со­лют­ная без­раз­дель­ная лю­бовь, пре­дан­ность, же­ла­ние ра­бо­тать на бла­го как стра­ны, так и от­дель­но­го че­ло­ве­ка. Сколь­ко к не­му об­ра­ща­лось лю­дей и по ча­ст­ным во­про­сам! Он за се­бя, за род­ных не по­шёл бы про­сить, не стал бы бес­по­ко­ить ко­го-то те­ле­фон­ны­ми звон­ка­ми: че­ло­век вы­со­чай­шей кор­рект­но­с­ти, счи­тал это не­до­пу­с­ти­мым. А для дру­гих — про­сил. Ма­ло кто зна­ет, что имен­но Бо­ри­слав Ми­ло­ше­вич по­мо­гал сво­им со­граж­да­нам вы­би­рать­ся из "го­ря­чих то­чек" по все­му ми­ру. Он зво­нил рос­сий­ским кол­ле­гам, и, ува­жая его, пре­кло­ня­ясь пе­ред его че­ло­ве­че­с­кой ог­ром­но­с­тью, те ре­ша­ли во­про­сы — ма­хо­вик на­чи­нал ра­бо­тать, лю­ди бы­ли спа­се­ны. Сколь­ко бла­го­да­ря ему ус­т­ро­и­лись на ра­бо­ту, учё­бу, на ле­че­ние… И не ки­чил­ся за­слу­га­ми, да­же сму­щал­ся, ког­да его бла­го­да­ри­ли, счи­тая, что сво­им че­ло­ве­че­с­ким дол­гом по­мо­гать лю­дям.

Сам Бо­ри­слав Све­то­за­ро­вич в бе­се­де го­во­рил: "Стра­не мо­ей я был ну­жен и мог при­не­с­ти поль­зу и как дип­ло­мат, и на хо­зяй­ст­вен­ной ра­бо­те, и я это де­лал. Да и сей­час я де­лаю то, что в мо­их си­лах, что­бы по­мо­гать мо­ей стра­не".

Бы­ли ве­щи, торг ко­то­ры­ми он не до­пу­с­кал и в мыс­лях. Ему пред­ла­га­ли уча­ст­во­вать в вы­бо­рах в рос­сий­скую Го­су­дар­ст­вен­ную ду­му с га­ран­ти­ей про­хож­де­ния его кан­ди­да­ту­ры. Он — по­ли­тик! Это его сте­зя, его хлеб, воз­дух, ко­то­рым он ды­шал. Од­на­ко для это­го нуж­но бы­ло не про­сто при­нять рос­сий­ское граж­дан­ст­во, но от­ка­зать­ся от серб­ско­го. Для се­бя Бо­ри­слав Све­то­за­ро­вич счи­тал это не­при­ем­ле­мым и да­же рас­сма­т­ри­вать пред­ло­же­ние не стал. Хо­тя в тот "де­мо­кра­ти­че­с­кий" пе­ри­од вла­с­ти Сер­бии от­но­си­лись к не­му ед­ва ли не враж­деб­но. Но он-то от­но­сил­ся к ро­ди­не как лю­бя­щий вер­ный сын, у не­го од­на ро­ди­на! Он граж­да­нин од­ной стра­ны — сво­ей.

Да, он лю­бил Рос­сию. Но лю­бил Рос­сию, как че­ло­век лю­бит и ува­жа­ет мать сво­е­го дру­га. Со всей ис­крен­но­с­тью. Но свою мать он лю­бит един­ст­вен­ной сы­нов­ней лю­бо­вью.

Он гор­дил­ся ис­то­ри­ей стра­ны, её ус­пе­ха­ми. Был убеж­дён, что ны­неш­няя бед­ст­вен­ная си­ту­а­ция — вре­мен­ное яв­ле­ние, го­во­рил: "Уве­рен, что ра­но или по­зд­но Сер­бия про­воз­гла­сит про­грам­му объ­е­ди­не­ния с со­сед­ни­ми го­су­дар­ст­ва­ми, брат­ски­ми на­ро­да­ми. Я ви­жу Сер­бию про­цве­та­ю­щей, силь­ной, объ­е­ди­нён­ной на рав­но­прав­ных ос­но­вах и ус­ло­ви­ях фе­де­ра­ции с Ре­с­пуб­ли­кой Серб­ской в Бос­нии и Гер­це­го­ви­не, объ­е­ди­нён­ной с мо­ей ро­ди­ной — Чер­но­го­ри­ей, объ­е­ди­нён­ной с Ма­ке­до­ни­ей. Сер­бия долж­на вер­нуть се­бе ис­то­ри­че­с­кий ста­тус са­мо­го силь­но­го го­су­дар­ст­ва на Бал­кан­ском по­лу­ос­т­ро­ве". И не толь­ко вы­ра­жал уве­рен­ность, но всё де­лал для то­го, что­бы си­ту­а­ция ста­ла имен­но та­кой. Как он гор­дил­ся ис­то­ри­ей сво­ей се­мьи, ро­ди­те­ля­ми! Был ис­пол­нен бла­го­дар­но­с­ти и по­чте­ния, хра­нил неж­ную па­мять. Они бы­ли пе­да­го­га­ми: мать Ста­ни­сла­ва — учи­тель­ни­цей на­чаль­ных клас­сов, отец Све­то­зар — пре­по­да­ва­те­лем в сред­ней шко­ле. "Бу­ду­чи те­о­ло­гом, отец в Ко­ро­лев­ст­ве Юго­сла­вия пре­по­да­вал "на­уку о ве­ре", а по­сле вой­ны пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вал­ся в пре­по­да­ва­те­ля рус­ско­го язы­ка (это бы­ло не труд­но, по­сколь­ку в уни­вер­си­те­те изу­чал цер­ков­но­сла­вян­ский и ста­ро­сла­вян­ский язы­ки). Ро­ди­те­ли во вре­мя вой­ны со­труд­ни­ча­ли с пар­ти­зан­ским дви­же­ни­ем".

С теп­ло­той рас­ска­зы­вал о ба­буш­ках, де­душ­ках, ему бы­ли до­ро­ги вос­по­ми­на­ния из дет­ст­ва. Он свет­лел ли­цом, ког­да го­во­рил о род­ных. В честь сво­е­го от­ца он на­звал Све­то­за­ром сы­на, ко­то­ро­го обо­жал не­ве­ро­ят­но!

Он был не толь­ко иде­а­лом че­ло­ве­ка, но граж­да­ни­на и муж­чи­ны. Та­кая стой­кость, та­кая бес­ком­про­мисс­ность, та­кие бой­цов­ские ка­че­ст­ва, та­кие чув­ст­ва на­дёж­но­с­ти и справедливости ис­хо­ди­ло от не­го! И что­бы всё это так со­че­та­лось в од­ном ли­це! Че­ло­век стра­ст­ный, он жи­во и ос­т­ро ре­а­ги­ро­вал на со­бы­тия во всём ми­ре, го­тов был от­ста­и­вать свою по­зи­цию во всех си­ту­а­ци­ях, не бо­ял­ся ни­ко­го, ни на ко­го не ог­ля­ды­вал­ся, не дер­жал ку­ла­ки в кар­ма­нах — вы­хо­дил на по­еди­нок сме­ло и ре­ши­тель­но. У не­го бы­ла не око­с­те­нев­шая ду­ша, по­ры­ви­с­тость юно­ши, ос­т­ро­умие и да­же озор­ст­во. С го­да­ми он не рас­тра­тил ка­че­ст­ва мо­ло­до­с­ти — ро­ман­тизм, ин­те­рес к но­во­му, ув­ле­чён­ность, не­по­сред­ст­вен­ность, жи­вой от­клик на что-то взвол­но­вав­шее.

Как он умел дру­жить! Как ис­крен­не при­ни­мал к серд­цу и ра­до­с­ти, и бо­ли сво­их то­ва­ри­щей, го­тов был ока­зать лю­бую по­мощь! Как умел по­ка­зать, что имен­но ты — его луч­ший и са­мый близ­кий друг. И как до­ро­жил хо­ро­ши­ми от­но­ше­ни­я­ми с людь­ми.

Не пе­ре­тя­ги­вая на се­бя оде­я­ло, ни­че­го не де­лая для это­го, он ста­но­вил­ся до­ми­нан­той, цен­т­ром ком­па­нии, к не­му бы­ли об­ра­ще­ны взгля­ды на лю­бом ме­ро­при­я­тии. То, что он го­во­рил, за­по­ми­на­лось зна­чи­тель­но­с­тью, не­ба­наль­но­с­тью. Он умел и про­ин­фор­ми­ро­вать, и по­мочь по­нять, и убе­дить.

Зна­ток ис­кус­ст­ва, он ин­те­ре­со­вал­ся и те­а­т­ром, и жи­во­пи­сью, был кни­го­че­ем, тон­ким це­ни­те­лем по­эзии. Мог ци­ти­ро­вать рус­ских и со­вет­ских по­этов, хо­ро­шо знал ми­ро­вую ли­те­ра­ту­ру. Имен­но Бо­ри­слав Ми­ло­ше­вич пер­вым пе­ре­вёл на серб­ский язык про­из­ве­де­ния Ва­лен­ти­на Рас­пу­ти­на: про­чи­тал в жур­на­ле — взял­ся за пе­ре­вод. Рус­ским язы­ком вла­дел в со­вер­шен­ст­ве ве­ли­ком! Аб­со­лют­ное боль­шин­ст­во рус­ских не вла­де­ет род­ным язы­ком в та­ком со­вер­шен­ст­ве, как Бо­ри­слав Све­то­за­ро­вич. Изу­чал он его сам, вспо­ми­ная, что в биб­ли­о­те­ке его от­ца бы­ло мно­го рус­ских книг, ко­то­рые при­вле­ка­ли с ма­ло­лет­ст­ва. Ино­гда до­во­дит­ся слы­шать, что он был пе­ре­вод­чи­ком Ио­си­па Броз Ти­то. Од­на­ко Бо­ри­слав Све­то­за­ро­вич пе­ре­вод­чи­ком как та­ко­вым не был. Он за­ни­мал­ся ру­ко­во­дя­щей пар­тий­ной ра­бо­той, но вы­сту­пал в ка­че­ст­ве пе­ре­вод­чи­ка, по­то­му что хо­ро­шо вла­дел рус­ским язы­ком и поль­зо­вал­ся до­ве­ри­ем Ти­то.

Он дер­жал­ся с не­по­вто­ри­мым до­сто­ин­ст­вом в лю­бой си­ту­а­ции. Не ро­бел в при­сут­ст­вии "силь­ных ми­ра се­го". Это они в его при­сут­ст­вии мог­ли ро­беть, по­то­му что его ве­ли­чие бы­ло вид­но сра­зу и всем. И был чрез­вы­чай­но, но ари­с­то­кра­ти­че­с­ки прост в об­ще­нии с людь­ми: вни­ма­те­лен к про­дав­цу, во­ди­те­лю так­си, мед­се­с­т­ре и са­ни­тар­ке, в бук­валь­ном смыс­ле был с ни­ми на рав­ных без вся­кой сни­с­хо­ди­тель­но­с­ти и по­зы.

Не­спра­вед­ли­во по от­но­ше­нию к фи­гу­ре и зна­чи­тель­но­с­ти са­мо­го Бо­ри­сла­ва его ча­с­то упо­ми­на­ют как бра­та Сло­бо­да­на Ми­ло­ше­ви­ча. Но он не был про­сто бра­том ве­ли­ко­го по­ли­ти­ка. Он сам был не ме­нее, возь­му на се­бя пра­во ска­зать, бо­лее ве­лик. И его ка­рь­е­ра шла вне за­ви­си­мо­с­ти от бра­та. Все­го он до­бил­ся сам: сво­им умом, та­лан­том, энер­ги­ей, це­ле­у­с­т­рем­лён­но­с­тью. Его по­тен­ци­ал по­про­с­ту не­объ­я­тен. И, к со­жа­ле­нию, не ре­а­ли­зо­ван в пол­ной ме­ре. Как брат Слободана Милошевича он подвергался гонениям в "демократической" Сербии.

Млад­ше­го бра­та он лю­бил, пе­ре­жи­вал его тра­ге­дию, гор­дил­ся его не­сги­ба­е­мо­с­тью. Он сде­лал всё, что­бы под­дер­жать Сло­бо­да­на в труд­ной си­ту­а­ции. А по­сле ухо­да то­го со­хра­нить о нём па­мять. С охотой от­клик­нул­ся на пред­ло­же­ние рус­ской сто­ро­ны по­ра­бо­тать над кни­гой "Не­по­беж­дён­ный" в па­мять о Сло­бо­да­не. Скру­пу­лёз­но вы­пол­нял эту ра­бо­ту. В по­след­нее вре­мя он чув­ст­во­вал не­до­мо­га­ния. Ведь тра­ге­дия его стра­ны и се­мьи тя­же­ло ска­зы­ва­лась на здо­ро­вье: ра­ни­ла серд­це, тер­за­ла ду­шу. Но толь­ко близ­кие ви­де­ли, что ему тя­же­ло, что он стра­да­ет. Для всех он ос­та­вал­ся спи­ной, за ко­то­рой мож­но най­ти ук­ры­тие в труд­ный час, опо­рой, ко­то­рая под­дер­жит и не под­ло­мит­ся. Да­же в боль­ни­це не да­вал се­бе по­блаж­ки. Ра­бо­та его и под­дер­жи­ва­ла. Вы­ход кни­ги был для не­го со­бы­ти­ем, со­бы­ти­ем для на­шей об­ще­ст­вен­ной жиз­ни. Бо­ри­слав Све­то­за­ро­вич с удов­ле­тво­ре­ни­ем ду­мал, что по­мо­га­ет до­не­с­ти до лю­дей прав­ду о бра­те, о стра­не.

Им бы­ла под­го­тов­ле­на к из­да­нию и кни­га "Бал­кан­ский из­лом" — сви­де­тель­ст­во уси­лий го­су­дар­ст­ва, лич­ной борь­бы Бо­ри­сла­ва Све­то­за­ро­ви­ча про­тив аг­рес­сии НА­ТО, за со­хра­не­ние це­ло­ст­но­с­ти сво­ей стар­ны, за до­ве­де­ние прав­ды о при­чи­нах на­па­де­ния ци­ви­ли­зо­ван­ного запада на су­ве­рен­ную стра­ну — Юго­сла­вию. С ка­ким ув­ле­че­ни­ем он ра­бо­тал над сво­ей кни­гой! Как он на­де­ял­ся, что это со­бра­ние его ста­тей, ин­тер­вью, лек­ций пе­ри­о­да 1999— 2012 го­дов по­мо­гут лю­дям оце­нить по­ло­же­ние на Бал­ка­нах, до­не­с­ти фак­ты. Кни­га ста­ла сви­де­тель­ст­вом пра­во­ты и му­же­ст­ва и на­ро­да Юго­сла­вии, и его ли­де­ров, го­су­дар­ст­вен­ных му­жей, та­ких, как Сло­бо­дан Ми­ло­ше­вич и Бо­ри­слав Ми­ло­ше­вич.

Сме­лый, от­важ­ный, не пре­кло­ня­ю­щий­ся пе­ред труд­но­с­тя­ми и об­сто­я­тель­ст­ва­ми, не по­сту­пив­ший­ся сво­и­ми прин­ци­па­ми, он яв­ля­ет со­бой ге­роя на­ше­го вре­ме­ни. О та­ких лю­дях сла­га­ют сти­хи и пес­ни, в их честь на­зы­ва­ют ули­цы и го­ро­да, ста­вят па­мят­ни­ки.

Уход Бо­ри­сла­ва Све­то­за­ро­ви­ча стал не­о­жи­дан­но­с­тью оше­лом­ля­ю­щей! Он бо­лел в по­след­нее вре­мя, но ни­что не пред­ве­ща­ло тра­ге­дии. По­ехал на­ве­с­тить род­ные ме­с­та, в Чер­но­го­рию, по ко­то­рой то­с­ко­вал, в Сербию. По воз­вра­ще­нии в Моск­ву, где жил и ра­бо­тал в по­след­ние го­ды, со­би­рал­ся ра­бо­тать над но­вы­ми кни­га­ми, в том чис­ле сво­их вос­по­ми­на­ний. Ведь всю жизнь он был в цен­т­ре са­мых ин­те­рес­ных — и ве­ли­ких, и тра­ги­че­с­ких — со­бы­тий мировой ис­то­рии. И вдруг — не­до­мо­га­ние. Из боль­ни­цы зво­нил дру­зь­ям и спра­ши­вал, не нуж­но ли в чём по­мочь: об­ра­щай­тесь, не стес­няй­тесь — при­зы­вал не ок­реп­шим ещё го­ло­сом. В боль­ни­це стра­дал от то­го, что не мо­жет ра­бо­тать, од­на­ко раз­мы­ш­лял над за­ду­ман­ным. Де­ла шли на по­прав­ку, но не­о­жи­дан­но — рез­кое ухуд­ше­ние. Не­спра­вед­ли­во! Не­спра­вед­ли­во!

Не­за­ме­ни­мый. Не­по­вто­ри­мый. Опу­с­те­ла зем­ля. И эту пу­с­то­ту не за­пол­нит ни­кто. "При­ро­да-мать, ког­да б та­ких лю­дей ты ино­гда не по­сы­ла­ла ми­ру, за­глох­ла б ни­ва жиз­ни", — это о нём. К со­жа­ле­нию, при­ро­да не слиш­ком ще­д­ра на та­ких лю­дей. Боль не утих­нет ни­ког­да. Зем­ля вам пу­хом, до­ро­гой наш Бо­ри­слав. По­мним, лю­бим, скор­бим.

Ре­дак­ция га­зе­ты "За­в­т­ра" вы­ра­жа­ет со­бо­лез­но­ва­ние род­ным и близ­ким Бо­ри­сла­ва Ми­ло­ше­ви­ча.

Борислав Светозарович Милошевич родился 8 июля 1936 года в городе Никшич (Черногория) в Королевстве Югославия. Окончил юридический факультет Белградского университета.

В 1970—1975 годах работал советником Посольства СФР Югославии в СССР. В 1985—1989 годы — чрезвычайный и Полномочный посол СФРЮ в Алжирской Демократической Народной Республике.

В 1998—2001 годы — чрезвычайный и Полномочный посол Союзной Республики Югославия в Российской Федерации.

Общественный деятель, публицист.

Похоронен в Черногории на кладбище родовых мест Милошевичей близ деревни Леворечни Туза. Отпевание провел митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой