КРЕСТ-НАКРЕСТ...
Сообщество «Форум» 00:00 10 октября 2012

КРЕСТ-НАКРЕСТ...

<p><img src="/media/uploads/41/5_thumbnail.jpg" /></p><p></p><p><strong>Продолжение. Начало — в № 40</strong></p><p><strong>Русский спецназ&#160;</strong><br /></p>
0

Продолжение. Начало — в № 40

Русский спецназ 

Спецоперация в Малгобеке началась на следующий день после самоподрыва на похоронах участкового террориста-смертника, прибывшего из Чечни. Рассказывает её участник — командир группы спецназа, позывной "Раптор".

"Раньше в той же Чечне при нашем появлении практиковалось стучать по газовым трубам — "Русские в деревне!". Сейчас в Ингушетии работает "телефон": мальчишки бегут и предупреждают, так что, когда мы приезжаем на объект, там никого уже нет. Поэтому наша задача — выдвинуться "без шума и пыли". Мы аккуратно высадились в указанном районе, вышли на место, заблокировали, всё осмотрели, не проникая во владение. Когда заняли позиции, с другой стороны демонстративно шумно на броне прибыла группа, предъявила документы — санкцию на обыск. После ознакомления с документами предложили всем выйти из дома. Обычно народ не очень хочет выходить — женщины, да и мужчины тянут время, а здесь насторожило то, что женская половина, подхватив детишек, моментально убежала к соседям. И тут по нашей группе был открыт огонь… Бандит стрелял недолго. Оказалось, это был брат хозяина со спецоружием, оснащенным прибором бесшумной стрельбы. В доме нашли компоненты для изготовления взрывчатки". 

Еще трое членов бандподполья были ликвидированы в этой операции. Каждый из бандитов входил в группу, организовавшую теракт на похоронах днем ранее. 

"Раптор" говорит мне о том, что на въезде в город Карабулак стоит обелиск с фамилиями 50-ти сотрудников МВД, павших от рук террористов: "Убивают своих же земляков только за то, что те хотят навести порядок на этой земле и борются с преступностью". Этот скорбный список растет в республике каждый месяц. 

Главное наблюдение офицера за 16 лет пребывания на этой земле с периодичностью через год или два: "Идет тотальная исламизация региона — я имею в виду Чечню и Ингушетию, в Дагестане всё немного по-другому. А здесь настолько замучили народ, идет массированная реклама…"

"Раптор" — командир группы спецназа полиции. Взрывотехник. 12 командировок в район боевых действий. Орден Мужества, две медали "За отвагу". 12 августа 1996 года попал в засаду, когда вел "буханку" — УАЗ-452 со спецназом на помощь окруженным товарищам в Ленинском районе Грозного. Противник подпустил машину, открыв огонь из пулеметов с 30-ти метров. Погибли двое, включая командира, четверо тяжелораненых. Раненный в голову, "Раптор" на пониженной передаче вывел машину из-под огня. В кузове "буханки" насчитали больше 100 пулевых отверстий. 

В 2003 году в Аргуне в составе группы СпН "Раптор" деблокировал окруженных сотрудников иркутского СОМ, вытащив с "того света" 9 человек. Погиб товарищ — прямое попадание ВОГ в голову. 

Мой собеседник — матерый русский воин, закаленный в боях, не боящийся, но уважающий противника. В горах Кавказа, по его словам, идет война, хотя это запрещено подавать в СМИ подобным образом. Горная война — особенная, требующая не только опыта и знаний, но и специальных средств. А вот с ними в подразделении "Раптора" — проблема. Сам офицер — заядлый охотник. Таких ночей, как в Ингушетии, больше нигде не встречал: "Ночи здесь кромешные, шум реки, туман... Группу численностью в 30 человек проведу под носом. А наши характеристики ночных приборов не всегда отвечают природным условиям, в которых мы работаем. Это изморось, туман, это эффект "бархатной ночи" — рукой можно потрогать человека, но не видеть его на расстоянии полуметра. В тех боевых единицах, которые поближе к Москве, есть тепловизоры. А мы — с периферии, у нас ничего нет". 

Не так давно подразделение "Раптора" спустилось с гор, где несло службу на заградительных постах во время учений "Кавказ-2012". В горах работали авиация и артиллерия, разведпоисковые группы, в селах выявлялись пособники боевиков. Люди "Раптора" работали в селении Яндаре, куда, по оперативной информации, на машинах местных сотрудников вывезли раненых членов НВФ. На этот раз бункер найти не удалось. 

Я прошу его ответить на главный вопрос: почему пока не можем переломить ситуацию в Ингушетии?

"Как-то в горах набирали воду, встретили человека, который представился местным сотрудником, показал наградной пистолет. Поговорили. Главное, что я вынес из этой беседы, — ему глубоко начхать на Россию, на то, что он получает от нее зарплату, регалии, награды, дотации, субсидии. Прозвучала фраза: "Моя Ингушетия — превыше всего, а на Россию начхать". И это сказал не рядовой, а подполковник — по местным меркам, большой человек. А что взять с простого сотрудника? Когда у них появляются кровные враги, когда шайтаны (как они называют) убьют брата, они начинают что-то делать, а до тех пор мы для них оккупанты, а во всех бедах виновата только Россия!

Шикарные двух-, трехэтажные особняки из красного крипича по всей республике, а вы заедьте в деревушку в центре России. Вот где война! Там настоящий Грозный, а тут всё отстроено, и всё блестит. 

Смогу ли я один в гражданке походить по рынку в Ингушетии? Пристрелят. А у нас они ходят спокойно, делишки свои делают, не работают на заводе, занимаются криминалом или торгашеством. 

В общем, говорили мы с местным и пришли к выводу, что каждый должен жить в своем регионе, ингуши — в Ингушетии, валить лес, обрабатывать землю, создавать рабочие места". 

"Раптор" имеет свою точку зрения на происходящее, "зрит в корень". Офицер считает, что мы теряем кавказскую молодежь: "Здесь в Ингушетии, на Кавказе — почти все националисты, скинхеды, только на восточный манер, особенно подрастающая молодежь. Ненависть к русским впитывается с молоком матери. Неприятие русского языка. Стою с ингушами, как порядочный человек никогда не буду говорить на иностранном, если третий этого не понимает. А они считают это за норму, демонстративно переходя на свой язык при виде русского. Делаешь замечание — обижаются. 

Главные причины происходящего, как на ладони: национализм, стремительная исламизация и отношение к России, как к дойной корове. Мы соблюдаем законы России, а наш противник не ограничен ничем. У них правило — своих кушать нельзя, а со стороны — не грех. Мы просто заигрываем перед Кавказом. Ранили человека — и никаких действий предпринято не было! В любое заведение они заходят с оружием. Возьмите грозненский аэропорт, куда любой чеченец зайдет с оружием через металлодетектор. Мы же, законопослушные граждане, должны все сдать и стоять в очередях. Это чистейшая дискриминация, и происходит она не только на Кавказе, но и в Москве". 

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой