Музон
Сообщество «Салон» 00:00 15 февраля 2012

Музон

Второй концептуальный альбом московского художественно-поэтического объединения «Фронт Радикального Искусства» продолжает и развивает линию, обозначенную в их первом релизе, который назывался «Путь киновари» (по названию автобиографии Юлиуса Эволы). «Как концептуальное целое »Алхимия Предательства« существует в тех же понятийных координатах герметического мировоззрения», — пишет лидер ФРИ Михаил Красавин в «сопроводительном письме» к релизу.  
0

ФРОНТ РАДИКАЛЬНОГО ИСКУССТВА & SHIVA's DISCO. «Алхимия предательства», 2011.

Второй концептуальный альбом московского художественно-поэтического объединения «Фронт Радикального Искусства» продолжает и развивает линию, обозначенную в их первом релизе, который назывался «Путь киновари» (по названию автобиографии Юлиуса Эволы). «Как концептуальное целое »Алхимия Предательства« существует в тех же понятийных координатах герметического мировоззрения», — пишет лидер ФРИ Михаил Красавин в «сопроводительном письме» к релизу. 

Надо сказать, что за длительное время своего существования творчество и формат ФРИ претерпело значительные изменения. Из чисто литературного объединения «Фронт», посте- пенно пополнявшийся новыми участниками, превратился в полноценный литературно-музыкальный проект, заметный на московской независимой сцене. В музыке ФРИ причудливо (и очень органично) сочетаются депрессивность и танцевальность, dark-folk и IDM, психоделический рок и noise, минимализм и этника. Традиционный бас и электронные сэмплы соседствуют со звучанием флейты, варгана, иранского тара, горловым пением. 

Итак, что же занимает сумрачные умы современных рыцарей гнозиса посреди бушующего житейского моря, несущего бутылки, фантики и этикетки пёстрого, как тропическая птица, постмодерна? Ответ тот же, что и в «Пути киновари» — «оперативное сродство» между ars regia («королевское искусство», другое название алхимии) и актом поэтического творчества, обозначенное еще Маяковским: «Поэзия — та же добыча философского камня, в грамм добыча, в год труды». Композиции альбома «нанизаны» на треугольник, обращённый вершиной вниз; он обозначает пещеру как духовный центр того времени, когда истина стала доступна лишь небольшому числу людей. «Пещера сделалась символом более подходящим для духовного центра и, следовательно, для инициатических святилищ, которые являются её образами», — пишет Генон в «Символах священной науки». Фрагменты главного триптиха «Алхимия предательства-I», «Алхимия предательства-II» и «Алхимия предательства-III» разделяют альбом на последовательно уменьшающиеся части — три, два и один трек. Каждая часть соответствует стадиям алхимического делания — nigredo, albedo и rubedo. 

«Инициация» (второй трек), как отказ от профанического мира, проходит смешно и жутковато одновременно. 

Очарование тифозных поездов. 

Спокойствие почтовых голубей.

Акупунктура — 

точность блокпостов. 

Твоя инициация: «Добей! » 

Из тех, чьё сердце было как пирит, 

Громада тел — 

нордический коралл. 

Моя инициация: «Умри». 

Жив дезертир, 

он смертью смерть попрал. 

Презренней дезертира — 

подсадной. 

Его инициация: «Смотри».

Из вседозволенности выбери одно — 

Аннигиляцию завшивевшей зари.

Если эти строки Михаила Боде в агуманно-индустриальной обёртке не вызывают у вас отвращения, значит, вы «отряхнули прах старого мира с ваших ног» и способны двигаться дальше. «Контринициатическая» линия стихов Кельта Кровина выведет вас прямо к очень личному «Интиму», исполненному Михаилом Красавиным вместе с певицей и виолончелисткой Алисой Апрелевой, где, однако, индивидуальная интонация постепенно становится виртуозной вышивкой по общей канве. Далее следуют не менее бесчеловечные «Все краски смерти» в исполнении двух мачо — Алексея Кольчугина и Дмитрия Свистунова — not intelligent dance music. Своего апофеоза nigredo достигает в «Фатуме», несколько выбивающегося из альбома образным рядом и речитативом. Пройдя блокпост «Алхимии предательства-II», вы неожиданно попадёте в «треугольник сердца» Никиты Подвального, очерчивающий восточными мотивами его — вполне земную — любовь («Музыкант»). Но «близится час — неизбежно наступает albedo», и тему любви как алхимии принимает Евгений Багдасаров («Лебедь»). Но не расслабляйтесь, впереди «разгорающийся пурпур» еще одного рабочего дня Каина (электронная «Алхимия предательства-III») и завершающий трек — «Сад Ортнера» Михаила Красавина, отсылающий к юнгеровскому «Гелиополю» и его герою Луцию. «Рубедо алхимического Дахау» знаменует конец цикла — и, вероятно, грядущее его повторение.

Этот альбом — яркое доказательство того, что «русское поле экспериментов» вполне плодородно, и плоды эти могут быть и высокосортными, и хорошо выглядящими, и вкусными — при условии сотрудничества по-настоящему талантливых поэтов и музыкантов, не ограничивающих себя рамками определённого жанра. «Алхимия предательства» достаточно легка для восприятия и вполне может быть прочитана и на самом простом, внешнем уровне — как «танцевалка для небыдла». Но пока другие пытаются «раскачать этот мир», поэты и музыканты «Фронта Радикального Искусства» его просто размягчают, как и завещали нам алхимики — средствами искусства. Края мира уже нечётки, он тает, как глазированный сырок, брошенный на асфальт в сорокаградусную жару. Если так пойдет, то третий релиз ФРИ выйдет, видимо, уже после конца времён. 

Загрузка...

Cообщество
«Салон»
2
Cообщество
«Салон»
2
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой