Авторский блог Илья Полонский 13:53 25 июля 2013

Одноцветная радуга

«Евро-леваки» давно рассматривают меньшинства как новый революционный класс, призванный произвести социальную революцию. Иммигранты, «социальные аутсайдеры» (то есть, бомжи, бичи и прочие «тунеядцы и алкоголики»), гомосексуалисты – именно им отводится роль «двигателя» прогрессивных изменений в концепциях евро-левацких теоретиков.
1

        Еще несколько лет назад у среднего российского обывателя флаг цвета радуги если и мог вызвать какие-то ассоциации, то разве что с детским праздником. Подобные расцветки обычно украшали различные утренники и прочие веселые мероприятия в детских садах и младших классах школы. У ребенка, да и у любого взрослого, многоцвет радуги всегда вызывал самые теплые чувства. 

         Безумная вестернизация, утверждение мировоззренческих и поведенческих стандартов либерального и космополитичного Запада, внесла свои коррективы и в сферу символов. Сегодня радужная расцветка предельно политизирована – из символа детства и радости радугу превратили в символ гомосексуалистов и лесбиянок. Собственно, та же история, что и со свастикой. Воспринимается однозначно. Именно под радужными флагами сегодня проходят гей-парады в странах Запада, совершаются попытки их проведения и в нашей родной России.

         Как я понимаю, в представлении либеральных и толерантных граждан, которые сплотились ныне под разноцветным знаменем радуги, она являет собой олицетворение многообразия окружающего мира. Вся палитра цветов, здесь тебе и голубой, и желтый, и красный. Вдобавок ко всему радуга – феномен природного характера, а значит – естественна. В этом символе выражается, по мнению секс-меньшинств, вся суть их общественного и политического активизма – борьба за многообразие общества. Однако в чем оно, это мнимое многообразие либерального мультикультурализма?

         Нельзя представить себе более страшной и, одновременно, унылой и скучной картины, чем утопический мир либеральных морализаторов. Права человека, обожествленные в этой модели общественного устройства, выхолощены и доведены до абсурда и самоопровержения – меньшинства диктуют свою волю большинству, а последнее вынуждено этой воле подчиняться под угрозой репрессий.

Полная унификация человеческой индивидуальности в социальном плане – как раз и есть основное кредо либеральной утопии. Через акцентуацию на индивидуальных причудах, на фриковских выходках и сексуальных девиациях достигается главная цель – общество предельно атомизировано, разобщено на отдельных, лишенных родовых и семейных связей «родства не помнящих», но в то же время и унифицировано в едином стандарте – потребляй больше, идентифицируй себя с чем угодно, только не с семьей, родом, культурой, цивилизацией.

Потребление – основной фетиш «нового мирового порядка». Оно дегуманизирует общество, лишает человека человечности, превращая в манипулируемого зомби. Бум на сексуальные девиации, сопровождающийся активным вовлечением в них молодых людей и подростков обоих полов, также есть лишь одно из проявлений утверждения потребительской идеологии. Которая превращает мир не только не в разноцветный, но скорее в коричневый – одну большую и пористую коричневую кучу.

         В либеральной утопии нет никакого многообразия. Родитель один и родитель два вместо папы и мамы, приемные семьи вместо настоящей семьи, бесконечные приюты и ювенальные юстиции – вот истинное лицо проекта, который столь активно стремятся насадить по всему миру поборники «нового мирового порядка». «Счастливым однополым семьям» уделяется все внимание огромной пропагандистской машины либеральных масс-медиа, физиономии нетрадиционалов не сходят с журнального глянца и телеэкрана.

         Борьба против мнимой дискриминации оборачивается борьбой за реальное доминирование. Не успевают утихнуть страсти по поводу легализации гомосексуальных браков, как ЛГБТ-активисты идут в новое наступление – на этот раз им требуется разрешение на усыновление детей. А где брать детей то? В приютах? Но ведь и в приютах дети не бесконечны. А значит – у нормальных семей, которые чуть не дотягивают до планки материального благополучия, ювенальные комиссии будут изымать «несчастных детей» в приюты, откуда некоторым из них «посчастливится» попасть к «родителям» один и два.

         В авангарде «борьбы за права» как всегда левые. Нет, не те коммунисты, которые бесстрашно шли на немецкие танки под Москвой 41-го. И не те, кто столетиями боролись за улучшение жизни людей труда, против капиталистической эксплуатации. Это – левые «европейского типа», для которых однополая ориентация – лишнее подтверждение политической правильности. Евро-левак – это словосочетание уже стало именем нарицательным. Так следует называть бездумных космополитов, для которых псевдоборьба за суррогатные либеральные «свободы» заменила подлинную борьбу за интересы социального освобождения. Интересы меньшинств для таких «левых» всегда важнее, чем бедственное положение социального большинства. И поверьте, право на однополый брак абстрактного гомосексуалиста их интересует куда больше, нежели низкие зарплаты работягам на соседнем заводе или отмена социальных льгот и гарантий для малообеспеченных граждан.

        Такие «евро-леваки» давно рассматривают меньшинства как новый революционный класс, призванный произвести социальную революцию. Иммигранты, «социальные аутсайдеры» (то есть, бомжи, бичи и прочие «тунеядцы и алкоголики»), гомосексуалисты – именно им отводится роль «двигателя» прогрессивных изменений в концепциях евро-левацких теоретиков. Понятно, что как раз такой контингент, легко воспламеняемый, крайне взрывной по причине своего маргинального положения, становится прекрасной авангардной силой для дестабилизации жизни в некогда нормальных и социально устойчивых странах.

         Мы видим, что разрушение социальной структуры в Ливии и Тунисе, Египте и Сирии сопровождается восторженным ликованием западных либералов и их левого фланга. «Толерантные» и «гуманистичные» либералы рукоплещут бомбежкам натовской авиацией мирных городов, смертям тысяч мирных людей, вся вина которых заключалась в том, что им не посчастливилось жить в «недемократических государствах». Где же в этом случае стенания о правах человека и многокультурности? Их нет, поскольку суть их – лишь прикрытие преступной политики мировой финансовой олигархии, закулисья, разрушающего и уничтожающего последние оплоты нормальной, человеческой, цивилизации.

         Современным американцам и европейцам, а вслед за ними и определенной части россиян, вдалбливают в головы ложные представления о возможности построения «мультикультурного» общества. Напомню, что мир всегда был многокультурен и многообразен. Тысячелетия и столетия существуют восточнохристианская и западнохристианская, арабо-мусульманская и китайская цивилизации, и более малые, но не менее важные и интересные цивилизации других народов и этносов Земли. И практически во всех мировых культурах за тысячелетнюю историю выработались единые критерии нормальности, которые, увы, не применимы к поборникам «нового мирового порядка». Настоящее многообразие культур – это как настоящая радуга на небе против суррогатной радуги на флажках гей-парадов. А предлагаемый вариант многообразия – как выбор из пепси и кока-колы, спрайта и севенапа.

         На сорванной гражданскими активистами и полицией попытке проведения гей-парада в Питере среди прочих был, как говорят, и такой весьма однозначный лозунг – «Содом в каждый дом!». А если в каждый, то где же здесь многообразие? Где разноцветная радуга? Вот и получается, что в одномерном обществе радуга тоже становится одноцветной. Голубой или розовой – кому как больше нравится. А что же мы – обычные люди, кого либеральная и толерантная «оппозиция» называет «натуралами»? А нам нужна наша радуга, настоящая, многоцветная. Не на флажках сомнительных движений. Радуга – на небе.


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой