Авторский блог Анатолий Васильев 11:54 16 апреля 2018

КТО МЫ? НАША ИСТОРИЯ

Как мы стали русским народом. Статья А.Элпиадиса
3

КТО МЫ? НАША ИСТОРИЯ

Прочитал интересную и глубокую по смыслам статью А. Элпиадиса «Украинский кризис глазами грека». Она об истории России, о нас, о том, что мы с Украиной один народ. Статья большая, поэтому даю выборки частями. Полный текст статьи на сайте www.aelpiadis.com

Украинский кризис глазами грека 

«Мы видим мир не таким, каков он есть, но таким, каковы мы есть» 

Псевдонаучность характерна для националистической историографии, так как для нее важно не «то, что было» (история), а то «что, будет» (политика).  Нация – это идеологический проект, частью которого является «политика, направленная в прошлое». Ну а  если факты противоречат националистической теории, тем хуже для фактов.

 Тезис «Украина – не Россия» основан на трех исторических идолах: это Киевская Русь, Малороссия и Галичина. На Донбассе пролилось достаточно крови, чтобы задаться вопросом "Господи что это?". 

 Итак, для начала: кто крестился?

 Во-первых, Русь сама избрала систему цивилизационных координат, поэтому корректнее говорить о том, «кто крестился», а не «кого крестили». Но Русь тогда не была «Киевской», как утверждает современная украинская историография. Почему? Греки – единственный народ вне границ стран бывшей «Киевской Руси», где история ее крещения преподается в школах как часть нашей (т.е. не только вашей!) истории. Но в наших школьных учебниках (на момент начала преподавания данного периода истории Византии) не используется термин ‘Киевская’ в применении к Руси, потому что как сами жители этой страны, так и народы-современники (например, греки) её так не называли.

История – это взгляд современника событий, это взгляд из прошлого. Так вот, если Киевской её не называл ни Рюрик, ни Владимир, ни греческие епископы (все они – современники событий), значит, она была просто Русь. Итак, эта просто Русь (не Киевская) была крещена в младенческом возрасте, поэтому крещение сыграло важную роль в этногенезе.

Как происходит рождение народа (этногенез по-гречески) – трудно объяснить, но легко увидеть. Зайдите в любой православный храм и посмотрите на людей, которые стоят в очереди перед причастием. До причастия в очереди могут стоять люди с самым разным, как сейчас принято говорить, этническим происхождением, но после причастия у всех людей одна плоть и одна кровь. Вот так и произошел этногенез Руси: до крещения это было государство с самыми разными славянскими (и не только) племенами плюс варяги. После крещения (а это не один век) – это уже один народ: русский народ.

 Причем, я не случайно использую определение ‘русский народ’, так как в современных греческих школах, в момент начала преподавания данного периода истории Византии, детям не говорят о ‘крещении Киевской Руси’ (это термин советского происхождения). Также не используется и современный российский термин ‘древнерусское государство’, так как у нас древность – это то, что было до рождения Христа. У нас, в греческих школьных учебниках, все это обозначается как «христианизация русского народа». Я понимаю, что с этим не согласятся «свидетели текстов Грушевского», но история эта – не только Ваша, но и наша, и слово Россия – это греческое произношение слова Русь.

 Отдельно повторяю для украинской молодежи, в чем отличие слова Русь от слова Россия? В греческом произношении слова Русь. Впервые слово «Росия» (Ρωσία), было употреблено в X веке византийским императором Константином Багрянородным в его произведении «Об управлении империей». Народ в средневековых Византийских текстах назывался Ρως (Русь), а окончание «ία» в структуре греческого языка означает ту страну, где живет этот народ (окончание определяет географию). Вот и получается, что в переводе с греческого языка слово «Ρωσία» (Россия) означает «страна русских». Главным городом русских (Ρώσων) указан Киев (Киав), стоящий на реке Днепр. Киевский князь Игорь назван «архонтом Росии». Сохранились греческие печати и других русских князей XI–XII вв. с надписью «архонт (глава) Росии» (читайте ссылки). И вот уже 1000 лет (со времен Константина Багрянородного) мы Россию называем Россией, и термины «Русь» и «Россия» не противопоставляются, так как нельзя противопоставлять одно и то же.

 «Русь» — это народ а «Россия» – это его страна.

   Первое письменное упоминание слова «Росия» в кириллической записи датировано 24 апреля 1387 года. С конца XV века название стало использоваться в светской литературе и документах Русского государства, постепенно вытесняя прежнее название Русь. Официальный статус оно приобрело после венчания Ивана IV (Грозного) на царство в 1547 году, когда страна стала называться Росийским царством и была институционализирована идея Третьего Рима. Само слово царь происходит от слова Цезарь. И новая империя стала называть себя так как ее называли Цезари Константинополя, правопреемницей которого стала Москва. Современное написание слова Росия — с двумя буквами «с» — Россия, появилось с середины XVII века и окончательно закрепилось при Петре I. До него писали с одним "с" так как его пишут в Греции со времен Константина Богрянородного и по сей день. Естественно, эволюция названия и структуры правописания  рефлектировала, эволюцию самой русской государственности, но каждое новое название не отрицало русской идентичности всех предыдущих периодов.

 Только в советской историографии, в рамках политики коренизации/туземизации, о которой будет сказано отдельно во второй части текста, произошла мягкая форма дерусификации слова «Русь». Это слово было превращено в «научный термин», означающий «не совсем Россия», это и привело к новой украинской историографии, где слово «Русь» было подвергнуто жесткой дерусификации и оно уже означает (в новой украинской историографии)  «совсем НЕ Россия!». Но история это не только наш взгляд на прошлое но прежде всего взгляд людей прошлого на самих себя. Теперь далее по терминам  Когда термин ‘Киевская Русь’ появился в научных трудах русских историков XIX века, он означал всего лишь «Киевскую фазу русской государственности». Но то, что она Русь – для них было естественно важнее, чем то, что она была Киевской (это всего лишь одна из фаз русской государственности).

 Но Ленинская  коренизация/туземизация  (о которой речь пойдет отдельно) поменяла смыслы местами. Почему же указание, что Русь была Киевской, должно быть важнее того, что она Русь? А для того, чтобы аргументировать (в рамках ленинской этнической инженерии) наличие общего прародителя у трех братских (а это означает – отдельных!) народов. После распада СССР новая украинская историография пошла еще дальше: приватизировав уже всю «Киевскую Русь» для себя, она вбрасывает изуверскую идею – «уже не только Украина но и сама древняя Русь не Россия» (рейдерство бывает не только в бизнесе).

Современная российская историография спохватилась и стала называть весь этот период «древнерусским государством», так как слова Украина тогда просто не существовало.  И тут начинается вой «свидетели текстов Грушевского». Не так страшен Грушевский как дети выросшие на его книгах. Эти люди понимают что слово Украина в эпоху князя Владимира не использовалось, но тут начинаются  сентенции  что Росия (с одним с) это Вам не Россия (с двумя сс), а слово руський (с мягким знаком), это Вам не русский (без знака мягкости). То есть отличия оказывается не только в правописании и произношении, но они более субстантивные (они этнические). Но половина правильного ответа, это правильная постановка вопроса. Вопрос тут не в том чем отличался руський от русского, вопрос в другом. С какой стати потомки русских отскакавшись на майдане,  решили что в применении к прошлому этот вопрос вообще уместен? 

 Ответ на мой взгляд следующий. Терминологическая бомба замедленного действия с разделением одного русского народа на три "братских" (а это означает – отдельных!) через «автономизацию» термина «Русь» от своего же смысла «Росс-ия», заложенная Ленинской коренизацией/туземизацией (о ней во второй части текста), взорвалась после распада СССР именно после. Но ни СССР ни тем более "постсоветского менталитета" в эпоху "исторической Руси" точно не было. И этот вопрос не применим к прошлому, так как история это не наш взгляд на прошлое (политика) но прежде всего взгляд людей прошлого на самих себя (историческая реконструкция).  И мы, греки, вот уже 1000 лет (со времен Константина Багрянородного) упорно Россию называем Россией, и термины «Русь» и «Россия» не противопоставляются, так как нельзя противопоставлять одно и тоже: «Русь» – это народ, а «Росс-ия» – это его страна. Крестились не "русичи" ,"русы" или "россы" и тем более не "укры", а «русский народ» уже в X веке, и его страна – «Росс-ия» (уже в X веке). И уж кого-кого, а своих детей мы не путаем, так как история эта не только Ваша, но и наша. Ну а то что русичи князя Владимира отличались от современных русских, это как раз хороше. Так как только папуасы не меняются со временем. 

 Теперь далее по списку. Может в "Малороссии" заложены корни украинской идентичности? Тут напрашивается еще одна, чисто греческая ремарка. Титул предстоятеля Церкви, который по-русски значится как «Всея Руси», на греческом языке звучит как митрополит (теперь уже патриарх) «Всех Россий», Πατριάρχης Μόσχας και πασών των Ρωσιών потому что Россий всегда было много. Я понимаю, что с этим уже не согласятся русские ура-патриоты, которые привыкли рассматривать историю русского народа только в рамках истории государства Российского, но это неправильно. Единственный случай, когда вся территория бывшей «Киевской» Руси вошла в состав одного государства – это период с 1939 г и до распада СССР. Термин ‘Μικρὰ Ῥωσσία’ – ‘Малая Россия’ (Малороссия) – был введен в употребление греческими епископами, в церковной юрисдикции которых (Константинопольский патриархат) до 1686 года находилась та часть русского народа, которая жила в составе Великого княжества Литовского и, впоследствии, Речи Посполитой. Поляки эту землю называли своей окраиной (Украиной). Т.е. то, что для поляков было ‘Украина’, для греческих епископов и для русского народа, который там жил, называлось ‘Малая Россия’.

Так что история русского народа и история государства Российского – не одно и то же. Ну, а когда великие украинизаторы говорят, что были огромные бытовые, языковые и обрядово-социальные отличия между малороссами и московитами, аргументируя их «нерусскость», так все эти отличия в русском народе были всегда – до и после крещения, постоянно эволюционируя. Но они никогда не воспринимались современниками (людьми прошлого) как отличия этнические, так как народ был православный, живший в Малой России.  Отдельно повторяю для современной украинской молодежи: термин ‘Малая Россия’ (Малороссия) не украинский и даже не русский, он административно-церковный, греческого происхождения. Соответственно, малороссы – не «малость русские», они – просто русские, так как слово ‘Мало’ не этнически-уничижительное, а наоборот, географически нейтральное. Да и само субэтническое наполнение этот термин получает только к XIX веку.

 Только после 1917 года греческий церковный термин ‘Малая Россия’ (Малороссия) и производные от него слова были практически выведены из историографического употребления и заменены на термин польского происхождения – ‘Украина’. Тем не менее, в прошлом малороссы украинцами себя не называли, и говорить об «украинском прошлом» малороссов нельзя, так как термин ‘украинец’ в эпоху малороссов не был этническим.

 «Тиха украинская ночь. Прозрачно небо. Звезды блещут. Своей дремоты превозмочь Не хочет воздух. Чуть трепещут Сребристых тополей листы. А.С. Пушкин, «Полтава», 1828 год.

 К сожалению, у современных украинцев полный сумбур с терминами. Географический термин ‘Украина’ действительно достаточно древний, он встречается не только в Ипатьевской, но и во многих других летописях. Но надо понимать, что средневековый термин ‘kraina’ как и ‘okolie’, ‘okolica’, – это исключительно географический (не этнический) термин, и этот термин применялся далеко не только к территории южной Руси. Окраин (Украин), было много, причем не только в русской или польской истории. Например, в средневековой Римской империи (Византии) были так называемые акриты – субкультура крестьян-воинов, которые охраняли от арабов границы Римской империи (так они тогда называли Византию). Если перевести греческое слово Ακρίτας (акритас) на русский язык, получится ‘украинец’ (житель окраины - пограничник). Причем, эти воины-акриты с бытовой и этнокультурной точки зрения отличались от жителей Константинополя не меньше, чем казак с чубом от москаля в мундире но и те и другие себя называли римлянами (ромеями на греческом).

