Сообщество «Салон» 00:00 21 ноября 2013

Личный тоталитаризм

Пивоваренный завод "Московская Бавария", впоследствии винный комбинат, нынче центр современного искусства под названием "Винзавод". О "Винзаводе" народ, в принципе, наслышан. Хорошее название, врезающееся в память, с ним охотно формируются самые разные ассоциации. "Винзавод" находится неподалёку от метро "Курская", на его территории, кроме выставочных залов, которых всего четыре, существует множество кафе и магазинов. В Цехе Красного (так называется один из залов) прошла выставка Михаила Розанова "Тоталитарная Архитектура".
0

Пивоваренный завод "Московская Бавария", впоследствии винный комбинат, нынче центр современного искусства под названием "Винзавод". О "Винзаводе" народ, в принципе, наслышан. Хорошее название, врезающееся в память, с ним охотно формируются самые разные ассоциации. "Винзавод" находится неподалёку от метро "Курская", на его территории, кроме выставочных залов, которых всего четыре, существует множество кафе и магазинов. В Цехе Красного (так называется один из залов) прошла выставка Михаила Розанова "Тоталитарная Архитектура".

"Винзавод", как мне показалось, дружит с современной фотографией. С такой фотографией, которая производится и потребляется нашими современниками и соотечественниками. На базе этого центра, уже который год проводится фотофестиваль "Best of Russia", по замыслу призванный демонстрировать жизнь России в кадрах. Со своей задачей он справляется, и на сегодняшний день стал крупнейшим отечественным фотособытием.

"Тоталитарная Архитектура" посвящена трём объектам: Ленинской библиотеке, что в Москве, Дворцу итальянской цивилизации на юго-западе Рима и Долине Павших — мемориальному комплексу под Мадридом. Три этих монументальных строения родились примерно в одно и то же время, их строительство было долгим, затратным и трудоёмким, на судьбы всех трёх, так или иначе, повлияла Вторая мировая. Ленинке пришлось останавливать авиабомбы. Дворец итальянской цивилизации так и не выполнил своей задачи — его, как один из элементов комплекса деловых зданий, возвели по приказу Бенито Муссолини для проведения всемирной выставки, которая не состоялась. Долину Павших строили заключённые, которым за это сбивали сроки, сам монумент посвящён гражданской войне в Испании 1936-39 годов.

Выставка не рассказывает об истории этих строений, об их общей архитектурной концепции или политическом контексте, связанном с ними. Фотограф Михаил Розанов не пытается показать нам три объекта такими, какими хотели бы увидеть их туристы — цельными, упакованными в удобную тару, готовыми для осмысления и поглощения, с непременными акцентами на деталях декора. Такими, которыми их можно было бы демонстрировать друзьям и знакомым, гордо заявляя, что, например, Ленинка была осмотрена. Используя эстетику трёх сооружений, фотограф создаёт собственное произведение.

И произведение, которое складывается из чёрно-белых фотографий, во многом родственно тоталитарным объектам. Перед зрителем то, что можно назвать неоклассицизмом. Выверенная игра светлых и тёмных зон, взаимодействие горизонталей и вертикалей, осознанный ритм. Присутствует даже некое сопоставление всего этого с размером конечного принта, чем многие российские фотографы обычно пренебрегают и чему посвящены отдельные главы или даже целые книги на Западе.

В серии "Тоталитарная Архитектура" нет отстранённости от объекта съёмки, которая в последние десятилетия доминировала в среде художественного архитектурного фото, когда весь кадр может быть радикально размыт или же построен вокруг одной микроскопической детали сооружения, и внутренний дискурс снимка формируется вопреки центральному объекту или вовсе в чуждой ему плоскости.

В каком-то смысле "Тоталитарная Архитектура" прямолинейна. Объект съёмки и метод фотографа взаимодействуют, не противоречат друг другу. Но подход к объекту порой жёсток. Не важно, как внутри собственного комплекса взаимодействуют различные элементы архитектурной постройки, в плоскость кадра они войдут так, как решает фотограф. И не имеет значения, что во Дворце итальянской цивилизации в арках установлено множество любопытных статуй и то, что, например, изнутри Ленинская библиотека весьма фактурно и богато декорирована. Объекты архитектуры будто бы развоплощаются и расчленяются на элементы, чтобы в застывшем мире фотоснимка собраться вновь и образовать кристалл.

Мир снимков "Тоталитарной Архитектуры" безлюден. И если Ленинская Библиотека с её чёрными колоннами, обвязанными железными скобами — чтобы не обвалился мрамор, ещё похожа на объект реального мира, омываемый дождями и осыпаемый снегами, то Дворец итальянской цивилизации, с его идеально прямыми линиями и чистейшими поверхностями, на первый взгляд вообще кажется компьютерным рендером. Потом замечаются щербинки в лестницах, неровности в щелях между декоративными плитами.

Каждый объект ощущается по-разному. Ленинская библиотека кажется постройкой северной, с нависающим над ней низким небом, по которому движутся тонкие рваные облака. На бортиках виднеются торчащие гвозди — чтобы голуби не обсиживали их и не покрывали чёрные колонны пятнами. Дворец итальянской цивилизации невольно повествует о солнце Италии, которое на некоторых кадрах ретуширует статуи немыслимо ровным градиентом. Не зря в прошлые века туда "дозревать" отправляли художников. Долина Павших из всей троицы выглядит наименее проявлено. Её внешняя часть, на которой сконцентрировался фотограф, не повествует о том, сколько тонн породы пришлось изъять для строительства внутренних помещений, где в настоящее время хранятся древние гобелены.

Сейчас интерес к монументальному, к истинному, повышается. Возможно, массовое сознание устало от отсутствия идеи и смысла, от игры ради игры. "Тоталитарная архитектура" не поощряет и не осуждает конец первой половины XX века, фотографии лишь позволяют взглянуть на избранные Михаилом Розановым постройки, вырванные из контекста повседневных будней и обыденных ракурсов. Да, на снимках происходит переосмысление и частичное развоплощение всех объектов с целью создания фотографий, которые, в итоге, и становятся отдельными, новыми произведениями искусства с собственной историей. Но делается это с уважением, отнюдь не ради пустой забавы. От этого объекты тоталитарной архитектуры не начинают выглядеть более угрожающе или, наоборот, дружелюбно, скорее они перемещаются в некую лакуну, обратно в мир идей, откуда когда-то они вышли стараниями архитекторов и рабочих рук, создавших их материальные воплощения.

Cообщество
«Салон»
9 0 9 403
Cообщество
«Салон»
0 0 9 478
Cообщество
«Салон»
2 1 9 514

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой