Авторский блог Виталий Овчинников 12:26 26 декабря 2017

Неосуществленная мечта большевиков

Несколько слов о забытом достижении советской архитектурной мысли
22

Неосуществленная мечта большевиков

или

Всеми забытый Московский Дворец Советов

 

Весь мир насилья мы разрушим,

До основанья, а затем,

Мы наш, мы новый мир построим.

Кто был никем – тот станет всем.

 

Мало кто из обычных  граждан нынешней, демократической  России слышал о планах развития Москвы при Советской власти.   Да само слово «планировать» у нынешних либералов России уже считается оскорбительным.  Жизнь по их мнению нельзя планировать, жизнь должна идти сама собой, естественно  и  без всякого вмешательства со стороны. И пусть в ней выживают только и только сильнейшие.  Эту точку зрения они относят к жизни отдельного человека, человеческого сообщества  и даже самого государства. Поэтому говорить о планах развития Москвы они считают бессмысленным. И нынешняя Москва развивается хаотически и неуправляемо, что мы видим по Собянину с его никчемными пристройками к территории старой Москвы.

А ведь в Москве когда-то был генеральный план ее развития, тщательно разработанный и даже просчитанный, основу которого составлял легендарный проект Дворца Советов. Мало кто о нем теперь  помнит и знает.  К величайшему на то сожалению.

Вот что пишет на эту тему  векипедия

Московский Дворец Советов являлся   «грандиознейшим»  проектом  Советской России,   в осуществлении которого участвовали ведущие архитекторы мира. Это был   одним  из самых известных когда-то  нереализованных архитектурных проектов в истории человечества и Советской Москвы.  Огромное, самое большое и самое высокое в мире здание, которое должно было стать символом победившего социализма, символом новой страны и новой Москвы. Этот проект поражает воображение и в наши дни. Это здание, воспетое во многих творческих  произведениях,  строилось для того, чтобы после победы Мировой Революции в его стенах принять в состав Советского Союза … последнюю республику. И тогда весь мир будет одним Союзом Советских Социалистических Республик.

Со страниц книг перед нами предстает циклопическое инфернальное здание – трехсотметровая многоярусная башня, которая служит постаментом для гигантской стометровой статуи Ленина. Статуя настолько огромна, что в голове у нее помещается зал заседаний (зал, в котором состоится та самая торжественная церемония). При этом, гигантский Ильич не замер неподвижно – его гигантская рука всегда указывает на Солнце, для этого самую большую в мире статую вращают огромные электромоторы …

Находясь в здравом уме и трезвой памяти, никто из советских архитекторов не планировал размещать в голове Ленина зал заседаний и заставлять статую вращаться вокруг своей оси вслед за солнцем. Но статуя Ленина, действительно должна была стать самой большой в мире статуей. Да и огромным электромоторам в проекте тоже место нашлось – они должны были быть установлены в трюме Большого Зала и с их помощью в этом зале на 22 тысячи человек менялись бы площадки. Поражают и размеры здания – общая высота 416.5 метров, объем – семь с половиной миллионов кубических метров (три пирамиды Хеопса!).

Идею строительства Дворца высказал 30 декабря 1922 года на Первом Съезде Советов Сергей  Миронович Киров.  Разумеется, такая идея не могла не найти самую широкую поддержку среди делегатов съезда – еще бы, новый символ новой страны!

Но к реализации этой идеи удалось приступить лишь почти десять лет спустя – в 18 июня 1931 года в газете "Известия" был объявлен открытый конкурс на лучший проект Дворца. В том же году, 5 декабря был взорван Храм Христа Спасителя – символ старой России,  старого мира насилия и угнетения, место которого должен был занять символ Страны Советов. Дворец Советов  должен быть виден  из любой точки Москвы начала тридцатых и из любой точки обновленной Москвы, Москвы  недалекого будущего. В 1931 году был создан и специальный правительственный орган Совет строительства Дворца Советов (чтобы не повторять дважды одно и то же слово в одном названии его часто именовали просто Совет Строительства). При этом Совете был постоянный архитектурно-технический комитет, в который входили видные деятели культуры тех лет – Горький, Мейерхольд, Луначарский. Кроме того, в деятельности Совета принимал активное участие Генеральный Секретарь ЦК ВКП(б) И. В. Сталин.

В конкурсе набралось 270 участников – от простых граждан, имеющих смутные представления об архитектуре до профессиональных архитектурных бюро. На долю простых граждан пришлось, кстати, 100 эскизных проектов. А среди профессионалов 24 были иностранцами, среди которых был и знаменитый Ле Карбюзье. Большая часть представленных проектов или не соответствовала представленным требованиям или просто не выдерживала никакой критики. В итоге в финал конкурса вышли пять групп архитекторов, среди которых была и группа Бориса Михайлович Иофана.  10 мая 1933 года Совет наконец определил победителя. В этот день вышло следующее постановление Совета:

1. Принять проект тов. ИОФАНА Б. М. в основу проекта Дворца Советов.

2. Верхнюю часть Дворца Советов завершить мощной скульптурой Ленина величиной 50-75 метров с тем, чтобы Дворец Советов представлял вид пьедестала для фигуры Ленина.

3. Поручить тов. ИОФАНУ продолжить разработку проекта Дворца Советов на основе настоящего решения с тем, чтобы при этом были использованы лучшие части проектов и других архитекторов.

4. Считать возможным привлечение к дальнейшей работе над проектом и других архитекторов.

Пункт 4 был принят незамедлительно – к участию в проекте были привлечены также архитекторы  Гельфрейх и В. Щуко. Проект Иофана не сразу принял тот вид, который знаком всем любителям архитектуры сталинской эпохи.

Было несколько промежуточных вариантов, самых разнообразных  И окончательный вариант был утвержден в 1939 году.

Идею использовать здание в качестве гигантского постамента для гигантской статуи Ленина принадлежит итальянскому архитектору А. Бразини, одному из участников конкурса. Борису Иофану совсем не нравилась мысль о том, что его творение будет всего-навсего постаментом, он настаивал на том, чтобы статую установили не на вершине здания, а перед ним. Но, с начальством не поспоришь. Работу над гигантской статуей высотой 100 метров и весом в шесть тысяч тонн поручили С. Меркурову, украсившему канал имени Москвы фигурами Ленина и Сталина.

Местом для строительства Дворца Съездов было выбрано место расположения существующего  Храма Христа Спасителя, построенного  в честь победы России над Наполеоном.  Указ о начале сооружении  Храма  был подписан императором Александром 1   в декабре 1812 года в Вильне, когда последние части разбитой наполеоновской армии были изгнаны из пределов России. А строительством его занялся уже император Николай 1.  Но местом для его размещении был почему-то  выбран древний женский  Алексеевский монастырь,  находившийся в центре Москвы. Монастырь этот был очень почитаемый  в народе  и являлся святым местом для верующих.

Но в  1837 г. для строительства храма Христа Спасителя  этот  древний женский Алексеевский был взорван, причем взорвать его  получилось не сразу, а лишь  с третьего раза, словно какая-то  сила не позволяла сапёром осуществить указ императора  -  такими прочными оказались его своды и стены.

А  сама настоятельница  монастыря  прокляла это место, пророчески заявив, что ничего доброго на нем стоять не будет никогда.  Так оно в итоге и вышло. Место оказалось по  настоящему проклятым и построенный на месте взорванного монастыря Храм тоже будет взорван,  и больше на этом месте ничего существенного  построить уже не удавалось.

При рассмотрения проекта здания Советов, начнем с главного – с фундамента, на котором должен был стоять дворец 300-метровой высоты, увенчанный 100-метровой статуей Ленина. Общая площадь здания должна была составить 11 гектаров, а вес – полтора миллиона тонн. Но этот громадный вес не распределялся равномерно по всей этой площади. Самой «увесистой» должна была стать центральная высотная часть – башня, в которой располагался Большой Зала на 22 тысячи человек. Зал имел круглую форму – в центре находилась сценическая площадка, над которой амфитеатром поднимались зрительские места. К этому огромному залу примыкали вестибюли, фойе и прочие небольшие (в сравнении с Залом) помещения. Все эти помещения в целом получили название «стилобат» (в древнегреческой архитектуре так называлась верхняя часть цоколя храма, на которой устанавливалась колоннада). Эта гигантская башня должна была занимать площадь в гектара и весить 650 тысяч тонн (одну пятую веса всего здания). Колонны каркаса нью-йоркского небоскреба «Эмпайер Стэйт Билдинг» (383 метра, самое высокое здание в мире на тот момент) давили на землю с силой в 4700 тонн, а колонны башни Дворца Советов должны были нести нагрузку от 8 до 14 тонн каждая.

С подобными нагрузками на грунт строители никогда еще сталкивались. Так что, требования к грунту и фундаменту, на котором будет выситься здание – символ новой эпохи предъявлялись особые. Для исследования грунта впервые в Советском Союзе было применено так называемое крупноколонковое бурение – грунт поднимался в виде цилиндров длинной 1 метр, и диаметром в 10-12 сантиметров. Было пробурено более ста скважин глубиной 50-60 метров. В самом центре будущей строительной площадки находился скалистый участок – своего рода полуостров, вдающийся в мягкий грунт. На глубине 14 метров начинались крепкие породы – сначала десятиметровый слой известняков, потом следовал шестиметровый глинисто-мергельный пласт, затем начинался еще один слой известняков, но более плотный чем первый. Затем снова глина и снова известняки. Своего рода бутерброд. Эти породы образовались миллионы лет назад в каменноугольный период, а потом они выдержали вес ледников, несравнимо более тяжелых, нежели циклопическое здание Дворца. Так что, подземный скалистый полуостров идеально подходил для строительства – именно здесь должна была возвышаться самая высокая в мире башня.

Фундамент башни представлял собой два концентрических бетонных кольца диаметром 140 и 160 метров. Они располагались на втором известняковом слое на глубине 30 метров. Но прежде, чем заливать бетон, строители вырыли огромный котлован. Для того, чтобы стенки котлована не обрушились под воздействием подпочвенных вод в СССР впервые применили так называемую «битумизацию» грунта – вокруг котлована пробурили 1800 скважин. В каждую скважину вставлялась труба с мелкими отверстиями в стенах. В эти трубы под большим давлением закачивался битум, нагретый до температуры в 200 градусов. Через отверстия в трубах битум просачивался в грунт, заполнял все щели и полости и застывал. Вокруг котлована была образована водонепроницаемая завеса. Вернее, почти водонепроницаемая. Но с той водой, которая все же просачивалась в котлован успешно справлялись насосы. Чтобы решить проблему с грунтовыми водами раз и навсегда – под будущим фундаментом построили своего рода «чашу» из четырех слоев асбестового картона, пропитанного битумом. Теперь можно было приступать к закладке циклопического фундамента. Специально для этой цели неподалеку от стройплощадки построили бетонный завод, оборудованный по последнему слову техники конца тридцатых годов. Последним словом технику в ту пору были огромные автоматические бетономешалки. К месту строительства бетон доставлялся в котлован в металлических «бадьях». В каждую такую бадью помещалось 4 тонны бетона. При помощи подъемного крана «бадьи» опускались в котлован, рабочий выбивал щеколду, удерживающую дно.

Вылившийся бетон утрамбовывали так называемыми вибраторами – металлическими булавами, вибрирующими под воздействием, вращающихся внутри, эксцентриков. Твердея («схватываясь», если говорить на строительном сленге) бетон уменьшается в объеме (так называемая «усадка»). Учитывая огромные размеры фундамента, усадка могла привести к образованию трещин. Но строители легко решили и эту проблему – кольца фундамента делались не сплошными, они состояли из бетонных блоков с промежутками между ними. Как только блоки затвердевали, промежутки заливались свежим бетоном. Получалось монолитное бетонное кольцо. Оба кольца связаны между собой 16 радиальными стенами. А сверху над кольцами фундамента были установлены еще два кольца из железобетона. Эти кольца так же связаны между собой 32-мя железобетонными балками.

Фундаменты остальных, не столь массивных, частей здания, представляли собой просто бетонные столбы с поперечником в 60 метров. Поскольку, нагрузка на них была не такой огромной, эти бетонные столбы устанавливались на верхнем слое известняка. Всего на строительство фундаментов Дворца требовалось 550 тысяч кубометров бетона. Над фундаментом башни должны были располагаться подвальные этажи, в которых разместились бы технические службы – отопление, освещение, водопровод, канализация и т. д. Для прокладки бесчисленных труб и проводов в бетонных стенах подвала требовалось проложить специальные каналы, настолько большие, что люди могли бы ходить в них не нагибаясь. Самой глубокой точкой подвала должен был стать трюм Большого Зала – 10 метров ниже уровня грунтовых вод. Пол трюма, согласно проекту, должен был представлять собой бетонную плиту толщиной 8 метров, один квадратный метр такого пола весил бы 18.4 тонны.

До войны успели построить фундамент высотной части Дворца и начали монтировать стальной каркас здания. Увы, после 22 июня 1941 года бетон, гранит, сталь, арматура потребовались для совсем иных целей. После войны над Москвой вознеслись другие высотки, более скромные по размерам. Фундамент Дворца использовался при строительстве самого большого в мире плавательного бассейна. А в девяностые годы на этом же фундаменте восстановили Храм Христа Спасителя, снесенный в декабре 1931 года. Вопрос – надолго ли? Ведь место это проклято!

Теперь поговорим о стальном каркасе, основе трехсотметрового Дворца, увенчанного стометровой статуей Ленина. Для строительства этого каркаса была разработана специальная высокопрочная марка стали – ДС.

Каркас должен был монтироваться на двух кольцевых бетонных фундаментах. Диаметр внутреннего кольца составлял 140 метров, наружного – 160. На каждое из колец приходилось по 34 стальные колонны, каждая из которых должна была выдержать нагрузку в 12 тысяч тонн – это вес товарного поезда, составленного из шестисот вагонов. Площадь поперечного сечения каждой колонны – 6 квадратных метров, на такой площади вполне уместится легковой автомобиль. Колонны опирались на клепанный стальной башмак, под которым, прямо в кольцевом фундаменте укладываются 4-5 литых стальных плит.

Все 64 колонны через каждые 6-10 метров соединяются между собой по горизонтали двутавровыми стальными балками. Такие же балки соединяют и каждые две колонны, расположенные на одном радиусе. До высоты 60 метров колонны шли вертикально вверх, затем на протяжении 80 метров шли под небольшим углом. А с высоты 140 метров колонны снова шли вертикально. На высоте 200 метров колонны наружного конца обрывались, а вверх тянулись только колонны внешнего ряда. В тех местах, где колонны должны были переходить в из вертикального положения в наклонное, должны были ставиться так называемые распорные кольца. Поверхность такого кольца образовывала целый проспект шириной 15 метров.

Помимо основного каркаса, у Дворца должен был быть и вспомогательный. Огромные колонны основного каркаса находились бы на значительном расстоянии друг от друга, их прочности не хватило бы, чтобы выдержать вес стен и межэтажных перекрытий огромного здания. Назначение второстепенного каркаса – «собирать» нагрузки и передавать их на мощный основной каркас. Второстепенный каркас тоже состоял из балок и колонн, но все его элементы делались из стали менее прочной, чем ДС. Но от обычной строительной стали эта сталь отличалась добавкой меди. Прочности такая добавка не добавляет, но повышает сопротивляемость ржавлению. Балки вспомогательного каркаса располагались бы там, где они необходимы, дополняя каркас основной.

Поверх балок второстепенного каркаса должны были устанавливаться перекрытия – железобетонные плиты толщиной 10 сантиметров. На эти перекрытия укладываются полы. Толщина полов тоже должна была быть большой – ведь в полах должна пролегать трубы и электропроводка. Общий вес стального каркаса Дворца Советов должен был составить 350 тысяч тонн. На изготовление циклопической стальной конструкции работал целый ряд заводов в Москве и за ее пределами. На них изготавливались так называемые «монтажные элементы» - отрезки колонн, балок и колец. Длина каждого такого элемента не должна была превышать 15 метров – в противном случае их было бы невозможно перевозить по железной дороге и поднимать кранами.

В Москве неподалеку от Ленинских гор был построен специальный завод, на котором все эти элементы готовились к монтажу – просверливались отверстия для заклепок, на специальных станках обтачивались торцы колонн. После такой обработки детали каркаса отправлялись на строительную площадку. Для монтажа использовались 12 кранов, грузоподъемностью 40 тонн каждый. После того, как каркас достигнет высоты, до которой краны не смогут дотянуться, 10 кранов должны были быть смонтированы на балках внешнего кольца основного каркаса. Оставшиеся два крана должны были передавать им грузы с земли. В дальнейшем планировалось уменьшить количество кранов на «верхотуре», а монтажом статуи должен был заниматься всего один подъемный кран.

Монтаж каркаса начался в 1940 году. К началу войны он достиг высоты в 7 этажей. Во время войны сталь ДС пошла на изготовление противотанковых ежей, а когда запасы подошли к концу, были демонтирована и уже построенная часть каркаса. Апофеоз не получился, и тогда, расчистив площадку от строительного барахла, на этом месте строят открытый плавательный бассейн "Москва", в котором около 30 лет зимой и летом безмятежно плавают москвичи.

Я купался в этом бассейне. Ничего особенного, ничего сверх естественного, ведь заход в воду бассейна осуществлялся под водой путем проныривай под ограждающими стенками бассейна. А так как над водой стоял теплый воздух, испарявшийся с зеркала бассейна, то голова не мерзла и инеем не покрывалась. Правда, в сильние морозы над бассейном постоянно клубился густой белый  туман, что естественно мешало жителям местных жилых домов.

PS Наши либеральные демократы с искренним негодованием постоянно кричат о взорванном большевиками храме Христа Спасителя, но никто из низ никогда не вспоминает о взорванном царем Николаем  женском Алексеевском монастыре, историческом памятнике древней России и о проклятии, наложенном настоятельницей этого монастыря на место его возведения.  Совесть, наверное, не позволяет… Или что-то другое?!

***

 

 

 

 

 двойной клик - редактировать изображение

 двойной клик - редактировать изображение

 двойной клик - редактировать изображение

 

26 0 6 592
28 0 6 962

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
26 декабря 2017 в 16:52

...Превосходный материал... Просветительски весомо, познавательно... Признательность автору...

26 декабря 2017 в 17:18

В.Ш.!
А мне жаль, что этого дворца в Москве нет. Мы бы не смогли плохо жить, если бы его построили. Пусть после войны, но - построили.

26 декабря 2017 в 17:13

Может хорошо, что не построили. Во первых проклятие, здание могло и рухнуть. Во-вторых, как бы сегодня буржуя-либералы жили? Это же было бы для них невыносимой пыткой. Ни взорвать, ни прихватизировать.

26 декабря 2017 в 17:26

М.С.!
Проклятие можно было бы и снять. Перед строительством Храма Христа Спасителя этого не было сделано. Значит, надо было совершить этот ритуал при строительстве Дворца Съездов. Или после его строительства.

26 декабря 2017 в 17:37

Да, если бы ни войны и глупости правителей, каких бы высот достигли успехи России.

Одно удручает, в те времена многие жители нашей страны жили в бараках и землянках, а средства тратились НЕ на благополучие людей...

Когда же в России начнут думать о ЛЮДЯХ, кстати, и сами люди - о СЕБЕ?...

Интересная информация.

26 декабря 2017 в 20:08

Н.П.!
Не могу согласиться с вами.
Нам досталась от Царя нищая и полуразваленная страна, где две трети жителей не имели своего жилья. А свыше половины рожденных детей умирало. А здесь еще ВОВ, которая разрушила до пепла почти всю европейскую часть страны. Именно поэтому мы жили в землянках и бараках. И поднимали из разрухи страну сами. Можно было бы поклонится США и они бы взяли страну в залог. Но мы этого не сделали, потому что наши отцы и деды не умели сдаваться врагам. И уже при Хрущеве мы стали получать отдельные квартиры. Пусть малогабаритные, но зато - квартиры.

27 декабря 2017 в 12:53

Статья очень интересная! Но проблема не в том, что не построен Дворец Советов. Я не архитектор (только неравнодушен к красоте зданий), но полагаю, что в России отсутствует русский СОВРЕМЕННЫЙ архитектурный стиль. Сталинские высотки оригинальны, величественны и красивы. Но "Москва-сити" - очередная копия чужеземцев (мало нам экономической, телевизионной и прочих "моделей"), подобная сингапурской, эмиратской и т.п. "стеклотаре", в которой отсутствие красоты пытаются компенсировать внушительной высотой зданий. При дневном освещении доминирующие стеклянные поверхности отечественных "небоскребов" образуют огромные черные пространства, давящие на нервы и глаза. Даже для обустройства территории Зарядья в Москве был затеян международный конкурс, выигранный американцем.

28 декабря 2017 в 12:59

А.П.!
Я не сторонник современной архитектуры. Мне нравятся московские высотки пятидесятый годов - они прекрасно вписывались в прежнюю Москву. Нынешние стекляшки. похожие на консервные банки для овощей, Москве не подходят. Это голая "задница" нашей лакейской творческой буржуазии, вставшей в "локтевое коленное" положение перед западом и ждущая ..., ну, понятно чего она ждущая.

28 декабря 2017 в 13:03

А.П.!
Ну, а насчет нынешних международных конкурсов - это несерьезно. Нет никаких международных конкурсов. Есть диктат финансовых кругов США, которые диктуют имена победителей. А наши власти смиренно им поклоняются.

27 декабря 2017 в 23:32

При Путине снесли "Москву" и "Россию". И всё остальное.

28 декабря 2017 в 13:07

Г.С.!
Путин-то здесь причем? Есть правящий класс нынешней России, находящийся в полной зависимости от финансовых кругов США и не имеющий своей точки зрения ни по каким вопросам жизни России. Вот они и крутят нашу жизнь в своих интересах и интересах управляемых ими западных капиталов.

28 декабря 2017 в 13:10

Г.С.!
Если вспомнить, как выглядела Москва с Ленинских гор при Советской власти и сейчас, то Советская Москва была русской столицей, а нынешняя Москва - плохая копия Нью-Йорка.

28 декабря 2017 в 23:25

Я и не успел никого ни в чём обвинить. Я только сказал - "при путине".
Е-бург превращают в столицу небоскрёбов, строят новый мировой финансовый центр. Город отдан на полный разгром победителям. Не можем остановить вурдалаков.
За Москву тоже невыносимо больно. Разбухла от кровососов.

29 декабря 2017 в 10:53

Г.С.!
Нынешняя политика градостроительства мне не нравится. Города портятся зданиями в виде стеклянных бутылок, разбросанных по территории города. Гляньте на Москвы с Ленинских гор - вид отвратительный и, главное - не наш, не русский. Кто решает и на каком основании - неизвестно! Это и есть разгул демократии. Я его противник.

29 декабря 2017 в 14:16

На первом советском конкурсе по перестройке Москвы Ле Корбюъе (как писалось) говорил, что единственное ценное в Москве - Кремль. Всю остальную Москву он предлагал полностью снести.
Гитлер также предполагал сравнять Москву с землёй.
Сегодня эти людоедские планы претворяются в жизнь. По планам победителей весь советский и русский дух будет истреблён.
Когда уйдём мы - некому будет даже сожалеть о былой Москве.

29 декабря 2017 в 14:43

И спасибо Вам, Виталий, что говорите "Ленинские горы" Пигмеи больше любят воробьёв (это не в укор славным воробышкам).
Когда (будучи) я шёл по набережной у подножья Ленинских гор, сама собой начиналась петься та самая песня Юрия Милютина. Люблю её в исполнении Ивана Шмелёва (сохранилась только в грамзаписи).

29 декабря 2017 в 20:46

Г.С.!
Когда я слышу осовремененные трактовки слов былых знаменитостей об СССР, я им не верю. Не верю потому, что немного знаю историю двадцатого века и знаю, какой сумасшедшей популярностью пользовался СССР в умах современников. И никто никогда не предлагал снести с лица земли Москву. Наоборот мировая творческая интеллигенция предлагала Сталину сделать из Москвы мировой центр новой социалистической цивилизации.

29 декабря 2017 в 20:47

Г.С.!
Для меня они были и остаются Ленинскими горами. Термин "Воробьёвы горы" не признаю.

30 декабря 2017 в 02:06

Не понимаю, чем я вызвал Ваш гнев. Я имел в виду конкурс где-то в середине двадцатых годов, задолго до постановления "О перестройке лит-худ организаций. Сталин и архитектурные академики ещё не были у власти. Правили бал "новаторы". Проект здания Наркомтяжпрома на Красной площади не помните?
Я изучал до перестройки эти годы, большая библиотечка по этой тематике скопилась, но не помню, из какой книги привёл о Корбюзье. Возможно - "Мастера архитектуры об архитектуре", возможно, из какой другой.
Тогда у страны не было денег, а то бы расколошматили Москву конструктивисты-функционалисты.

31 декабря 2017 в 11:54

Г.С.!
Я не имел намерения вас обидеть. Поэтому прошу извинения.
А история советской культуры и советской архитектуры после Революции очень поучительно. Тогда править бал стали разного рода конструктивисты, точнее - разного рода "исты", отвергающие реализм. Они и впрямь решили, что с капитализмом и его искусством покончено навсегда и можно теперь вытворять все, что угодно, все, что в голову взбредет. Кое что из реализованного в то время действительно заслуживает внимание, но в основном - это все ерунда, начиная с квадрата Малевича и кончая авангардными проектами домой будущего в центре Москвы, типа домов коммун, дома культуры Русакова и так далее.

31 декабря 2017 в 23:13

Мы с вами мыслим совсем одинаково, и отношение к советской архитектуре тоже одинаковое!
А "обидеть" меня невозможно, и я всегда готов выслушивать любые оценки со стороны.

2 января 2018 в 11:53

Г.С.!
Тогда с Новым Годом вас.