 К сожалению, современная украинская историография проецирует современное этническое самосознание украинцев на прошлое их русских предков Но история – это мнение людей прошлого о себе, нами восстановленное. Этим и отличается историческая реконструкция от пропагандистских лозунгов. Если "Украина не Россия" то "Византия не Рим"  Слово Византия очень древнее, так назывался древнегреческий город на берегах Босфора (Византий) куда Константин Великий перенес столицу Римской империи и этот город стал называться Константинополем. Термин же "Византия" для обозначения уже не города, а всей 1000 летней средневековой фазы Римской империи, появился с  17-го века на Западе. И стал повсеместно использоваться в трудах французских, немецких и английских писателей в применении уже не к месту а ко всей истории целого государства, для того чтобы подчеркнуть что "Византия не Рим". По аналогии можно сказать что средневековый термин ‘kraina’ как и okraina’  ‘okolie’, ‘okolica’, (которые встречаются не только в Ипатьевской летописи) изначально имели ГЕОГРАФИЧЕСКУЮ а не этническую окраску. И только после 19го века опять таки с подачи Запада получают новый этнический смысл.  

  Этнических украинцев, в "летописную эру" русской истории еще не было ввиду православия. Об этом далее.   Словосочетание ‘Мать городов’ представляет собой семантическую кальку с греческого «митрополия», от греч. μήτηρ – мать и греч. πόλις – город. Центром единой русской митрополии изначально был Киев, затем Владимир (оттуда и фотография Церкви Покрова на Нерли), потом Москва. Затем русская митрополия разделилась на две части. Причины раздела когда-то единой митрополии русских земель на Киевскую и Московскую (1441-1458) – тема для отдельной статьи. Почему для отдельной? Потому что раскол не был этническим. Хотя и возникли две православные митрополии русских земель, не было даже намека на «украинскую православную церковь». Что касается той части русского народа, которая жила вне границ Московского государства (в составе Польши, но в Киевской православной митрополии, Константинопольской юрисдикции) и подвергалась давлению со стороны католической экспансии (принуждение к унии), исповедание православия, в конечном счете, стало фактором этнической самоидентификации малороссов. Православие в их восприятии – это вера отцов, русская вера.

Фундаментальная проблема советского и постсоветского образования заключается в исключении преподавания истории религии из истории народа. Но надо понимать, что несколько веков назад мироощущение людей определялось в большей степени принадлежностью Церкви, чем танцами, вышиванками и разными говорами. «Там, где Епископ, там и Церковь» – этот фундаментальный тезис канонического православия для средневековых русских Малой России был намного важнее, чем все вышиванки вместе взятые. Сегодня принадлежность к какой-либо конфессии не соответствует понятию ‘нация’, но тогда понятия ‘нация’ вообще не было. Православие сыграло туже роль для русификации "прото-русских" племен (кривичи, вятичи и т.п) какую сыграли Олимпийские игры для эллинизации протогреческих племен дорийцев, данайцев, ахейцев в эллинов (они изначально себя эллинами не называли).

 Религия это не просто вера в Бога, это единый понятийный аппарат, который может собрать разрозненные племена в народ (народ – это общая память). И сохранение этой памяти сохраняет народ. Современным людям с этим можно не соглашаться (можно вообще в Бога не верить или быть иной веры), но понимать и принимать – не одно и то же. Понимать роль православия в формировании общерусской народной памяти эпохи средневековья – это вопрос элементарного образования, принимать православие на личном уровне или нет – это свобода совести, но эти вещи нельзя путать. История – это взгляд людей прошлого на самих себя, а не наш взгляд на прошлое. Повторюсь: православие в их восприятии – это вера отцов, русская вера.

 Теперь – далее по списку...  Уния? Есть мнение, что географический термин ‘украинец’ (житель окраины) стал этнонимом отдельного от русских народа с принятием Унии с католическим миром западнорусских земель в 1596 году (Брестская уния). Но всё, как говорится, не так однозначно. Во-первых, есть примеры упорного сопротивления народа унии, которое приводило к возврату в православие. Мы, греки, дважды подписывали Унию (точнее, наши элиты): впервые в 1274 году (Лионская уния) и потом в 1449 (Ферраро-Флорентийская уния). Но эти унии так и остались на декларативном уровне, так как народ остался православным. Большинство современных греков даже не знает, что это было в нашей истории, и греко-католиков в Греции почти нет. Термин ‘греко-католик’ в самой Греции не используется, используется термин «униат», потому что большая часть греков – это православные. И уния – это вполне обратимый процесс.

 Что касается западной Руси, то уния не была доведена до полного перехода в католицизм (как было с хорватами). При этом догматически униаты – это католики, и по догме (вероучение Церкви) они должны верить, например, в «непогрешимость» Папы Римского, составляющую одно из фундаментальных отличий католицизма от православия. Но по обряду униаты все еще православные. И воспоминание о православном (русском) прошлом у униатов западной Руси сохранилось  Униат – как человек на фотографии: он вышел из одной двери, но и не вошел окончательно в другую.  Естественно, какие-то униаты ближе к одной двери, иные к другой. Это и по сей день так. Есть сегодня на Украине и откровенно русофобская УГКЦ (украинская греко-католическая церковь), но есть и русинские греко-католики Закарпатья, зачастую искренне любящие Россию и русское православие, они и имя русское сохранили – Русины.

 В конечном счете, именно «русская уния» так и осталась унией: не произошло ни массового перехода в католицизм (т.е. воспоминание о православном прошлом сохранилось), но ввиду исторических перипетий не произошло и массового возврата в православие (т.е. православие так и осталось на уровне воспоминания-обряда). И так уже 400 лет… Тем не менее, уния на протяжении веков оставалась именно русской, это видно на примере Польши.

Есть мнение, что географический термин ‘украинец’ (житель окраины) стал этнонимом отдельного от русских народа за несколько веков в составе Польши, но это тоже неправильно – русские продолжили быть русскими. Во-первых, мы, греки, приложили руку (в прямом смысле): в 1620 году Иерусалимский патриарх Феофан III восстановил православную Киевскую Mитрополию, «рукоположив» новых епископов для Малой России (Малороссии), т.е. той части русского народа, которая жила в составе Польши и поляками называлась Украиной. Что касается непосредственно Галичины, то в 1586 году антиохийский патриарх Иоаким ІV утвердил устав Львовского православного братства, которое впоследствии получило статус ставропигии – т.е. имело прямое подчинение патриарху антиохийскому, а не местным православным епископам, которые то и дело переходили в унию. Таких братств потом стало много. И даже, когда и их заставили принять унию (1708 год), эти братства, выражаясь языком современных украинских националистов, оставались «рассадниками российского влияния», выступая за более тесные культурные связи с усилившимся Российским государством. Русофилов-униатов было много. В результате, территория нынешней западной Украины (в составе Польши) называлась поляками Русское воеводство со столицей в городе Львове. Наверное, полякам было тоже виднее, что речь идет о народе русском.

 Есть мнение, что географический термин ‘украинец’ (житель окраины) стал этнонимом отдельного от русских народа тогда, когда современная Западная Украина вошла в состав Австро-Венгрии. Именно в Австро-Венгрии русофилов-униатов просто уничтожили. Когда разразилась Первая мировая война, начался массовый антирусский террор в Галичине. Австрийцы понимали, что русофилы-униаты – это потенциальные сепаратисты, симпатизирующие России. И австрийцы очень по-немецки решили эту проблему. «Галицийские русские разделяются на две группы: а) русофилов и б) украинофилов. Если вообще можно русских исправить, то это возможно единственно при применении средств беспощадного террора. Моё мнение, что все русофилы являются радикалами, и их следует уничтожать». Генерал-майор Фр. Римль, военный комендант Львова, 1914.

 Была создана целая сеть концлагерей для русофилов-галичан. Самый известный из них – Талергоф близ города Грац в Австрии. С началом первой мировой войны было уничтожено более 60 тыс. человек, более 100 тыс. бежали в Россию, еще около 80 тыс. было убито после первого отступления русской армии, в том числе – около 300 униатских священников, заподозренных в симпатиях к православию и России. Талергоф — это первый концлагерь в Европе, где произошел геноцид русских галичан. Немцам идея понравилась, и потом это переросло в Холокост еврейского народа. Холокост – слово греческое, и оно в переводе означает «всесожжение» (у слов есть свой смысл). Австро-Венгрия в буквальном смысле выжигала всё русское в галичанах, это и был «русский холокост», естественно, с помощью украинофилов Галичины.

 Но грош цена тому русскому, который называет всех «западенцев» «бандеровцами», это все равно, что называть всех русских «власовцами». Вот фотография настоящих русских, повешенных в Талергофе – они галичане. И они во сто раз больше русские, чем жители Брянска или Твери, потому что в этих городах быть русским было легко. Русский народ Западной Руси нес в себе память о своем русском прошлом, несмотря ни на что (почитайте эту ссылку) И доказательством его русскости является Талергоф, иначе его бы не было. Получается доказательство от обратного. В Австрии помнили, что еще в 1848 галичане называли свой национальный совет – «Головна Руська Рада», а первый съезд галицких деятелей науки и культуры, созванный в том же году в городе Львове, назывался Собор русских учёных.

 И австрийцы понимали, что на смену одному поколению русофилов-галичан, вырезанных в Талергофе, может прийти другое, так как русские – это народ культурный. Такие фразы "западенцев" как  "Исповедуем на основании науки, действительной жизни и глубокого убеждения национальное и культурное единство всего русского народа, а посему признаем своими плоды тысячелетней культурной работы всего русского народа", это просто манифест русского цивилизационного сепаратизма от Польши и Австро-Венгрии. Австрийцы понимали, что культурный народ с 1000 летней преемственностью народной памяти, можно уничтожить либо биологически (убив всех), либо через изменение самой "культуры памяти".

  Поэтому австрийцы, использовав некоторые польские наработки, спонсировали создание украинской историографии, т.е. нерусской истории украинцев (товарищ Грушевский и его книга «История Украины-Руси»). Но все это наложилось на антигосударственную позицию поздней царской интеллигенции (Драгоманов и т.п.).

Продолжение следует.


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
16 апреля 2018 в 12:35

Плюс.

Очень интересно. Но тяжеловато читать из-за большого объема. Лучше бы разбить на три, а то и четыре части.

Но, повторяю, интересный и полезный материал.

16 апреля 2018 в 15:48

А в чём полезность ? - В том, что нам в тысячный раз вбивают в голову - Россия началась с христианства ? А этот автор ещё и уверяет. что народ сам выбрал эту религию - интересно, как это происходило ?
Менталитет русского народа сложился в до христианскую эпоху и складывался он суровых географических и климатических условиях, Народ был земледельческий, а значит стоял на более высоком уровне развития, чем кочевые скотоводческие племена. У земледельце уже не скотоводство а животноводство - пастбищное летом и на откорме скошенным сеном-зимой. Суровый климат, непроходимые леса и постоянные набеги полудиких кочевников вынуждали русичей жить ОБЩИНОЮ. Она то и явилась основой русского менталитета - открытость, честность - ты у всех на глазах. Круговая порука и круговая ответственность всех за каждого и каждого за всех. Поскольку русичи в основном не жили на караванных путях, то не знали ни мошенничества, ни спекуляции, ни ростовщичества, ни прочих подлостей, связанных с деньгами.
Принятие христианства было для нашего народа трагедией, которая длится по сегодняшний день. Это совершенно чужая религия. Спасло нас только то, что мы для начальства молились, а жили по общинным законам. Не случайно *Новые русские* начали с уничтожения общинного землевладения и насаждения забытого почти всеми , православия.
Так, если коротко.

16 апреля 2018 в 15:35

Автору. Спасибо. Статья замечательная. ПОшел ставить свой плюс.