Авторский блог Никита Жуков 19:02 23 марта 2017

Один день из жизни грузчиков

Однажды в Ростове...
0

В России, как известно, почти половина населения работает или подрабатывает в теневом секторе экономики. Наверно, почти в каждом русском городе есть целые бригады строителей, грузчиков, монтажников, плотников-да кого угодно, которые работают неофициально, в тени. В бытность студентом и мне довелось подрабатывать грузчиком. Приведенная ниже история имела место быть в реальности. Разумеется, имена и некоторые детали изменены.


Мчимся по периферии Ростова на грузовике. Справа-серые от дорожной пыли многоэтажки бросают тень на дорогу. Слева-голая, выжженая солнцем степь.
Заворачиваем на проселочную дорогу, едем в глубь степи. Несмотря на жаркую погоду, повсюду были разлиты  ржавые лужи.
«Здесь птицы не поют, деревья не растут. Пустыня»- печально сказал Лёша, оглядывая пространство вокруг.
Водитель, Лёшка, очень странный человек. За его плечами два года тюрьмы, а за что сидел-никто не спрашивал. Это было лишним. Мы здесь все равны. «Подрабатывал» он еще и тем, что брал кредиты в коммерческих банках и не отдавал их обратно. Причем, не потому, что не было денег, а принципиально, «назло ростовщикам треклятым», как он выражался. В общении он был крайне деликатным человеком. Тюрьма будто не оставила на нем своего отпечатка.
Где-то вдалеке виднеются одинокие трубы заводов. Они дымили также слабо, как тлеющие сигареты. Все здесь имело какой-то неотёсанный, заброшенный вид.
« Как в Чернобыле»-мрачно пошутил Серёжа.
Серёга-молодой парень, мой ровесник. Он был мастером на все руки-умел буквально всё. При этом был отпетым циником, постоянно рассказывал скабрезные анекдоты. Бригадир называл его штатным клоуном. Однако временами он был серьёзным и даже романтичным.

Остановились у гаража, рядом с новостройкой. Вышли из кабины. Из кузова выпрыгнул Андрей, наш бригадир.
У Андрея была всего одна странность: при всей жёстсткости характера-он никогда не матерился, а разговаривал каким-то простым, бытовым языком.
Но больше всего поражала жизнестойкость этого человека. Он работал буквально целые сутки на самых разных работах.
В свободное от работы время он был молчалив и угрюм, даже агрессивен. Но стоило ему найти занятие, как он вдруг весь преображался и заряжал всех своей неизбывной энергией. Он с такой отверженностью и любовью отдавался труду, что казалось, будто в этой незамысловатой работе для него и заключался весь смысл жизни: таскать туда-сюда тяжелые вещи и приносить таким образом пользу людям. Он никогда не отдыхал. «Спину сломаешь себе, бригадир»-говорили мы ему, шутя. А он-ничего, мол, не сломаюсь.
Вышли и стоим, ждём заказчика, поглядывая на часы. Сергей со скепсисом посмотрел на новостройку :
"руки бы отбить за такую облицовку"
Андрей молчал, смотрел со скукой куда-то в горизонт, где тлели заводы.
Лёха матерился, пытаясь зажечь сигарету.
А я-наблюдал за ними.
Наконец приехал заказчик на блестящем «мерине». Серёга присвистнул и крепко выругался.
Бригадир выслушал заказчика: надо было погрузить в машину все, что было в гараже, и перевезти в другой гараж, который был на другом конце города.
 У Андрея сразу появилась счастливая улыбка на лице. Мы с Серегой принялись за работу, под руководством веселого бригадира.
Вот только Леша, посчитав убытки от бензина, остался недовольным.
Работалось хорошо. Под звонкий смех бригадира. Под пошлые шутки Серёжи. И под грустное бормотание Лёхи. И под моё тяжёлое молчание.
Начало смеркаться. Включились столбовые фонари. Оказывается, и здесь свет работает. Значит-он кому-то нужен. Квёлый свет фонаря придавал ржавым лужам бордовый, кровавый оттенок. Шумела и сверкала мириадами фар автотрасса вдали. Прилетели оттуда слова блатной песни и канули в шуме моторов. Нахмурится недобро Лёха, будто примомнит что-то, и начнет свою телегу про то, как в девяностых «от братвы шухирился.»
Под утро мы привезли и выгрузили весь хлам в назначенном месте. Долго ждали заказчика. Наконец, он приехал. Сонный, недовольный, лениво почесывая пузо. Начал небрежно считать деньги.
«что-то хреново вы работаете, мужики, долго очень»-сказал «начальник».
И тут вдруг мы первый раз услышали от Андрея мат:
«Слышишь, начальник..Да пошел ты мать-перемать к такой-то матери..»
Начальник, возмутившись «хамством», отобрал у нас половину зарплаты и умчал на своем мерине.
Тесно сидим мы в кабине грузовика.
Молчим.


Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой