«Космос — это сверхидея!»
Сообщество «Изборский клуб» 00:00 13 июня 2013

«Космос — это сверхидея!»

Сегодня очень многие уверены: для того, чтобы российская космонавтика в будущем была в первой пятерке, необходимы жесткие социально-политические реформы. Должна появиться государственная стратегия, государственная политика. И ее, кстати, в части, не связанной с государственной тайной, надо открыть народу. Надо увлечь этим направлением сограждан, особенно молодое поколение. Нужно сделать космонавтику практически национальной идеей. Нам нужен космический рывок, способный вывести Россию вперед.
11

Сегодня очень многие уверены, для того чтобы российская космонавтика в будущем была в первой пятерке, необходимы жесткие социально-политические реформы. Должна появиться государственная стратегия, государственная политика. И ее, кстати, в части, не связанной с государственной тайной, надо открыть народу. Надо увлечь этим направлением сограждан, особенно молодое поколение. Нужно сделать космонавтику, практически, национальной идеей. Нам нужен космический рывок, способный вывести Россию вперед.

Об этом и многом другом мы беседуем с разработчиком проектов экспедиций на Луну и Марс, ведущим конструктором по пилотируемым ракетно-космическим комплексам для высадки на Луну и «Энергия-Буран» Владимиром  Бугровым.

 

«ЗАВТРА». Владимир Евграфович, бытует мнение, что успехи отечественной космонавтики в самом ее начале обусловлены нашим стремлением обогнать США.

Владимир БУГРОВ. Это особо приятно тем, кто доказывает, что главное соревнование – лунную гонку Советский Союз в итоге проиграл. Это очередной миф. Никакой лунной гонки не было, а наши успехи первых десятилетий определялись исключительно тем, что С.П.Королев, увлеченный идеями К.Э.Циолковского о межпланетных полетах, еще в 1933 году оценил масштабы будущих межпланетных комплексов и сумел заинтересовать правительство возможностью использовать реактивную технику для укрепления обороноспособности страны. Правительство – И.В.Сталин и на первых порах Н.С.Хрущев сумело, в свою очередь, не только вникнуть в идеи Королева, но и создать необходимые условия для их осуществления.

«ЗАВТРА». Вы недавно предложили определить национальной задачей России пилотируемую экспедицию на Марс и одновременно предложить Роскосмосу и Академии наук РФ рекомендовать подведомственным предприятиям прекратить разработку программ пилотируемых полетов на Луну, как не отвечающих национальным интересам России. Почему?

В.Б. Экспедиция на Марс была определена главной задачей советской космонавтики полвека назад двумя постановлениями правительства 1959, 1960 годов по предложению Королева и Тихонравова. После полетов человека в околоземном пространстве, Королев планировал полеты сразу в межпланетном пространстве, Луна как самостоятельная цель его не интересовала. В 1974 году реальный фундамент для высадки советского человека на Марс в середине 80-х был варварски уничтожен бывшими соратниками Королева. Так что я всего лишь предлагаю (уже 10 лет) вернуться и продолжить марсианскую программу Королева. Что касается пилотируемых полетов на Луну, вряд ли национальные интересы России должны состоять в повторения через 60-70 лет того, что сделали американцы в 1969 году.

«ЗАВТРА». Осенью 2011 года у меня состоялась беседа с Борисом Евсеевичем Чертоком (случилось так, что это интервью стало его последним), в которой он высказал мысль, что сегодня для пилотируемой космонавтики основной, главной и перспективной задачей является присоединение Луны к Земле. То есть обеспечение транспорта, доставляющего человека на Луну, строительство лунной базы и превращение Луны в часть земной цивилизации. По его мнению, Лунная база способна много дать для науки, поскольку оттуда можно изучать всю Вселенную. Нужно исследовать ресурсы самой Луны, которые представляют большой интерес. Кроме того, Луна может быть полезным местом с точки зрения обороны. Так что база может носить военно-оборонный и научный характер. К тому же сейчас нельзя экономически оценить перспективы ее освоения.

Россия проектировала в прошлом веке строительство подобной базы. Такое строительство не потребует каких-либо новых научных открытий: современной технике колонизация Луны вполне по силам. Но есть проблемы социально-политические, экономические и международные, с которыми столкнется любое государство, желающее иметь свою базу на Луне. Строительство лунной базы возможно, если это национальная многолетняя программа.

В.Б. Из того, что Вам высказал Борис Евсеевич мне понятно лишь одно: «…нельзя экономически оценить перспективы ее (Луны) освоения». Идея имеет право на жизнь, когда, хотя бы вчерне просматривается возможность ее реализации. Суть идеи  в прогнозе Чертока на 2101 год: «Полёт на Марс не нужен. Вместо Марса всемирное космическое агентство займется спасением Земли, человеческой цивилизации от катастрофического глобального потепления с помощью солнечно-парусных кораблей, барражирующих в зоне точек либрации между Землёй и Солнцем. Строительство кораблей будет осуществляться до конца XXI века на мощной промышленной базе на Луне из местных ресурсов. Это позволит уже в XXII веке регулировать климат Земли из космоса». Идея была «отехничена». Солнечно-парусный корабль для спасения человечества от смертоносных солнечных лучей в XXII веке представляется специалистам в виде шторки массой 56 млн тонн (!!!), и диаметром – от Питера до Астрахани (!!!), точнее, 1800 км. Для решения мировых энергетических проблем предлагается передавать энергию на Землю из космоса с помощью солнечных электростанций и пяти тысяч 100-тонных спутников-ретрансляторов диаметром 1 км. общей массой 160 млн тонн (!!!), размещённых в точках либрации и на стационаре, куда их 30 лет должны будут развозить 42 электрореактивных буксира. Причем тут лунная база? Вывести в космос эти 216 млн тонн с Земли накладно (нужно до конца века каждый день запускать по 400 ракет типа «Протон». На Луне 216 млн тонн будут весить всего-то 33 млн тонн, вот специалисты и решили запускать их с Луны и изготовить там, на лунной базе из местных ресурсов. А большой промышленный город с домнами, прокатными станами, заводами вырастить на Луне из рассады. Но затея с лунной базой уже озвучивается в правительстве.

«ЗАВТРА». Но почему инициаторы так настойчиво предлагают лунную базу.

В.Б. Если Вы обратили внимание на высказывание Чертока, он начинает не с лунной базы, а с утверждения: «Полёт на Марс не нужен. Вместо Марса…». По мнению академика, получается, что Циолковский, Цандер, Королев, Тихонравов, Мишин, Келдыш и вместе с ними полстраны 15 лет заблуждались, готовя экспедицию на Марс. Это требует пояснения.

В конце 1969 г. специалисты по системам управления из ОКБ-1 Борис Черток, Виктор Легостаев, Борис Раушенбах и Евгений Башкин (Черток в мемуарах называет их заговорщиками), воспользовавшись замешательством в правительстве после высадки американцев на Луну, тайком от Мишина отнесли секретарю ЦК Дмитрию Устинову идею создать впервые в мире орбитальную станцию, при этом, обманули его, наобещав создать станцию за год и не в ущерб основным работам.

Устинов соблазнился обещанными быстрыми успехами и заставил Мишина заниматься станциями, несмотря на его возражения. Когда затея с треском провалилась, специалисты, чтобы уйти от ответственности, написали в ЦК клеветнический донос, в котором свои просчёты свалили на Мишина и предложили отстранить его от должности. Их поддержал Валентин Глушко, и 23 апреля 1974 года занял место Мишина. Далее по инициативе Глушко был совершён акт вандализма – вся материальная часть, техническая документация по марсианскому и лунному проектам были уничтожены. Инициаторы уничтожения межпланетной программы сделали всё, чтобы народ не знал о существовании. Борис Черток в мемуарах «Ракеты и люди. Лунная гонка», Представил работы Королева над марсианским проектом, как его потуги обогнать фон Брауна в лунной гонке. Академика не смутила нелепость этого мифа: получается, что Королёв, мечтавший смолоду о межпланетном полёте, добившись двух постановлений правительства, поручивших ему этот проект вдруг забросил его и, как мальчишка, погнался за американцами на Луну. Так что экспедиция на Марс для апологетов орбитальных станций является красной тряпкой.

«ЗАВТРА». Прошлым летом обсуждался в печати проект перспективной программы развития космонавтики. Там фигурировала и лунная база. Чем закончились обсуждения.

В.Б. 2012 год завершился для российской космонавтики победой над правительством закулисных стратегов, спрятавшихся за широкой спиной Роскосмоса, и навязавших правительству программу, в которой, если отбросить красивые формулировки, предусмотрено продолжение полетов на МКС в ближайшие 10-15 лет.

В качестве дальнейшей перспективы угадывается желание перенести МКС с околоземной орбиты на окололунную, чтобы оправдать создание многоразовой транспортной системы Земля-Луна. Это должно подтвердить необходимость создания электрореактивных буксиров и двигателей к ним, а также обосновать необходимость уничтожения корабля «Союз» в связи с созданием нового корабля, более тяжелого и дорогого, но «своего». Заодно обосновывается создание ракеты «Ангара», потому, что ракета «Союз» не сможет доставлять новый корабль и грузовики к Луне. Стратеги, вероятно, рассчитали, кто и что будет через 10 лет возить туда-сюда на этой многоразовой транспортной системе, и умеют доказать, что она будет рентабельной. Главный компонент новой транспортной системы – корабль. Диаметр его спускаемого аппарата увеличили с 2150 до 4500 мм. для размещения по требованию Роскосмоса шести человек, что приведет к резкому увеличению веса теплозащиты и других систем, а каждая тонна веса, добавленная в спускаемый аппарат, при подготовке полета, например на Марс, превратится в 20-30 тонн на исходной орбите.

«ЗАВТРА». Наверняка, определить облик космического корабля будущего очень не простая задача?

В.Б. Скажу больше, неразрешимая, если не сказано для какой цели он создается. Но если цель для нового корабля такая же, как была у «Союза» - летать на околоземную орбиту и к Луне, то зачем его создавать? Кто посчитал, что доставка шести человек на орбиту через десять лет на новом корабле обойдется дешевле, чем на двух «Союзах», с учетом затрат огромной кооперации на создание нового корабля и новой ракеты для него? Какой ясновидящий вычислил, что очередь из миллиардеров, желающих провести рождество на орбите, выстроится на наш корабль, а не на «Dragon» – и что не получится так, что трое желающих есть, а еще троих придется собирать два года или летать втроем на шестиместном.

«ЗАВТРА». Получается, что вопросов больше, чем ответов…

В.Б. Сегодня почему-то некоторые уважаемые академики принимают нашу межпланетную, а по сути старую королевскую, советскую программу в штыки. Одни требуют срочно создавать обитаемую лунную базу, которая сделает полеты к Марсу экономически приемлемыми и менее опасными. Другие с помощью липовых цифр доказывают, что полет на Марс невозможен без ядерных источников энергии и электрореактивных двигателей, которые якобы энергетически в пять раз выгоднее, чем жидкостные ракетные. Хотя на самом деле в целом комплекс с электрореактивной двигательной установкой значительно проигрывают комплексу с жидкостным ракетным двигателем в весовом отношении. Кроме того, во время трехмесячного разгона корабля этими двигателями через радиационные пояса Земли экипаж получит пятьдесят летальных доз. Или придется предусмотреть в весовой сводке сто тонн на создание защиты от радиации.

«ЗАВТРА».  Главным в стратегии Королева был безошибочный выбор самой значимой для страны цели. Он четко определял этапы. Четко представлял перечень технических средств. Четко соблюдал принцип системного подхода. Кто сегодня должен решать эти вопросы?

В.Б. Я уверен, что программу развития космонавтики не может формировать чиновник, который умеет делить деньги. Ее нужно спроектировать, а сделать это может и должен только главный конструктор. Поэтому нужно передать решение всех вопросов по пилотируемой космонавтике, включая разработку перспективной программы ее развития, в ведение Ракетно-космической корпорации «Энергия» как единственной в стране организации по пилотируемым полетам. Нужно образовать на ее основе научно-производственное объединение межпланетных и пилотируемых программ, в которое могут войти ОКБ имени Лавочкина, Центр подготовки космонавтов и Институт медико-биологических проблем. И главной задачей определить разработку ракетно-космического комплекса для осуществления экспедиции на Марс. Не отделяя его от создания межпланетных и лунных автоматических аппаратов, на которых должны отрабатываться этапы экспедиции. Поручить также планирование дальнейших работ на МКС в интересах этой межпланетной программы. Аналогичные объединения целесообразно образовать по космической деятельности, по разработке ракет и двигателей, по наземному оборудованию, по космическому приборостроению, по созданию и эксплуатации космодромов и другие. Их деятельность должна осуществляться на основании технических заданий головных организаций по космонавтике и по космической деятельности. Во главе такой программы как экспедиция на Марс должен стоять главный конструктор, ответственный перед Правительством, а не перед Роскосмосом, и наделенный всеми полномочиями для решения любых возникающих проблем.

«ЗАВТРА». Несколько крайних, как говорят в космической отрасли, лет в нашей космонавтике наблюдается череда неудачных пусков. Раньше в отечественной космонавтике подобное было редкостью, или же ситуация не очень-то и критическая, и просто сейчас любая информация практически мгновенно становится общедоступной?

В.Б. Прошлый год только ленивые не требовали от правительства назвать причины аварий. Правительство нервничало, требовало от Роскосмоса назвать виновных. Виновного назвали, отстранили от должности, но я точно знаю, что он не причем. Установить причину аварии бывает очень трудно, и здесь недопустим журналистский ажиотаж. Обеспечение надежности изделия очень сложный вопрос. В космической технике произошел переход от понятия сборочная единица к понятию система, а в нормативных документах отсутствовали требования к комплекту документов на систему. Специалисты с разными дипломами механиков и электриков действовали на своем языке, а системотехников не было. Мы разработали собственный нормативный документ, определивший действия всех разработчиков и внедрили его на комплексе «Энергия-Буран». Во многом благодаря этому он полетел с первого раза. Неудачи были и раньше. В сентябре – октябре 1962 года шесть автоматических станций должны были отправиться на Марс и Венеру. И пять из них остались на околоземной орбите. Правда, тогда это было впервые в мире, после полета Юрия Гагарина прошел всего год.

«ЗАВТРА». Для космического рывка, такого, как на заре пилотируемой космонавтики, нам необходимо иметь что-то вроде мобилизационной экономики, нужна жесткая государственная рука, власть государства, которое будет руководить решением этой задачи. Наши министерства во времена, когда создавался ракетно-ядерный щит, когда наша космонавтика завоевывала передовые позиции, работали именно по этим принципам, унаследованным нами со времен войны?

В.Б. Решающим фактором была не жесткая государственная рука, а ясность государственно значимой цели, поставленной мудрым главным конструктором. А государство употребляло свою власть, чтобы через аппарат ЦК и министерства, оказать помощь главному конструктору в достижении цели. Сталин в постановлении 13 февраля 1953 года, приняв предложения Королева о создании двухступенчатых ракет, назначил его главным конструктором этих ракет, а 19 министрам было предписано выполнять необходимые работы как первоочередные. В результате была создана знаменитая «Семерка» и ее модификация «Союз» по сей день единственное в мире средство доставки космонавтов на орбиту.

«ЗАВТРА».  Мне кажется, что российская экономика сейчас не способна решать масштабные космические задачи, поскольку она слишком слаба для этого, а криминальная составляющая процессов финансирования, наоборот, сильна. Вот если бы увеличить свои интеллектуальные, материальные и финансовые ресурсы и защитить космонавтику от криминала, в том числе финансово-экономического. Не знаю, насколько Вы согласитесь с моей точкой зрения

В.Б. Пожалуй, не соглашусь. Хотя насчет криминала вы правы. О нашей экономической немощи любят говорить те, кто присосался к МКС и не хочет ничего менять. Вот только никто не подсчитал, во что обошлось стране за 40 лет содержание всех структур, участвующих в полетах на станции. За эти деньги можно было бы слетать на Юпитер. Королев в 1960 году начинал марсианский проект через 15 лет после кровопролитной войны. За плечами был опыт создания боевых ракетных комплексов. В создании космических межпланетных кораблей опыта не было. Я по-фамильно знал всех, кто со мной занимался марсианским проектом. Это выпускники техникумов, кормящие мамы, молодые специалисты. Но ничего разобрались.

Сегодня опыт создания боевых комплексов не утрачен. А в космических разработках получен уникальный опыт «Бурана». Так что на интеллектуальные ресурсы кивать не стоит. Финансовый криминал легко устранить при желании. В бытность все начиналось со структурной схемы ракетно-космического комплекса. Его четко определенные составные части проходили стандартные стадии разработки. Эта матрица позволяла равноценно сравнительно распределить все выделенные финансы, и в дальнейшем осуществлять контроль за их расходованием. Но разработчиком этой матрицы и распорядителем финансов был главный конструктор, а не чиновник из министерства. Бухгалтерии предприятий принимали к оплате документы только с подписью ведущего конструктора по изделию, действующего от имени главного конструктора. Но сегодня даже нет понятия – главный конструктор, нет фамилии того, кто придумывает лунные базы электрореактивные буксиры и комплекс в который они входят. Действуют в технике и в финансах безответственные закулисные кукловоды.

«ЗАВТРА». На Ваш взгляд, в чем главная проблема российской космонавтики, препятствующая её дальнейшему перспективному развитию?

В.Б. Вам это может показаться странным, но главная проблема заключается в фальсификации истории отечественной космонавтики. И здесь речь не о памятниках, которые кому-то поставили зря, а кому-то забыли поставить. Нет. Дело в том, что специалисты, сменившие цели в советской космонавтике в 1974 году, делали это ради того, чтобы утвердить в ней себя вместо Королёва, Мишина и Тихонравова. Должен признать, что им это удалось. За десятилетия работы они обросли коллективами единомышленников. Любые попытки вернуться к марсианскому проекту Королева влекут для них смертельную угрозу, ведь тогда неизбежным становится вопрос: «Зачем же вы всё это уничтожали? Чтобы через 40 лет вернуться к этим работам?». И некоторые патриархи могут опуститься с пьедесталов, которые они себе соорудили, и превратиться в преступников, уничтоживших ради личных выгод, реальный проект экспедиции советского человека на Марс. Уже десятки лет они, не создавшие ни одного ракетно-космического комплекса, кроме модулей орбитальных станций, доказывают, что королёвский проект экспедиции на Марс на жидкостных ракетных двигателях был нереальным, что они правильно его уничтожили. Эксплуатируя в разных вариациях то, что создано Королевым, они оправдывают свою несостоятельность отсутствием электрореактивных двигателей, и продолжают доказывать, что лететь на Марс можно только на электрореактивных двигателях, которые за полвека так и не создали и просят еще десять лет и 17 млрд. рублей.

«ЗАВТРА».  Что же необходимо делать, какие реальные шаги предпринимать, чтобы вывести российскую космонавтику из эпохи застоя?

В.Б. Проектантам, сорок лет рисующим модули орбитальных станций, очень трудно разработать и предложить что-то значительное, но реальное. Поэтому и появляются иногда марсианские электрореактивные монстры с солнечными батареями площадью в сорок футбольных полей, космические шторки для защиты от солнечных лучей диаметром от Питера до Астрахани, электрореактивные буксиры, лунные базы, да что угодно, но только не проект Королева. Эта ситуация сама не изменится. Необходим силовой приём, такой же, какой применили против программы Королева в 1974 году. Но сегодняшним капитанам космонавтики, если они готовы крутануть штурвал, нужно самим понять, в какую сторону.

«ЗАВТРА». А, по-вашему мнению, в какую?

В.Б. У них на выбор всего пять вариантов. Первый – прекратить пилотируемые полёты, обосновав это тем, что мы уже сорок лет возим на орбиту зарубежных друзей. Затраты немалые, а польза небольшая.

Второй – продолжить работать таксистами и сантехниками в американской космической гостинице МКС с перспективой неизбежного увольнения. Попытаться пристроить к ней свою избушку, чтобы летать куда-нибудь, зачем-нибудь.

Третий – лететь на Марс на электрореактивных двигателях. Но проект с электрореактивными двигателями в два раза проигрывает проекту с жидкостным ракетным двигателем. В книге «Пилотируемая экспедиция на Марс», масса комплекса с электрореактивным двигателем оценивается как 366 тонн «без посадки». Но без посадки – это не экспедиция на Марс, а облёт. Напомню: в 1969 году Келдыш предлагал осуществить облет Марса уже в 1975 году на двух носителях Н1. Это 190 тонн, а не 366. Сам изобретатель электрореактивных двигателей Глушко в 1987 году сказал: «Я долго думал и пришёл к выводу, что для пилотируемых полётов плазменные двигатели не нужны – мы все задачи можем решить на химии». Да и двигателей подходящих нет, и вряд ли появятся в обозримом будущем.

Четвертый – создавать лунную базу для спасения мировой цивилизации, полностью разорив страну.

И, наконец, пятый, – лететь на Марс на жидкостных ракетных двигателях, как собирался Королёв. Ведь марсианскому проекту Королёва нет альтернативы, это очевидный факт. Но есть хорошо подготовленное и сильно незаинтересованное большинство, которое дружно крикнет: даёшь лунную базу. Собственно оно уже это сказало. Поэтому здесь не поможет широкая общественность.

«ЗАВТРА». И что же делать?

В.Б. Нашим капитанам страны и космонавтики нужно сесть вчетвером и спокойно философски порассуждать: чем бы таким космонавтика могла порадовать весь наш народ, вызвать такое же ликование и объединить его так же, как Победа в 45-м, запуск спутника, полёт Гагарина. Может быть, высадкой на Луну продемонстрировать всему миру, ничтожество России, надувавшейся 50 лет, чтобы повторить то, сделали американцы в далеком 1969 году. Или может созданием к 2030 г. электрореактивного буксира для перевозки чужого промышленного барахла на Луну?

Чтобы не потерять пространственную ориентировку в космической бездне идей и мнений, нужно свериться с компасом. А он выверен Циолковским, Цандером, Королёвым, Тихонравовым, Мишиным, Келдышем и двумя постановлениями советского правительства. И безошибочно указывает – на Марс. Марс это конечная цель в космосе, которой реально может достичь человеческая цивилизация. Полёты человека за пределы марсианской орбиты – фантастика. Страна, осуществившая экспедицию на Марс, на все века останется величайшей космической державой. Про высадку американцев на Луну все забудут. Гордость и радость, которую испытает народ этой страны, будет ни с чем не сравнима. Личности, осуществившие этот проект, навечно впишут свои имена рядом с именами Циолковского и Королева.

Чтобы наша космонавтика не прекратила свое существование, необходимо принять в качестве ближайшей цели российской космонавтики осуществление первого в мире годового полёта человека в межпланетном пространстве по гелиоцентрической орбите на ТМК, выведенном в точку либрации. Для этого необходимо собрать на орбите всего-то 80 т, это реальность наших дней. Чтобы подготовить такой экспериментальный полет в межпланетном пространстве сегодня, необходимо создать прототип межпланетного корабля ТМК с системой жизнеобеспечения на основе воспроизводства продуктов для 3 человек (масса 20 т.); разгонный блок из трех унифицированных 20-тонных модулей и модифицированный корабль «Союз» с разгонным блоком (масса 20 т).

«ЗАВТРА». И что на следующем этапе?

В.Б. На следующем этапе, на этом корабле, или на созданном вновь, увеличив стартовую массу до 200 тонн, в основном, за счёт дополнительного топлива, а также, отработав устройства для аэродинамического торможения в атмосфере, можно осуществить полёты тяжелого межпланетного корабля на орбиты спутников Марса и Венеры, а также на окололунную орбиту, с которой можно будет отрабатывать марсианский посадочный комплекс на Луне. А там – и прямой путь на Марс.

«ЗАВТРА». Владимир Евграфович, так что же необходимо делать практически, чтобы вывести из застоя тех, кто должен возродить былую славу отечественной космонавтики?

В.Б. Нужно исходить из реальности. А она такова. Ведущих специалистов РКК «Энергия» и других головных организаций, десятки лет проектирующих электрореактивные корабли и лунные базы, вряд ли удастся заставить заняться возрождением проекта Королева. Стратеги из ЦНИИмаш за полвека не сумели предложить правительству цель, достойную Циолковского и Королева. Роскосмос пытается играть роль главного конструктора, но делает это не очень квалифицированно. Президент и Правительство до того как разберутся с одной амбициозной задачей – Сочинской Олимпиадой вряд ли будут затевать еще одну более амбициозную. Есть время.

Порой грандиозные проекты начинаются с простой бумаги. Такую бумагу я, пользуясь 20-летним опытом ведущего конструктора, еще прошлым летом направил в Роскосмос. Ее публиковала РГ. 27.06.12. И первым пунктом там значилось: «Определить национальной задачей России пилотируемую экспедицию на планету Марс. Определить ближайшей задачей российской космонавтики осуществление пилотируемого годового полета по гелиоцентрической орбите вне земного тяготения на прототипе межпланетного корабля.»  Поручить главному конструктору, определив его отдельным постановлением, а не Роскосмосу, не ЦНИИмаш, разработать «Технические предложения» по реализации марсианского проекта Королева, и подготовить их для рассмотрения правительством и президентом к окончанию сочинской олимпиады. Хорошо бы в проектную службу главного конструктора привлечь дипломников четырех наших космических ВУЗов. Выдать им технические задания на разработку проектов экспедиции на Марс на ЖРД. Образовать студенческие КБ. Обязать предприятия по профилю оказывать помощь студенческим КБ. Я не сомневаюсь, что появятся хорошие проекты, и среди участников может появиться будущий Королев. Могу напомнить, что марсианский проект в отделе Тихонравова разрабатывали в основном молодые специалисты.

Первый полёт человека в межпланетном пространстве будет после Гагарина вторым главным шагом на пути к Марсу, большую часть которого уже проложили Циолковский, Цандер, Королёв, Тихонравов, Мишин, Келдыш и тысячи их верных соратников, не изменивших межпланетной идее, и не задававших обывательского вопроса: а что нам даст полёт на Марс?

Беседовала Юлия НОВИЦКАЯ

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
13 июня 2013 в 14:11

Н-дааа... В этом интервью весь блеск "нищеты" (разума), которая завела российскую пилотируемую космонавтику в тупик. Началось, правда, ещё с советских времён. Многоуважаемый разработчик советского "марсианского проекта" открещиваясь от деятелей, заморозивших космический прогресс, сам демонстрирует точно такие же подходы и уровень понимания проблем, что и его оппоненты. Чего стоит его фраза:
"Марс — это конечная цель в космосе, которой реально может достичь человеческая цивилизация" (?!). Особенно впечатлило ... "КОНЕЧНАЯ"...!
Мне, почему-то, грешному, кажется, что конечной целью человеческой цивилизации является бесконечное продолжение вида homo-sapiens на пути пространственной экспансии (расширении ареала обитания), выражающейся в предельной форме - КОЛОНИЗАЦИИ КОСМОСА.
Эти идеи провозглашал К.Э. Циолковский, этим идеям был верен и С.П.Королев.
Приписать Сергею Павловичу сугубо утилитарную ограниченность - первыми вывесить флаг (на Марсе или в ином месте) и на этом успокоиться (?!!!) это ... - нет слов, прилично охарактеризовать.
Да и по сугубо технической стороне господин "специалист" элементарно врёт.
Электрореактивные двигатели давно существуют (и не только на бумаге). Некоторые модификации даже обкатывались на ИСЗ и др. установках. Другое дело, что их характеристики пока не соответствуют данной, конкретной задаче. Но для этого и существуют НИОКР и доработки. Можно согласиться, что с многосотметровыми "парусами" солнечных батарей лететь в пилотируемой экспедиции на Марс не следовало бы. Поэтому вполне справедливо развёртывание (ранее законсервированных) работ по ядерным энергоисточникам для обеспечения электрореактивных двигателей (в частности). Здесь "генералы" Роскосмоса смотрят даже подальше уважаемого критика. Дальше орбиты Марса летать на солнечном энергообеспечении нельзя. Это понимают даже дилетанты.
При всем этом, удивительная неосведомлённость дискутирующих, что уже предложены СУПЕРТЕХНОЛОГИИ, базирующиеся на УСТАНОВЛЕННЫХ законах физики, позволяющие приступить к форсированной экспансии в космос (колонизации космоса). Эти технологии злонамеренно замалчиваются, поэтому вынужден, часть из них, вновь упомянуть.
Это: "Магнитоплазменный способ вывода полезных грузов на геостационарную орбиту" (патент № 2134650); "Способ осуществления инерционного термоядерного синтеза и преобразования полученной энергии" (патент № 2125303); "концепция создания и применения КИБЕРНЕТИЧЕСКОЙ РЕПЛИЦИРУЮЩЕЙ СУБСТАНЦИИ НА МНОЖЕСТВЕ УНИФИЦИРОВАННЫХ МОДУЛЕЙ НАНОРАЗМЕРОВ" - и др. разработки вошедшие в книгу "Колонизация космоса: проблемы и перспективы".
Именно ТАКОГО масштаба цели и задачи способны стать "ядром сборки" национальных усилий, а не вывешивание флагов где-либо. При этом: и на Марсе МЫ должны быть первыми; и после Марса не упускать первенство.
Такого масштаба задачи детерминированы нарастанием ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ, и дефицитом времени на их парирование. Постановка таких целей и задач не противоречит интересам всех наций и народов Земли, но, напротив, вполне закономерно возвратит России её лидирующую роль во всех аспектах бытия.