«Мы переживаем переломное время...»
Сообщество «Коридоры власти» 00:00 7 августа 2014

«Мы переживаем переломное время...»

Молодёжь мечется вне иерархий. Есть "Стрелка" на бывшей фабрике "Красный Октябрь", туда бегут мои студенты слушать продвинутых архитекторов, дизайнеров, которые что-то такое говорят… Студенты приходят обратно немножко очумелые, говорят мне: "Мы ничего не поняли…"
3

"ЗАВТРА". Геннадий Васильевич, читатели вас знают как главного художника нашей газеты. Однако другая ваша жизненная стезя связана с преподаванием. В этом году вы отмечаете 40-летие вашей преподавательской деятельности. Чем живет нынешняя молодёжь?

Геннадий ЖИВОТОВ. Я начал преподавать еще когда сам был студентом. Молодёжь того времени жила в чётком ритме: надо было подготовиться, надо было поступить, надо было кончить, надо было получить диплом, пройти распределение и заниматься потом своей профессиональной деятельностью. Нынешняя молодёжь находится в каком-то жутком броуновском движении. Сознание их спутано... Их жажда знаний всё время подвергается их же собственным сомнениям. Сомнение их мучит постоянно. Они рвутся то на Запад, то на наши модные площадки, ценность которых тоже под вопросом. И это без конца. Вот недавно почил Павел Рыженко — блестящий художник. Царство ему Небесное! Как он возрос? Сначала средняя художественная школа, потом Суриковский институт, потом мастерские при Суриковском, потом мастерские при Академии художеств. Мощная иерархия создала профессионала.

Теперь молодёжь мечется вне иерархий. Есть "Стрелка" на бывшей фабрике "Красный Октябрь", туда бегут мои студенты слушать продвинутых архитекторов, дизайнеров, которые что-то такое говорят… Студенты приходят обратно немножко очумелые, говорят мне: "Мы ничего не поняли…"

Я очень простой человек. Я знаю, что надо. Вот солдат. Он должен учиться, во-первых, в мишень стрелять и более-менее точно попадать. Потом он должен ползать хорошо, окапываться. Должен немножко стратегии офицера обучиться. А потом начинается война, и на войне проявится вся "креативность". Креативности можно учить, но учат креативности прошлых войн...

"ЗАВТРА". Геннадий Васильевич, в современной молодёжи самые лучшие качества и самые худшие на ваш взгляд?

Геннадий ЖИВОТОВ. Современные молодые люди быстро взрослеют. Они знают, что попали в жестокий мир. Они не инфантильны.

"ЗАВТРА". Это "плюс", а "минус" какой?

Геннадий ЖИВОТОВ. Я не вижу минусов. Я их всех люблю. И плохих, и хороших.

"ЗАВТРА". Вы можете сравнить четверть века до 1991-го года и четверть века после 1991-го года. Будто перед вами две чаши весов. Где лучше было именно вам?

Геннадий ЖИВОТОВ. Вопрос, конечно, интересный. На Родине мне всегда хорошо. Одно дело, когда человек молод и полон ожиданий. Когда он уезжает в семнадцать лет из дома, прекрасного дома, замечательного, из счастливейшего детства.

"ЗАВТРА". То есть пятьдесят лет назад вы покинули родной дом в Кемерово?

Геннадий ЖИВОТОВ. Именно так. Двадцать пять лет я жил в Москве до 1991 года, двадцать пять лет живу после 1991-го. Мне 67 лет. Моя жизнь была такая, что всё складывалось удачно, всё было замечательно. Я занимался станковой графикой и одновременно работал в монументальном искусстве. Я делал мозаики, делал росписи, много ездил за границу. Кстати, моей первой "заграницей" был Афганистан. Там шла война. Мы украсили удивительный Дом советской науки и культуры, прекрасная архитектура.

После 91-го я нашел себя в роли газетного и книжного графика. Плюс, конечно, преподавание в Российском гуманитарном университете.

"ЗАВТРА". Я знаю, что в советское время Москва была достаточно аскетична. Поздний советский период, когда исчезло сталинское величие, ознаменовался серой скромностью. Швы на небоскребах Нового Арбата, панельная застройка. Сейчас Москва — это супер-город, который является притяжением разнообразных элит, зоной буржуазного благополучия, гедонизма. Какая Москва вам больше нравилась: та советская или современная?

Геннадий ЖИВОТОВ. Скажу прямо. На Арбат: туда, где я прожил семь лет, где у меня была изумительная мастерская и квартира, — я сейчас не хожу. Мне там ужасно некомфортно. Этот бизнес, эти матрёшки — они мне просто отвратительны. Не знаю, почему, но так уж я устроен.

"ЗАВТРА". Парадоксы советской власти заключались в том, что она так оберегала советских людей от внешних тлетворных влияний, что в результате вместо строителя коммунизма на свет появилось оранжерейное растение. Что можно сказать про такой человеческий тип?

Геннадий ЖИВОТОВ. Безумно интересная, потрясающая тема, на которую можно очень долго говорить, однако, несомненно, советская жизнь была наполнена желанием совершенствоваться.

Когда я вступил в Союз художников, моя среда была уже абсолютно несоветская. Она была советская по форме, но по сути своей она рвалась за границу, преклоняясь перед западным искусством. Советская власть допустила несколько промахов. Она нам показывала лучшие американские фильмы, лучшие французские фильмы, лучшие итальянские. Это была верхушка айсберга, сливки западной культуры. И мы по этим сливкам судили обо всем, что производит западный мир. Лучшие образцы западного искусства принимали за норму, повседневность. Так росло наше восхищение перед Западом и наше антисоветское сознание.

"ЗАВТРА". Геннадий Васильевич, вы недавно отдыхали в Крыму. Что скажете?

Геннадий ЖИВОТОВ. Это богоизбранный край! Он напоен таким солнцем! Я много раз рисовал Крым в своём воображении. Но когда увидел эти бухты, это море, сливающееся с небом, эти пещерные церкви по серпантинной дороге, скалы, монастыри, — это настолько замечательно! Это место, где рождались великие поэты. Они были хорошими поэтами, но там они становились великими. Понимаете? Гумилёв, Волошин, Цветаева.

Я был в Севастополе. Севастополь я знал по Дейнеке – белый город, белые балясины набережных, загорелые спортсмены, которые прыгают с вышек, как птицы. Я впервые увидел Севастополь воочию и узнал его!

Был на военно-морском празднике, на 35-й батарее. Это печальная, конечно, история. Там сделан на прекрасных мощных архитектурно-современных технологиях комплекс. Всё это сделано на частные деньги Чалого.

Был в замечательном художественном музее Севастополя. Там блестящие Похитонов, Боголюбов, Крамского два портрета. Потрясающе! Музей маленький, но очень компактный и высокого качества.

Я считаю, что теперь мы переживаем историческое время. Только подумать! — как долго народы Крыма жаждали вернуться в Россию! Мы исторические люди, мы переживаем переломную эпоху. Запад почувствовал, и он обвалился всей своей мощью на нас. Он понял, что начинается новый этап истории. Нам надо быть начеку, тем более, что времени у нас мало..

Беседовал Андрей ФЕФЕЛОВ

 

 

Загрузка...

Cообщество
«Коридоры власти»
140
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой