Авторский блог Александра Смирнова 04:00 11 января 2012

Музон

«Tenebrae» — совместная работа одного из лучших дарк-фолк-коллективов России Majdanek Waltz (Рязань) и самобытного power ambient проекта Sal Solaris (Ростов-на-Дону/Москва). Участникам сплита удалось на редкость удачно совместить акустическое и электронное звучание. Скрипка, виолончель, фортепиано, кларнет и баян (Majdanek Waltz) не просто органично сочетаются с шумовым компонентом альбома, но соединяются в единое — медленное, тягучее, вкрадчиво и исподволь заполняющее ваше сознание звуковое полотно.
0

MAJDANEK WALTZ / SAL SOLARIS. «Tenebrae» (Shadowplay\Zhelezobeton), 2011.

Вот оно, око времени:
косо глядит
из-под брови семицветной.
Веко полощет огонь
испаряются слезы.

Слепая звезда влетает в него
и плавится в ресницах горячих:
тепло становится в мире
мертвые набухают
и расцветают, как почки…

«Tenebrae» — совместная работа одного из лучших дарк-фолк-коллективов России Majdanek Waltz (Рязань) и самобытного power ambient проекта Sal Solaris (Ростов-на-Дону/Москва). Участникам сплита удалось на редкость удачно совместить акустическое и электронное звучание. Скрипка, виолончель, фортепиано, кларнет и баян (Majdanek Waltz) не просто органично сочетаются с шумовым компонентом альбома, но соединяются в единое — медленное, тягучее, вкрадчиво и исподволь заполняющее ваше сознание звуковое полотно.

Неторопливые меланхоличные узоры на этом полотне «вышивает» мелодекламация Павла Блюмкина (Majdanek Waltz), без особого энтузиазма приглашающего войти туда, где кончается все «человеческое, слишком человеческое». Павел — диктор радио иных измерений — читает стихи не так уж хорошо известного у нас немецкоязычного поэта Пауля Целана (1920–1970), закончившего свою жизнь шагом с моста Мирабо в Париже. Нельзя не отметить, что голос Павла схож с голосом самого Целана (его записи можно найти в интернете), что тоже является довольно неожиданным плюсом.
Для любителей темной поэзии Бориса Поплавского (1902–1935) и Георга Гейма (1887–1912) обращение к пережившему ужасы нацизма Целану неудивительно.

Удивительна та функция, которую здесь выполняют стихи австрийского еврея (часть жизни, между прочим, прожившего в СССР). Потому что это не слова, несущие семантическую нагрузку и сложенные вместе по правилам поэзии, а шумовые узелки на том самом полотне звука: шум времени… шум человеческой жизни, на миг взлетевшей из океана небытия, чтобы так же стремительно в нем раствориться… шум того запредельного, которое мы предпочитаем «ушами не услышать, мозгами не понять»… Обращение к поэзии Целана для участников проекта — всего лишь еще один способ отстраниться от навязчивой пестроты окружающего — ради того, чтобы бесстрашно встать перед лицом бесконечности… и увести туда слушателя, если у него хватит мужества на ее созерцание.

Несмотря на все вышесказанное, альбом слушается на редкость легко — и как фон, и как «отдельное блюдо». Некоторым рецензентам пластинка показалась тяжелой для восприятия, и я даже не сразу поняла, почему. Ведь в наше «время вечного развлечения» остро не хватает музыки-ритуала, музыки-священнодействия, которая открывала бы дверь туда, где не «человек есть мера всех вещей», а нет никаких «вещей», да и «человека» в привычном смысле нет — осталась просто растерянная песчинка на бескрайних пляжах вечности. Правда в том, что цепляющемуся за собственную «самость», за свой неповторимый рисунок на крыльях бабочки, что завтра умрет, даже краткая вылазка в эту сферу довольно мучительна. Но если смириться с собственной «малостью», то можно чуть-чуть приоткрыть завесу над тем, что лежит за пределами «рационального», обусловленного бытия. В том числе — и с помощью этого альбома.


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой