Конец истории одного убийства. Часть IV
Сообщество «ЦАРЁВА ДРУЖИНА» 06:22 14 сентября 2019

Конец истории одного убийства. Часть IV

"Да был ли мальчик-то?"
61

На заставке: фото из Яндекса

ЧАСТЬ  IV.  ПРОЩАЛЬНОЕ ТАНГО

Миг жизни – вся жизнь

Однажды одна из номенклатурных жён,  покидая с мужем на несколько часов Крулевец, попросила Максимову  присмотреть до вечера за их дочкой-первоклашкой, которая после занятий в школе посещала  балетный  кружок.  Был тёплый, дождливый март. После обеда распогодилось, и мать с двухлетним сыном прогуливалась по саду внутри чугунной ограды, окружавшей участок с русской школой и Домом пионеров.  В условленный час Инна, ведя Олежку за руку, вошла в зеркальный вестибюль самого  красивого здания  города.  Зальце, в котором танцевали будущие звёзды балета,  выдало   шарканье   пуантов по паркету за  распахнутыми створками   белолаковой двери. 

И вдруг оттуда раздался истошный вопль. Голос мужской, высокий. «Дядю бьют» - уверенно сказал Олежка. Мать с сыном, остановившись в дверях, увидели  замерший круг девочек в  белых пачках.  В центре находился  морщинистый лицом мужчина  с фигурой худощавого подростка,  в рябой рубашке с незастёгнутыми манжетами,  без обуви.  Правую штанину он  закатал под пах, являя тонкую мускулистую ногу, охваченную под коленом резиновой подвязкой, на которой держался серый носок с дыркой на большом пальце. Не взглянув на появившиеся в дверном проёме фигуры, он продолжал вопить:  «Нога! Вот так ногу ставьте! Дуры! Сцыкухи!». При этом  откалывал  обнажённой нижней конечностью  такие коленца, будто  она состояла из гибких хрящей и шарниров. Наконец он заметил вошедших и, не прекращая   крутить ногой,  показал в их сторону пальцем: «Глядите! Даже он понимает, глядите!». Тут только Инна обратила внимание на Олежку. Мальчик старательно копировал  движения  «смешного дяди», как он с того дня стал называть своего нового знакомого.

Постепенно вестибюль наполнился бабушками и мамами, пришедшими за своими девочками.   Инна дождалась  подопечную и они направились к выходу. На крыльце их догнал  Гофман: «Пани Максимова, осмелюсь вам предложить. Мальчик ваш способен к танцу и, я уверен, он музыкален. Приводите его ко мне. Да, у меня мальчики танцуют с пяти лет, но я стану заниматься с ним отдельно. Давайте попробуем, вы ничего не теряете…  Ты хочешь  научиться танцевать, прекрасный  юноша?».  Олежек не задумываясь кивнул в знак согласия.

С того дня два раза в неделю послеобеденные прогулки Инны с сыном заканчивались в  Доме пионеров.  Мужу она объяснила, что занятия балетом для мальчика - одновременно и спорт, и  музыкальное развитие. Максимов только пожал  плечами, дескать, делай как знаешь.  Лёня не мог нахвалиться своим особым учеником: «Он всё схватывает на лету, он безупречен. Мы присутствуем при рождении великого танцора. Только не останавливаться! Только совершенствоваться!».

Присутствуя на уроках танца, даваемых Гофманом её сыну отдельно от старших ребят,  Инна одновременно и радовалась  за  способного Олежку и  досадовала, что  в  свои школьные годы стеснялась  данной ей каким-то недобрым создателем фигуры девочки-толстушки.  В школе она  завидовала подругам,  которые порхали, как марлевые облачка в актовом зале.  Однажды, когда одна из учениц Гофмана не смогла сделать «мостик»,  Инна не утерпела и, подскочив к ней,  выполнила фигуру, показанную учителем, не стесняясь, что  кружевной подол её платья  полез вверх,  обнажая  колени и бёдра,  плотно обтянутые шёлковыми чулками телесного цвета.  «Ого! – воскликнул  танцмейстер,  нервно сглотнув. – Какая вы гибкая!  Хотите с девочками позаниматься?». Инна, довольная собой, рассмеялась: «Ну, что вы, Лёня! Представляете, какие разговоры пойдут?».   Гофман  нашёлся:   «Так заинтересуйте знакомых дам. Я бы мог обучать желающих  бальным танцам, например, в Доме офицеров, раза два в неделю». – «А что,  идея! – загорелась молодая женщина. – Только уговор: уроки частные, вы будете получать вознаграждение  от учениц».

Учиться бальным танцам пожелали четверо, кроме Инны, из номенклатурных жён Крулевца. Все бездельные.  Возрастом разные. Созванивались по телефону, ибо графика занятий не было; Гофман выкраивал время для своих нанимательниц  по обстоятельствам.  Если домработница Максимовых к оговоренному времени уже покидала дом на Коминтерновской,  пестовать Олежку приходила  девочка-подросток из семьи дворника, за сладости. К условленному часу  крулевские поклонницы Терпсихоры появлялись в Доме офицеров, занимали свободную комнату.  Общий патефон и набор пластинок  хранили у администратора.

Начали с польки и краковяка, потом взялись разучивать  падеграс и падеспань, наконец старательным ученицам покорились просто вальс и вальс-бостон. А танго и фокстрот оттачивались между классическими танцами.  Метод Гофмана  был одинаков как при занятиях с детьми, так  и со взрослыми. Он  недолго оставался джентльменом с паннами.  При звуках музыки забывался. Вскоре Дом офицеров стал оглашаться воплями: «Нога! Вот так ногу ставьте! Дуры! Сцыкухи!». И  те не возражали, не обижались, зачарованные страстностью своего наставника. В течение занятия Гофман составлял пару одной ученице, в двух других парах определял, кто будет танцевать за партнёра, кто за партнёршу. На следующем  занятии, начинавшемся с повторения  пройденного,  фаворитка менялась, а предыдущая жертва неумолимого танцмейстера  вела необученную.  Бывало, Гофман  два, а то и три урока кряду не выпускал из своих рук одну и ту же ученицу, не способную с первого раза справиться с заданием. Тогда очерёдность нарушалась. Чаще всего без мэтра оказывалась Инна, так  как  он   определил её самой способной из пятёрки «дур».   И  не ошибся. Прокурорша танцевала не только телом. Глаза выдавали: танцевала её душа,  попадающая в свою, видимо, природную стихию, как только игла патефона начинала выцарапывать из пластинки «Апрелевского завода» божественные звуки.

Необъяснимое «вдруг»

И вдруг в то, что стало её высшим наслаждением,  проникло нечто постороннее, но не прервавшее  ощущение нирваны,  а усилившее его чем-то новым, ранее неведомым. Напомню читателю, что физически чувственной женщиной  Инна стала лишь через несколько месяцев после родов.  Мозг её тогда отметил, что в это время ближе всех к ней находился Максимов, только она не стала связывать то ощущение с ним. Да, при нём случилось такое,  но в ней случилось, и всё… А тут она почувствовала скорое приближение, нарастание того, чему у неё не было названия,  но теперь оно не самозарождалось, как уже бывало,   внизу её широкого чрева. Оно исходило  от  чужого тела, к которому прижалась так,   как велел ей учитель танцев.  Всего на одно мгновение… На вечерах в Доме офицеров к ней многие мужчины прижимались, кто случайно, а кто  будто бы случайно, что она переносила как временное неудобство, которое надо потерпеть ради удовольствия от танца.

За минуту до этого Гофман выбрал её в ряду учениц, велев  ноги поставить так, а левую руку положить ему на плечо так, голову наклонить так, спину держать так. «И-и-и», -  потянул он в темпе первого звука Прощального танго.

Потом Инна уже не слышала ни голоса учителя, ни патефона; она ничего не запомнила из тех нескольких минут или мгновений (кто может сказать?).  Что-то  сродни  радостному опьянению, восторгу  (но не испытанного ранее накала) охватило её всю. И вдруг этот  безумный взлёт прервал голос Гофмана: «Что это с вами? Вам плохо?» - «Нет, очень хорошо, Лёня… Можно… Можно,  я пойду домой?».

Неотправленное письмо

Инна бесцельно  бродила по затенённым уже улицам, пока  не стали  отекать ноги. В дом вошла через сад, оттягивая встречу со своими. Но Максимов в тот день  прислал через шофёра записку, что задержится на выезде, возможно, до утра,  а Олежка,  увлечённый  игрой с Оксаной  фпрятки, к маме приставать не стал и скоро заснул в одном из тайников за отцовским креслом. Уложив сына в постель в его комнатке и отправив Оксану домой с плиткой шоколада фабрики «Рот фронт»,  Инна подумала с облегчением о кресле-качалке на веранде. Но когда она пересекала гостиную, за её спиной гулко и с какой-то мрачной торжественностью  начали бить  монументальные напольные часы в ореховом футляре. Может быть,  ей послышалось  что-то зловещее в этом бое, как memento mori?  Возникло  предчувствие  истекающих часов  жизни?  Она ускорила шаг  и спустилась в сад  вновь во власти последнего танца.  Летом, в погожие дни, она оставляла  в  беседке патефон и коробку с пластинками.

Свет из гостиной проникал внутрь шестигранного строения  в сиреневой куще сквозь косую решётку лёгких стен. В таинственном полумраке заскользили крестатые тени по полным, красивой формы, обнажённым по плечи рукам молодой женщины в тёмно-бордовом пеньюаре, когда она вынимала из коробки пластинку с Прощальным танго, ставила её на диск патефона, вращала  заводную ручку, и, отпустив тормоз, опускала мембрану с иглой на край пластинки.

С первыми звуками танго исчезла беседка и всё, что её окружало до границ Вселенной; остались музыка, ощущение сладостного движения и касаний  мужского тела, впервые в жизни  взволновавших её, Инну Максимову,  женщину двадцати трёх лет.  Всё, что произошло с ней до этого в жизни, показалось ничтожным, каким-то  приготовлением к главному, ради которого посещала она школу, была отдана родителями замуж, наконец родила.  Подруги по классу, отец, мать, какой-то Максимов,  даже Олежка (свет её очей)  уплыли за спину случайными лицами, а мысленное поле её зрения заполнила фигура учителя танцев. Совсем не нелепая, совсем не смешная,  как показалась вначале. Ради неё она появилась на свет, она его ждала, не представляя воочию, лишь чувствуя душой. И только сегодня увидела-узнала: вот он, мой… Лёня, прекраснейший из людей,  Мужчина!..  Так вот какие они, мужчины!  Это Лёня, Лёня, Лёня, никто, кроме Лёни. Остальные просто иного пола, бессмысленные создания, ну, разве что способные на то, чтобы носить штаны и шептать пошлости, когда не слышит муж… Муж! Муж? Самый чужой из них. Самый отвратительный,  поскольку она вынуждена терпеть его гнилое дыхание в лицо, сопение со сдавленным стоном в конце. Нет у неё никакого мужа по имени Максимов. Её муж в звуках музыки, согласующей движения тела, жесты с ритмом Прощального танго; он приятно пахнет одеколоном и потом неутомимого танцора,  он слово «дура» произносит так, так…И правильно, дура! Дура была столько лет!

Приглушив музыку, одна во всём мире на скамейке в беседке, Инна всем своим существом, помыслами оказалась в женской  школе  невинной, ничего не ведающей о грязи жизни девочкой.  Она только начинает прислушиваться, о чём тайком, вполголоса говорят её  просвещённые сверстницы.  Скоро и ей, наверное,  передадут записочку от странного и непонятного существа – гимназиста, с которым она протанцевала однажды на балу, устроенном  дирекциями двух учебных заведений с одобрения родителей. А потом будет никогда неиспытанное тайное свидание в сумерках ненастного дня в безлюдном месте парка. И первый поцелуй, наверное.  Может быть, этот мальчик с восторженными глазами станет её женихом.  И когда-нибудь придёт к Гусаковым просить руки их дочери. Какой восторг! Она – уже не Гусакова. Она – жена с другой фамилией. Нет, нет, не Максимова!

Инна, резким движением убрав мембрану с иглой с пластинки, вскочила со скамейки, чтобы успеть опередить неумолимую Судьбу, приближающуюся к съёмной квартире  Гусаковых возле лагеря перемещённых лиц. Надо успеть написать  Лёне, рассказать ему о своём чувстве.  Гофман, наверное, нерешителен, его сдерживает мысль о неравном браке между внучкой барона, выросшей в Восточной Пруссии  и танцмейстером из еврейского квартала в галицийском Львове.  Как пишут такие письма?  В голову ничего не приходило, кроме письма Татьяны Евгению Онегину, которое когда-то взволновало девушку Инну, обучавшуюся русскому языку дома по Пушкину.

Томик сочинений Пушкина с романом в стихах нашёлся в книжном шкафу в гостиной.  С ним  удалилась в спальню, зажгла бра по бокам  настенного зеркала с приставленным к нему туалетным столиком. Искомое письмо оказалось в III главе. Второпях прочитала,  лёжа на постели, потом внимательно - отдельные места. Задумалась.  Часы в гостиной  пробили полночь. Инна принесла из кабинета мужа бумагу и  авторучку, устроилась  за туалетным столиком.

Никто уже никогда не узнает, в какую буквенную вязь вылились на разлинеенную бумагу из ученической тетради чернила из авторучки.  Девушка Инна, в тот день занявшая  физическую оболочку  женщины с тем же именем,  писала всю ночь, то торопливо, то медленно, зачёркивая слова и фразы, надолго замирая, откинувшись к спинке венского стула,  с закрытыми глазами, и вновь склоняясь над столешницей.  Серый рассвет окрасил стёкла окон, когда она, отложив ручку и придавив  фарфоровой пудреницей несколько исписанных листов, перебралась  в пеньюаре на кровать,  упала на неё животом и грудью наискосокбудто перечеркнула своим телом с возвращённой невинностью  враждебное  супружеское ложе.  Не успев занять своего места у стены, не дотянувшись головой до подушки, сразу уснула  - погрузилась в темень, в  подобие смерти. 

Спала долго, почти до полудня  без сновидений и ощущений.   Не проснулась, когда вернулся муж, потоптался в спальне возле кровати,  шкафа  и туалетного столика  и ушёл в кабинет,  шумно стлал  себе постель на диване.  Не услышала, как  разбуженный солнцем выскочил из детской  Олежек, которого отец  увёл на  веранду к вазе с клубникой.

Инна пробудилась с мыслью о письме.  На туалетном столике его не оказалось. Осмотрелась, заглянула в щель между кроватью и ковром на глухой стене.  Шаги за спиной прервали её поиски. Оглянувшись, она увидела  на расстоянии протянутой руки два человеческих глаза и под одним из них - чёрный кружок в  блестящем металлическом ободке.  Она не успела вспомнить, что это такое,  и в то же мгновение забыла всё, что случилось с ней в её короткой жизни.

Тридцать лет спустя

В начале 80-х годов во Львове случилось мне сойтись на дружеской ноге с  одним  из завсегдатаев магазина «Подписные издания». Мы и пересеклись в поисках модного в те годы  автора. Назвался он Олегом.  Рослый, несколько полноватый молодой человек (лет на десять младше меня) отличался  женственной красотой – черты лица мягкие, волнистая шевелюра каштанового цвета.  Бросалась в глаза одна особенность: длинную фразу он произносил покачиваясь и мелко переступая  ногами. По его словам, он служил в Гидрогеологическом управлении. Я вспомнил: «Олег э-э-батькович Козырь?  Главный специалист?». – Мой новый знакомец  «споткнулся» на ответе: «Сейчас просто геолог». 

Позже  мне стало известно, что вспыхнувшая было звезда нашего министерства вдруг стала тускнеть, мигать, пока  не погасла окончательно. Поднявшись к тридцати годам  на завидную высоту, она так же быстро покатилась вниз по должностным ступенькам.  Причиной того стали затяжные запои, в которые хотя и редко, но, как говорится, метко впадал  Олег Козырь. От изгнания из управления  его спасали  лишь уникальные знания специалиста-гидрогеолога,  абсолютная память на всё, что оказывалось перед его глазами, что улавливал слух. Даже в состоянии сильного опьянения он мог  давать чёткие, грамотные ответы на любой производственный вопрос.

Когда мы сблизились на известное расстояние, позволяющее  вмешиваться в личную жизнь другого, я пытался останавливать  Олега  всеми способами – от убеждения словом до  заключения его под замок  в  однокомнатной квартире-кавалерке на четвёртом этаже «пластины» во львовском пригороде Пидзамче. Жена от него давно ушла, где-то  скрылась с дочкой, оставив ему свою фамилию. К слову, на мой вопрос, почему он  обидел своих предков по мужской линии,  Олег туманно пояснил:  «Плохая фамилия».  Ни слова больше. 

Я пытался понять, что  толкает его на запои. Признаков внешнего влияния не обнаруживалось.  Значит, что-то вызревает в нём примерно раз в квартал, но бывали и два  «приступа» подряд продолжительностью  по неделе.  Тогда я доставал ему больничный или в управлении «заболевшему» предоставляли «отпуск за свой счёт в связи с ухудшением здоровья».

Причина Олеговых запоев открылась неожиданно. Как-то летним днём, войдя  к своему  пленнику и одновременно подопечному с продуктами,  упаковкой минералки и бутылкой сухого столового («для спуска на тормозах»),  я застал  его на неубранном диване необычно подавленным, со следами слёз на небритых щеках. «Что случилось? – спросил я. – За правдивый ответ – стакан сухаря. Соврёшь,  всё в унитаз солью».  Олег подумал  и неохотно промямлил, косясь  на бутылку столовки в моих руках:  «Сегодня… Мать умерла. Тридцать лет сегодня, понимаешь, -    и вдруг решился, с вызовом впился в моё лицо пьяными глазами (мол, бей, я заслужил). – Понимаешь, она не умерла. Это я… я её застрелил».

Смутная догадка всколыхнула мою память:

- Постой, постой, где это было?

- Крулевец, сто километров отсюда. Я там родился.

- Тридцать лет говоришь? Ты по отцу не Максимов ли?

- Он самый.

- Знаю, двухлетний стрелок с улицы Коминтерна. Ты хоть сам что-нибудь из того помнишь? Ну, напрягись! У тебя же феноменальная память.

- Нет, не помню, ничего из этого не помню. Мне отец рассказал, когда я в школу пошёл… Как он мог!?  Оставил на столе пистолет. 

Я вскочил на ноги от внезапно охватившего меня возбуждения:

- Зато я вспомнил! Мне было двенадцать лет, мы жили на улице Коперника, за  Домом пионеров. В тот день моя мама послала меня к  тёте Инне, чтобы взять из вашей домашней библиотеки книжку «Земля Санникова».  Именно её, точно помню.  Зашёл к вам через садовую калитку. Когда приблизился к беседке, в доме раздался резкий  звук, будто выстрел, какие я слышал в кино. Он напугал меня. Я остановился, потом повернул обратно.  А дома сказал  маме, что забыл о книге, стыдно было признаться в трусости.  Потом мне сказали, что тётя Инна умерла. Я не связал её смерть  с тем звуком, похожим на выстрел.

- Значит, - потерянно произнёс  Олег, - ты подтверждаешь?

-  Нет, я опровергаю. И готов повторить свои слова под присягой:  когда раздался выстрел, ты Олег, понимаешь, ты  играл в беседке.  Своими  глазами видел.

Послесловие

Вскоре друзьям Олега удалось пристроить его  на Ленских золотых приисках. В советское время там царил строжайший сухой закон. В отпуске, пожалуйста, хоть всё Чёрное море, сидя на крымском берегу, вылакай; заработанные деньги позволяли. Но наш протеже от запоев излечился в первый год своей «золотой лихорадки». Предполагаю, тому способствовало и моё свидетельство о невиновности  двухлетки Олежки в смерти его матери.   Были у меня вначале опасения, что на ленских берегах до слуха геолога Козыря  дойдут  местные  легенды, в которых может прозвучать имя его отца в такой тональности, что  сыну  захочется заглушить его алкоголем. Но моё опасение, к счастью,  оказалось напрасным.  Уста жертв Максимова запечатаны в расстрельных ямах льдом вечной мерзлоты,  а  ныне живущие  нелюбопытны и  пустосердечны.  Если тень отца Олега после покаянного обхода «личных могил» и заглядывала в его балок*, то ночью, когда сын, утомлённый работой, спал. 

Еще одно доброе дело удалось мне сделать в память  невыдуманных героев этой повести. Когда Олег Козырь уже находился на Лене,  где золото роют в горах,  я случайно узнал, что  старое городское кладбище в Крулевце подлежит ликвидации в связи с важной промышленной стройкой.  Могилы, посещаемые родственниками, предлагалось перенести  за государственный счёт в новый некрополь. Об этом я сообщил Олегу письмом. Он сразу откликнулся и переслал деньги, чтобы я «уговорил  кого надо» перезахоронить  в разных местах останки его родителей, которые лежали под одним надгробным камнем.   

Волю наследника я исполнил.  Но также  решился на тайную от Олега прихоть. По кладбищенской записи нашёл могилу Лёни Гофмана – чуть заметный холмик, в изголовье проржавевшая жестяная табличка; с трудом читался номер захоронения.  Наследники владельца дома, где он снимал  последний угол,  рассказали мне, что хозяин обнаружил его тело в кустах на обочине тропинки, которая вела от жилья к отхожему месту. Ходили слухи, что его  выследил кто-то из уцелевших бандеровцев того  схрона,  в котором держали «хирурга» и который он выдал НКВД. Случилось это через несколько дней после похорон «пани прокурорки».  Такое совпадение.

Я не стал устраивать новое прибежище  праху учителя танцев  рядом с  отдельной могилой  Инны  Максимовой.  Для него она была ученицей,  не более того. Да и для неё кем он был?  Просто случайностью, вызвавшей  в женщине эмоциональный порыв, когда она созрела для него. Я бы не назвал последствие его печальным.    Моя героиня умерла в том высшем ощущении счастья,  которое пережила  один раз в жизни.

Я оплатил перенос заброшенных серых костей бедного Лёни вмести с остатками некрашеного гроба  на тот же участок, где сейчас находится могила  с   короткой надписью на простой горизонтальной плите  чёрного габбро:  МАМА ИННА, 1929-1952.   Так хотел  Олег.

Объяснения к словам, помеченным звёздочками:

*балок – здесь временное жилище из брёвен

 

Загрузка...

Cообщество
«ЦАРЁВА ДРУЖИНА»
37
4 октября 2019
Cообщество
«ЦАРЁВА ДРУЖИНА»
89
Комментарии Написать свой комментарий
14 сентября 2019 в 08:15

А ведь можно сделать великолепный сценарий . Фильм чёрно-белый, из чётырёх частей, скорость съёмок 15кадров/сек. Получится как в фильмах Чаплина...
Проблем с актёрами не будет . Но кого пригласить на главную роль ? По "таланту" только Боярская подходит, но фактура не очень, в папу пошла, тощщевата, высоковата. Придётся конкурс объявлять...
И название хорошее имеется " Убийство за Любовь !"
Категория фильма 21+. обеспечит хороший чёс по стране.

14 сентября 2019 в 10:22

Хороший рассказ. Было б можно, поставил бы десяток плюсов.

14 сентября 2019 в 11:10

Вадим Андреев, я почему-то ждал от Вас отклика именно после прочтения всей повести. Спасибо!

Любезный Балац, жаль, что Вы не кинорежиссёр. Я бы доверился только Вам.

14 сентября 2019 в 19:47

Рассказ не просто читается, а благодаря искусному разговору автора с читателем переживается. Некоторая недосказанность в описании характеров и образов создаёт живую атмосферу происходящего, как бы включая читательское воображение,
помогает рассмотреть происходящее не со стороны, а изнутри, присутствуя рядом с героями.
Рассказ о сложных человеческих судьбах и взаимоотношениях, которые, на мой взгляд, неуместно ограничивать и объяснять "классовым" подходом, делить на "советское" и "антисоветское", призывая автора к лакировке прошедших событий в угоду чьему-либо мировоззрению.

15 сентября 2019 в 09:56

Ув. Татьяна, Ваши отзывы всё чаще становятся маленькими рецензиями. Спасибо. ССЪ

14 сентября 2019 в 20:07

Уважаемый Сергей Анатольевич, добрый вечер! Бесконечно рад, что мой плюс внёс определённый баланс в непредсказуемую игру эмоций от любви до откровенного неприятия! Такие страсти могут кипеть только вокруг по настоящему интересного произведения, характера или явления в жизни и искусства.
Никогда не мог понять людей, которые ставят минусы. Сам минусы не ставлю ни кому и ни когда, но в данном случае минус это признание. Возможно они хотели поставить плюс, но вот так получилось...
С уважением и благодарностью,А.Штибин

15 сентября 2019 в 10:00

Ув. Александр, положительный отклик от человека, в произведениях которого каждая вещь - живая, лестен.
СокуровЪ

15 сентября 2019 в 11:51

Ужакину, пост из III части:

Мы знаем о Максимове всё, что необходимо для сюжета, начиная с его детства в рабочей семье. Но рабочим он не стал, ибо не мог стать по своему призванию. А к чему пришёл - написано в повести.

Автор в описании событий не скачет. Это события вынуждают его героев действовать согласно их развитию. Так актёр балета превратился в тайного лекаря. Ничего противоестественного в этом преображении нет.

Подумайте! Имеет ли право бесплодный в литературе МУЛ поучать автора почти трёх десятков книг, которые прошли проверку издателями, читателями, профессиональной литературной критикой?

15 сентября 2019 в 15:32

Ужакину.
Настоящий писатель отражает не только порывы радости, но и бездны скорби и падения людей. Это признак настоящего писателя - видеть жизнь во всех ее проявлениях, а не только с одной, условно красивой.
Такой писатель так пишет о своих героях, как будто сам стоит в их обстоятельствах. Именно благодаря такому дару писатель обретает читателя - люди, всегда и всюду, ценят искренность.

15 сентября 2019 в 15:36

А Вам, Сергей Анатольевич, спасибо огромное за то, что публикуете для нас на ЗАВТРА свои произведения. Не обращайте внимания на "критиков" и на минусы - они свидетельствуют об интересе, и никак иначе, пусть и негативно окрашенном. А это для писателя лучше, чем равнодушие.

15 сентября 2019 в 16:34

Спасибо, Арина, за столь ценную, своевременную, умную оценку.
Ваш Сокуров.

15 сентября 2019 в 18:14

Настоящих и ненастоящих писателей не бывает. Для читателя есть хорошие и плохие писатели. Бывает еще «талантливый писатель, но сволочь». Это – тоже плохой писатель. Талантливый читатель должен уметь распознать плохого писателя, чтобы вовремя остановится и не читать произведения плохих писателей. Талантливый писатель не только видет жизнь во всех ее проявлениях, но и рисует ее объективно и беспристрастно. Как может описывать объективно и беспристрастно события, происходящие в советскую эпоху ("в эпоху патефонов с тупыми иглами и надтреснутых пластинок") писатель с патологической ненавистью ко всему советскому? И каких читателей он приобретет благодаря этому своему дару?

15 сентября 2019 в 19:19

А Вы сами - не антисоветчик разве? Если бы Вы по-настоящему любили Советский Союз и все советское, то смело бы смотрели на все, не боясь увидеть и теневую сторону. Теневой стороны нет только у Солнца и у святых, равных Иисусу. Все остальное ее имеет.

Именно боль от каких-то моментов жизни заставляет часто людей упрямо не смотреть в их сторону. Но это - не выход. Если мы хотим построить жизнестойкое справедливое общество в своей стране, мы должны понять, где и как ошибались, чтобы этих ошибок в будущем избежать. У Жизни не бывает непройденных уроков - Она будет повторять испытание до той поры, пока урок не будет усвоен полностью.

А что ошибки были, это следует от обратного: не выстояла страна.

Да ведь, как сказать.. Сейчас вскрываются такие факты, что и подумать жутко. Что Россия - федерация, к этому мы привыкли. Но что федерация подразумевает верховенство другой структуры над собой, этому значения не придали. А эта верховная структура - и есть СССР, который юридически существует.

Вот нам и будет скоро очередное испытание. Уже ни для кого не секрет, что ностальгия по СССР намеренно развивается и усиливается не без участия властных структур и подчиненных им полностью СМИ. С какой целью?

Что же до классификации плохой/хороший, то она условна. Плохое сегодня часто оборачивается хорошим завтра, и наоборот. И что одному плохо, то другому хорошо. А настоящее - вечно.

16 сентября 2019 в 13:39

Нет, уважаемая Арина Черкасова, я не был антисоветчиком – теневую сторону я не боялся видеть, но патологической ненависти ко всему советскому не испытывал, видел и светлую сторону.
Согласен с Вами, что ошибки были и что если Вы хотите построить жизнестойкое справедливое общество в своей стране, Вы должны понять, где и как Мы ошибались, чтобы этих ошибок в будущем избежать. Но только вот понять Вам это помогут не писатели-антисоветчики и «Царевы дружины», вскрывающие какие-то факты, сомнительной достоверности, и пишущие детективные истории для бульварного чтиво, а Советские писатели, рассказывающие правду о Советском Союзе, который юридически существует.
Про то, что Вам будет скоро очередное испытание, и про то, что ностальгия по СССР намеренно развивается и усиливается не без участия властных структур и подчиненных им полностью СМИ и с какой целью, ничего определенного сказать не могу – не знаю.
Что классификации плохой/хороший, то такой классификации нет. Есть плохие и хорошие писатели и поэты. Например, поэт, написавший поэму «Хорошо» - хороший поэт. Но то, что хорошее нынче очень часто оборачивается плохим – это точно. Что будет завтра – не знаю. Нынче от того, что многим плохо, одному очень хорошо, но это – не вечно.

16 сентября 2019 в 14:58

Советских писателей я читала. Они не писали ничего о недостатках, и из их произведений трудно понять, почему такая прекрасная страна (я не иронизирую, я жила в СССР) рухнула. Разрушить можно что-то только изнутри. Следовательно, и причина была внутри, а не снаружи. И только при таком условии можно воздействием извне разрушить. Хоть страну, хоть семью, хоть бизнес - суть одна. Не Америка виновата в наших бедах, не санкции, ничего подобного. И не ей, а нам самим исправлять ситуацию.

А по поводу произведений Сокурова.. Я не сказала, что я изучаю историю Советского Союза или историю вообще по произведениям Сокурова. Это Вы сами так решили про меня. Здесь принято обвинять людей по своему усмотрению, не утруждаясь фактами. После того, как Сергей Ужакин приписал мне разработку каких-то плакатов или не знаю чего ко Дню Победы, где я будто бы перепутала советские и немецкие танки, я уже ничему не удивлюсь. У него ни одна ресничка не дрогнула - лжет, как дышит.

Я знаю Советский Союз из личного жизненного опыта. Ну и из книг Советских писателей, содержание которых не противоречило моим жизненным наблюдениям.

Сокуров правдив. Он не притворяется, он как видит и понимает, так и пишет, не стараясь угодить. Его точка зрения - одна из множества, коих столько же, сколько и людей, и эта точка зрения описывает какую-то маленькую, но реально существующую грань общей картины. Я спокойно отношусь к обстоятельствам и ситуациям, которые он описывает, допуская их реальность. А интересны мне его герои, их судьбы, их чувства. Сокуров глубоко понимает, к чему ведут те или иные поступки, мысли, чувства, и причинно-следственную связь нитей судеб он ведет мастерски.

Ваше право считать это бульварным чтивом. Но Вы - не беспристрастны.

16 сентября 2019 в 15:04

Тот факт, что Вы от меня отмежевались, заменив везде мое "нам" на свое "Вам", я увидела. Принято. Всего хорошего.

15 сентября 2019 в 17:00

С. Сокуровq :...автора почти трёх десятков книг, которые прошли проверку ...

С. Сокуровь: ... Прогуливалась по саду внутри чугунной ограды:))

***

Сокуров, а вы пробовали свою литературу не в штуках измерять, а в килограммах? Так практичнее.

Это у вас что, художественное литье или ковка? Тяжела жизнь внутри чугунной антиоветской ограды?
:-)

15 сентября 2019 в 17:16

Автор довольно умело поставил на место шайку сайтовских разбойников: Ужакина (кличка Серджио Барнаульский), Раматуллина (он же Рахметка-Бабуин-Ибн-Сина) и Балаца (подпольная кличка Бац-Бац-И мимо). Трио прославленных негодяев полагало, что автор в последней главе будет настаивать, что героиню убил её двухлетний сын. Все это ждали и готовились дать ему бой. Ан вышло всё иначе. Ребенок оказался не виновным в убийстве матери, что в общем и следовало ожидать, если дружить с головой, а не с известным местом.

Не ожидавший такого подвоха Серджио молчит, проглотив шест, Рахметка злобно грызет ногти, и только Бац-Бац, тявкнув на афишу, побежал по веткам в поисках места, где бы еще набезобразничать.

Удачи!

15 сентября 2019 в 17:44

Андреев, вы как-будто с дуба рухнули. Да мы г-ну Сокурову в первой части такой Анти-Дюринг написали, все языки смозолили, что мама не горюй. Доказывали этому аника-воину, что ТТ не игрушка доя младшего дошкольного возраста. И настолько были убедительны, что Меркулова даже записалась на курсы стрельбы в тире Парка культуры имени отдыха.

А вот вы мил человек, судя по всему текст Сокуровский не читали и наши рецензии на эту буржуазную лабуду, тож. Отсюда вопрос- как же вы мил человек тогда хвалебные отзывы пишите? Из классовых соображений? Или торгуем принципами?

Андреев и лично к вам. Что же вы мил человек как гимназист фамилии коверкаете. Ну, пошутили раз, два. Повторятесь? Да и не шутка это у вас уже, а озлобленность. Вот если вас назвать столичным бамбуком, или павианом из Марьиной рощи, то каково? Смешно?

Любопытно, что скажет по этому поводу княгиня Марья Алексевна?

15 сентября 2019 в 18:19

Ужакин, будьте хоть на мм мужиком: Вас же как критика размазали.
Что же Вы мне доказывали в первой части по ТТ? То, что двухлетний мальчик не мог из него выстрелить, так это я знал до того, как приступил к повести. И ни в одной её строчке не утверждал обратного. Свидельство тому книга, вышедшая в 2017 году.
Признайтесь же, что Вы болтун, такой же беспринципный как и пролетарий от буржуазии.

15 сентября 2019 в 18:33

Вы утверждали, что для того что бы выстрелить из ТТ достаточно взвести курок. Такое может написать только баба.

15 сентября 2019 в 17:41

Остроумный, умный и талантливый Вадим Андреев подвёл столь выразительную черту, что мне добавить нечего.

Ужакин, перечитывайте тех, кто Вам указывает Ваше место в литературе и критике. Оно не просторнее поллитровой банки!

15 сентября 2019 в 18:15

Это ваша писанина литература, а радостное кудахтанье Меркуловой, Андреева и Черкасовой критика? Как поживают “вышедшие в печати” 27-ем книг? Уже чуть-чуть подросли?

15 сентября 2019 в 18:27

У Сокурова остался (из-за полной бездарности) единственный вариант получить отзыв на свои тупые измышления не от группы придурков, это персонально оскорбить человека.

15 сентября 2019 в 19:15

Не хотелось вмешиваться. Но конец как раз доказывает, что убил-то все же, по начальной задумке автора, тот самый двухлетний мальчик. А автор, как воспринимается внимательным читателем, решил спасти в конце, уже взрослого героя от запоев, и нарочито заверил, что видел его в тот злополучный час, во время прогремевшего выстрела, играющим в беседке:

- ... когда раздался выстрел, ты Олег, понимаешь, ты играл в беседке. Своими глазами видел.

В данном случае, тогда конец не вяжется с началом истории, где мальчик несколько раз повторяет: "Мама бух-бух!"
Если мальчик играл во время убийства в беседке, он не мог видеть, как "мама бух-бух", упала. А если видел падение убитой матери, допустим, молниеносно успев прибежать из беседки (которая, должно быть, находилась совсем рядом), то наверняка видел и того, кто стрелял из пистолета. К тому же по авторскому описанию С.Сокурова "Олежек оставил черные пальцы на белых брюках дяди Севы".
Ну, правильнее сказать, что Олежек оставил на белых брюках дяди не черные пальцы, а черные следы (отпечатки) от испачканных пальцев. Но эта неточность на смысл существенно не влияет.

Скопированный абзац:
"Но восторг по поводу такой «игры» выразил только Олежек, оставив чёрные пальцы на белых брюках дяди Севы. Тот пытался мягко допросить двухлетка, но ребёнок твердил одно: «Мама бух-бух!»

В этом весь со своими загадочными поворотами С.Сокуров.

15 сентября 2019 в 19:23

Полнейшая нелепица, очень странные выводы.

15 сентября 2019 в 19:41

Из "Послесловия" читатели узнают, что наш замечательный автор своим сообщением о невиновности спасает своего героя от пристрастия к алкоголю:

"Послесловие
Вскоре друзьям Олега удалось пристроить его на Ленских золотых приисках. В советское время там царил строжайший сухой закон. В отпуске, пожалуйста, хоть всё Чёрное море, сидя на крымском берегу, вылакай; заработанные деньги позволяли. Но наш протеже от запоев излечился в первый год своей «золотой лихорадки». Предполагаю, тому способствовало и моё свидетельство о невиновности двухлетки Олежки в смерти его матери".

Тут почему-то вспоминается говорящее зеркальце.

Свет мой, зеркальце, скажи,
Да всю правду доложи:
Я ль на свете всех умнее,
Лучше всех и всех добрее?..

15 сентября 2019 в 20:28

На помощь отпетым мошенникам Серджио, Рахметке и Бац-Бацу метнулась Людмила Федорова (она же Мадам Википедия). Бросив на пол и растоптав чепчик, она стала утверждать, что не мог ребенок говорить: "Мама бах-бах, упала", если в этот момент находился в беседке. Мадам Википедия не могла допустить, что выстрелы и лежащая мама связались в сознании ребенка в одно звено, отсюда и "бах-бах". Уж очень хотела мадам уязвить писателя. Несколько лет кряду она только тем и занималась, что искала неточности в его произведения, а когда не находила - придумывала, и тогда в ход снова шли чепчики.
Надо сказать, что шайка мошенников искренне ненавидела литературу, а вместе с ней и писателя Сокурова. В их мутном, как туман над болотом, взгляде на жизнь он был олицетворением литературных успехов, которых они не достигли. Хотя полвека назад, еще молодые и рьяные, тоже подавали надежды.

15 сентября 2019 в 22:04

На комментарий "Вадима Андреева":
"Уж очень хотела мадам уязвить писателя. Несколько лет кряду она только тем и занималась, что искала неточности в его произведения, а когда не находила - придумывала, и тогда в ход снова шли чепчики".
----------------------------

Из Вас, го-н Двуликий Янус, мог бы получиться прекрасный актер. Но Вадима Андреева, личность не ординарную, сыграть не так-то просто. Зря стараетесь, это у вас плохо получается.

А недостатки в произведениях писателя Сокурова, олицетворяющего литературный успех, искать не надо. Они сами в глаза просятся, несмотря на стремление и старания быть "самым-самым".

15 сентября 2019 в 22:19

Не считайте всех дурнее паровоза и не путайте сказанное просто "БАХ-БАХ и БУХ-БУХ !" с "МАМА БАХ-БАХ, БУХ-БУХ!"

Просто "БАХ-БАХ!" -можно просто услышать.
А как "МАМА БАХ-БАХ" можно только конкретно не только услышать, но и обязательно увидеть.

15 сентября 2019 в 22:45

Вы себя, Людмила Федорова, в возрасте двух лет хорошо помните? Также помните ли вы так же хорошо вас окружающих в то время?
Этот вопрос совершенно не праздный, а принципиальный, исходящий из того, что вы написали в своих комментариях, и если вы ответите утвердительно, то солжёте! А иначе - лгут ваши комментарии. Теоремка....

16 сентября 2019 в 07:51

Простите за вторжение. Я не по поводу этого поста.
Уважаемая Людмила! Там некий штатный оптимист Супер (оптимист в штатском?) выставил обозрение "Время вперед!" с совершенно, на наш взгляд в безграмотным (в коммуникативном плане) заголовком.
Большая просьба: выскажите, пожалуйста свое мнение.
Автору и комментаторам: еще раз извините за комментарий не по теме.

16 сентября 2019 в 08:55

Татьяна Меркулова, причем здесь чьи-то ранние детские воспоминания? Речь идет о художественном произведении Сокурова и о действиях двухлетнего героя, нечаянно нажавшего на курок пистолета и убившего им собственную мать, который, не помнит об этом, как рассказывает в конце своего детективного повествования автор, разыгравший ловкую фабульную интригу.
И кто утверждает, что мальчик помнит, как он застрелил нечаянно мать? Большинство, как мне кажется, начинают помнить себя лет с трех, хотя некоторые утверждают, что и с двух лет помнят себя. Но это слишком индивидуально.
Сам автор в конце пишет, что Олежка, то есть, уже взрослый, спившийся Олег, этого случая не помнит. Ему рассказал обо всем отец. И этот груз нечаянного, не умышленного детского преступления терзает его всю жизнь, пока автор не уверяет его в том, что не он убил мать, так как сам воочию видел, как Олежка был в то время в беседке.
Это сообщение сняло с Олега груз вины преступления и он, как сообщает в Послесловии С.Сокуров, избавился от зависимости и влияния "зеленого змия".

Вот, как пишет С.Сокуров:

"...Но наш протеже (прим.: Олег) от запоев излечился в первый год своей «золотой лихорадки». Предполагаю, тому способствовало и моё свидетельство о невиновности двухлетки Олежки в смерти его матери".

Т.Меркулова, вы выглядите здесь со своими комментариями, словно выпущенный для развлечения зрителей на арену цирка очередной артист или клоун.

16 сентября 2019 в 09:39

Как выглядите вы я написала ниже.

15 сентября 2019 в 18:56

Сергей Сокуров
“- Значит, - потерянно произнёс Олег, - ты подтверждаешь?
- Нет, я опровергаю. И готов повторить свои слова под присягой: когда раздался выстрел, ты Олег, понимаешь, ты играл в беседке. Своими глазами видел”.

И в последней части Сокуров умудрился представить и своего героя идиотом, как в первой прокурора и следователя.
Андреев добровольно признался в своём идиотизме. Ещё есть желающие?

15 сентября 2019 в 19:11

Вы, рахматулин, давно признались, поэтому отдохните, изображая из себя "прокурора", кроме Ужакина "оценить" ваш порыв некому.

15 сентября 2019 в 23:32

С. Ужакин
Сегодня в 17:00
С. Сокуровq :...автора почти трёх десятков книг, которые прошли проверку ...

С. Сокуровь: ... Прогуливалась по саду внутри чугунной ограды:))
------------------------------------------------------------------------
Ужакину:
Внутри ограды и на полях индиго движутся сотни людей.
/Майн Рид/
÷}

Непонятно, что вам здесь конкретно не нравится???
В любом случае это не из оперы "моя дорога проходила мимо".

16 сентября 2019 в 02:22

КРИМИНАЛЬНОЕ ЧТИВО

Заключительная глава этой бульварной литературы переключила дискуссию со стилистических блох г-на Сокурова на общий замысел и художественное решение. Я уже сказал г-ну милимэтру ( хороший мэм от наших национал-лингвистов), что все образы у него поверхностны и по пояс деревянные. Получается так, что у него дети в двухлетнем возрасте то матерей стреляют, а то танцуют польку краковяк. Причем, мальчика начали учить танцам до того, как он шмальнул по единоутробной мамаше, надо полагать, еще в грудном возрасте.

Сокуров небрежен с сюжетом, он клепает действие исключительно на своей фантазии. Именно так и делается бульварная литература в самом отвратительном ее понимании. И Сокуров именно бульварный писатель. Вот он размазывая сопли по щекам пишет, как страдающая барышня вспоминает гимназические годы, причем описано это в традициях царской гимназии времен японской войны. Но позвольте, барышне на момент гибели всего двадцать три и учиться в русской гимназии она не могла, в лучшем случае в западном лицее для девочек в среде эмигрантов, где в то время традиции были совершенно иные. Да и училась ли она - выходец из бедной актерской семьи? Вот нахрена ты это все писал? А может это просто фантазия, скажет кто-то? И мы кивнем, конечно же фантазия и архиглупая.

Однако вернемся на место преступления. То, что первый подозреваемый прокурор было ясно сразу. Но уже в первой дискуссии автору было подсказано, что монолог Максимова более, чем странен, ибо это монолог невинного человека и потому мы тему закрыли - нет, так нет. Сокуров, когда его писал, головой явно не думал. А че - криминальное чтиво, пиши что хошь, пипл схавает. И пипл в лице монархисткого подполья, как видим, хавает.

А теперь представьте ситуацию, как она могла развернуться в реале. Убивают жену прокурора, во все времена это было бы ЧП областного масштаба, все службы стояли вверх тормашками. и тут явно не хватает пары ложных ходов, скажем прислуга или старый знакомый. Наверняка стали бы искать вражеский след ( все же Западэния), перетрясли бы всех и вся от бабок на базаре, до плесунов-балерунов. Тем более, что для боевых следаков версия с ребенком вне сомнения ничтожна ( вам зря что ли Вадим в сотый раз задает вопрос с курком?). Ведь обставиться с ребенком мог только враг. А здесь раз-два, пришли два придурка, походили и автор попер далее, чтобы развернуть на теме, как балерун огуливает престарелых женщин. А что, для Сокурова это многократно важнее. Сокуров, а вы напишите биографическую повесть - Бабки на сеновале.

Нет, друзья борзые монархисты из Псаревой сотни, вы хоть полностью на нет изойдите, но это бульварщина в чистом виде. В топку.

16 сентября 2019 в 09:37

Вадим Андреев
15 сентября 2019 в 20:28

/Надо сказать, что шайка мошенников искренне ненавидела литературу, а вместе с ней и писателя Сокурова. В их мутном, как туман над болотом, взгляде на жизнь он был олицетворением литературных успехов, которых они не достигли./

Это не просто "шайка мошенников", это профессиональные отравители, которые не имея пока другой возможности, под видом "литературной критики" пытаются выбить человека из строя своими либо полукриминальными, либо лживыми, и главное, всегда оскорбительными комментариями. Обвиняют в "русофобстве" сами являясь истинными русофобами, избрав себе мишенью русского талантливого писателя.
Всё здесь творящееся, никак нельзя назвать литературной полемикой, сформирован настоящий идейный лагерь для расправы со ставшим для них опасным автором, поэтому в ход идёт любая провокация, чтобы уравнять с толпой стоящего выше толпы.

16 сентября 2019 в 10:03

Меркулова, зря стараетесь и обзываете оппонентов С.Сокурова "шайкой мошенников" и "профессиональных отравителей". А приведенное вами мнение Вадима Андреева - это все то же ваше личное мнение и вашего кумира.
Здорово Вадима Андреева обработали и подменили.
Мне жаль. Но кто сознается?...

16 сентября 2019 в 10:39

Татьяна, мне к Вашим словам добавить нечего.

Мотивы, побуждающие "критиков" откликаться в "пиплхавальском" стиле, понятны. Разумеется, придраться к любому автору есть за что. Перечитайте, что услышал Пушкин от профкритиков после выхода в свет "Руслана и Людмилы"!

Людмила Фёдорова (в случае со мной) не хочет допустить, что фразу «Мама бух-бух!» Олежек мог услышать вначале от отца. Что не исключена беседа следователя с выше стоящим лицом, посоветовавшим вести расследование в нужном направлении.

"Подесятиряю"! Описанный случай имел место, и все гл. герои реальны.
На этом здесь ставлю последнюю точку. Приглашаю "пиплхавальщиков" к новым публикациям.

16 сентября 2019 в 10:48

Татьяна Меркулова, хочу вас разочаровать. Лично меня творчество С.Сокурова не увлекает. Люблю классику, из современных писателей близко гуманистическое творчество Чингиза Айтматова, мудрая, оригинальная проза и поэзия Тимура Зульфикарова. Из современных зарубежных писателей одно время увлеклась чтением философско-психологических произведений-притч Коэлье, кажется, прочла его восемь книг, Г. Маркеса...
Комментирую произведения С.Сокурова только потому, что ои публикует их на сайте "Завтра", с коими здесь и познакомилась. Возмущает в них так выпукло выступающая на поверхность антисоветская подоплека.
Разве читатели не имеют право высказывать свое мнение, если у них противоположные взгляды с автором или делать критические замечания по стилю и содержанию его произведения?
Не нравится, можете меня опять забанить, как это было в течение более трех лет.
А оскорблять оппонентов, и называть "мошенниками" и прочим, полагаю, бестактно и бесцеремонно.

16 сентября 2019 в 10:56

Уважаемый Сергей Анатольевич! Допустить можно всё.
Но, "что написано пером, то не вырубишь топором".

16 сентября 2019 в 10:59

Извините, Коэльо

16 сентября 2019 в 11:10

Людмила Федорова
23 августа 2019 в 13:05
Татьяна Меркулова:

"...Здесь на сайте такого внимания не оказывается никому".
--------------------------

А в одном своем комментарии Арина Черкасова вопрошает:

"Что заставляет этих неуважающих и непризнающих вновь и вновь приходить и унижать человека, изо всей дурацкой мочи выискивая промахи? Скрытый мотив какой? Может быть, вы завидуете просто, и он такой: я не позволю тебе быть лучше меня???"

Почему читаю Сокурова? Здесь никакого скрытого мотива нет. Мотив простой и открытый. Читаю то, что мне ближе по моему образованию и профессии. Кроме С.Сокурова, с удовольствием читаю, например, замечательные художественные эссе А.Штибина, М.Мороза, удивительные притчи Т.Зульфикарова, всегда прочитываю стихи Л.Иванова, периодически А.Климова и других.
------------------------------------------------------------
Такое впечатление, что здесь две Людмилы Федоровы, и одна периодически забывает, что пишет другая.

16 сентября 2019 в 11:33

Меркулова, никаких скрытых мотивов здесь нет. Вы должны понять, но никак не поймете, что Л.Федоровой, как и многим оппонентам, не нравится антисоветизм С.Сокурова. И это главное. А всё остальное - дело десятое.
Сам С.Сокуров признает, что у каждого писателя есть и можно найти недочеты, стилистические и прочие недоработки.
По-вашему получается, если указал на опечатку, на недочет, значит, завидуешь?
Полагаю, что критика помогает писателю относиться к себе, как к профессионалу, более взыскательно.
Вам, конечно, по душе и вы больше хотите, чтобы вашему кумиру
пели одни дифирамбы. Но так не бывает.
И ведите полемику более тактично. без домыслов и оскорблений.

16 сентября 2019 в 11:41

Скажите про домыслы и оскорбления первой или второй Федоровой, я же лишь привела ваш собственный комментарий.
Всего хорошего.

16 сентября 2019 в 17:28

Прочитала почти все комментарии и сделала вывод: Сокуровский ОПУС прочитали от и до - ДВА ЧЕЛОВЕКА!
Вы, сударыня, и Сергей Ужакин!
В ваших комментариях, сударыня, чувствуется ПРОФЕССИОНАЛИЗМ, РЕДАКТОРСКИЙ ПОДХОД!
Вы прекрасно отметили недочёты произведения и аргументировали свои замечания авторским текстом!
ОТЛИЧНО!
Замечания Ужакина к первой части читала с бОльшим удовольствием, чем "произведение"!
Посоветовала, СВОИМ читателям, обратить внимание на комментарии Сергея!

Пожалела, что свои чистые, детские воспоминания, оставила в первой части ОПУСА!
Должна признаться, что не смогла прочитать даже первую часть.
В пятидесятых годах, знакомая дама, эвакуированная из Ленинграда, (мой младший брат дружил с её внуком) , читавшая "Дворяеское гнездо", ответила на моё изумление: - Неужели вы это не читали?!
- Светочка! Я уже в таком возрасте, что не имею права тратить ДРАГОЦЕННОЕ время на всякую ерунду!
Я же, в более старшем возрасте!!!

Вспомнила маму, РЕДАКТОРА ДЕТСКОЙ!!! ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ!
Какое, надо было, иметь терпение, чтобы перечитывать ГРУДЫ рукописей, изобилующих приключениями "княгини Зуси и графини Пуси"!!!
И каждый автор считал себя писателем, не ниже Льва Николаевича, или поэтом, равным Николаю Алексеевичу!
И пальцы веером, и требование гонорара по высшей ставке!
А, сколько было мамой прочитано литературы, чтобы в произведении, новоиспечённого автора, не встретились ЧУЖИЕ, "КРИМИНАЛЬНЫЕ" ВКРАПЛЕНИЯ!

Поражает стиль обсуждения!
Как-то я уже приводила примеры из комментариев "МАСТЕРА ИЗЯЩНОЙ СЛОВЕСНОСТИ" - ССЪ!!!
Прозвища, искажения фамилий оппонентов, вульгаризмы - до неприличности!

Сбросила в свой блог "История одного преступления". Часть IY, с небольшим СВОИМ вступлением, иначе, не читают!

"а мысленное поле её зрения заполнила фигура учителя танцев".
в дырявом носке а ля Билл Гейтс!
Удивительно, что ДРУЖИННИК не описал амбре носковое
Тошнотворность с первых строк!

Вот, что дала советская власть народу!
ДЫРЯВЫЕ НОСКИ!

16 сентября 2019 в 19:04

Татьяна
Меркулова
Л.Федоровой
Сегодня в 09:39 :

"Как выглядите вы я написала ниже".
----------------------------------------------

А вот и то, что написала Т.Меркулова ниже.
Чтобы не было никаких претензий, что пост Т.Меркуловой подвержен каким-либо изменениям, копирую его полностью, от начала, до конца:

Татьяна
Меркулова
Сегодня в 09:37:
Вадим Андреев
15 сентября 2019 в 20:28

"/Надо сказать, что шайка мошенников искренне ненавидела литературу, а вместе с ней и писателя Сокурова. В их мутном, как туман над болотом, взгляде на жизнь он был олицетворением литературных успехов, которых они не достигли./"

"Это не просто "шайка мошенников", это профессиональные отравители, которые не имея пока другой возможности, под видом "литературной критики" пытаются выбить человека из строя своими либо полукриминальными, либо лживыми, и главное, всегда оскорбительными комментариями. Обвиняют в "русофобстве" сами являясь истинными русофобами, избрав себе мишенью русского талантливого писателя.
Всё здесь творящееся, никак нельзя назвать литературной полемикой, сформирован настоящий идейный лагерь для расправы со ставшим для них опасным автором, поэтому в ход идёт любая провокация, чтобы уравнять с толпой стоящего выше толпы".
-----------------------------

Хорошенькая характеристика: "шайка мошенников", "отравители", "толпа"...

Повторюсь, но вы, Меркулова и, в самом деле, выглядите здесь, словно выпущенный на арену цирка для развлечения зрителей очередной артист или клоун.

Извините, но артист, клоун на арене цирка - это вовсе не одно то же, что "отравители" или "шайка мошенников".

Вам бы, Меркулова, не мешало подбирать слова, прежде чем высказываться в подобном тоне об оппонентах С.Сокурова, бросаясь в спор для защиты обожаемого кумира, как на амбразуру.

16 сентября 2019 в 19:20

Николай-443 Асташкин-899
15 сентября 2019 в 16:10
Ну-у, уж вы-то, фёдорова = тьфу вообще, даже на погрешность мозговую не тянете!

16 сентября 2019 в 19:36

Простите, Христа ради. уважаемая Людмила Фёдоровна!
Этот комментарий я написала Вам!
Ещк раз прошу прощения, с искренним уважением, Светлана Вет.

16 сентября 2019 в 19:39

Меркулова, ну чего уж там прячетесь за спину Асташкина?
Давайте валяйте более открыто, от своего имени. Без глупой хитромудрости, открытого хамства, грубости, игры в кошки-мышки и уловок.

16 сентября 2019 в 19:47

Спасибо, уважаемая Светлана, за поддержку и понимание! А то приходится защищаться, борясь с настоящими акулами-обвинителями.
С признательностью!

16 сентября 2019 в 19:48

Озлобленная федоровщина вышла на тропу войны.
Не смешите!
И заодно усвойте, что пререкаться с вами у меня нет никакого желания.
Поэтому не напрашивайтесь на дальнейшие комплименты, как профессиональная провокаторша.

17 сентября 2019 в 02:44

Татьяне Меркуловой:

Ни тени озлобленности. Одно сожаление на вашу брань и попытки очернить напрасно. Злобливость исходит как раз от вас. Все прекрасно это видят в ваших комментариях.
Мне жаль вас. Слепому не покажешь, глухому не расскажешь, а злобливому не докажешь! Пляска под чужую дудку вас не украшает.
Сходите-ка в церковь, верующая вы наша, покайтесь из-за чего так озлоблены, а не дежурьте с упорным постоянством на ветке С.Сокурова. Всех не переспорите. Зря стараетесь. Ведь "на каждый роток не накинешь платок".

17 сентября 2019 в 02:54

Людмиле Федоровой.

Ваш диалог с Мекуловой обнажил любопытные способности последней. В то время, как вы честно и искренне предъявляете свою жизненную позицию, Меркулова активно заваливает вас цитатами. И дело ни в содержании цитат, а в том, что они с легкостью вынимаются из рукава. Такой навык "комитета глубинного бурения" заслуживает внимания. Вот Вы сможете, предъявить цитату девятьсот лохматого года, о том, что какой-нибудь Рома Грабарь объявляет о создании общества "людей", в которое вошли многие "достойные" люди, в том числе и писатель Сокуров? Нет, а она может, потому, как учет и контроль. То есть ведется учет - кто и чего сказал.

Последний раз такие феноменальные способности обнаруживались у иноагентов, активистов сионисткой ячейки. А теперь вот и простого российского клерка, по легенде серой мышки партийных архивов. Нет смыла говорить Вам - опытному и честному человеку быть осторожнее, но учитывать феноменальные способности отдельных личностей, все же стоит.

17 сентября 2019 в 08:27

Какая жалостивая и добрая старушка Федорова!
Я без вас разберусь в "украшениях", а поскольку вас совершенно недавно выпроваживал очень вежливо, но ОЧЕНЬ настойчиво и совершенно БЕЗУСПЕШНО из своего блога один из блогеров, разрешите на ваши советы покинуть чужой (НЕ ВАШ) блог НАПЛЕВАТЬ.
Приберегите свою доброту для утешения своей жалкой юродивой компашки провокаторов.

17 сентября 2019 в 11:59

Сергею Ужакину:

Спасибо за поддержку и добрый совет.
Быть честным - это не значит пытаться угодить другим людям, говоря им то, что они хотят услышать.
А здесь, к сожалению, пытаются оппонентов принудить петь автору лишь дифирамбы, которые им хочется услышать.
И считают честными тех, кто их поет.

17 сентября 2019 в 15:45

Внимайте "советам", Федорова, именно с такими "слишком честными" случаются такие недоразумения, когда одна рука забывает, что пишет другая...
(Если, конечно, это не медицинские проблемы).

17 сентября 2019 в 02:08

ВМЕСТО ЭПИЛОГА ИЛИ ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРЕЛЬБА ИЗ ПНЕВМАТИЧЕСКОГО ПИСТОЛЕТА

Рассказ, представленный на суд публики еще раз показал, что в буржуазном обществе литература неизбежно становится бульварной. Автор, конечно, и близко не стоял с бульварным "Тарзаном" Э.Берроуза или "Фантомасом" П. Сувестра, но какое-нибудь десятитысячное место этому продукту масс-культа уготовано.

Рассказ - пошл, нелеп, истеричен. По старой традиции, автор прибег и к плагиату. Название рассказа целиком и полностью взято у известного советского мультфильма, где главный герой сковородкой отоваривает говорливую дворничиху. И это придает всему дальнейшему повествованию изрядную долю комизма. Во первых ярый антисоветчик ворует интеллектуальное наследие Советов, своего нет, чужое наследуем. А во вторых его главный герой мало чем отличен от того бухгалтера.

В рассказе много комичного. Это и хитрый балерун, открывший ташкентский фронт на сеновале, и толстая дурында, таскавшая годовалого мальчишку к хитропопому уроду на танцы - А потому, как ей сказали, что это талант;)) Развели бабенку на бабки. Это и глупые следователи, более похожие на персонажи петроградского театра Буфф.

Но самым комичным оказался финал бульварного рассказа, хотя нас долго пугали пистолем. Из него, без вариантов, мы понимаем, что милый прокурор пришил свою женушку. И когда в последнем акте ружье стрельнуло, мы действительно понимаем, речь идет о ружье или снайперской винтовке, ибо прокурор парень не промах. Как написано у автора :

- "на расстоянии протянутой руки два человеческих глаза и под одним из них - чёрный кружок в блестящем металлическом ободке".

Помилуйте, но это же не "труп в зеленом чемодане " от легендарного Фантомаса, здесь же автор абли-ч-ает , откуда у пистолета ТТ кружок и ободок. Вы скажете, что это дуло? Нет, братцы, Сокуров форточку закрыл и дуло исчезло. :)) Кружочек под глазом, это вам не хухры-мухры.

Вот так сегодня и пишется бульварная литература, под кружком и ободком пневматических пистолетов. Смотрите, Сокуров, не застрелитесь из него, или случайно не выбейте глаз родственникам.
:))

17 сентября 2019 в 05:13

В качестве контраста:
Стивен Крейн
ШЛЮПКА
История, случившаяся с моряками затонувшего парохода «Коммодор»

http://parusanarod.ru/bib/books/crane/opboat_grs.htm

Этот рассказ вошёл в хрестоматию, жалко, что не в нашу, а немецкую. Это я к вопросу чем литература отличается от макулатуры.