Сообщество «Посольский приказ» 22:22 4 октября 2017

Искусство невозможного

эффективна ли российская внешняя политика?
4

Воинствующая русофобия, похоже, стала долгосрочным трендом Запада по отношению к нашей стране. Такого вызывающего и грубого нарушения норм международного права и достигнутых взаимных договорённостей, которое демонстрирует раздувающий русофобию Вашингтон, не было даже в худшие периоды "холодной войны". Россию обвиняют во всех грехах, вплоть до содействия сторонникам независимости Каталонии. На очереди, похоже, землетрясения и тайфуны, где тоже ищут "руку Москвы"… И вряд ли создавшуюся ситуацию изменит приезд в Москву нового посла США Джона Хантсмана, который, представляя в прошлом интересы своей страны в КНР, открыто присутствовал на акциях оппозиции, тем самым нарушая общепризнанные дипломатические нормы. Тренд весьма показательный… Советскому Союзу страны "коллективного Запада" во главе с США в своё время также приписывали все грехи, подвергая различным видам дискриминации и шантажа, но даже речи не заходило ни про обыски и закрытия наших дипломатических представительств, ни про право вето СССР в Совете Безопасности ООН. Насколько адекватно и эффективно отвечает на подобные, зачастую подчёркнуто провокационные, действия США и их союзников по отношению к нашей стране отечественная дипломатия? Как вообще выглядит российская внешняя политика в сопоставлении с советской? Об этом — беседа Александра Нагорного с Владимиром Литовым, занимавшим ответственные должности в советском государственном аппарате и хорошо знакомым с механизмом разработки и реализации внешней политики Советского Союза.

Александр НАГОРНЫЙ. На страницах газеты "Завтра" и в рамках Изборского клуба постоянно обсуждаются наиболее острые проблемы российской внешней политики, в ходе которых звучат и критические замечания в адрес тех или иных её направлений. В конце июля мы опубликовали вашу статью под названием "На холостом ходу", которая вызвала достаточно оживлённую дискуссию, поэтому к поднятым вами вопросам имеет смысл вернуться сегодня, два месяца спустя, поскольку за это время на международной арене произошло множество самых разных и весьма значимых событий, включая очередную сессию Генеральной ассамблеи ООН, выборы в Германии, референдумы в иракском Курдистане и в Каталонии. В Сирии военная победа правительственных войск над исламистскими террористами уже не подвергается сомнению. России удалось создать региональный тройственный альянс с Ираном и Турцией, благодаря которому влияние США на ход событий там сведено к минимуму. Да и отношение Запада к русофобскому режиму в Киеве начинает меняться, причём далеко не в лучшую для этого режима сторону. То есть проводимый Кремлём внешнеполитический курс реально отстаивает национальные интересы России вопреки сопротивлению, подчас довольно сильному, со стороны США и других западных держав. По крайней мере, это уже не политика ельцинского периода, когда Россия безвольно сдавала свои позиции в угоду США и их союзников по НАТО. Внешняя политика нашей страны, в отличие от внутренней, пользуется симпатиями большинства россиян, и то, что у руководителей российской дипломатии — высокие и устойчивые рейтинги поддержки, закономерное тому следствие.

Владимир ЛИТОВ. Глас народа — не всегда глас божий, примеров тому не перечесть. Высокие рейтинги быстро становятся низкими, когда за ними нет реальных достижений. Вспомните первоначальную широкую популярность Горбачева, а затем Ельцина. Что касается "устойчивости симпатий", то она вызвана в основном свойственной русскому народу традицией сплочения вокруг государственной власти в условиях внешней агрессии против России. А эта агрессия сегодня не просто налицо, но приобретает всё более опасные формы. Однако этим спасительным качеством, не раз помогавшим нам в период тяжёлых испытаний, власти злоупотреблять не стоит. Данные даже официальных социологических опросов однозначно свидетельствуют о том, что первоначальный действительно серьёзный эффект от "Крымнаш" уже не срабатывает. Ну, а по поводу "отстаивания национальных интересов" могу возразить, что в политике важно не то, что говорится, и даже не то, что делается, а как именно делается. Часто правильную идею можно скомпрометировать неправильным, точнее, некомпетентным её воплощением. В результате потенциальные "плюсы" оборачиваются реальными "минусами".

Пока ни в одном значимом для внешнеполитических позиций России вопросе прорывных и долгосрочных результатов нет. Возьмём ближнее зарубежье. Молдавия, Грузия, Украина… Везде — враждебные России режимы. Хотя были почти стопроцентные шансы не только помешать этому, но и добиться прихода к власти в этих странах дружественно настроенных по отношению к нашей стране сил. Как-никак, долгое время были вместе, в составе единого федеративного государства. Общего у нас с ними куда больше, чем, например, у США и их союзников по НАТО. Однако серьёзно этим не занимались, да и не занимаются до сих пор, ориентируясь в основном на конъюнктурные тактические выгоды, прежде всего — экономического плана. В результате появились такие проблемы — например, на той же Украине, — которые раньше нельзя было представить даже в кошмарном сне. "Евромайданное" правительство, выполняя указания своих западных кураторов, делает всё для того, чтобы превратить население Украины в антироссийских зомби, а страну — в передовой плацдарм НАТО, направленный против России.

А КНДР? Как ни относись к идеям чучхэ и к товарищу Ким Чен Ыну, но объективно это государство — союзник России, выступающий против диктата и гегемонии США. И в якобы "безрассудных" действиях Пхеньяна очевидно преобладают защитные, а не наступательные мотивы. Это же совершенно очевидно. А мы её, сами находясь под санкциями, решили по инициативе и под давлением Вашингтона поставить на колени?!

Александр НАГОРНЫЙ. Думаю, здесь налицо согласованная с Китаем позиция. Ведь Пекин всегда, со времён Корейской войны 1950-1953 годов, имел особые отношения с Пхеньяном.

Владимир ЛИТОВ. Мы тоже имели с Пхеньяном особые отношения. Китай только идёт к статусу мировой сверхдержавы и потому осторожничает, иногда сверх меры. А нам этот статус, тесно связанный с национальными интересами, достался, как говорится, по наследству от СССР. Поэтому нам подстраиваться под Китай негоже, даже в северокорейском вопросе. И здесь "прагматичная" российская дипломатия пытается решить его в привычной манере бесконечного откладывания реального решения "на потом". Впрочем, сегодня профессиональная некомпетентность — подлинная беда не только внешнеполитического ведомства, но и всего государственного аппарата, по сути, парализующая его работу. Я не разделяю взглядов Германа Грефа, одного из столпов нынешнего российского либерализма, но с его словами о том, что главной проблемой современной России является низкое качество госуправления, полностью согласен. Даже в рамках нынешней, далеко не самой лучшей — а точнее, самой худшей — модели развития можно было добиться куда большего Страна просто плохо управляется. Это в полной мере относится и к внешней политике, хотя здесь всё проявляется не так очевидно, как в экономике или социальной сфере. В целом её эффективность по сравнению с советским периодом заметно снизилась, чем, естественно, активно пользуются русофобские силы за рубежом, прежде всего в США

Александр НАГОРНЫЙ. Звучит весьма категорично, хотя в этой связи невольно вспоминается соглашение Лаврова — Керри по Сирии. Его подписанию предшествовали несколько месяцев напряжённой работы десятков экспертов и специалистов с обеих сторон, не говоря уже о круглосуточных переговорах глав внешнеполитических ведомств США и России. А продержалось это соглашение всего пару дней… Впрочем, дипломатические дефолты аналогичного рода случались и в советское время — правда, куда реже.

Владимир ЛИТОВ. Подобного не припомню, хотя достаточно продолжительное время работал в аппарате Андрея Андреевича Громыко, многолетнего министра иностранных дел СССР. У тогдашних руководителей нашего внешнеполитического ведомства никаких иллюзий относительно "честности" и "добропорядочности" западных партнёров не имелось. Мне вспоминаются здесь слова одного из последних советских лидеров Юрия Владимировича Андропова — о том, что американскому империализму надо пару раз серьёзно дать по морде, чтобы он стал считаться с интересами нашей страны. И ведь не раз так врезали, причём крепко: сначала в 1956 году в Венгрии, где была предпринята попытка государственного переворота с целью вступления этой страны в НАТО, а затем — в Чехословакии в 1968 году. Да и Карибский кризис можно в этой связи вспомнить, и Суэцкий. Когда Запад столкнулся с твёрдостью и силой, он пошёл на заключение и соблюдение боле-менее равноправных и взаимовыгодных договоров с Советским Союзом — сначала в области ядерного разоружения, а затем и в политической сфере.

Александр НАГОРНЫЙ. Но дело-то закончилось тогда горбачёвской "перестройкой", итогом которой стало уничтожение Советского Союза. И на Западе не скрывают, что хотят любой ценой уничтожить Российскую Федерацию как государство и Россию как единый целостный субъект мировой политики.

Владимир ЛИТОВ. Там много факторов сошлось, в том числе — тезис о конвергенции двух систем, который вроде бы подтверждался практикой международных отношений. И новое поколение политических лидеров, не имевшее опыта общения с западными "партнёрами", на эту удочку клюнуло. А сегодня мы видим, что без "встряски", точнее — без решительной и жёсткой защиты жизненных интересов России по всему миру, ничего хорошего не получится. В США ведь тот же Трамп, которого политические оппоненты из "команды Клинтонов" выставляют чуть ли не агентом Путина, не только подписал закон о санкциях, но и на днях ещё больше ужесточил его. А там главное, что касается нашей страны, — намеченный на январь 2018 года доклад об активах нашей "властной вертикали" за рубежом. Теперь они готовы это дело даже ускорить, видя двойственную позицию России: мы вроде бы и не сдаёмся, но и не бьём их всерьёз. Такая ситуация "ни мира, ни войны" всегда вызывает у оппонентов желание сделать следующий шаг на пути конфронтации.

Александр НАГОРНЫЙ. А вы не считаете, что, возможно, Россия тем самым контролируемо "затягивает" США в эту конфронтацию, как Барклай де Толли и Кутузов затягивали Наполеона с его "Великой армией" вглубь России во время Отечественной войны 1812 года?

Владимир ЛИТОВ. Ради чего? Какие у нас при этом цели, какая идеология за ними стоит? Нам что, нужен новый Венский конгресс, после которого Российская империя не получила ничего, кроме проблем и унизительного статуса "жандарма Европы" на сто лет вперёд?

Александр НАГОРНЫЙ. Вроде бы Путин сформулировал эту идеологию ещё в своей знаменитой Мюнхенской речи 2007 года: переход от "однополярного мира" Pax Americana к миру многополярному, от "империи доллара" — к пулу национальных и региональных валют, более справедливый порядок международных отношений с отказом от диктата США и транснациональных корпораций.

Владимир ЛИТОВ. Согласитесь, что это не идеология. Идеология — это, условно говоря, самолёт или космическая ракета, в которых использование одних законов природы позволяет преодолеть действие других законов природы — например, закона всемирного тяготения и, соответственно, притяжения Земли. Чтобы можно было полететь. А более справедливое или менее справедливое распределение тех благ, которые даёт существующая мирохозяйственная система, ничего, по большому счёту, не решит. Предлагает ли современная Россия или современный Китай новый тип мироустройства, как предлагал всему миру Советский Союз? Да ничего подобного! Стремление занять более удобное место в рамках уже существующей "кормушки", продавать нефть не по "писят", а по "сто писят" или даже самим производить из неё полимеры для 3D-принтеров — ничего общего с идеологией не имеет. Более того, любые попытки выдать нужду за добродетель никогда ни к чему позитивному не приводили, потому что приходилось на постоянной и всевозрастающей основе задействовать силовой фактор, а это всегда сужало возможности развития.

Александр НАГОРНЫЙ. Но развитие не идёт прямо, а всегда по спирали, через кризисы, иногда через войны. Не вмешайся мы в Сирии своими воздушно-космическими и военно-морскими силами, силами специальных операций и так далее — та же нефть сегодня наверняка стоила бы не 56, а меньше 40 долларов за баррель, у России были бы гигантские проблемы с бюджетом, а следовательно — с социально-политической стабильностью внутри страны.

Владимир ЛИТОВ. Тут у нас с вами никаких разногласий нет. Вмешиваться нужно, но, как говорил ещё Ленин, более решительно и энергично. Тут нельзя излишне осторожничать или, напротив, проявлять неуместную активность. А это возможно только с учётом более широкой перспективы, а не проблем правительства с "наполняемостью" бюджета или прибыльности работы Роснефти, Газпрома и Росвооружения с Роскосмосом. У нас внутри страны — странная суперпозиция компрадорского олигархического капитализма с остатками социалистической инфраструктуры. Которая существует и функционирует исключительно благодаря богатейшим природным ресурсам российских недр, которые, согласно Конституции 1993 года, непонятно чьи. Я процитирую статью действующего Основного закона, это статья 9:

"1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности".

Для сравнения приведу статью 11 из Конституции СССР 1977 года: "Государственная собственность — общее достояние всего советского народа, основная форма социалистической собственности. В исключительной собственности государства находятся: земля, её недра, воды, леса. Государству принадлежат основные средства производства в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве, средства транспорта и связи, банки, имущество организованных государством торговых, коммунальных и иных предприятий, основной городской жилищный фонд, а также другое имущество, необходимое для осуществления задач государства". Думаю, комментарии излишни.

Вот где — реальная бомба, которая заложена в самый фундамент нашей государственности и может рвануть в любой момент, причём изменить эту конституционную, подчеркну, норму, вряд ли удастся. Ничего подобного нет ни в одной суверенной стране мира — и быть не может. Мы это предлагаем остальному миру, который задыхается от нехватки ресурсов и пригодных для жизни территорий? А потом удивляемся, что наш суверенитет в этом отношении ставится под сомнение "коллективным Западом" и транснациональными корпорациями?

Александр НАГОРНЫЙ. Дипломатия — искусство возможного, а возможности любого государства и общества определяются его совокупной силой. Не отдельно военной или экономической, или идеологической силой как таковыми, а комплексом всех взаимодействий внутри самой системы и с внешними по отношению к ней системами. И здесь, полагаю, наша страна ещё далека от оптимальных кондиций, но уже, по крайней мере, осознаёт, в какую сторону ей стоит двигаться, а в какую — нет. Будем надеяться, что это движение не остановится и не прервётся под влиянием каких-то негативных воздействий извне и изнутри.

 

Cообщество
«Посольский приказ»
0 1 6 675
Cообщество
«Посольский приказ»
20 0 17 112
2 октября 2017
Cообщество
«Посольский приказ»
5 1 33 656

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
5 октября 2017 в 01:29

Хотя бы в таком "толерантно-дискуссионном" диалоге донесена настоящая позиция газеты "Завтра" к действующему протекторальному режиму.
Спасибо!
Отмечу в качестве примера следующий абзац (а такие они все):

"Пока ни в одном значимом для внешнеполитических позиций России вопросе прорывных и долгосрочных результатов нет. Возьмём ближнее зарубежье. Молдавия, Грузия, Украина… Везде — враждебные России режимы. Хотя были почти стопроцентные шансы не только помешать этому, но и добиться прихода к власти в этих странах дружественно настроенных по отношению к нашей стране сил. Как-никак, долгое время были вместе, в составе единого федеративного государства. Общего у нас с ними куда больше, чем, например, у США и их союзников по НАТО. Однако серьёзно этим не занимались, да и не занимаются до сих пор..."

И что "мюнхенская речь" - это не идеология, а надутый пропагандистский пузырь, - тоже правильно сказано!

5 октября 2017 в 09:53

У страны со слабой экономикой не может быть сильная внешняя политика. Поэтому заголовок "искусство НЕвозможного" буквально бьёт в точку. В том смысле,что внешнеполитический курс Россией,курируемый государем Путиным,считается всё-таки куда более успешным,чем внутрихозяйственный.

Но этот "удачный" дисбаланс долго держаться не может. Даже если есть какие-то тайные договорённости. С дружественной для России стороной. И тогда горячая фаза войны может стать недалёкой реальностью.

Тем более,что глобальные кризисы разрешались в последнее время мировыми войнами. Тогда концы с концами,хотя бы формально,сходятся. И российский булат,будет последней гарантией на выживание.

5 октября 2017 в 18:49

Саша! Почти что конгениально.

Но везде то хорошо не бывает.

Экономика слабая? А мост то какой строЮт!

5 октября 2017 в 18:50

Не надеяться, а действовать определённым образом,
а то можно и пронадеяться.