Авторский блог Анна Скок 19:40 25 января 2018

Нет у революции конца: Telegram, Газпром и американо-израильский план захвата власти в Иране

0

Как известно, в конце минувшего года Иран потрясли акции протеста, захлестнувшие более чем 70 городов и деревень по всей стране. Начав за здравие с призыва остановить рост цен на яйца, кончили митингующие за упокой – уже на второй день толпа требовала смерти рахбара, исламского строя и даже России!

Бунт обманутых дольщиков

Да, в Иране действительно существуют проблемы в экономике. Последние 30 лет живя под санкциями, которые после ядерной сделки вроде как и стали отменять, а вроде как и нет. Ожидалось, что разморозка хоть части финансовых активов и открытие рынка, неизбежно приведут к улучшению качества жизни (читай потребления) людей. Но, как и у нас в начале 90-х обогатилась только узкая прослойка элиты, сидящая на потоках денег из за границы. Кроме того, несмотря на договорённости с Бараком Обамой, большинство санкций с страны не сняты, а кое-где даже ужесточаются. Ведь Трамп всеми силами пытается сорвать ядерное соглашение. В итоге, несмотря на рост ВВП в 4%, мы видим страну, у которой инфляция больше 10 %, растут цены на бензин и продукты, при этом урезаются субсидии и высокий уровень безработицы. Средний класс уменьшается – согласно проведённому иранской службой «Би-би-си» исследованию в течение последних десяти лет население Ирана обеднело примерно на 15 %.

В этих условиях в стране появились разнообразные подпольные финансовые предприятия, вроде пирамид. Люди вложили в них деньги, но не так давно все эти незаконные банки позакрывали, а гражданам обещали отдать потерянное. Однако, до сих пор не вернули – бюрократия. Теперь это усугубилось резким ростом цен. В итоге, в конце декабря обманутые вкладчики стихийно вышли на улицы иранских городов, требуя разбирательства. То есть, это был конкретный протест. По сути, против последствий прихода к власти либерального Хасана Роухани в 2013 году. Однако в русло этого протеста, однако, быстро и ловко влились провокаторы, связанные с местной пятой колонной, которая втайне мечтает избавиться от Рахбара, исламского строя и политики противостояния США и Израилю. Они-то и перевернули проблему в совершенно другую плоскость, заменив экономику геополитикой.

Возвращение к революции

О том, что изначальный протест не был пролиберальным – «против режима» – свидетельствуют и несколько других факторов.

Во-первых, если посмотреть на географию протеста, то увидим, что в отличие от событий 2009 года, возглавленных т.н. «Зелёным движением», требовавшим либеральных реформ, сегодня люди большею частью вышли на улицы не в Тегеране, не в мегаполисах, а в провинциальных городах. Первая демонстрация прошла в городе Мешхед – одном из самых религиозных городов Ирана. К восстанию там причастен проигравший на недавних президентских выборах (но набравший большинство голосов в городе) Эбрахим Раиси – первую демонстрацию в Мешхеде организовал как раз его тесть – влиятельный консервативный богослов Ахмад Аламольхода – непримиримый оппонент действующего президента Хасана Рухани. Выходит, у истока протестов стоял консервативный мулла – а это как-то не вписывается в картину, рисуемую Западом – что в Иране происходит либеральное восстание против «режима мулл».

Заявления о том, что нынешние события в Иране – есть стремление к освобождению от наследия лидера революции аятоллы Хомейни, и вообще самой Исламской революции – в корне не верны. Правильнее было бы сказать, что происходящее – это требование народа о продолжении революции, социальных реформ, возвращении к социально ответственной Исламской Республике. Это требование отойти от пути, на который встали так называемые реформаторы.

Также западные СМИ пытались убедить мир, что иранцы протестуют, против проводимой Иранской Республикой внешней политики – якобы население недовольно участием страны в сирийской кампании. Но этот миф был явно направлен на западного обывателя, ибо в самом Иране о каком-либо массовом неприятии этой войны говорить не приходится – поток иранских добровольцев в Сирию и Ирак даже выше, чем у нас на Донбасс.

И последнее: протесты поддержал бывший президент республики – Махмуд Ахмадинежад – один из наиболее влиятельных консерваторов в стране, и потому картинка пролиберального протеста, которую пытались подсунуть США, опять как-то не вырисовывается.

