Сообщество «Выживание» 00:00 30 октября 2014

Марш-бросок

Как там напевал Бумбараш в исполнении Валерия Золотухина? "Наплевать, наплевать, надоело воевать, / Ничего не знаю, моя хата с краю". Если вы помните, Бумбарашу так и не удалось отвертеться от жизни и от судьбы. От позиции. Пришлось выбирать. А тот, кто хочет быть сам по себе, в тихой норке или же — гордо над схваткой, тот всегда в проигрыше. В ущербе.
1

В новом фильме Никиты Михалкова есть пронзительный… нет, скорее — пугающе откровенный монолог бывшего белогвардейца. За несколько минут до гибели он прямо говорит: "Мы сами виноваты", — ибо хотели отсидеться, переждать, уповали на счастливый случай, благодаря которому всё само собой рассосётся. Пересидеть и спрятаться не удалось никому: ни правым, ни виноватым, ни красным, ни белым. А хуже всего в той войне пришлось именно тому, кто стремился не запачкать ручки. Такую отстранённую позицию не принимает даже всепрощающий Бог и, как говорится в Библии: "Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но, как ты тёпл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих" (Откровение 3:15-16). Интересно, что многие из белоэмигрантов года этак до 1935-го всерьёз рассуждали на тему: "Их социализм долго не протянет, а мы скоро вернёмся и потом триумфально займём наши законные кресла в Думе, ложи в Мариинке, столики в "Яре", etc!" Эти господа совершенно искренне полагали: диктатура пролетариата волшебным образом куда-нибудь подевается, или, как уже было сказано — рассосётся. Они привыкли так думать, почему, собственно, и оказались выкинуты на свалку истории новой победительной силой — большевистской революцией.

Но сегодняшний разговор не о них, а о широко известном и, к сожалению, популярном принципе "моя хата — с краю". Этот постулат ущербен изначально. От него за сто метров несёт каким-то особенным сортом предательства — вроде бы человек из породы "мирная мышка" и просто не желает связываться, а на деле он и есть самый большой подлюка. Такое случается не только в годы войн и революций, это происходит везде и всюду. Недаром все беды человечества приключаются из-за молчаливого согласия (или, точней — безучастия) покорного большинства. Напомню, что в советской литературе самый ненавистный типаж — это так называемые "равнодушные", средне-половинчатые, мирные филистеры, которые (да-да), никого не убили. Однако же смолчали, прошли мимо, отвернулись. Их всегда рисовали хуже явных врагов.

Вспомним нашу недавнюю историю. Развал СССР, октябрьский расстрел-93, вхождение страны в глубокий нравственно-политико-экономический (всё сразу!) кризис. О чём думали "нормальные" люди, когда видели полыхающий Белый дом? Они не хотели никакой пальбы, а тем более — переворотов с танками, Баркашовых с Макашовыми, конституционных споров и около­политических дрязг. "Ах, увольте нас от этих напастей!" Обывателю в те годы просто нравилось пялить глазёнки в телеящик и сентиментально всхлипывать над судьбой мексиканско-сериальной красавицы Марианны. Хотелось иноземных жвачек и красивых журналов с нарядными фотомоделями. Мы тут — с краешку постоим, посмотрим, чем дело кончится. А лучше и вовсе не светиться, а то можно и по лбу получить. Умный в гору не пойдёт и даже обходить не будет — умному эти горы вообще не нужны. Главное — тишь да гладь. Не выяснять истину. Не лезть. И, наконец, самое гнусное: "Тебе что, больше всех нужно?!"

Все очень хорошо знают цитату, принадлежащую немецкому богослову, лютеранскому пастору Мартину Нимёллеру: "Когда они [наци] пришли за коммунистами, я молчал — я не был коммунистом… А когда они пришли за мной — уже некому было заступиться за меня". Речь шла о принципиальном непротивлении интеллигенции Третьего рейха нацизму — о том самом желании "пересидеть" диктатуру, пописывая милые статейки о посланиях Фридриха Великого к Вольтеру или о расовой сущности "Саги о Вёльсунгах". Впрочем, стоит ли осуждать исключительно интеллектуалов, когда повязан кровью оказался весь немецкий народ? Они просто хотели пить пиво, стучать кружками и качаться в такт песне про Эрику! Простое, незамысловатое счастьице, а там хоть трава не расти.

Сейчас фашизм переместился на Украину, а среди россиян произошёл неминуемый раскол на "своих" и "чужих". Господа из "пятой колонны" в открытую поддерживают все начинания киевской хунты. Но есть и те, которые сохраняют, как им кажется, полное спокойствие. Нейтралитет. Равнодушие. Какое мне дело, что там в Донбассе? Стреляют? И пусть. Моё дело — собрать урожай с лелеемых шести соток, сделать ремонт, нанять сыну репетитора, подсидеть офисную начальницу. Да мало ли дел? Как выразилась одна дамочка: "Я вообще не в курсе, как выглядит этот Коломойский и чем он занят". Дальше —больше: а что там натворил Макаревич? Поёт "Моя страна сошла с ума"? И что, мне теперь его не слушать?! Какая мне разница? "И жизнь его похожа на фруктовый кефир" (да-да, слова того самого Макаревича). Должна быть разница. Хаты с краю не бывает. Это иллюзия.

Как там напевал Бумбараш в исполнении Валерия Золотухина? "Наплевать, наплевать, надоело воевать, / Ничего не знаю, моя хата с краю". Если вы помните, Бумбарашу так и не удалось отвертеться от жизни и от судьбы. От позиции. Пришлось выбирать. А тот, кто хочет быть сам по себе, в тихой норке или же — гордо над схваткой, тот всегда в проигрыше. В ущербе.

 

19 мая 2017
Cообщество
«Выживание»
48 3 11 336
Cообщество
«Выживание»
3 0 14 170

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой