Очень странный праздник
Сообщество «Китай-Го (中国)» 16:02 22 января 2020

Очень странный праздник

история отношений России с Китаем насчитывает столетия
3

В 2019 году в Российской Федерации с особым размахом отмечался юбилей  «установления  отношений с Китайской Народной Республикой». Год в очередной раз был объявлен «годом Китая в России», проводились различные выставки, круглые столы и концерты, а официальными лицами РФ и КНР подписывались соглашения, совместные заявления, планы и меморандумы.

Но сам повод вызывает недоумение. Ведь история отношений России с Китаем насчитывает более 300 лет или даже целых 400 лет. На фоне этих чисел какие-то 70 лет выглядят очень блекло.

Сразу возникает подозрение, что россиянам предлагают отпраздновать день рождения Нового Китая — КНР, ведь для него это не просто 70 лет отношений, это 70 лет существования. И праздник «день основания КНР», отмечающийся 1 октября, для китайцев является наиважнейшим. До недавнего времени это был единственный праздник Китая, сопровождавшийся военным парадом.  

Подозрение не беспочвенное, если даже посол КНР Чжан Ханьхуэй в своём интервью интервью МИА «Россия сегодня» сказал, что он надеется, что СМИ будут освещать этот праздник, «чтобы российский народ посредством ваших сообщений разделил счастье и радость вместе с китайским народом по случаю 70-летия образования КНР».

С другой стороны, общая история отнюдь не объединяет Россию и Китай, а разъединяет. И видно, что о том, как развивались отношения Россия и Китая, ни та, ни другая сторона пытается не вспоминать, чтобы не портить выдавшийся в отношениях «медовый месяц». 

При этом сама история не виновата. Действительно печальных для двух стран событий в истории отношений не много. Россия и Китай большую часть времени жили в мире, и между ними никогда не было полномасштабных войн. Проблема в историографии, в интерпретации и оценках событий.

Российская и китайская историографии не просто не сходятся, в оценках они абсолютно не совместимы. Одни и те же события оцениваются прямо противоположным образом. Если что-то российской историографией оценивается положительно, то китайской — отрицательно, и наоборот. Также китайские авторы любят выпячивать трагические события своей истории и преувеличивать их. 

Так, датой установления Российско-Китайских отношений можно считать 27 августа 1689 года, когда был подписан Нерчинский договор. И сразу же начинаются расхождения. 

Российская историография относится к договору в целом отрицательно. Большинство историков считают договор «несправедливым», потому что русские послы были вынуждены его подписать под давлением превосходящей их в несколько раз армии маньчжуров. 

Китайская же историография относится к договору в большей степени положительно, считая его «равноправным» и «справедливым». И чуть ли не единственным «равноправным» договором с Россией! 

При этом, естественно, различно понимание предыстории начала отношений. 

Российская историография говорит, что интерес к Китаю в России возник только с выходом за Урал в середине XVI века и началом освоения Сибири и Дальнего Востока. До этого о Китае знали мало, к тому же он был далеко. Процесс присоединения земель на Востоке носил преимущественно мирный характер. Россия к Китаю была настроена очень дружелюбно, а вот Китай — не очень. Было организовано несколько русских посольств, целью которых было установление отношений, но они все кончались неудачей. И если первые путешественники были сами виноваты в своих неуспехах (например, первое русское посольство, отправленное ещё Василием Шуйским, дороги в «Китайское царство» просто не нашло), то последних в Китае встречали враждебно. Казаки успели открыть земли в верхнем и среднем течении реки Амур (и множество других), присоединили их к России и стали осваивать, а в Пекине на них предъявили претензии и начали готовиться к нападению.

Необходимо упомянуть, что в Китае в начале XVII века тоже происходили изменения. Начавшиеся повсеместно восстания свергли династию Мин, а воспользовавшиеся ситуацией маньчжуры установили собственную династию Цин и начали захват всего Китая. Конечно же, в это время для маньчжуров приоритетным было продвижение не на север, а на юг. 

Китайские авторы, напротив, утверждают, что Россия не была дружелюбной. Это был якобы «страшный агрессор». Освоение Сибири и Дальнего Востока они изображают кровавым завоеванием, сопровождавшимся уничтожением местного населения. Даже стычки первопроходцев с даурами в Приамурье китайцами интерпретируются как нападение русских на китайцев, а создание Албазина и других острогов — как захват исконно китайской территории. 

Поэтому последующее нападение маньчжуров на Албазин, которое российские историки считают агрессией и попыткой вытеснить русских из Приамурья, китайские авторы описывают как отражение вооружённого вторжения русских и оборонительную войну, в которой участвовала вся «китайская нация» и особенно отличились нацменьшинства. (Точно таким же языком китайские историки рассказывают о Японо-Китайской войне. Сравните масштаб!)

Осады маньчжурами Албазина стали для России проблемой. Уделяя большее внимание делам в Европе, правительство хотело решить дальневосточные вопросы как можно скорее — утверждает российская историография. Россия сразу же откликнулась на предложение о мире, отправленном императором Канси (Сюань Е) через отпущенных из плена казаков. Во время первой осады защитники сдали острог, но они вернулись и отстроили его, после чего маньчжуры снова его осадили. Защитники не сдавались и мужественно оборонялись, пока маньчжуры не ушли.

Китайские авторы пишут, что Россия на предложение о мире не откликнулась, а запросила его только после того, как гарнизон Албазина потерял мужество сражаться. Этим они не просто выставляют происходившее в Приамурье как войну, они рассказывают о своей полной победе, в результате которой был подписан Нерчинский договор. 

Различны и интерпретации условий договора. Отечественные историки отмечают, что хотя русские и потеряли свои территории и вынуждены были уничтожить Албазин, но Россия получила торговые преимущества, которых давно добивалась, а статьи договора фактически создали возможность пересмотра границ в будущем и дальнейшего возвращения русских. 

Китайцы утверждают, что договор точно установил границы и был подтверждением того, что территории Приамурья и Приморья являются неотъемлемой частью Китая. А русские не потеряли земли, а наоборот — получили! Якобы по итогам договора к России отошёл Байкал, а до этого он, естественно, был частью Китая. Также оставалась неразграниченная зона между государствами. (На картах в учебниках и в большинстве китайских изданий зона ограничена Становым хребтом и рекой Удой, но некоторые китайские авторы считают такую интерпретацию «потаканием» России и утверждают, что в неё входила Камчатка.) Значение же Нерчинского договора они видят в том, что он ознаменовал собой конец десятилетиям «агрессии» России против Китая. Но Россия не успокоилась… и наслала на китайцев Галдана!

Действительно, пока маньчжуры боролись с русскими на севере, на западе джунгарский хан Галдан вторгся в Халху. Некоторые халхасцы обратились к маньчжурам за помощью и обратились в их подданство. В результате Канси полностью подчинил Халху и в конце концов решил разобраться с джунгарами. Первая война Цин с Джунгарским ханством закончилась только со смертью Галдана. На покорение же Джунгарского ханства у маньчжуров ушло ещё чуть более полувека (среди западных историков популярно писать, что оно закончилось геноцидом джунгар). 

Важно отметить, что китайская историография превращает историю правления Канси в пропагандистский сюжет, в поучительную сказку, поэтому ему посвящена целая глава в китайских учебниках по истории. Император изображается собирателем китайских земель и положительным героем, а русские казаки и Галдан изображаются злодеями, которые хотели отнять «исконно китайские» земли. Великим достижением Канси является то, что он победил всех «захватчиков» и «сепаратистов». Используемый китайскими авторами язык ничем не отличается от описания современных китайских проблем. Что Галдан с джунгарами, что движение за независимость Тайваня в Китайской Республике — «сепаратистские силы», и если первых уничтожили, вторых несомненно разгромят. 

Отечественные историки пишут, что хотя Галдан и просил о помощи в противостоянии с маньчжурами, Россия не откликнулась. И некоторые считают, что зря. Ведь если бы Россия поддержала Галдана, тогда стало бы возможно заключить договор с маньчжурами на более выгодных условиях.

Китайцы же пишут, что джунгары при помощи русских стали «сепаратистам» и начали воевать с Китаем. Галдан, сговорившись с русскими, сначала «предательски напал» на халхасцев. А потом, ворвавшись во Внутреннюю Монголию, стал угрожать Пекину, и русские снова его поддержали. (Тут, наверное, внушается мысль, что сепаратистов обязательно поддерживают из-за рубежа.) Но китайцы всё равно смогли победить Галдана и джунгар. При описании борьбы Цин с Джунгарским ханством китайские авторы вновь особо выделяют роль нацменьшинств в противостоянии врагам Китая. А русская поддержка джунгарского «сепаратизма», дескать, закончилась только с подписанием Буринского и Кяхтинского договоров в 1727 году. 

Российская историография оценивает данные договоры положительно. Была уточнена граница, притязания китайской стороны на территории России отклонены, торговля существенно расширена, а русская духовная миссия в Пекине получила официальный статус.

Китайцы же пишут, что договор «не совсем равноправный»: Россия расширила торговлю и получила территории, которые ей не принадлежали; и таким образом Китай потерял Бурятию(!), но остальная Монголия была признана частью Китая. «Агрессия» России в очередной раз была остановлена и Китай, наконец, обезопасил себя.

Кяхтинский договор стал правовой основной отношений России и Китая на новом этапе. Всё изменилось с подписанием Айгунского и Пекинского договоров и возвращением русских в Приамурье в середине XIX века.

В Первой Опиумной войне (1840-1842) Цинский Китай потерпел сокрушительное поражение от Великобритании. В результате этого поражения был подписан Нанкинский договор. Эта является очень важным событием в китайской историографии. С него начинается «новое время» для Китая (и учебник по истории для восьмого класса), и именно с ним связаны две очень важные для китайцев идеологемы: «век унижения» и «неравноправные договоры».

«Век унижения» начинается с конца Первой Опиумной войны и заканчивается где-то с образованием КНР. В этот период Китай якобы был слаб и постоянно обижаем странами Запада и Японией. Они заключали с Китаем «неравноправные договоры», которые были «унизительны». А неравноправны они потому, что Китай был слаб, а другие государства — сильны. Проблема в том, что единого списка «неравноправных договоров» нет даже у самих китайцев. Но, по их мнению, Нанкинский договор, обязавший Китай передать Великобритании Гонконг и выплатить огромную контрибуцию, является первым из них. 

В этот период у России опять были проблемы в Европе. В 1853 году разразилась Крымская война с Турцией, Великобританией и Францией. Но после того, как Россия подверглась нападению англо-французского флота на Дальнем Востоке, ей пришлось снова заняться Амурским вопросом.

И здесь находится ещё одна точка дивергенции. 

Отечественные историки утверждают, что русские во Второй опиумной войне выступили «миротворцами» и сильно помогли Китаю. В благодарность с Россией были заключены Айгунский, Тяньцзиньский и Пекинский договоры. Они окончательно определили восточную границу между Россией и Китаем, и русские получили многочисленные привилегии и территории, составляющие современные Амурскую область, Еврейскую автономную область, Приморский край и южную часть Хабаровского края. Естественно, эти договоры являются хорошими и даже если и содержат неравноправные статьи, то в целом всё равно являются равноправными, ведь Россия не воевала с Китаем и не прибегала к угрозам применить силу.

Китайские авторы всеми силами пытаются привязать Россию ко Второй Опиумной войне и изображают её чуть ли не полноценным участником конфликта. По их словам, снача Россия оккупировала китайские земли в провинции Хэйлунцзян и силой заставила китайцев подписать Айгунский договор, пока англо-французские войска громили форты Дагу, расположенные неподалёку от Тяньцзиня. Сразу же после этого Россия (вместе с США), присоединившись к Великобритании и Франции, вынудила китайцев подписать Тяньцзиньские договоры. А когда Китай проиграл войну, русские совместно с  англичанами и французами навязали ему Пекинские договоры. Естественно, все эти договоры были «неравноправными».

Опиумные войны, «неравноправные договоры» и прочие «унижения» являются основой «патриотического воспитания» в КНР. По этой причине рассказ о них включен в учебники по истории для восьмого класса. Китайским школьникам предлагается изучить, как и чем Великобритания, Франция и Россия «унизили» Китай. И если про англичан с французами сказано, что они жгли и грабили дворцы и сады, то про Россию — что она-де «захватила» более 1500000 квадратных километров земли на севере Китая. Иллюстрируется это вездесущими «картами унижения». Например, в учебнике по истории Китая, составленного министерством образования КНР и выпущенного издательством «Народное образование» в 2017 году, такая карта напечатана на странице 11.

 двойной клик - редактировать изображение

Ученики должны знать, какие «неравноправные договоры» были заключены с Россией и сколько посредством их Царской Россией было захвачено земли.

Так, красным на карте изображена неразграниченная по Нерчинскому договору зона. 
Фиолетовым — Айгунский договор 1858 года. Захвачено более 600000 км2. Розовым — Пекинский договор 1860 года. Захвачено около 400000 км2. Оранжевым — Пекинский договор 1860 года и Чугучакский протокол 1864 года. Захвачено более 440000 км2.
Зелёным — Петербургский договор 1881 года и пять последующих протоколов описания границы. Захвачено более 70000 квадратных км. 

По карте можно заметить, что по мнению китайских историков, Шантарские острова перешли к России по Айгунскому договору, а по Пекинскому договору — целый Сахалин, который тоже, мол, является исконно китайской территорией и якобы это было признано Россией при подписании Нерчинского договора! Будто и не было русских первопроходцев, открывших эти острова, и Симодского трактата 1855 года.

Последующие события в китайских учебниках вообще не описаны, но особо любимы китайскими историками, публицистами и даже писателями-фантастами. 

В конце XIX века Россия заняла Порт-Артур и Дальний, начала строительство КВЖД. Российские историки оправдывают российскую политику, напоминая о том, что она соответствовала интересам Китая и защищала его от Японии, что происходила модернизация региона. Китайцы игнорируют это и снова выставляют действия России «захватом» и «агрессией». 

Российские историки пишут, что во время Восстания ихэтуаней Россия ввела свои войска в Маньчжурию для защиты русских и их собственности. Китайцы описывают это как вторжение сотен тысяч солдат, сопровождающееся бесчисленным количеством «злодеяний» и захватом китайских городов. При этом, злодеяния, якобы совершённые русскими, чудным образом похожи на те, которые китайцы приписывают и японцам. Но опять таки, китайская нация встала на защиту родной земли, нацменьшинства не давали русским проходу. 

Участие же России непосредственно в подавлении восстания ихэтуаней вместе с другими державами китайцы считают «усилением агрессии», а подписанный Цинскими властями Заключительный протокол — «самым тяжким по условиям неравноправным договором». И вот здесь они, как фокусник из рукава, достают один эпизод, который отечественной историографией обычно не упоминается. 

В 1900 году произошёл случай, названный современниками «Благовещенской "утопией"», а современной китайской историографией называемый «кровавым инцидентом в Хайланьпао» или «Большой резнёй Хайланьпао». После нескольких нападений и обстрелов ихэтуанями Благовещенска местные жители решили выселить всех китайцев в Китай. Китайские историки описывают события очень жутко. Чтобы попасть в Китай, китайцам нужно было переплыть Амур, и большинство из них утонуло. А кто не хотел плыть, были зарублены топорами. Река, якобы, стала красной от крови. Одновременно с этим были изгнаны жители 64 маньчжурских военных деревень, оставшихся по условиям Айгунского договора. Китайцы называют этот случай «кровавым инцидентом на восточном берегу реки в районе 64 поселений» и рассказывают, что те китайцы, кто не были расстреляны или сожжены вместе с деревнями, были вытеснены в реку, где утонули. Тысячи погибли, а русские-де не щадили никого, ни женщин, ни стариков, ни детей.

В КНР существует один музей, в который, хотя он и оценён китайцами как туристическое место АААА класса, русских туристов не пускают. И посвящён он истории русско-китайских отношений. Среди его экспонатов есть гигантское полотно, повествующие о жестокой расправе над китайцами, «доказательства агрессии», вроде каких-то патронов и памятной медали, приуроченной к основанию Благовещенска, и вот эта прекрасная сцена, изображающая «героизм и мужество» жителей города, в котором был подписан Айгунский договор, а сейчас находится музей, во время его «захвата» русскими — «Айхуэй разрушен.

 двойной клик - редактировать изображение

Пока в КНР существует подобная «историография» и такой музей, пока в КНР школьников учат ненавидеть русских, когда почти три века общей истории рисуются только как «агрессия России против Китая», только и можно говорить о 70 годах установления отношений. Особенно когда «в течение 70 лет отношения между двумя государствами крепли день ото дня» — как сказал Ханьхуэй. Хотя сказал он явную глупость. Так и получается, что праздновать особенно нечего. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать "Завтра" в ленте "Яндекса"

Загрузка...

11 февраля 2020
Cообщество
«Китай-Го (中国)»
1
Cообщество
«Китай-Го (中国)»
5
11 февраля 2020
Cообщество
«Китай-Го (中国)»
Комментарии Написать свой комментарий
22 января 2020 в 16:12

Спасибо автору за статью.
Очень интересный и поучительный пример того, как можно строить социализм (точнее социал-демократическое общество) и при этом четко декларировать национальные ценности. Не забывая упрекнуть нацменов за пособничество врагу.
И все это в учебниках истории (если конечно автор не исказил) т.е. в книгах с огромными тиражами и для молодежи!!
Китай четко национально-ориентированное государство.
Как не хватает этого России . . .

22 января 2020 в 20:13

После "разоблачения культа личности Сталина" троцкистом Хрущёвым, дружба закончилась. КНР и сейчас не забыл и не забудет имени Сталина, неразрывно связанного с именем Мао Дзе Дуна...

23 января 2020 в 00:51

Хорошая статья, без всех этих изборских восторгов