Сообщество «Изборский клуб» 21:52 27 октября 2017

Мечта как русский двигатель

cовременное общество созрело к рывку, к отходу от сидения на "транс-евразийской газовой трубе"
6

Мечта и базовая индоевропейская личность

Русскую мечту нужно искать в сущности той особой цивилизации, которая определяется славянским типом личности и общества. Цивилизация — это личность и её общественный круг, а не культура и технологии. Базовая индоевропейская и славянская личность живёт вне вечного возвращения и вне бесконечного дурного прогресса, она образует ось, вдоль которой движется мировая история, а также географическую ось сердцевинной зоны Евразии, на которой вращается мировая геополитика. Поэтому и славянская цивилизация, ядром которой служит русская цивилизация, может быть названа осевой цивилизацией. Осевая цивилизация движется в "осевом времени", похожем на то значение, которое придавал этому термину его автор Карл Ясперс. Это время возникновения нового человека и облика человечества — определённая система координат мировой истории, объединяющая ряд цивилизаций. То же самое, вероятно, имел в виду и Алексей Хомяков, объединяя в своём термине "иранство" разные по времени, месту, этническим носителям явления. Только среди людей этого типа могло распространиться и утвердиться Христианство.

Особенность этой личности — широкое автономное внутреннее пространство Я, способное служить вместилищем духа, плюс тесные связи с близкими и значимыми людьми в социальном окружении данного Я. Это тип соборной личности, самостоятельной и при этом склонной к добровольному коллективизму. Базовую личность отличает также подчинённое по отношению к Я положение разума и мышления, отсутствие тотальной рационализации. Это отличает русских от современных людей Запада.

Базовую личность следует отличать и от коллективной клановой личности азиатского типа, в которой преобладают внутренние связи коллектива или рода над личной автономией его членов. Русский мир, мир славян — это мир личностей, в котором правит главная личность — Бог. Это не мир понятий, абстрактных идей, не мир мышления, не мир норм и правил, не мир технологий и машин, не мир денег и вещей. Это мир тех, кто их творит и одушевляет. Таковы все люди в своей внутренней природе, но у славян и русских он представлен в более или менее чистом виде. Он минималистичен, поскольку сконцентрирован на душе человека и окружающих его родных душах как главном и единственно-ценном богатстве. Поэтому материальное, как и рациональное, — лишь инструмент для русской личности.

У русского и славянина, восточного европейца и, в какой-то мере, евразийца должен быть свой коллектив друзей, коллектив "своих", значимых людей, который является кругом постоянного общения, площадкой его личной и коллективной свободы. Такой круг своих образует круг диффузного общения, согласно Валентине Чесноковой, автору работы "О русском национальном характере". Общество мечты для русских должно быть устроено так, чтобы оно сохраняло и уважало такой коллектив, давало ему свободно дышать и развиваться и в идеале состояло бы из таких коллективов. Все отношения и организации, которые уродуют или закрывают эту живительную среду для русских, исключаются ими из русской мечты.

Мечта как психореактор

Какую роль в жизни базовой индоевропейской личности играет мечта? Без мечты индоевропейцы IV-II тыс. до н.э. не смогли бы создать единую систему сообщений Евразии и изменить ход мировой истории. Впервые Западная и Восточная Европа, Малая Азия, Ближний Восток, Южная Сибирь, Средняя Азия, Персия, Индия были объединены в сеть, где люди говорили на одном языке и имели общие цели, технологии, религию, передвигались и расселялись вдоль основных путей Евразии. При освоении дорог, строительстве опорных баз, захвате городов, налаживании торговли их мечты воплощались в проекты. Без мечты наших предков не было бы того, что называют "европейским" человеком в лучшем смысле слова. Спустя тысячелетия, с V века и до конца XX века н.э. славяне и в том числе предки русских повторили эту историю сначала на Восточно-Европейской равнине, а затем во всей Северной Евразии.

Мечта — неотъемлемая часть полноценного индоевропейца, славянина и русского, любого человека в мире, живущего в области осевого времени. Мечта — это своеобразная форма внутреннего волевого творения, создания предмета во внутреннем мире, тесно связанная со способностью воображения, творческого мышления, комбинирования предметов и, самое главное, перевода их в план действия, реализации, присоединения к ним порыва, вектора на развитие. В мечте важно не текущее содержание, не внешнее значение, а процесс движения энергии из внутреннего состояния в явное. Мечта тесно связана с энергиями волевого творения, которые суть первичная реальность как мира в целом, так и любого индивида. "С-бывание" мечты — это переход духа, существующего внутри личности в потенциальном виде, в актуальное бытие. Вне мечты есть только одномерное бытие, которое может быть и иллюзией, "пеленой майи". Мечтая, человек выходит из "пелены майи" в "область оси", в область бытия. Поэтому люди так хватаются за свои мечты.

В русском восточноевропейском социализме был важен именно этот момент порыва, а не то или иное содержание идей. Именно наличие "порыва" в душах русских людей второй половины XIX — начала XX вв. позволяло проницательным и чувствительным мыслителям (Леонтьев, Данилевский, Соловьёв и другие) пророчествовать о наступлении социализма и революционной катастрофе старой России. Было бы преувеличением сводить истоки революции к содержанию импортированных извне идей или визионерству.

Поскольку русская личность часто имеет широкое и глубокое внутреннее пространство, в нём много и мечтаний, иногда самых странных. Однако если воплощения мечты не происходит, её энергия обращается против мечтающего, разъедает его, она превращается в болезненную или затаённую фантазийность, в иллюзионизм, "подгрызающий" личность изнутри, становится "обломовщиной" либо находит себе выход в деструктивном, хаотичном взрыве.

"Широк человек, слишком даже широк, я бы сузил", — говорил Достоевский устами Дмитрия Карамазова о русских, понимая опасность широкой мечтательности, соединённой с порывом, содержащей в себе энергию возможной цепной реакции, с эпилептоидным психологическим взрывом. (Эпилептоидность, по Валентине Чесноковой, — важнейшая черта русского характера.) Поскольку русская личность по устройству своей внешней оболочки тесно связана со своим окружением, то цепная реакция мечты может перейти на него, вовлекая по цепочке других индивидов и другие такие же группы. В этом может быть секрет "русского реактора", как и всякого социального реактора вообще, работающего долговременно, за рамками сиюминутных событий.

Для появления "мечты миллионов" внутреннее пространство должно быть очищено от прежних устойчивых образов, рациональных и нормативных конструкций, готовых практик поведения, делающих мечту излишней. Это очищение создаёт внутренний голод и запускает мыслительный и чувственный процесс, то самое расширение личности, о котором говорил Достоевский. Идея становится мечтой, запуская цепную реакцию в его сознании и в сознании окружающих личностей. Начинается движение мечты, которое способно в каких-то аспектах перестроить личность русских. Как река начинается с ручейков, так и движение начинается в малых группах общения и затем, замыкая их сети, переходит в большие группы. Мечта — проекция цивилизации как типа человека на социальные, личные, бытовые, исторические условия, в которых она порождает своё будущее.

Мечта выражается в ключевых словах, обозначающих объекты. Это могут быть предметы, которыми человек хочет владеть, например, квартира, дом. Но для того, чтобы это всё иметь, человек должен быть кем-то, иметь роль, соответствовать образу. Мечта — это желание реализации себя в обществе, образ себя, но и образ общества, в котором ты реализуешься.

Идея общества, где мне и всем хорошо

Мечта русских — это мечта о своём пространстве, создающем личностную свободу вместе со своими друзьями. В реальном воплощении это может быть свой дом или сад (например, образ "вишневого сада" Чехова), дача, загородная усадьба, хорошая квартира, своя мастерская или просто сообщество постоянно встречающихся людей для обсуждения каких-то тем. Именно поэтому русские, да и славяне вообще, равнодушные к крупной частной собственности, так сильно привержены к малой личной собственности, создающей материальное место для личности и её круга общения. С этим связано обилие приватизированного жилья и квартир, дачных домиков в позднесоциалистический и послесоциалистический периоды. Именно эта мечта эксплуатируется теми, кто продвигает идею "родовых поместий" площадью в 1 га. Это имущество мечтается большинством русских не для того, чтобы изолироваться в нарциссическом состоянии, а чтобы общаться, трудиться и реализовывать себя. Важно не чтобы всё это недвижимое имущество было лучше, чем у других, а чтобы не хуже, чем у них, чтобы оно позволяло быть среди них. Не так важно добиться материального изобилия, как иметь динамическое состояние души. Устройство своей самости с психологической точки зрения есть процесс индивидуации, сличения с архетипом. Мечта играет связующую роль между личностью и существующими в обществе желаемыми образами жизни.

К похожим выводам, задающим направленность поисков мечты в направлении личности и базовой социально-психологической ячейки русского общества как среды её обитания, пришёл социолог Андрей Андреев в относительно новом, 2013 года, исследовании о русской мечте (в силу совпадения выводов с ключевыми идеями данной работы привожу здесь фрагмент полностью):

"Своеобразие российской мечты и наиболее характерных устремлений россиян во многом связано и с тем, что они — гораздо большие индивидуалисты, чем европейцы. В этом они, кстати, в известном смысле сближаются с американцами, хотя российский индивидуализм имеет несколько иную психологическую природу и иной оттенок (чаще всего это то, что в России называют "пофигизмом"). Ключевой вопрос: хотят ли респонденты быть полезными для общества или они предпочитают просто жить, как им хочется? При ответе на него мнения разделились почти поровну: 52% против 47%. В то же время только четверть опрошенных согласны поставить на первое место какую-то объединяющую всех значительную цель. Социальный мир современного россиянина — это замкнутый на себя малый мир его семьи и друзей, в несколько меньшей степени — коллег по работе. Именно к ним он ощущает наибольшую привязанность (на это указали почти две трети опрошенных). Заметную роль играет взаимопонимание на почве общего жизненного опыта: более трети участников опроса отметили эмоциональную связь с представителями своего поколения (что косвенно свидетельствует о значительных разрывах в условиях социализации вследствие катастрофического характера российской истории ХХ в.). А вот классовая солидарность (с людьми того же достатка), которая важна для сплочения людей на защиту своих коллективных интересов, ощущение близости с единомышленниками, людьми, разделяющими тот же тип культуры, весьма незначительна". Русская мечта, как и русское общество, не кастовые и не классовые. Институты классов и каст запредельны для русского сознания.

С личностным уровнем, согласно выводу Андреева, в русской мечте связан также и компонент своеобразно понятой свободы как воли, как состояния "сам себе хозяина": "Следует особо сказать о том, что русская мечта принципиально расходится с установками западной культуры в понимании свободы. Вообще говоря, свобода — это одна из главных российских ценностей. Свыше двух третей респондентов считают, что свобода — это то, без чего жизнь теряет смысл, и только треть соглашаются с тем, что свобода второстепенна, и ставят выше неё материальное благополучие. Мечта о свободе, несомненно, воодушевляет россиян: данный результат с небольшими статистическими отклонениями повторяется от исследования к исследованию на протяжении более полутора десятилетий. Однако, как показывают результаты неоднократно проводившихся опросов, быть свободным для человека русской культуры — совсем не то же, что для американца, немца или француза. Свобода в русском понимании — это не возможность реализации определённых прав, а возможность быть самому себе хозяином: это не что иное, как пресловутая русская воля, которая может выражаться в самых разных, но всегда предполагающих энергетическую разрядку формах".

Данные выводы А.Л. Андреева говорят о том, что русская мечта как правильная действенная формула должна основываться на личности и её значимом социальном круге как первичном факте, а не на внешних общественных, культурных и метафизических конструкциях, которые скорее всего будут не поняты, если только они не пройдут через личность и первичные группы общения.

Этот вывод объясняет и то, что обогащение и власть не являются для русских, как правило, предметом мечтаний. При этом определённый уровень достатка и связанной с ним самодостаточности для большинства являются важными и составляют часть личностного проекта русских.

Другое следствие из вышеназванного исследования даёт возможность понять, почему большинство замечательных лозунгов российских национал-патриотов 1990-х годов не нашли такого отклика у населения и не стали порывами к действию. Лозунги воссоздания Российской империи, СССР-2, замены позорного компрадорского режима Ельцина, возрождения Православия в общенациональных масштабах, укрепления государства, совершения производственно-технологического рывка, социально-классовой солидарности остались идеологическим набором, а не мобилизующей нацию форс-идеей. Со временем они, разумеется, с поправками, отчасти перекочевали в провластный идеологический арсенал, но не стали личной мечтой русских.

Идея достатка и коммунизм в русской мечте

Ключевой экономической проблемой русской цивилизации на всём её протяжении была проблема сверхвысоких издержек и низкой производительности природы (суровость климата). На этом основывает свою экономическую теорию Андрей Паршев в книге "Почему Россия не Америка" (1999). Достижение и поддержание достатка веками оставалось следствием сверхусилий либо каких-то нестандартных ходов. Изобилие воспринимается русскими не как следствие рациональных производственных или иных добывающих усилий и не как следствие ценностно-рациональной позиции "праведности" в протестантской этике, а как желаемая непосредственная данность, возникающая, как чудо, из воображения, из мечты. Такая данность часто фигурировала в русских сказках. При этом русские не мечтали всё это срывать с ветки, как некоторые южные народы, но хотели, чтобы всё это имелось гарантированно.

Отсюда и мечта о коммунизме как экономической кладовой и его принципе распределения — каждому по потребностям. Русская история — это цепь попыток найти кладовые ресурсов и создать неиссякающий источник прибавочного продукта, но не для превращения его в орудие власти и закабаления, труда и торга как самоцелей, а для того, чтобы быть самим себе хозяевами. Начиная с подсечного земледелия со сжиганием леса и заканчивая Газпромом и ВПК. Исходя из этого русский человек — "распаковщик" новых ресурсов и энергий природы, которые могли бы обеспечить ему свободу. Он же и сторонник идей нового золотого века, молочных рек с кисельными берегами, рая на земле, изобретатель технических предметов типа скатерти-самобранки.

В XIX и XX веках ресурсная часть русской мечты выразилась в массовом участии в заселении Севера и Дальнего Востока, степей от Бессарабии до Казахстана, во всевозможных технологических и научных открытиях, прежде всего — в освоении космоса. Эти коллективные одиссеи были направлены на создание новых средств производства, призванных окончательно решить вековой русский вопрос голода/сытости. Именно в таком ключе, как достижение сверхпроизводительности и гарантированного изобилия, русским народом понималось положение о построении коммунизма к 1980 году (при жизни нынешнего поколения), принятое на XXII съезде КПСС в 1961 году. Третья программа КПСС стала воплощением русской мечты. Что это было: наглый обман? Или русская мечта? Так своеобразно, поиграв с населением, которое надеялось всё же в итоге на гарантированный достаток, партноменклатура попыталась эксплуатировать энергию русской мечты, что привело к крушению её коммунистической формы. Нет уже Хрущёва, нет той партии КПСС. Но забыли ли русские про обещанный им коммунизм? Вряд ли.

Русская мечта и трансформация мироздания

Русские включили в свою мечту не только освоение пространств и богатств Евразии, но и кардинальное расширение возможностей человека в физическом мире, его переделку под человека. Эта сторона русской мечты проявилась и в русском космизме, и в практике социалистического строительства, в науке и технике, освоении космоса и физических энергий, художественном авангарде. Для русских это — вторая, виртуальная и внутренняя Сибирь, новая кладовая. Данная черта русской мечты тесно связана как с экономическими проблемами высоких издержек из-за сурового климата, так и с внутренней широтой русской личности, проецирующей свою широту как микрокосма на макрокосм как общее пространство. Какое-то значение имели и отголоски бесспорно живучих языческих представлений славянства о загробном мире как рае для предков. Перестройка мироздания не рассматривалась как демонический процесс, а природа не отождествлялась с верховным личным Богом. Новая техника — это часть продолжающейся космогонии. Проекты создавались во имя общего блага человечества как дар неиссякаемой и неоценимой личностной энергии, в свою очередь — проявления божественного духа и божественного дара, а не как личная или корпоративная интеллектуальная собственность.

Характерная черта, которую отмечают исследователи славянства, лингвисты и этнографы, — отсутствие у язычников-славян представления о загробном мире как аде и восприятие загробной жизни как позитивного места обитания умерших предков и соплеменников где-то в верхнем мире. Это не абсолютный рай, но достойное место. Наоборот, у западных народов, от греков до германцев, загробный мир представляет собой мрачный подземный Аид. Западные народы получили представление о рае с Ближнего Востока, в основном, уже вместе с Христианством. Так же узнали об аде и славяне. Говоря о проекции в будущее, личном и коллективном, следует заключить, что представления славянства были светлыми, оптимистичными, для них нехарактерна идея суда над душами. Об этом писал Олег Трубачёв. В этом отношении славянство с ранних периодов истории склонно к мечте о лучшем, социалистическом мире, где всё справедливо устроено. Славянская мечта — это мир без ада, мир, где нет безоговорочного осуждения грешников.

Личностная основа русского социализма

Славянство — это мир общения своего коллектива "для души" и мир без ада, по крайней мере, для своих. Потому именно славянская русская цивилизация породила такое сложное явление, как социализм, противоречивую и не очень удачную попытку построения верхнего мира на земле, впитав в себя все предшествующие мечты о лучшем мире. Западная же цивилизация ничего подобного не дала, несмотря на многочисленные мифы, идеологические, даже научные труды о социализме, его предпосылках.

Причина в том, что западная цивилизация не имела этой мечты как порыва к равному и справедливому для всех. Её лозунг: каждому — своё (недаром от Цицерона из римского права он попал на ворота Освенцима, а потом на эмблему современной военной полиции ФРГ). Западная мечта состоит в получении "своего". Это другой путь развития личности, самости. Однако на таком принципе социализм не построишь. Даже национал-социализм.

Социализм как мечта и как проект возник на Западе. Однако именно в России социализм соединился с прежней коллективной мечтой (о земле, например, или новой земле), стал новой коллективной мечтой и получил воплощение в реальности именно благодаря коллективной энергии личностей русских людей. Секрет русского и, шире, славянского восточноевропейского социализма состоит именно в этом: наличии мечты о коллективном благоденствии.

Реализация социализма оказалась возможна в России, поскольку только здесь присутствовала готовая личностная энергия мечты, соответствующая исконным представлениям русских о загробном будущем, которые так или иначе уживались с христианской верой в Бога.

Мир без мытарей и олигархов

Современные русские, как и их предки, мечтают избавиться от тех, кто изымает и вывозит прибавочный продукт, вводя массы поборов, заставляя работать за копейки или вовсе лишая реальной работы. Мечта каждого русского человека — чтобы государство слилось с обществом и перестало быть отдельной потусторонней реальностью. Проблема с эксплуататорскими классами состояла не в зависти к их несправедливо нажитому богатству, а в давлении тяжести этого богатства, принуждения со стороны эксплуататоров по отношению к рядовому человеку.

Внешняя управляющая надстройка всегда была чуждой цивилизационной личной системе русских, в которой не было места рабству и зависимости. Установку на самостоятельную жизнь человека и его круга, общины я бы не стал трактовать как анархизм в духе И. Бакунина и П. Кропоткина, хотя анархические устремления у некоторых групп русских периодически возникали под давлением обстоятельств. Русские в целом терпеливо воспринимают власть, если она не преступает известные пределы. Более того, русские имеют государственный талант, который выражается в умении строить учреждения и мобилизовывать массы, согласовывать разнородные интересы. При этом моделью для власти у русских выступают не безличные рациональные социальные технологии управления западного типа, нацеленные на эксплуатацию других, а модель личного круга общения. Для русских характерно стремление строить свой мир, "домострой", в том числе и мир государственной, общественной, церковной, научной, коммерческой, промышленной, сельскохозяйственной и любой другой деятельности. Однако в особых ситуациях приходилось заимствовать и западные социальные технологии, приспосабливая к ним свои мечты и привычки.

В исторической России личность монарха и личная связь с ней подданных воспринималась как часть мироустройства, наряду с личным Богом, Церковью, представленной личными святыми, которым молились как своим близким знакомым. Производная монархии — поместное дворянство — рассматривалась крестьянами как неизбежное зло, плата за стабильность мироустройства. Активные представители народа старались жить отдельно, уходя на промыслы, на новые земли юга европейской части, Севера, Урала и Сибири. Развитие Российской империи как экономической периферии Запада привело к созданию тяжёлой пирамиды, лежащей на шее у народа, верхушка которой находилась уже не в России. В начале XX века речь шла уже не только об избавлении от помещиков и капиталистов, о возвращении всей земли крестьянам, но и о переворачивании структуры всего несправедливого миропорядка. Именно потому, что мироустройство в русской мечте полагалось изменить, а не в силу диверсии глобалистов, марксистский лозунг мировой революции и свержения мировой буржуазии стал популярным в России. Русская мечта о сбрасывании пирамиды с шеи вышла за пределы собственно русского пространства.

Русские не против государства, которому, согласно славянофилу Константину Аксакову, нужно передать бразды правления в обмен на свободу местной жизни и мнений. В советское время надстройку воплощала парт­номенклатура, регламентировавшая жизнь населения по жёстким правилам и заставлявшая его работать на своих условиях, которые постепенно менялись к лучшему. В постсоветскую эпоху регламентация ослабла, однако появился прессинг дисциплины голода и давление криминала новорусской олигархии. Сегодня нагрузка значительно возрастает вместе с фискальным прессингом государства и монополий, инфляцией и злоупотреблениями работодателей. В будущем тяжесть отечественной неповоротливой бюрократии и олигархии может заменить глобальный электронный концлагерь — последняя стадия западной бюрократии. Русская мечта может разбиться о цифровые чипы, которые по каким-то причинам настойчиво вводит наша власть под видом электронного правительства, личных документов, безналичных расчётов, "умных" технологий.

Поэтому русской мечте в перспективе ничего не останется, как избавиться от глобалистской олигархии, переформатировав государство в смешанный социалистически-госкапиталистический тип. Масштабный вывоз капитала, либеральная монетарная политика, социальная политика, построенная на том, чтобы держать население в "чёрном теле", глобализация с попытками ликвидировать традиционный тип человека — всё это не оставляет современному олигархическому типу государства места в русской мечте и в случае социального "сжатия" может привести к революции. Поэтому русская мечта (это и относительно безболезненная "революция сверху", бархатная опричнина XXI века) остаётся в повестке дня. Ведь большинство русских так и не доросли до среднего класса, не стали получателями прибавочного продукта, хотя он производится в России в избытке за счёт природной ренты. Природная рента — ещё одна русская мечта, отчасти реализованная советской властью в виде предоставления бесплатного жилья.

"Хазарская мечта" и евразийский транзит

Русская мечта кардинально отличается от мечты о жизни за счёт отчислений с Шёлкового пути из Китая в Евросоюз и облуживания этих или иных транс-евразийских коммуникаций из Азиатского-Тихоокеанского региона на запад. Эта мечта подавалась как будущее Евразии некоторыми отечественными теоретиками Евразийского союза, а также и западными геополитиками из американского сообщества, типа Парага Ханны. Согласно Ханне, население в Евразии должно сохраниться только в агломерациях вдоль магистралей Великого шёлкового пути, а государства должны распасться. Фактически это не что иное, как модель "новой Хазарии", применяемая в том числе в отношении Украины как транзитного государства. Экономической основой правящей верхушки Хазарии выступали сборы за провоз товара по важнейшим евразийским путям, как водным (Волге, Дону, Азову и Каспию), так и сухопутным — с востока на запад в низовьях Волги. Хазария представляла собой примитивное мультикультурное государство, не имевшее ни развитой культуры (несколько разных археологических культур), ни экономики (не было даже собственной монеты), ни армии (вместо неё воевали наёмники и зависимые народы), ни религии (было несколько религий, в том числе иудаизм верхушки). Хазария оказалась слабым государством, развалившимся под влиянием климатических и военно-геополитических обстоятельств.

Хазарская мечта, выдаваемая за русскую, якобы мечту "ленивого русского" (вариант — за "украинскую мечту" брать с России плату за транзит нефти и газа), — плод коллективной фантазии глобалистского сегмента российской олигархии и её зарубежных партнёров. Русский любит ренту, но не оттого, что "халявщик", а потому, что ему всё тяжело достаётся и рента выступает некой компенсацией за прошлые неоплаченные сверхусилия, выдавленные из него хозяевами и начальниками. Но в любом случае "хазарская мечта" — это яд, противопоказанный русским, так же как и либерализм, мечта о вседозволенности.

Русская мечта и будущее

В последние годы остро чувствуется кризис идентичности, в первую очередь — среди русской молодёжи. Это следствие конца социалистического проекта, и отсутствия нового проекта, который мог бы воплотить русскую мечту. Современное Российское государство лишило их мечты, сведя её к тупому материальному преуспеянию, к тому же далеко не гарантированному. Образовавшийся вакуум заполняют торговцы внутренней мечтой — всевозможными практиками и образами жизни, образами человека, субкультурами и квази-религиями, в том числе и античеловеческими обличьями. Все они так или иначе направлены на разрушение русского человека, превращение его в совокупность меньшинств.

Современное общество созрело к рывку, к отходу от сидения на "транс-евразийской газовой трубе" ("хазарской мечты"), вертикальному лифту, социальному или духовному. В настроениях молодёжи сегодня чувствуется жажда и голод по серьёзной современной работе. Основой мечты должно стать дерзновение, дерзость к новому — те крылья, которые вынесут российскую систему из застоя, сделают её национальной и цивилизационной, поставят вровень с основными странами-локомотивами мировой экономики и технологий.

Опорой и инкубатором мечты, превращения её в проект, в отличие от прошлых времён, станет виртуальное пространство сетей и медиа, умных устройств, с одной стороны, и внутреннее пространство личностей, с другой. Оседлать мечту сегодня — это оседлать виртуальный мир.

Главной темой медиа-мечтаний должна стать мечта о личном профессиональном и духовном достижении в контексте миссии России, её славы, добра, пользы и величия. Русские должны создать социально-технологический сверхлифт для человечества, опирающийся на внутреннюю скромность личности, а также её волю и веру. Русская мечта — это мечта о своём цивилизационном мире, занимающем достойное место в остальном мире, организованная по принципу матрёшки: меньшее — в большем, индивидуальное — в общем.

Русская мечта включает две противоположные линии: стремление к самоуспокоению и равновесию души и социального окружения — и порыв к новому состоянию общества. Чтобы управлять русской мечтой, вернее, её энергией, необходимо управлять обеими линями, а может быть, и целой связкой разных линий-осей. В мечте русский человек должен видеть, с одной стороны, себя, своё окружение, свой новый дом, новую важную работу — и в то же время социальный и технологический рост и расцвет России. В мечте он должен видеть и личное, и коллективное спасение во Христе.

Рис. И.Билибин. Иллюстрация к "Сказке о царе Салтане" 


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
28 октября 2017 в 00:30

АВТОРУ - ПЛЮС за пространный социологический анализ замечательной темы "МЕЧТА РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА"

О МЕЧТЕ РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА: ОТ СОЦИОЛОГИИ К ЕГО СИЯЮЩЕМУ ГРАДУ НА ХОЛМЕ И СВЕРКАЮЩИХ ЗВЕЗДАХ В НАШИХ СЕРДЦАХ

1. На сегодня говорить о Мечте Русского Человека можно как 1) об отдаленной Мечте или как 2) о близкой Мечте. Текст публикации С.Б. касается преимущественно по социологическому методу близкой Мечты. И она более похожа на достижимую цель действия чем на отдаленную мечту. Ибо касается всего многообразия окружающей жизни.

2. Уважаемый А. А. Проханов очень вдохновенно в блистательных текстах говорит об отдаленной Мечте, для Русского человека - Сияющем Граде (Храме) на холме, иногда думается, что там находится Поэтический Эдемский Сад А.А. Пр., в котором
он трудится как некий Русский Адам, даря нам время от времени Благоухающие Цветы, появляясь перед нами уже как автор нового литературного произведения.

3. Можно предположить, что своим творческим методом Александр Андреевич
призывает нас, Граждан Великой России, уяснить это свое Гражданство, присвоить ему Высший приоритет Ценности, уважать и полюбить каждому в себе. И творчески
осмыслив явленный нам опыт А.А. Пр., ИДТИ вслед за ним к Великой Русской Мечте!
Этот путь по существу Поэтический и Вдохновенный, Пушкинский.

4. Есть и другой осмысленный и подтвержденный опытом Православия и Русского государства , как уже более чем 1000-летнего стремления русских православных христиан к святости.
Богословы личный путь каждого христианина именуют (и как цель жизни) - ОБОЖЕНИЕ. Т.е., сверхъестественное приобретение православным человеком за время его земной жизни в нашем грешном мире нравственных качеств, присущих безгрешному Богочеловеку Иисусу Христу, Ипостаси Бога - Троицы, которому мы поклоняемся и славим в своих молитвах дома и в храмах. Это Путь Жизни заповеданный нам, ученикам Христовым, Богом -Троицей.

28 октября 2017 в 13:19

Наша Русская Мечта совпадает с Мечтой всего Человечества - обретение Нового Мира = Коммунизма на всей Земле. Что бы ушла неправда и ложь и утвердились навсегда Правда и Справедливость. А это уже утверждение того, что ветхий мир, в соответствии со словами Иисуса Христа должен быть расточён и утверждён Новый Мир, - Единый по Духу с Небесным (Живым Космосом).

28 октября 2017 в 16:05

Красиво, но как то уж беллетристично.
Хотя бы тезисы были.

Мечтать не запретишь.

Спасибо за работу.

28 октября 2017 в 21:58

Русская мечта - мечта о познании мира, овладении его истиной, в конечном счёте, овладении миром. Отличие от других подобных мечтаний в том, что русские хотят объединить всё человечество, а другие хотят его ограничить неким кругом избранных, остальных, поелику возможно, ограничить, отсечь, наконец, уничтожить.

29 октября 2017 в 15:48

М-да, грустец. Начал автор за-здравие, а закончил за-упокой, мечтой о Христе, загробном царствии небесном, мистикой. Коммунизм сегодня строят те, кто пишет новую, Научную Библию – учёные, инженеры, технократы. А мечтатели о Христе и других мистических абстракциях рискуют остаться в феодализме с переходом из него в царствие небесное, к своей мечте, к богу в рай.

29 октября 2017 в 23:37

МЕЧТЫ-КАКИЕ ЕЩЕ БЫВАЮТ И К ЧЕМУ ПРИВОДЯТ

Нужно отметить еще две важные характеристики Мечты: по времени осуществления и по истинности или лживости мечты.

1. ПО ВРЕМЕНИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ МЕЧТЫ
- это ее временной отрезок реализации. Купить машину- это цель и кратковременная мечта имеющему возможности. Более длительная мечта построить дом и т. д... А Русская Мечта может длиться на протяжении очень долгого времени (например, до Апокалипсиса).

1А. Нужно отметить творческий характер Русской Мечты уважаемого А. А. Пр., которая вместе с Подлиностью Мотивов, Величественным Целеполаганием Русского Гражданина привлекает к человеку огромные энергии для его личной и общественной творческой жизни. Это главное в методе А.А. Проханова!

Определяющей особенностью всякой Временной М. -есть ее Земной характер или
ограничение протяженностью времени человеческой жизни Мечтателя.

2. ВРЕМЕННОЙ МЕЧТЕ ПРОТИВОСТОИТ! ВЕЧНАЯ МЕЧТА,
ибо сколько сил человек отдал Временной М., столько отнял у Вечной М. Поэтому некоторые иерархи РПЦ при совершенно блестящих способностях и достатке жизни в миру принимали монашество (например, святитель Игнатий Брянчанинов). Они понимали, что мир БОГОЦЕНТРИЧЕН и ВЕЧЕН и желали посвятить свою жизнь не временным, но Вечным Ценностям, Вечной МЕЧТЕ,тому,что пригодится в Вечности.

2А. Все Временные Мечты человека вроде коммунизма, социализма и проч. "измов" имеют ВРЕМЕННЫЙ земной характер. Определяются НА ЗЛОБУ ДНЯ политикой. Возникают от дьявола и передаются через контактеров злобного дьявола, вроде
К. Маркса,чтобы отвлечь людей от Вечной М. с целью погубить их для Вечности.

3. ИСТИННОСТЬ ИЛИ ЛЖИВОСТЬ МЕЧТЫ
заключена в Истинности М., в Правде М., в отсуствии в Мечте ЛЖИ и ОБМАНА.
Мечта с элементами лжи-это личная катастрофа человека и народа.

Превращение Вечной М. во Временную М.- цель дьявола, который все опошляет и
профанирует и пытается всех сделать коммунистами. Так коммунистическая мечта -это типичная ложь И ОБМАН "дьявола, отца лжи".

Отказ от Богоцентричного Миросозерцания на Мир в пользу Человекоцентричному
взгляду, чего добивается дьявол, означает через очевидную ложь дьявола человеку прийти к отказу от Бога-Троицы и приблизить Конец Прекрасного Богом созданного Мира. Когда Человечество совершит свое самоубийство. Настанет Апокалипсис.