Авторский блог Борис Сергеев 12:15 28 мая 2015

О русском

О вытеснении русского языка из России
7

«Иногда приезжаешь в какой-то город - сразу виден уровень культуры местного чиновничества. Если на каждом углу у нас все названия различных учреждений, реклама - исключительно латинскими буквами изображена!  Все хорошо в меру»,- отметил В.В. Путин на заседании Госсовета и Совета по культуре и искусству в конце 2014 года.  Справедливо, надо сказать, отметил, да вот только воз у нас и ныне там.  Уровень местного чиновничества в неограниченных объемах представлен даже в городах «Золотого кольца», позиционирующих себя в рекламных проспектах в качестве «сокровищниц русской культуры».  Однако, приехав в такой город как раз русского можно и не заметить среди вывесок, приглашающих в торговый центр Niagara, кафе Cinnamon или очередную lounge party в баре Dudki.  Это в добавление к англоязычной попсе, звучащей ныне со всех перекрестков Руси.  Думается, что гости из-за рубежа, прибывшие в такой «град», останутся под впечатлением, что они никуда и не уезжали.

Впрочем, что пенять на местные кадры, когда на конкурсе Евровидение песня, заявленная от России, но сочиненная, почему-то, шведами, в очередной раз звучала на английском языке.  И это при том, что согласно закону «О государственном языке Российской Федерации» таковым у нас является русский.  Очевидно, что на «группу лиц», назначивших Полину Гагарину выступать от имени России (никакого отборочного конкурса в стране не проводилось), этот закон не распространяется.  

Как не распространяется он и на многочисленные радиостанции, подавляющий объем вещания которых занимают англоязычные песнопения. На это уже не раз обращали внимание депутаты Государственной Думы, предлагая закрепить за русскоязычными материалами доминирующее положение на радио и телевидении. С подобной инициативой, например, выступал в 2010 году Владимир Жириновский, по оценке которого   «некоторые телекомпании, специализирующиеся на музыкальном вещании, еженедельно включают около 250 клипов, менее 20% из которых составляют отечественные песни». В 2012 году с подобной инициативой выступил депутат Алексей Диденко, еще раз указавший на то, что влияние чуждой культуры ставит под угрозу национальную идентичность, а вместе с ней и суверенитет России.  «Есть очень неприятная, но справедливая поговорка, что в побежденных городах играет музыка победителя. И складывается впечатление, что мы отчаянно проигрываем в информационной и культурной войне».  И все это при том, что Закон о государственном языке предусматривает вещание телеканалов – от федеральных до муниципальных – на русском языке. Почему же он не исполняется? И почему так и не были приняты предложения, ограничивающие трансляцию иностранных песен российскими радиостанциями?

Очевидно, что выполнению закона противостоит влиятельная группировка, включающая в себя хозяев российских СМИ, государственных чиновников и связанных с ними «общественных деятелей» и журналистов.  Последние заявили о себе практически сразу же после того, как Алексей Диденко озвучил свои предложения. Так депутат Мария Максакова, выступающая в Госдуме в качестве «говорящей головы», лоббирующей интересы гомосексуалистов, заявила о том, что прежде чем вводить квоту, необходимо создать собственный качественный контент. «Если петь или снимать фильмы о любви к родине, то нужно делать это качественно. Другое дело, что это невозможно сделать в один день — нужно целенаправленно и методично идти в этом направлении, и тогда никаких квот не понадобится».  И кто же у нас, госпожа депутатша, «целенаправленно и методично» занимался созданием «качественного контента» после того, как вы такую цель поставили?  Практически никто, в том числе и потому что эфир забит сорняками, глушащими среди дельцов от телевидения спрос на «фильмы о любви к родине». Достаточно сказать, что любая голливудская поделка имеет рекламный бюджет, сопоставимый со стоимостью самих съемок и эти деньги идут в карманы тех, кто приватизировал российский эфир.   В такой ситуации введение преимущественных квот на российские фильмы и песни ущемляет их материальные интересы, ради которых они готовы и дальше развращать своих сограждан, прежде всего молодых.  Очевидно, что пустив, по предложению Максаковой, дело на самотек, мы не получим не только «качественного», но и вообще никакого «контента».  И это, скорее всего,  было ясно самой депутатше с самого начала.  

Проблема, однако, не ограничивается алчностью теледельцов и их «обслуживающего персонала», выступающего на различных общественных площадках.  Дело также и в том, что иностранный капитал входит, если не контролирует,  российские СМИ напрямую.  При этом для иностранного проникновения используются подставные фирмы, посредники и схемы, расшифровка которых требует отдельного расследования.  Ограничимся, однако, тем, что сообщают сами СМИ - например, встречей в октябре 2011 года президента (на тот момент) Д. Медведева с владельцами Национальной медиа группы (НМГ). Вот, что сообщала об этом газета «Известия»: «Дмитрий Медведев встретился с российскими и иностранными акционерами «Национальной Медиа Группы» (НМГ), одного из крупнейших частных медиахолдингов России, владеющего крупными пакетами акций телерадиокомпании «Петербург–Пятый канал», «Первого канала», РЕН ТВ, «СТС Медиа», газеты «Известия» и радиостанции «Русская служба новостей». Часть активов принадлежит иностранцам. Так, Modern Times Group (MTG) владеет 38,9% «СТС Медиа» (НМГ контролирует в холдинге 25,2%), а Radio Television Luxembourg (RTL) принадлежит 7,5% в НМГ. «Это очень важная встреча, — говорит источник в Кремле. — В какой еще стране мира акциями самых популярных СМИ управляют иностранцы?»  Как мы видим, иностранный капитал входит в руководство крупнейших российских телеканалов, что вызывает умиление у сотрудников Президентской администрации.  При этом сам Д. Медведев признавал, что «далеко не во всех европейских странах в медийной отрасли присутствуют иностранные инвесторы».  

Почему же европейские страны не приветствуют «иностранных инвесторов в медийной отрасли»? Не потому ли, что эти «инвесторы» могут проталкивать свои интересы, используя контроль над СМИ и вести дело к подрыву национальной идентичности граждан страны, которая позволила такие «инвестиции» сделать?  Это предположение не выглядит невероятным хотя бы с учетом того, что западные государства используют даже торгово-экономические отношения в качестве инструмента давления на Россию. К тому же исторический опыт использования «медийных продуктов» в качестве идеологического оружия имеется. К примеру, в свое время журнал «Шпигель» сообщал, что  в период второй мировой войны популярные американские шлягеры и бродвейские шоу переводились и транслировались передатчиками секретных служб США на Германию, чтобы внедрять в сознание противника основные постулаты американского образа жизни, снимать негативные эмоции в отношении противоборствующей стороны и снижать таким образом волю к сопротивлению. Странно, что государственные  лица в России  не допускают использования  подобного оружия в отношении нашей страны, предпочитая объяснять допуск иностранцев в российские СМИ тем, что «мы люди открытые…мы все живем в одном мире и нас волнуют одни и те же проблемы».  По крайней мере, остается непонятным, каким образом  тождественность национальных интересов может вытекать из факта сосуществования наций и государств.

Результатом же подобных действий, прикрытых малоубедительной аргументацией, является вытеснение не только русского языка, но и любых моделей поведения, не укладывающихся в «западный образ жизни» из информационного пространства России, будущие поколения которой   вполне могут и удивляться тому, что Ленинград выдержал блокаду вместо того, чтобы сдаться. Ведь в отличие от просто благих пожеланий, западные «партнеры», действующие на территории России, в свою пропаганду еще и деньги вкладывают, собирая всевозможных редакторов, социологов, исследователей и блогеров на полностью оплачиваемые им «конференции» в Вашингтоне или на встречи у американского посла в Москве.   Не иначе как разработки и внедрения более «качественного контента».     


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
28 мая 2015 в 12:44

Уважаемый Борис,видно,как трудно Вам досталась эта тема и эта статья. Хорошо бы пара десятков танков без нарушений Закона провела разъяснительную работу с владельцами СМИ в России. Я уже думаю, другая тактика не принесет нужных результатов, народец видит отсутствие последствий и звереет. Будем еще писать, пока не пробьемся. Спасибо за умную статью и предыдущие комментарии.

28 мая 2015 в 14:04

Поздравляю, Виктор!

28 мая 2015 в 18:59

"В побежденных городах играет музыка победителя" - это все объясняет.
В древности всегда при дворах победителей жили родственники побежденных: царевны-королевны, царевичи-королевичи и прочие племянники, в качестве вернейшего средства убеждения побежденного правителя, чтобы не баловал и четко исполнял волю победителя. Ничего особенно не изменилось и сейчас, все многочисленные элитные отпрыски, проживающие на западе, - это все те же рычаги воздействия. Можно сказать, заложники у победителей.
Правда, есть один существенный нюанс ни они, ни их родители особо не тяготятся этим позорным положением, ведь, собственно, позорная сдача врагу, названная дурацким словом перестройка, - это детище наших элит, так мечтавших стать полноценными европейцами. Но Европа, милостиво принимая дань, дальше прихожей их не пустила. Так что несостоявшимся европейцам только и остается захламлять нашу жизнь атрибутами власти победителей. И никакие тут законы не помогут, пока будем величать победивших врагов партнерами.

30 мая 2015 в 12:53

Так, штришок…
Творцы золотого века русской поэзии до и после вторжения двунадесяти языков тогдашнего Евросоюза практически с рождения говорили по-французски, чаще, чем по-русски. Начинали с подражания каким-то гламурным, как сейчас бы сказали Парни.
Но пробивал час и «…графинечка, воспитанная эмигранткой француженкой» вмиг становилась русской, да в сущности и всегда ей была.
Чистое дело марш!
Родник обязательно пробьется. Прорвемся! Всю эту шелуху сметет минутная стрелка.