 двойной клик - редактировать изображение

Хэштеги-убийцы

Не приходится сомневаться, что эту самую картинку кто-то очень старался создать. Предположительно, протесты были организованы через соцсети и мессенджеры. Причём организованы извне. Известно, что в Telegram и Instagram распространялась провокационная информация, а также призывали захватывать правительственные здания, убивать силовиков. Давались даже конкретные советы, вроде того, как сделать «коктейль Молотова». Как только правительство заблокировало Instagram, а из Telegram был удален канал Amadnews, на который было подписано почти 1,5 миллиона человек – волнения стали резко стихать. При этом, по сообщению газеты The New York Times «призывы к протестам публиковались в интернете, а также передавались по иностранным спутниковым телеканалам, работающим на персидском языке».

В итоге, на улицах иранских городов практически одновременно появились курдские сепаратисты, арабские националисты Хузестана, монархисты, суннитские экстремисты, секуляристы, экстримистские шиитские группировки, выступающие против принципа вилаят аль-факих (главенства духовного лидера), на котором зиждется исламский строй Ирана. Казалось бы, силы, абсолютно разные по своим установкам и даже враждебные друг другу.

Журналисты, побывавшие в центре событий, пишут, что в толпе действовали организованные и явно подготовленные провокаторы, призывавшие к насилию.

Генеральная прокуратура Ирана довольно быстро выяснила, что за созданием беспорядков в Иране стоит специальная группа, из США, Израиля и Саудовской Аравии. Стало известно, что около 27 процентов новых хэштегов, направленных против Ирана, разработаны саудовским правительством. А главным «инженером» антиправительственных выступлений стал высокопоставленный сотрудник американской внешней разведки, легендарный "аятолла Майк" Майкла Д’Андре, возглавляющего в ЦРУ иранское направление. (Известен так же, как "Чёрный принц", надзирал за операцией по убийству бывшего лидера «Аль-Каиды» Усамы бен Ладена.) Подрывной проект по «ливийскому сценарию» финансировался Эр-Риядом и опирался на давние наработки. Сам план был назван «Доктрина последовательной конвергенции» (Consequential Convergence Doctrine) и данные для его разработки собирались на протяжении нескольких лет. По словам генерального прокурора Ирана Мохаммад Монтазери, в этом проекте ЦРУ участвовала исламо-марксистская группировка «Организация моджахедов иранского народа» («Моджахеддин-э Хальк», признана в Иране террористической).

Операция «Аякс»

Надо сказать, что подобную фишку в Иране пытаются провернуть не впервые. Самый яркий, пожалуй, даже кинематографичный пример (что не помешало ему при этом изменить жизнь целой страны почти на 30 лет) случился в Иране в начале 50-х годов прошлого века. И имя ему «Аякс».

Как известно, Иран – страна богатая нефтью. Первый раз обнаружили её там в 1908 году, и с тех пор богатство недр этой страны стало объектом вожделения индустриальных стран. В первую очередь Великобритании. В следствие череды неудачных войн с Российской империей, а также революции сначала в самой Персии, а потом и в России, так вышло, что летом 1918 года британские войска оккупируют весь Иран, а спустя год подписано англо-иранское соглашение, устанавливающее полный британский контроль над экономикой и армией страны. Всю добычу нефти в стране контролирует английский капитал. Основанная на крайне невыгодной Ирану концессии английского бизнесмена Уильяма Д’Арси Англо-иранская нефтяная компания (Anglo-Iranian Oil Company) была освобождена от уплаты подоходного налога, таможенных пошлин, и даже от выплат Ирану доли в добыче её же – иранской нефти. В итоге, это привело к курьёзу, что сам Иран не получал достаточно нефти для собственного потребления, а потому был вынужден импортировать её из Советского Союза.

Но в 1951 году к власти пришёл председатель Правительства Мохаммед Мосаддык, активно занялся реформаторством, и с огромным трудом, по сути, национализировал всю нефтяную промышленность страны, и даже разорвал дипломатические отношения с Великобританией. В то время Иран занимал четвёртое место в мире по нефтедобыче. Обозлённые потерей такого источника и боявшиеся перехода Ирана в зону влияния СССР, англичане, а посомневавшись и американцы приняли решение о свержении неугодного Мосаддыка.

 двойной клик - редактировать изображение

Главными апологетами операции стали Госсекретарь США при президенте Дуайте Эйзенхауэре Джон Фостер Даллес и его заместитель Уолтер Беделл Смит, который незадолго до этого перешёл в Госдепартамент с поста главы ЦРУ. ЦРУ же возглавил Аллен Даллес, младший брат Джона Фостера.

Главой операции стал Кермит Рузвельт, внук президента Теодора Рузвельта и кадровый офицер ЦРУ. Рузвельт прибыл в Иран под именем Джеймса Локриджа - преподавателя истории и руководителя Ассоциации друзей Америки на Ближнем Востоке – организации, созданной ЦРУ для обеспечения «крыши» своим сотрудникам - наладил связи с британским разведцентром в Тегеране, начал подкуп обширнейшего контингента политиков, редакторов газет, издателей, журналистов, священнослужителей, генералов и бандитов. Надо сказать, что коррупции в операции «Аякс» отводилось центральное место. На эти цели Киму выделили 19 миллионов долларов (по тому курсу очень большие деньги).

Операция была проведена в августе 1953 года. Агенты ЦРУ с участием прошахского крыла мусульманского духовенства организовали в Тегеране проплаченные массовые беспорядки, в ходе которых скандировались прошахские лозунги и требовали смерти премьер-министра. Другая часть платных провокаторов предварительно изображала «коммунистов», призывавших к социалистической революции, спровоцировав выступления настоящих членов «Туде» (марксисско-ленинская Народная партия Ирана) и их столкновения с противниками.

 двойной клик - редактировать изображение

В результате народный избранник Мухаммад Мосаддык был свергнут, а премьер-министром Ирана англо-американцы поставили нациста Фазлоллу Захеди, который прежде (в 1943 году) был арестован англичанами за сотрудничество с гитлеровцами. В апреле 1954 года заключается соглашение об образовании международного консорциума для разработки иранской нефти. По этому соглашению 40 % досталось Англо-иранской нефтяной компании с которой, собственно, вся эта история началась, 40 % - пятёрке американских компаний (Gulf Oil, Socal, Esso, Socony, Texaco), 14 % - компании Shell, 6 % - французской компании. 1 ноября Англо-иранская нефтяная компания была переименована в British Petroleum Company (ВР). По итогам эта компания ещё и получила 25 млн. фунтов стерлингов компенсации от иранского правительства и £ 214 млн. от Международного нефтяного консорциума.

 двойной клик - редактировать изображение

Впервые участие ЦРУ в заговоре 1963 году признал на тот момент уже экс-глава ЦРУ Аллен Даллес в книге "Искусство разведки". В 1976 это подтвердила комиссия Сената США, а в 2010 году президент Барак Обама. В 2013 году ЦРУ рассекретила часть документов по этой операции. Теперь по поводу операции «Аякс» на веб-странице ЦРУ под названием «Все люди шаха: американский переворот и корни ближневосточного терроризма» пишется: «Цель (иранское руководство) не была репрессивной советской марионеткой, а демократически избранным правительством, чья народная идеология и национальная страсть угрожала западным экономическим и геополитическим интересам. Тайное вмешательство ЦРУ под кодовым названием «Аякс» было направлено на восстановление власти шаха и защищало западный контроль над чрезвычайно прибыльной нефтяной инфраструктурой».

Газпром, тайная полиция, и план США и Израиля по захвату власти

В сегодняшних протестах в Иране тоже можно увидеть «нефтяную» подоплеку. Например, в конце июля 2017 года российская «Газпром-нефть» подписала меморандум о взаимопонимании с иранской Oil Industries Engineering and Construction (OIEC). В декабре «Газпром-нефть» совместно OIEC представила National Iranian Oil Company (NIOC, - та самая, за которую была битва с Великобританией) планы по разработке нефтегазовых месторождений Шангуле (Changuleh) и Азар (Azar). 26 декабря «Газпром-нефть» представил план разработки месторождения Чешмех-Хош в Иране – это крупного месторождения в провинции Илам на границе с Ираком. Через два дня, напомню, произошло то, что произошло.

Кроме того, 2017 год принёс энергетическому рынку ещё один неприятный сюрприз: геологоразведчики смогли найти только 11% от извлеченных в прошедшем году объёмов углеводородов, что стало худшим результатом за все годы наблюдений. Ничего подобного не наблюдалось с 1940-х годов. Но это не самое страшное. Кошмар для западных партнёров в том, что большая часть разведанных в 2017 году месторождений оказалась российскими. По итогу года суммарная цифра разведанных нефтяных месторождений должна составить примерно 1 млрд. тонн нефти, из которых примерно 350 млн. тонн являются извлекаемыми уже сегодня. То есть на современном техническом уровне. То есть, в итоге, Россия единственная, кто смогла добиться прироста извлекаемых конечных запасов.

С газом тоже всё «путём». В ушедшем году, экспорт российского газа в Европу побил очередной рекорд, выросши на 8,1% по сравнению с 2016 годом до 193,9 миллиарда кубометров. Более того, российский сжиженный газ стали покупать даже в США! Наш сжиженный газ с "Ямал СПГ", предназначенный для Британии на российском танкере «Кристоф де Маржери» уже плывёт к восточному побережью США, атакованному небывалыми холодами. Ведь общий запас газа на местных ПХГ упал до минимального уровня за последнее десятилетие. В таких условиях вожделенная американцами иранская нефть становится ещё более необходимой.

Подобные намёки звучат менее голословно, если вспомнить, что в последние дни декабря израильский 10-й канал сообщил о подписанном минувшей осенью американо-израильском меморандуме о взаимопонимании по «иранскому вопросу». По нему стороны договорились о тайной дипломатической работе по торпедированию исследований «мирного атома», и сдерживании иранском программы по созданию баллистических ракет, активном противодействии иранскому присутствию в Сирии и Ливане, а также «усилении эскалации в регионе, к которой может быть причастен Иран». По сути, это означает внесение хаоса и смуты по всему региону. (Подробнее об этом «Завтра.ру» писала в статье "Вулкан").

Но думать, что США попытались реализовать свой план уже через полтора месяца после согласования, наивно. На самом деле, с момента своего первого прихода на персидскую землю Штаты больше не хотели упускать Иран.

Вскоре после свержения Мохаммеда Мосаддыка, в 1957 году ЦРУ, МI-6 и «Моссад» основали тайную полицию САВАК, ставшее в итоге агентством безопасности, цель которой была устранять угрозы режиму шаха. САВАК располагала законодательными и исполнительными полномочиями, могла производить аресты без судебного ордера и задерживать подозреваемых без предъявления обвинений, вела тотальную слежку за иранцами как внутри страны, так и за её пределами. На предприятиях, в учреждениях, в учебных учреждениях действовали специальные отделы, подведомственные САВАК. Бывший аналитик ЦРУ по Ирану, Джесс Дж. Лиф в интервью 6 января 1979 года заявил, что инструктора ЦРУ обучали сотрудников САВАК методам пыток нацистов.

 двойной клик - редактировать изображение

После Исламской революции САВАК был расформирован и преобразован в «Министерство информации». Смена курса Ирана сильно ударила по позиции США в регионе. С тех пор США продумывают планы возвращения Персии под свой контроль. Один из таких планов не так давно разработал Брукингский институт (Brookings Institution) — вековой исследовательский институт в США, который является главным рупором американской внешней политики. Считается лучшим исследовательским центром не только в Штатах, но и в мире. Его возглавляет бывший заместитель госсекретаря США в период президентства Билла Клинтона и сосед Клинтона по комнате во время учёбы в Оксфордском университете Строуб Тэлботт. В своё время, в институте работали бывший президент Goldman Sachs Джон Торнтон и жена экс-госсекретаря США Джона Керри Тереза Хайнц. При демократах многие сотрудники института занимали высокопоставленные должности как в президентской администрации, так и в Госдепе США.

Так вот, в 2009 году институт выпустил доклад под названием «Каков путь в Персию? Возможности для новой американской стратегии по отношению к Ирану». Целая глава там посвящена свержению иранского правительства: «Самым очевидным и приемлемым методом свержения иранского режима должна стать помощь популярной революции по шаблону «бархатных революций», которые, начиная с 1989 года, свергли многие коммунистические правительства в Восточной Европе. <…> США должны вынудить иранский народ захватить власть от своего имени, и это будет самая легитимная смена режима. Главная цель – свержение клерикального режима в Тегеране и замена его, по нашему мнению, на режим, который удовлетворяет региональным интересам США». «Финансированием и помощью в организации внутренних противников режима США могут создать альтернативное правление, которое захватит власть». «США должны сотрудничать с уже существующими иранскими оппозиционными группировками, которые продемонстрировали желание воевать с правительством и хотят получать помощь США. Возможно, самая известная такая группировка, которая может служить военным посредником США – Национальный совет сопротивления Ирана (НССИ) – политическое крыло группировки Моджахедин-э Халк (МЭХ)», - говорится в докладе, на момент опубликования которого МЭХ уже не один десяток лет находилась в американском списке иностранных террористических группировок (неоднократно проводившая теракты против иранского правительства, эта организация сотрудничает с Аль-Каидой, ИГИС и курдскими боевиками). Однако, уже в 2012 году МЭХ исключили из этого списка.

Брукингский институт отмечает: «Правильно выполненная и скрытая поддержка мятежа обеспечит США «правдоподобную непричастность». В результате, дипломатическая и политическая реакция будет не такой сильной, по сравнению с прямыми военными действиями армии США».

В свою очередь, Раймонд Тантер из Вашингтонского Института ближневосточной политики (глава Иранского политического комитета, член Совета по международным отношениям США) заявляет, что «поддерживаемые США СМИ должны говорить о недостатках режима и пропагандировать неизвестных критиков Ирана. Экономическое, а затем и военное давление США может дискредитировать режим, заставляя население желать оппозиции».

Надо заметить, что США движутся по плану. Вашингтон финансирует спутниковое телевидение на персидском языке – Голос Америки и Радио Фарда, преподносящие иранцам специальные новости. Кроме того, имеет место активная и скоординированная поддержка Вашингтоном местной оппозиции. Сейчас это уже даже и не скрывается: в январе Белый дом заявил, что в самое ближайшее время выделит иранским «борцам за свободу» $1 млрд, а также введёт санкции против руководства этой страны. В ходе горячей стадии протестов президент США Дональд Трамп даже опубликовал в Twitter несколько постов, где призвал иранское общество избавиться от «репрессивного» режима, сопроводив сообщение запущенным Эр-Риядом хэштегом #IranProtests.

Израиль в своих мечтах по свержению правительства Ирана идёт ещё дальше. Старший научный сотрудник израильского исследовательского Центра стратегических исследований Бегин-Садат профессор Хиллеле Фрише пишет, что поддержки протестов в Иране на слова х недостаточно, США при помощи своих союзников, в том числе Израиля, должны "круглосуточно работать" над вооружением иранских протестующих.

«Нужно выявить и наладить связь с протестующими, которые готовы взять оружие в руки и выстроить сети снабжения... Некоторые из них будут воевать в городах, другие – организовывать засады на дорогах и железнодорожных путях по всей стране, третьи – боевые группы для убийств чиновников и правоохранителей», - пишет профессор.

Тем временем, континентальная Европа в своих высказываниях о протестах очень осторожна. Глава МИД Германии Зигмар Габриэль заявил, что Берлин не поддерживает оценку протестов, данную США и выступает «против попыток манипулирования вопросами, связанными с внутренними конфликтами в Иране». Брюссель намерен пригласить министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа для обсуждения сложившейся ситуации. Французы осудили «идею использовать внешнее давление для того, чтобы добиться политических перемен в Иране». В целом, это логично. Ведь, если ЕС солидаризируется в этом вопросе с США, Саудовской Аравией и Израилем, это ещё больше сблизит Иран с Россией. Военное и военно-техническое сотрудничество между нашими странами сейчас на высоте, финансовая сфера также развивается, а в скором времени, скорее всего, Тегеран присоединится к возглавляемому Россией Евразийскому экономическому союзу. Сценарий, при котором уровень российско-иранских отношений имеет все основания превзойти времена СССР, Западу совсем не по вкусу, однако очень вероятен.


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой