На наших глазах вершится история
Сообщество «Философия истории» 00:00 5 июня 2014

На наших глазах вершится история

Личность в русской истории — не случайность, не частность. Наши лидеры служили государству российскому, которое впитало в себя божественную идею, потому что Святая Русь — это соединение божественной христианской православной справедливости с державностью
2

Владимир СОЛОВЬЁВ. Александр Андреевич, на наших с вами глазах вершится история. Мы видели эпоху разрушения, сейчас появилась великая надежда. Что изменил Крым?

Александр ПРОХАНОВ. Крым — маленький кусочек земли, но он превратился в шарнир, вокруг которого завертелись материки и континенты. Раздаются хрусты огромных тектонических платформ. Крым обнажил отношение Запада к России, вскрыл латентные отношения, подготавливаемые политические и экономические диверсии — они стали реализовываться. Отношения Европы, Америки и России резко обострились даже не до уровня холодной войны, а до уровня, может, предстоящей горячей. Запад и Россия вступили в очередной раз в смертельную схватку.

Двуглавый орёл на российском гербе одной своей головой гневно клокочет, отбиваясь от Запада. А второй головой устремился на Восток. Этот рывок изменил не просто экономическую конъюнктуру в России и на Востоке, он создал не просто политические, экономические и военные альянсы, он создал реторту, в которой вызревает человечество и новая формула мира.

Западная цивилизация слишком одряхлела, она старомодна в своём воздействии на мир, перестала продуцировать новые философии, новые религиозные модели и схемы. Западный человек устал, он деградирует, скатывается в колоссальное свинство. А на Востоке — в исламском мире, в Китае, в России — зреет новая формула, новая модель, по которой утомлённое человечество может развиваться без катастроф.

Недавно я был Китае, в Корее. Был в Иране. И вижу, как эти государства, в том числе и Северная Корея, демонстрируют иные модели, нежели западная. Западная модель привела нас к катастрофе многоаспектой, и человечество нуждается в контрмоделях. Оно будет смотреть весь банк моделей, как Вавилов банки зерна просматривал. Будет учтена и северокорейская модель — резкого, жёсткого мобилизационного проекта, который позволил Северной Корее на протяжении многих десятилетий выстаивать перед Америкой. Пали все страны. А крохотная страна создала модель политическую и философскую, которая позволила ей выстоять перед чудовищным монстром.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Цена не смущает?

Александр ПРОХАНОВ. Когда тебя готовы уничтожить, как нашу страну пытались в сорок первом году, тридцать миллионов погибших на фронтах Великой Отечественной войны, — это цена, которую необходимо было заплатить за победу.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Есть Южная Корея и Северная Корея. Южная, как вы говорите, пала под напором США, но жизнь там несравнимо лучше, чем в Северной.

Александр ПРОХАНОВ. А вы сравните жизнь тигра или леопарда в зоопарке, в клетке: сытая, безопасная, не надо охотиться, — с жизнью на воле: вечная погоня за добычей, опасности. Свобода — это огромное напряжение, это дорогое удовольствие.

Владимир СОЛОВЬЁВ. С позиций обычного человека наоборот: жизнь в Северной Корее — это появление несвободы. Когда шаг влево, шаг вправо — трудовой лагерь. Это жизнь впроголодь, за твоей жизнью, личной и семейной, постоянно следят…

Александр ПРОХАНОВ. Это мифология. Северная Корея — это Пхеньян с небоскрёбами удивительной красоты, это поразительные площади с дворцами — Дворец науки, Дворец молодёжи, Дворец философии, Дворец чучхе. Корея, конечно, не шикует. Но там работают научные лаборатории, университетские электронные библиотеки. У северных корейцев есть ядерная индустрия, есть ракеты.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Государство Новороссия, которое зарождается на наших глазах, — может, это Парижская коммуна, которая проживёт энное количество дней и уйдёт в историю?

Александр ПРОХАНОВ. Новороссия — это тоже результат Крыма. Если бы не было чудовищной атаки на Януковича, и вместо него не пришла бы оголтелая фашистская группировка, которая решила перелопатить всю Украину своими свастиками и объявить Украину родиной укров, а не русских, греков, евреев и украинцев, не было бы этого отпора на Юго-Востоке.

Это государство складывается в условиях войны, неурядиц экономических. Под напором адских фашистских сил. Но это государство питается и океаном бесконечных мировых антифашистских энергий. Складывается в атмосфере Победы 1945 года. Это государство эмблематически взяло георгиевскую ленточку чёрно-золотую как знак своей свободы и своей победы.

Как это государство будет существовать? Очень трудно, сложно, мучительно. Среди крови, бойни, бомбардировок. Когда я смотрю репортажи оттуда, вижу носилки с ранеными, убитыми, слышу о потерях, думаю: а где же наши обещания спасать русских, если им грозит беда? Бездействие наше вызывает во мне страдание, возмущение.

Но я пытаюсь убедить себя: государство — или президент, или власть в целом — действуют в иных обстоятельствах, нежели я отдельно взятый или нежели общество. Огромное количество факторов, мотивов скрытых, полускрытых заставляет его поступать так, а не иначе.

Однако кроме государства есть ещё гражданское общество, к которому принадлежу и я. Мы возмущены, мы вскипаем, но никто не мешает нам создавать отряды добровольцев, собирать средства, направлять туда грузовики с гуманитарной помощью, прорываться через границу. Туда идут фуры, там есть участки границы, которые не контролируются таможенниками украинскими.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Вторая Испания.

Александр ПРОХАНОВ. Которая сражается без поддержки Советского Союза. В Испанию приезжали советские лётчики, танкисты, инструкторы. Они, может быть, туда тоже под эмблематикой добровольцев шли, но была явная поддержка Советским Союзом. И там были антифашисты всего мира. Думаю, что и в эту небольшую страну — Новороссию — придут со временем такие люди. Потому что мессианство этого государства в том, что оно сейчас одно, крохотное — сражается с фашизмом. Одно!

Владимир СОЛОВЬЁВ. А как заставить увидеть мир, что там проходит линия фронта с фашизмом?

Александр ПРОХАНОВ. Тем, кто создаёт это государство, удаётся провести эту линию фронта. Потому что если бы этой линии фронта не было, их бы уже не существовало. Не существовали бы отряды волонтёров, не было бы, пусть и с перебоями действующей, системы снабжения. Маленькое государство, находящееся в состоянии ещё абсолютно эмоциональном, выстраивает свои институты. Собирают военную организацию — появился главнокомандующий — это Игорь Стрелков. Появился премьер-министр Александр Бородай. Появляются министерства. Выстраивается конституция. Родилась партия "Новороссия". Возникли идеи национализировать ахметовские предприятия.

Ахметов блефует. Он пугал новороссцев тем, что создаст марши мира, что бросит на подавление металлургов и шахтёров. На этот ахметовский "марш" пришло 150 человек. Люди не хотят сражаться за олигархов. Они понимают, что государство, которое мучительно выстраивается, не будет олигархическим, оно народное. Лидеры — не из крупного бизнеса. Это полевые командиры, люди, которых пронзают пули на блокпостах, которые прошли застенки, как Павел Губарев. И они выстраивают удивительно новое молодое свежее государство.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Странно, что это молодое новое свежее государство выстраивают люди, которые в том или ином виде связаны с вами. Игорь Стрелков печатался у вас, Александр Бородай ваш близкий друг. Но вас не так давно обвиняли в том, что вы красно-коричневый. Теперь оказывается, что ваши авторы, сторонники — на передней линии борьбы с фашистами.

Александр ПРОХАНОВ. Диффамационные термины: красно-коричневый и прочие, — возникли в 1993 году. Когда надо было показать, что Дом Советов наполняют мерзавцы, что баррикадники — это волосатые чудовища со свастиками на груди.

Но все, кто тогда сражался, бились за государство — попранное, великое советское государство. Мы понимали: всё, что сотворялось в девяностые годы, — это огромная машина по разрушению государства. Уничтожался военно-промышленный комплекс, культура, сама возможность развития, символы.

Получилось, что, сражаясь за государство прошлое, мы сражались за государство будущее. И государство, которое сейчас выстраивается, почувствовало необходимость в таких радетелях, бойцах, в таких проповедниках. Очень важный момент сегодняшней истории — на фоне всего того, о чём мы говорим: Крым, война, кризис, — выстраивается новая российская держава. И по мере того, как она выстраивается, у неё всё больше и больше противников.

И преждевременная истерическая атака со стороны Майдана на тогда ещё президента Януковича связана с нетерпением. На Западе видели, как взрастает сильная российская государственность, и надо было Украину как можно быстрее превратить в русофобский анклав, чтобы там были натовцы, мир хаоса, чтобы подрывные операции имели близкий к Брянску, Белгороду, Ростову плацдарм. Мы после 91-го и в 93-м радели за государство. Тогда мы были последними, которые сегодня оказались первыми.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Александр Бородай, Игорь Стрелков — кто они?

Александр ПРОХАНОВ. Александр — сын известного философа Юрия Бородая, метафизика, занимавшегося проблемами человечества и табуирования, — тем, как всевозможные табу сделали из зверя человека. Он дружил со Львом Гумилёвым.

Александр пришёл ко мне в газету ещё юношей. Он тогда был молодым активистом, он интеллектуал, в нём жила национальная идея.

Очень отважный и авантюрный молодой человек. Он начал писать мне в газету во время чеченских войн: блестящие репортажи штурма Грозного, с передовой. У него прекрасная лексика, он знал военное дело, умел писать батальные репортажи.

Когда кончились войны, он стал интересоваться актуальной экономикой. Исследовал, составлял картотеки крупных корпораций. Был политтехнологом.

Владимир СОЛОВЬЁВ. А потом политтехнолог с боевым опытом, гражданин России, становится премьер-министром Донецкой республики

Александр ПРОХАНОВ. А как резидент ЦРУ, гражданин Америки становится президентом Грузии, например, или прибалтийского государства?

Владимир СОЛОВЬЁВ. Вы несколько месяцев назад на мой вопрос, встанет Юго-Восток или нет, говорили, что нет пассионариев. Получается, этими пассионариями, которые впрыснули жизнь в сопротивление, оказались отверженные из России. Ведь и Бородай, и Стрелков не относятся к политическому истеблишменту России, они всегда были в оппозиции.

Александр ПРОХАНОВ. В девяностые годы Россия отвергала всё, что могло помочь ей стать великим государством. Слава Богу, эта пора кончилась, Россия стала опираться медленно, но неуклонно на людей, которые готовы живот свой положить во имя русской государственности. После Болотной, после травмы, которую получил Путин, когда против него восстал его любимый либеральный класс, этот предательский удар в спину отрезвил многих в нашем руководстве. И ставка стала делаться на других людей — на бескорыстно служивших отечеству в самые грозные и страшные для него периоды.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Не уверен, что на этих людей сейчас делается ставка. Но можно сказать точно, что и Стрелков, и Бородай живут не по той модели, которая навязывалась нашей стране с девяносто первого года. Им глубоко наплевать на материальные блага, они живут по ценностной шкале, о которой мы давно забыли, им не нужны деньги.

Александр ПРОХАНОВ. Они нуждаются в деньгах, чтобы приобрести на них гранатомёты и зенитно-ракетные комплексы. И чем больше денег поступает от наших соотечественников — несколько счетов открыто — тем легче сражаться нашим братьям в Новороссийской республике.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Казалось бы, все эти западные санкции направлены на то, чтобы народ восстал против Путина. А рейтинг Путина растёт. Но эйфория опасна. Какие изменения для Путина принёс это тяжелейший крымский выбор, и какие опасности его ждут сейчас?

Александр ПРОХАНОВ. В своё время Александр Глебович Невзоров мне говорил: огромный народ заснул, окаменел, его невозможно разбудить ни танками, ни проповедями с амвона. Но надо найти какое-то слово, шепнуть народу в ухо — и он проснётся, очнётся. Этим словом оказалось слово "Крым". Путин слово "Крым" шепнул в ухо русскому народу. И кончилась спячка. Это не эйфория, это пробуждение после долгого сна.

Мы говорили, что русский народ утратил свою пассионарность, свою связь с небесами. Нет, эта связь восстановилась. Между народом и властью, построен Крымский мост. Крымский фермент, который впрыснули в охладевшую кровь русского народа, будет работать долго. Думаю, этим воспользуется и сам Путин, и новая когорта политиков, которым предстоит сражаться в этот мучительный период.

Конечно, Путин облёк себя обожанием народным, поместился в плазму народной любви. Но в этой плазме усилились тонкие легированные стальные структуры, которые ненавидят Путина. Ведь санкции — это удар по капиталам, по сложившимся отношениям. Сейчас формируются новые системы законодательства: двойное гражданство, НКО, контроль за капиталами. Это будоражит огромные слои, сложившиеся за 20 предшествующих лет, то есть крупный капитал. При всей комплиментарности к президенту, мне кажется, капитал насупился и смотрит враждебно. Создаётся ощущение, что складывается заговор против президента.

Аппаратчики многие как в правительстве, так и близких к нему структурах, страшно напряжены. СМИ просто остервенело начинают любую инициативу президента или государства расклёвывать. Более того, есть напущения, тьма, которая направлена на президента, есть диффамация президента в мире.

И вокруг Путина должно сложиться не просто народное приятие, за Путина необходимо молиться в монастырях.

Путин сейчас приближает к себе государственно ориентированных мыслителей, философов, художников. Это приближение должно ускориться, должна возникнуть культура. Должны появиться новые рабочие места — за счёт новой экономической политики, во время создания новых экономических зон, предприятий и заводов. Такие заводы создаются. Восхитительный завод в Иркутске, где производят самолёты. Чудесный завод в Выксе построил Анатолий Седых, который выпускает гигантские трубы, идущие до Тихого океана.

Но колода экономических мыслителей, которая вышла в своё время из гнезда Гайдара, до сих пор хозяйничает в нашем экономическом пространстве. Они мучают нас своими мантрами: нужно улучшить инвестиционный климат, государственная собственность уступает частной собственности… А мы всё чахнем, под эти мантры, чахнем.

На экономическом форуме Сергей Глазьев предложил другую экономику. Сказал, что один из главных сегодняшних недостатков — отсутствие дисциплины. Люди не исполняют путинские указы, решения правительства. И люди воруют. Против этого можно воздействовать не экономическими, а административными мерами. В Северной Корее не воруют. И в Северной Корее есть ракеты, подводные лодки, современные технологии.

Владимир СОЛОВЬЁВ. В Соединённых Штатах технологии намного выше. В Штатах не знаю, воруют ли…

Александр ПРОХАНОВ. В Штатах не воруют по мелочам. Штаты обворовали и продолжают воровать в масштабах человечества.

Нам нужен мобилизационный проект. Сейчас мы находимся в чудовищной яме гайдаровских представлений об экономике, о деньгах, об инфляционных процессах. Эти люди затолкали нас в мешок, в тупик — кадровый тупик, политический и философский.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Во время китайского визита Путина произошёл прорыв колоссальный. И появился гигантский проект. Подписан договор с "Газпромом". Это же изменение подхода ко всей российской экономике! Появляются такие локомотивы развития экономики, которых у нас не было десятилетия.

Александр ПРОХАНОВ. Более того, появляется стратегия экономического процесса. Эти огромные проекты… Чем был велик Советский Союз? Проектностью. Он мыслил огромными категориями. Планировал свою историю, формировал её. Китай предложит нашим экономическим светилам проектную организацию.

В недрах подписания этих контрактов, их реализации рождаются новые кадры — экономические и кадровые.

Например, Роснефть — это структура, которая может поставлять административные, корпоративные, экономические и даже политические кадры в новую Россию. Игорь Иванович Сечин создал на этой базе банк людей, банк новых кадров.

Военно-промышленный комплекс, который сейчас развивается, новые военные корпорации, новые оборонные модели — требуют абсолютно новых людей, с новым мышлением, подходом к производству. Новые производства не могут быть образованы по-старому: ни по-советски, ни по-гайдаровски. Они должны быть организованы по пятому технологическому укладу. Люди, способные организовать такие производства, есть. У меня постоянно происходят встречи с замечательными директорами предприятий. Это и есть кадровый ресурс: с заводов их можно было бы перемещать в министерства.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Надо сменить схему поиска и смены кадров, сменить элиты.

Александр ПРОХАНОВ. А разве это не происходит? Я вижу на примере моих друзей из Изборского клуба. Мы же все маргиналы вчерашние. По нам всем топтались верблюды из Высшей школы экономики. Сейчас нас собрали в ансамбль целостный, мы стали центром формирования новой государственной философии. К нашим словам прислушиваются, наша лексика наполняет федеральные тексты.

Глазьев — наш человек. Вошедший в Роснефть Михаил Леонтьев — наш человек. Геополитик генерал Ивашов, Иван Охлобыстин, имеющий колоссальное влияние на молодёжь, нашёл язык для молодёжи — это всё наши люди. Трансформация элит, смена элит идёт, но это мучительный процесс.

Сталин элиты менял через лагеря и расстрелы. Времени не хватало, война была на носу. Может быть, у нас больше времени, а может быть, тоже мало, мы тоже находимся в предвоенном состоянии.

Недавнее выступление начальника Генштаба, выступление нашего неутомимого блистательного Лаврова… Всё, что они говорили, очень тревожно, напоминает предвоенный период, период возникновения военно-стратегических союзов.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Оно так и есть. Сейчас единого центра силы нет. Почему такое бешенство у американцев вызвал Крым и сценарий украинский, который не срабатывает? Почему у американцев стало сбоить? Всюду получилось, а здесь оранжевый сценарий не прошёл.

Александр ПРОХАНОВ. Давай не торопиться с выводами. Против Януковича предпринята атака, произведён захват власти молниеносный. Сценарий предполагал стремительную украинизацию и создание марионеточного проамериканского пронатовского государства с последующим форсированным включением в НАТО. А Путин выхватил Крым из-под носа натовских генералов, он разрушил геополитическую конструкцию.

Но вот приходит Порошенко — абсолютный ставленник Соединённых Штатов. Он не сможет проводить либеральную американскую политику, потому что обложен "Правым сектором".

Государство Порошенко, как бы американцы мнимо даже ни пытались сделать его демократическим, будет фашистским, ультранационалистическим. И оно будет втянуто в Европу. Но когда это фашистское государство вкатится в Европу, может сдетонировать фашистский процесс во всей Европе.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Из украинцев только 6% поддерживали повстанческую армию, воевавшую на стороне фашистов. Почему сейчас с такой скоростью нация обезумела?

Александр ПРОХАНОВ. 25 лет Украина находилась под властью антисоветчиков, 25 лет, начиная даже не с Кучмы, а с Кравчука, внушалось украинцам, что они вырвались, наконец, из-под страшной русской оккупации. По мере смены президентов — Кучмы, Ющенко, Януковича — фашизировалась информационная среда. А во что превратил Гитлер свой народ на протяжении 5 лет мощнейшей обработки интеллектуальной и националистической? Национальное чувство — это данность. Это гигантская сила, которую можно привести в движение. Гитлер привёл её в движение. Если бы он не был фашистом, он бы эту силу направил на развитие, на совершенствование техники, создание космических аппаратов. А он эту силу страшную двинул на уничтожение других народов. С Порошенко мы получим фашистский эксперимент в центре Европы с трансляцией его в Испанию, Германию, Италию, Австрию.

На всю Украину надвигается ультра-националистическая, чудовищная мифология, чтобы перемолоть страну. А в Новороссии зреет другое государство — русских, украинцев, греков, евреев, татар. Создаётся многонациональная держава. Это и есть ответ на фашизм.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Я с ужасом смотрю на то, что евреи, народ, пострадавший во время Второй мировой войны, переживший холокост, играют ужасную трагическую роль в происходящем на Украине. Когда "Правый сектор", "Партия Свободы" спонсируется тем же человеком, кто поддерживает крупнейшие еврейские организации, господином Коломойским, возникают самые страшные параллели: вечная борьба еврейского народа между божественными заповедями и "золотым тельцом". Они же предают мой народ. Они спонсируют тех, кто идёт убивать русских, евреев, армян, татар.

Александр ПРОХАНОВ. Мировое еврейство разделилось. Появились евреи-антифашисты. Крым разделил всё, разделил всех. Разделил и русских. Часть русских безумцев симпатизировала Майдану. Евреи, которые поют еврейскую сотню Майдана, накликают второй холокост. Какой-то еврейский канал задал вопрос: можно ли винить евреев в холокосте? Оказывается вот, можно. Обезумевшие евреи, наполненные ненавистью к России, обожанием денег, преданностью американским центрам, провоцируют второй холокост. Ведь ребята с Майдана не будут обнимать раввинов. Обретя силу, сложившись в организацию, они начнут их убивать.

Поэтому поддержка Новороссии, мужественных людей, которые встали на пути фашистской агрессии — это национальные интересы России. Если американцы говорят, что президент Порошенко — национальные интересы Америки, то я бы сказал: "Премьер-министр Бородай — это национальные интересы России".

Владимир СОЛОВЬЁВ. У нас есть средства массовой информации, которые называют людей, борющихся с фашизмом, за свою свободу, террористами, говорят "так называемая Донецкая республика", которые считают фашистов легитимными. Решили, что у них есть монополия на истину. Какой выработать механизм общения в государстве? Чтобы и все мнения присутствовали, но скотства, которое может привести к гибели государства, не было?

Александр ПРОХАНОВ. Удивляет, почему огромные пласты либеральных интеллигентов, блогеров, СМИ так страшно рискуют вызвать отторжение населения? Почему поют еврейскую сотню Майдана? Это затмение, погружение в беспамятство.

Вообще я бы оставил либеральные СМИ в покое, не спонсировал бы из государственной казны, если это так. Но резко усилил бы национально-патриотическое государственное телевидение и радио.

Властям не надо петь осанну, но в государство (а категория государства более высока, чем власть) не нужно вбивать колья. Государство, с одной стороны, могучая вещь. Сталин сказал, что нет ничего более тяжёлого, чем государство, никто его не поднимет. Но с другой стороны, государство — очень хрупко. И уничтожение государства путём подтачивания, которое превращается потом в цветную революцию — опасность страшная. Государство надо защищать любыми средствами, даже если оно коррумпировано, если наполнено мерзавцами и идиотами. Потому что исчезновение государства — беда для России.

Сегодняшнее государство российское является результатом таинственных процессов, существующих в русской истории в целом. Действует синусоида, сначала возносящая русскую державу на небывалую высоту, когда происходит цветение культур, появляются выдающиеся государственные деятели, возводятся храмы, великие победы, а потом всё это опрокидывается в пропасть, чёрную дыру, откуда нет выхода. Но загадочными чудесными силами государство вновь воспаряет, и в новых ризах русская цивилизация вновь возвращается в русское время.

Таких эпох было четыре: Киевско-Новгородская империя, Московское царство, романовская Россия. И великий сталинский Советский Союз. Сейчас, после крушения, чёрной дыры девяностых годов, государство опять поднимется. Кто-то считает, что его поднимает Путин. Кто-то, что его поднимают элиты, кто-то, что поднимают цены на нефть. Я считаю, что его поднимает метафизическая свойственная русской истории сила, не дающая русскому государству погибнуть. И эта сила формирует и Путина, формирует и меня, я это чувствую, постоянно нахожусь в состоянии преображения.

Любимым образом русской мифологии являются сражение двух птиц — ясного сокола и чёрного ворона. Эти две стихии постоянно бьются в русском небе. То одолевает сокол, и тогда чёрные перья падают на берег Крыма, и мы обретаем Крым. То начинает одолевать чёрный ворон. И сокол с обожженными крыльями сидит на камне в горючей степи.

Сегодня опять в русское время ворвался ясный сокол. И он бьёт чёрного ворона. Это сказочная метафора, но под неё подпадают те трансформации, которые происходят в политической системе. И та новая политическая модель, которая сейчас выстраивается в государстве новыми политтехнологами, к числу которых я отношу Володина, эта политическая оболочка должна удержать в себе плазму обожания, возникшего в результате воссоединения с Крымом. Если солнце Крыма не будет помещено в магнитные ловушки государственных структур, как в Токамаке это делается, мы потеряем этот огонь.

Взрастание русского государства — это соединение мистической энергии, спасающей постоянно русское государство от крушения, политтехнологических усилий, ухищрений наших государственников. И это, конечно, лидер. Лидер приобретает в этих условиях всё новое значение. Россия не может без лидера.

Личность в русской истории — не случайность, не частность. Наши лидеры служили государству российскому, которое впитало в себя божественную идею, потому что Святая Русь — это соединение божественной христианской православной справедливости с державностью.

Божественная идея подразумевает строгость, страх Божий. Когда народ выходит из-под власти Божией, он получает удары. И если у тебя религиозное сознание, то все беды, которые падают на народ, нужно оценивать с точки зрения божественной концепции управления человечеством. Божественная справедливость не является манной небесной и шоколадом. Она и не является случайной жестокостью.

Владимир СОЛОВЬЁВ. Когда человек берёт на себя право определять, что есть божественный гнев, а что нет, это страшное искушение и страшный грех

Александр ПРОХАНОВ. Если бы человек не брал бы на себя ответственность за мир, мира бы не существовало. Господь дал человеку свободу воли. И человек должен брать на себя ответственность за всё мироздание, не только за государство, но и за звезду небесную. Человек живёт не в пустоте. Человек праведный, человек действующий, действует в человечестве, и его деяния отражаются на всём человечестве.

Владимир СОЛОВЬЁВ. То есть Россию ждёт великое будущее. Появляются новые линии силы Москва-—Пекин—Дели…

Александр ПРОХАНОВ. Москва—Пекин—Дели—Царствие небесное…..

Владимир СОЛОВЬЁВ. Царствие небесное в конечном итоге ждёт всех нас. Спасибо, Александр Андреевич, с вами всегда интересно, хотя иногда и очень страшно.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой