Авторский блог Редакция Завтра 14:42 18 марта 2014

Как начинался украинский национализм: часть II

В1939 г., согласно условиям пакта Молотова-Риббентропа, к УССР была присоединена Галиция, находившаяся в составе Польши. Галиция традиционно была населена украинцами, но при этом они никогда не жили на территории Российской империи. То есть, к украинцам, традиционно жившим в РИ, присоединили совершенно особое племя боевых галичан, распрогандированных еще в Австро-Венгрии
1

История украинского национализма: часть II 

Источник: sputnikipogrom.com

Начало статьи здесь.

Другим и гораздо более радикальным направление национализма было галичанское. Собственно, именно оно сейчас и преобладает на современной Украине. Дело в том, что когда говорят, что на Украине раскол на восток и запад, не все до конца понимают, о чем идет речь и какое событие произошло в 1939 году. А тогда произошло событие даже более серьезное, чем объединение ФРГ и ГДР. Тогда, согласно условиям пакта Молотова-Риббентропа, к УССР была присоединена Галиция, находившаяся в составе Польши. Галиция традиционно была населена украинцами, но при этом они никогда не жили на территории Российской империи, если не считать мифических времен Ярослава Мудрого, когда еще и народов-то не было толком. То есть, к украинцам, традиционно жившим в РИ, присоединили совершенно особое племя боевых галичан, распрогандированных еще в Австро-Венгрии. К тому же, в отличии от традиционно православных украинцев, все галичане были униатами-грекокатоликами, которые сами по себе отдельный разговор. И если немцы жили в разделенном виде 45 лет, то&nпbsp; в данном случае объединились народы не только с разной историей, но даже и верой, поскольку униаты еще в 1596 году перешли под власть Папы Римского, сохранив только византийский обряд.

Накануне Первой мировой войны Галиция находилась в составе Австро-Венгрии. При этом в Галиции существовало широкое русофильское движение. Конечно, отчасти оно поддерживалось и финансированием со стороны России. Австрийцам тоже работали над местным населением в своих интересах. Например, когда началась война, среди украинцев Галиции для войны с Россией без проблем набрали 7 тысяч «усусов» — украинских сечевых стрельцов, которыми командовал Эрцгерцог Вильгельм Франц Габсбург-Лотарингский, известный как Василь Вышиваный.

Что касается русофилов, то после начала Первой мировой все они по спискам были отправлены в концлагеря Талергоф и Терезин, где были либо казнены, либо умерли. Выжить удалось меньшинству. Кстати, на одном из этих процессов свидетелем обвинения выступал прадед Тягнибока.

Собственно галичанский национализм стоял на двух вещах: скаутской организации «Пласт», где из маленьких укрят лепили боевых укров, и на грекокатолических священниках, которые были настроены ультранационалистически и внушали подобные же мысли пастве. Огромное количество видных персон в украинском националистическом движении составили дети униатских священников.

По итогам первой мировой войны Галиция отошла к Польше, что доводило украинских националистов до бешенства. Если в Австро-Венгрии им жилось относительно неплохо, хоть и без национальной автономии, то поляки оказались страшными шовинистами. Сразу после войны была создана «Украинская войсковая организация». Она стала последним звеном в цепочке: «папа — грекокатолический священник» — детство в «Пласте» — «служба в Австро-Венгерской армии» — «УВО». Одним из главных ее создателей стал бывший прапорщик австро-венгерской армии Евгений Коновалец — наполовину русин, наполовину поляк. Коновалец перед самой Октябрьской революцией бежал из русского плена в Киев, где возглавил отряд сечевых стрельцов, охранявших Центральную раду. После того, как немцы назначили Скоропадского, стрельцов расформировали.

Главными целями УВО были диверсии, саботаж, теракты, убийства и ограбления в Польше. Коновалец дружил с судьей по фамилии Шухевич и на протяжении года снимал у него комнату, много времени проводя в беседах с его 14-летним сыном Романом Шухевичем, который после общения с Коновальцом загорелся идеей украинского национализма и вступил сначала в «Пласт», а затем и в УВО, где начал лично участвовать как в акциях саботажа, так и в убийствах. К слову, Коновалец наладил старые связи с немцами, которые решили использовать радикальных укробойцов против поляков, и с удовольствие готовили диверсантов из УВО.

Кроме УВО существовало еще несколько организаций украинских националистов, в основном молодежных. Однако они не играли такой роли. В 1929 году на базе УВО состоялось объединение всех националистических организаций в Организацию Украинских Националистов (ОУН).

Главным идеологом ОУН, сложившим в читаемые буквы витавшую в воздухе идею борьбы с жидомоскалями, был Дмитрий Донцов — единственный москаль среди галичан. Он родился на территории Российской империи и происхождение у него было самое карнавальное, вплоть до итальянцев в роду. Учился он в Петербурге и начинал как марксист. Однако позднее уехал в Галицию и у него «открылись глаза». Он возненавидел марксистов за интернационализм и стал пламенным украинским шовинистом. После начала Первой мировой Донцов смекнул, что к чему, и устроился на хорошую ставку в австро-венгерском министерстве правды. Он возглавлял «Союз освобождения Украинцев». Главной целью организации было отторжение территории Малороссии от России и создание независимого украинского государства под мудрым протекторатом Австро-Венгрии. С этой целью агитаторы ездили по лагерям для военнопленных и агитировали среди малороссов. Он даже успел побывать министром телеграфов при Скоропадском, но в 20-е годы отошел от политики и сосредоточился на фантазиях, на которых и выросли юные «пластунята». Краткое содержание идей Донцова не блещет оригинальностью: «украинцы — избранная раса, немцы — хорошие, москали и пшеки — нелюди».

Именно в это время прошел новый призыв в ОУН и на смену сечевым стрельцам пришла ультрарадикальная галицийская молодежь, которая десятилетие росла при поляках. Примерно тогда же в ОУН появились ее будущие лидеры: Бандера, Стецько и Шухевич, хотя последний уже успел активно поучаствовать в акциях старого УВО. Были среди этой волны и довольно примечательные персонажи. Так, Лев Ребет был евреем, но это маленький штришок.

Наиболее необъяснимым активистом ОУН был Рихард Ярый, который имел настолько мутную биографию, что исследователи до сих пор теряются в догадках: а это вообще кто? Буквально, до сих пор так и не могут установить, кем он был по происхождению и чем занимался в детстве. Есть версии, что Ярый — венгерский еврей, судетский немец, наполовину чех, наполовину еврей, австрийский аристократ. Сам он представлялся сыном казака. Примечательно, что когда немцы проверяли его на предмет возможного сотрудничества, выяснилось, что в месте, где он родился, вообще никто не помнит никакой семьи Ярых. Также точно не установлено, чем он занимался до Первой мировой. Есть версия, что до революции его звали Рихард фон Яри и он являлся сотрудником австрийской разведки. С началом революционных событий он оказался в галицкой армии ЗУНР, после революции спекулировал лошадьми, женился на еврейке, уехал в Германию, купил там себе виллу и вступил в ряды украинских националистов. Причем не просто вступил, а сразу возглавил разведку организации (неплохо для спекулянта лошадьми), а затем стал представителем ОУН при НСДАП(!).

Что касается разведок, то в качестве предположений высказываются версии, что Ярый работал на немецкую, английскую, советскую и польскую разведки. Также высказываются версии, что именно он организовал раскол в ОУН в 1940 году. Он же является одним из создателей батальона «Роланд», ставшего одним из двух украинских национальных формирований в составе Вермахта, созданных до войны. Осенью 1941 его вместе с другими лидерами украинских националистов отправили в концлагерь. Возможно, для вида, поскольку отпустили Ярого намного раньше остальных, практически через год, тогда как остальные сидели до 1944. После войны он жил в Вене, в советской оккупационной зоне, причем советские прекрасно знали кто такой Ярый, но не делали никаких попыток арестовать его. Более того, имеются даже свидетельства, что Ярый однажды зашел в советскую оккупационную администрацию и велел отпустить задержанного ими украинца с супругой. В общем, типичный товарищ Артем.

Самым известным персонажем этой волны националистов, безусловно, является Степан Бандера. Надо сказать, что Бандера — это такой украинский Мандела, который просидел в тюрьме весь экшен и был скорее живым символом движения. Родился он в семье грекокатолического священника, придерживавшегося ультранационалистических взглядов и воспитывавшего детей в соответствующем духе. Главной мечтой детства Бандеры было вступить в «Пласт», и он таки добился своего. Бандера с детства отличался проблемами с психикой, в частности, страдал садомазохизмом. Он регулярно занимался членовредительством, вгонял себе под ногти иголки, гулял голым на морозе, душил кошек. Позднее, когда уже начинался этап превращения Бандеры в мифологического героя, странности психики были объяснены гениальным образом: он просто с детства готовился к пыткам. К слову, чудик добился своей «подготовкой к пыткам» только того, что заработал лютый ревматизм уже в юном возрасте.

Поначалу Бандера в ОУН выполнял функции пропагандиста и распространителя нелегальных изданий. Однако в скором времени на него обратил внимание Габрусевич — также галичанин и сын униатского священника, и назначил его ответственным за пропаганду в регионе, а спустя год отправил к немецким инструкторам в разведшколу (контакты с ними наладил Коновалец). После прохождения спецподготовки Бандера стал краевым проводником, т. е. главой регионального отделения. По времени это совпало с голодом в УССР, ОУНовцы даже провели несколько акций протеста, а позднее попытались убить советского посла, но не смогли этого сделать, ограничившись убийством секретаря из посольства. Однако главными врагами ОУНовцев оставались поляки, ненависть к которым просто зашкаливала.

В 1934 году ОУНовцы убили министра внутренних дел Польши Перацкого, в ответ поляки схватили ряд известных им националистов и устроили над ними суд. Считается, что Бандера не участвовал в самом убийстве, но занимался разработкой его плана. На суде ему предъявлялось то же самое. На 99% все были уверены, что подсудимых повесят, тем более, что они и не думали отпираться, однако повешение внезапно заменили на пожизненное заключение. Бандера просидел в тюрьме до сентября 1939 года, когда администрация тюрьмы убежала в страхе перед наступлением немцев. К тому моменту советские войска захватили Западную Украину и превратились в главных врагов ОУНовцев, которых теперь почти не интересовали поляки. Коновалец уже был убит Судоплатовым, его фактическим преемником стал не Бандера, а Андрей Мельник, остававшийся на свободе.

Мельник тоже был из галичан, в свое время служил в отряде сечевых стрельцов. Он имел тесные связи с немцами, а также с униатским небожителем — митрополитом Шептицким. Шептицкий был выходцем из аристократического рода и имел обширные связи еще в старой Австро-Венгрии с руководством государства. Он в совершенстве говорил на иврите, в свое время «по заданию партии» организовывал униатские общины в Российской империи. После прихода на Западную Украину большевиков он писал Сталину письма, в которых ругал его за безбожие, но Сталин наглого священника пальцем тронуть не посмел. Во время немецкой оккупации Шептицкий слал приветственные письма Гитлеру и благословлял Бандеру на бой с москалями, а когда немцы начали преследовать евреев, то принялся писать гневные письма с проклятиями Гиммлеру и Папе Римскому. И чего бы немцам не стереть зарвавшегося попа в порошок? Так ведь тоже тронуть побоялись. Видимо, тоже испугались его окладистой бороды. В начале 1944 года Шептицкий еще приказывал униатским священникам переплавлять колокола на пушки для Великой Германии, а уже в середине года слал поздравительные телеграммы Великому Сталину, хвалил его за толерантность к религии и называл коммунизм богоугодным учением, параллельно проклиная бандеровцев. Тут бы и шлепнуть Сталину гитлеровского пособника, ну, в крайнем случае, под суд отдать, но нет, снова побоялись тронуть.

В общем, у Мельника были серьезные друзья, однако и Бандера приобрел славу за время заключения в польской тюрьме. Мельник настаивал на тесном сотрудничестве с Германией, Бандера — на опоре на свои силы. Дело кончилось, прямо как у большевиков, расколом на ОУН(б) и ОУН(м). Б — бандеровцы, а М — мельниковцы. У бандеровцев изначально был серьезный перевес и к 1943 году мельниковцы представляли собой маргинальное меньшинство.

Через неделю после нападения Германии на СССР ОУН провозгласила создание независимого украинского государства. Главой виртуального государства был назначен Ярослав Стецько — галичанин и сын священника. Немцы от такой хуцпы пришли в ярость и вызвали всех лидеров националистов на «переговоры», на которых всех их арестовали и бросили в концлагеря. Из видных деятелей на свободе остался только Шухевич, который еще до войны успел стать немецким офицером.

В немецких концлагерях погибли два брата Бандеры, которых до смерти забили поляки. В конце 1944 года немцы выпустили всех националистов, надеясь на их помощь. Действительно, в этом году произошла активизация УПА, что заметно по изменившемуся отношению со стороны советской армии, которая включила УПА в число своих «официальных врагов». Тогда как до 1944 года партизаны, участвовавшие в столкновениях с отрядами УПА, в случае пленения повстанцев чаще всего расстреливали командиров, а всех остальных отпускали по домам, выдав по затрещине.

Однако после заключения в концлагере Бандера практически отошел от дел и упустил момент, на территорию Западной Украины он так и не вернулся, а руководителем подполья ОУН и частей УПА стал Шухевич, партизанивший до 1950 года, пока не был застрелен при штурме его укрытия.

После окончания войны за Бандерой развернули охоту американцы и коммунисты, поэтому он пошел на сотрудничество с британской разведкой, которое, однако, не принесло серьезных плодов. Какое-то время он жил в Мюнхене и протянул аж до 1959 года, пока к нему наконец не подобрались. Убийство осуществил Богдан Сташинский, по легенде завербованный КГБ после того, как был задержан за безбилетный проезд. В 1957 году он убил Льва Ребета, а в 1959 — Бандеру. При этом оба раза он ушел с места преступления и не был пойман, но в 1961 году внезапно перебежал из ГДР в ФРГ и заявил немецким властям, что это он совершил убийство. Отсидел 8 лет и исчез в неизвестном направлении, есть версия, что он до сих пор жив и живет в ЮАР под вымышленным именем.

После смерти Шухевича главой УПА стал Василий Кук, который вскоре был арестован, но просидел довольно недолго, после чего покаялся, был отпущен и отрекся от движения, вдобавок написав письма заграничным ОУНовцам, чтобы те признали советскую власть. После этого он спокойно жил в СССР и умер только в 2007 году.

ОУН, начиная с 50-х годов, фактически законсервировалась и существовала только на бумаге в эмиграции. Однако к концу 80-х повеяли ветры перемен и организация вышла из спячки сначала в Канаде и США, а после падения СССР легализовалась и на Украине.

Из этой небольшой, но поучительной истории мы можем сделать вывод, что родовой чертой украинского национализма является его связь с религиозными фанатиками из местечковой греко-католической церкви. Что это означает в плане претензий галичан на всю Украину (и вообще обоснованности таких претензий) каждый пусть додумает самостоятельно.

Комментарии Написать свой комментарий
18 марта 2014 в 16:31

В целом верная статья. Есть целый ряд неточностей, но они не принципиальны. Да и сайт "Завтра" - не узкоисторический форум. Хотел бы только сразу подкорректировать в отношении братьев С.Бандеры ( в своё время я об этом писал более подробно, в т.ч. на одном из израильских сайтов, в Хайфе, больше нигде по этой теме в те годы, в самом начале ХХI века, не согласились напечатать).
"Вынужден написать два слова о братьях С.Бандеры. А то барышня с ник-неймом Olga здорово всех дезинформирует. Вот информация польского исследователя Адама Циры ("Бандеровцы в концентрационном лагере Аушвиц"). В июле 1942г.(!) в концлагерь Аушвиц были привезены братья С.Бандеры - Александр и Василий. Последний погиб в августе 1942г. от рук заключённых-поляков, отомстивших ему за "подвиги" брата Степана. В результате следствия, проведённого лагерным гестапо, были расстреляны у "стены казней" заключённые-поляки Франтишек Подгульский, Феликс Сулиговски, Вильгельм Шима, Казимеж Колодынски и арестант Юзеф Лихтенберг.
Попутно была репрессирована польская подпольная организация.
Александр же после избиений другими польскими заключёнными, которые мстили за убийство министра Бронислава Перацкого, был помещён в больничный спецблок, где и был умерщвлён в августе 1942г. по распоряжению врача СС инъекцией фенола в сердце. Большинство же бандеровцев, в т.ч. известный активист ОУН Лев Ребет, работали в привилегированных арестантских командах и были освобождены в конце 1944г. в "воспитательных целях". В то время, когда оуновцы выходили на свободу, для советских военнопленных, евреев, поляков "выход" был один - через трубу крематория.
Да и из "Консулов" (материалы Абвера, легализованные после Нюрнберга): С.Бандера и Н. Мельника, стыдно делать героев-антифашистов. Ознакомьтесь хотя бы с архивами Шульмейстера. Его вдова передала их Израилю."