Сообщество «Салон» 14:04 3 августа 2018

Мечтания о жемчуге

выставка сиятельных ценностей в Государственном Историческом Музее
2

«И мечтанья светлый жемчуг,

Оттененный розой алой».

Константин Бальмонт.

Поэты, ювелиры и колдуны утверждают, что у драгоценного камня есть душа и он сам выбирает своего обладателя, а если человек не подходит бриллианту или сапфиру — камень «сбегает» или медленно убивает непонятливого хозяина. Случайно ли в одном из сказов Павла Бажова драгоценности из шкатулки заставляли мучиться «чужую», но сами «липли» к Танюшке? В мире сверкающих граней и дивных соцветий особую роль играет жемчуг — хотя бы потому, что людей издавна восторгало само рождение жемчужин. В словарях бесстрастно перечисляется, что жемчуг - «биогенное твёрдое, округлое или неправильной формы образование, извлекаемое из раковин некоторых морских и речных моллюсков. Образование жемчуга является защитной реакцией организма моллюска на любое инородное тело, попавшее в мантию или между мантией и раковиной». В этом - нечто запредельное и — банальное одновременно. В старинные века бытовала отнюдь не романтическая профессия — ловец жемчуга, а в Италии и на юге Франции существовали целые кланы здоровых, смелых и — рано старящихся мужчин. Они умирали ради того, чтобы какая-нибудь мадам де Монтеспан могла обмотать свою толстую шею рядами бус. Увы, мы давно уже привыкли к мысли: все красоты и свершения цивилизации — это чьи-то мучения и загубленные жизни.

Литературно-драматический язык использует «жемчуга» в переносном смысле — мы патетически говорим «жемчужина коллекции» или же - «выдать перл» - иной раз в ироническом смысле. Жемчужина предъявляется, как что-то уникальное и не имеющее себе аналогов. Николай Гоголь отмечал: «Дивишься драгоценности нашего языка: что ни звук, то и подарок: все зернисто, крупно, как сам жемчуг, и, право, иное названье еще драгоценней самой вещи». Витиеватый Константин Бальмонт выдал: «Жемчужина небесной тишины». Он же сравнил мечтания — со светлым жемчугом. То — у стихотворцев. У женщин — свои причуды и уайльдовская Мейбл Чилтерн сетует, что ей не полагается иметь бриллианты: «Гертруда разрешает носить только жемчуг, а я его терпеть не могу. В жемчугах я такая скромница, умница, пай девочка». Это наивное мнение вовсе не разделяла популярная куртизанка той эпохи Лина Кавальери — или, как её называли, «королева жемчугов». Она игриво позировала в длинных — прямо-таки многоярусных ожерельях, цена которых приближалась к целому состоянию. Другая «камелия полусвета», жившая несколько раньше, взяла себе чарующий псевдоним — Кора Перл, как раз в честь любимых жемчужин. Так что не права оказалась Мейбл Чилтерн относительно пай-девочек.

Итак, в Государственном Историческом Музее сейчас проходит выставка «Жемчуг: сокровища морей и рек». Мечтания о жемчуге! Все экспонаты привезены из музеев Катара, однако, здесь не только и не столько восточные образцы, но - целый ряд европейских и американских работ. Большинство из них имеют презанятную «биографию». В зале — благоговейный полумрак, а сиятельные ценности находятся в специальных нишах. Жемчуг — очень капризен. Юлиан Семёнов писал в «Бриллиантах для диктатуры пролетариата», что «...жемчуг умирает, если не чувствует тела рядом с собою. Камень стал таким жухлым оттого, что пролежал пять лет в хранилище. Жемчуг относится к тому редкостному типу драгоценных камней, которые знают влюбленность». Тут мы видим изумительный матовый блеск и множество оттенков — современные методы позволяют держать камни в первозданном виде и радовать взор. На почётном месте — раковины с жемчугом — так появляется на свет чудо. Человеку остаётся лишь поймать и — оценить по достоинству. За стеклом - тиара леди Ханны Росбери (Англия, 1878 г). Призовая дева из фамилии Ротшильдов, она досталась графу Росбери, сделавшись одной из самых значительных дам викторианской эры. Эту сказочную тиару и преподнёс радостный жених своей невесте. Ханна не отличалась внешней привлекательностью, но кого интересует лицо и фигура, когда речь заходит о девушке из фамилии Ротшильд, к тому же умной и благонравной? Той, которой можно всецело доверять. Выросшая в недостижимой роскоши, мисс Ротшильд обладала, тем не менее, чудесным характером. Граф был искренне привязан к Ханне и более не женился после её смерти. Осталась тиара — она и сегодня поражает нас величиной жемчужин — круглых и каплевидных, в окружении бриллиантовых брызг.

Вот — вещь, взятая из другой исторической плоскости. Тиара эрцгерцогини Марии Валерии (Австрия, 1913 г.). Золото, серебро, бриллианты и - жемчуг в качестве этакой вишенки на торте. Сия тиара принадлежала дочке самого Франца Иосифа. Прелестная эрцгерцогиня, конечно, не могла тягаться в грации со своей матерью — легендарной Элизабет Австрийской (той самой Sissi – о ней продолжают сплетничать и поныне), однако же, считалась одной из самых очаровательных принцесс Европы. Украшение относится к эпохе Ар нуво, и потому — у основания тиары модные изгибы-лианы в стиле 1910-х. В целом же тиара вполне традиционна и, если б не этот виньеточный извив, она показалась бы вневременной. Её рисунок напоминает герб, что не удивительно. Сама же Мария Валерия прославилась не роскошеством и помпой, но — благотворительностью. В 1900 году эрцгерцогиня приняла обязанности патронессы Красного Креста — дочь императора основывала госпитали и собирала деньги на помощь страждущим. Ещё одна милая игрушка эпохи Ар нуво - брошь из натурального жемчуга в форме «крылышек». Сработано в Нью-Йорке (ок. 1890-1900 гг). Брошь-цветочек. Растительные мотивы, столь часто используемые в те времена. Актуален тезис: женщина — подобна красивому растению, «декоративный пол», как говаривал Оскар Уайльд. Отсюда — бесчисленные розы и туберозы — в стихах и ювелирных изделиях.

Иные вкусы - тиара Ганноверского королевского дома. Германия 1930-х годов. Сопроводительная табличка гласит, что здесь использованы «крупные тихоокеанские жемчужины». Жемчужины — каплевидной формы. Украшение кажется простым на вид — по сравнению с тиарами Ханны Ротшильд и Марии Валерии Габсбург. Сейчас покажется странным и — диким, но в гитлеровском Рейхе кипела активная «светская жизнь» - принцы  во фраках и принцессы в парижских нарядах от Lelong, Lanvin и Vionnet щебетали о матримониальных вариациях. Блистали. Хвастались коронами. Но — политика это так скучно! Жизнь предвоенной Европы — это колоссальный пир... во время чумы, во славу чумы и — ещё перед большей чумой. Хотя, обвинять в этом ювелиров и принцесс было бы — подло.

На выставке представлены разнообразные ожерелья. Жемчужные нитки всегда — кстати. Их носили и при дворах галантных Людовиков, и в XX сумасшедшем веке. Изысканный денди мистер Фицджеральд воспел жемчуга в своих романах: «...ёе загорелая спина походила на атласную мантию, украшенную жемчужным ожерельем...» или: «Нитка матового жемчуга оттеняла ровный апельсинно-коричневый загар». Коко Шанель сделала «простые» бусики — частью своей модной философии. Но вот — пафосное ожерелье «Тысячелетие» от Cartier. (Не только жемчуг, но и — главным образом изумруд, ограненный в Индии лет за 300-350 до Миллениума). Изделия дома Cartier отличаются цветностью и нарочитым, бьющим в глаза, богатством. Это — политика дома. Когда-то мне довелось прочесть, что вкус у Картье «испортился» из-за голливудских актрис, топ-моделей и всевозможных нуворишей, которым не терпелось заполучить штуковину именно с этим фирменным значком. Желание клиента — закон для ремесленника! Ах... Куда как благороднее смотрятся восточные изделия — из Индии или из арабского мира (например, ожерелье от Хусейна Альфардана). Удивляет филиграное ожерелье «Иней», созданное из мелкого жемчуга мастером Сам Тхо Дуонгом из братского Вьетнама (2011). Правда, об инее у вьетнамца довольно забавные представления — это, скорее, нечто коралловое. Или цветок из джунглей.

Вот — жемчужный перстень актрисы Элизабет Тейлор — она была несказанно хороша в юности и зрелые лета, но по мере её приближения к пожилому возрасту, она делалась жадной до мужчин и драгоценностей. Краса её приходила в «негодность», являя миру напыщенно-одутловатую болезненность, зато пальцы, шея и причёски буйно расцвечивались каменьями. Над этим подшучивали и даже издевались бессердечные журналисты. Это кольцо — символ тоски по утрате естественной прелести. Гости могут увидеть и знаменитое безумство эпохи сюрреализма - брошь по эскизу Сальвадора Дали (1949). Яркий рубиновый рот, обнажающий ряды зубов-жемчужин. Пугающий, эпатажный выплеск фантазии — Сальвадор Дали постоянно удивлял своими шутками-прибаутками. Есть фотографии — девушка-модель прикладывает «драгоценный» рот к своему-реальному, не такому интересному. Брошку-зубы часто копируют и цитируют, превращая в расхожий предмет бижутерии. Это едва ли не самая узнаваемая брошь в истории человечества. Да, к тем устам полагалось ещё и бриллиантовое око с часовым механизмом вместо глазного яблока.

На экспозиции представлены жемчужины разного формата и — разного цвета. Устроители выставки в одном из интервью посетовали, что людям хорошо известен лишь классический белый жемчуг и — чёрный (как же - «Чёрная жемчужина» капитала Джека-Воробья!»). Но оттенки могут быть самые разные, включая оранжевый - «мело», напоминающий солнышки. Поэтому «холодный свет жемчужины», о которой прохладно писал Игорь Северянин — это не всегда истина. Жемчуг бывает очень тёплым. Читая в юности дамский роман об Анжелике, я обратила внимание на цвет жемчугов мадам: «Из украшений Анжелика выбрала розовый жемчуг: серьги в виде виноградной грозди, ожерелье в три нити на шею и грудь и диадему в форме полумесяца». И вот, что главное: «Анжелика купила гарнитур у ювелира, зачарованная его рассказами о теплых морях, где добыли эти жемчуга, о долгих торгах и скрупулезных осмотрах, о далеких странствиях, в которых побывали запрятанные в шелковые мешочки драгоценные бусины, переходя от арабских купцов к греческим или венецианским. Ювелир набивал цену, расхваливая свой товар; он говорил, что каждая жемчужина это настоящее сокровище, похищенное из райских садов». Путь блестящего камня — это  война, интрига, страсть, роман плаща и шпаги. «- Вы не замечали, darling, что драгоценности всегда имеют налёт какой-то победительной жестокости?», - спросил один из персонажей Анатоля Франса и уже как-то со страхом и трепетом вглядываешься в эти ожерелья, тиары, подвески.

17 июля 2018
Cообщество
«Салон»
5 0 8 966
26 июля 2018
Cообщество
«Салон»
3 1 4 936
Комментарии Написать свой комментарий
3 августа 2018 в 16:36

Алмаз, берил - статичен в своём совершенстве.
Жемчуг - это самая живая, наряду с янтарём, драгоценность.
Его жизнь, старение, можно наблюдать, как жизненный путь рыб или животных.
Как всегда - замечательно написано. И, как всегда, сожалею, что не могу посещать российские выставки. Так хоть через Галину узнаю.