Авторский блог Александр Проханов 00:00 29 января 2015

Иранский лев

Идёт война, борьба между мышлениями: нашим и их. Жизнь показывает, что в этой войне, именно в смысловом сражении, мы побеждаем. Ведь американцы, когда действовали против нас, для своих атак использовали все мировые ресурсы. Тем не менее, никакого массового народного движения против нас они не смогли сформировать. И руководители Исламской Республики Иран, несмотря на интенсивную информационную атаку со стороны Запада, являются самыми популярными и уважаемыми в мусульманских государствах деятелями.
5

Александр ПРОХАНОВ. Господин президент, размышляя о нашей прошлой беседе, я подумал, что большинство политиков говорят о технологии власти, а вы говорили о религиозно-философских мотивациях власти. Для меня это откровение.

Махмуд АХМАДИНЕЖАД. Во имя Аллаха милостивого и милосердного. Большинство политиков, господин Проханов, вынуждены заниматься технологиями, инженерией власти. Но этого недостаточно.

Александр ПРОХАНОВ. Самый большой инженер — это Аллах. Сегодня позвольте задать вам несколько практических вопросов. В то время, когда мир ждал нападения Израиля на Иран, когда Израиль грозил бомбардировками ядерных объектов Ирана, когда полагали, что в случае, если произойдет нападение на Иран, это — начало большой, может быть, и мировой войны, была ли такая вероятность реальной? Или это пропагандистские мифы, война нервов? И это был лишь большой израильский блеф?

Махмуд АХМАДИНЕЖАД. Мы, естественно, серьезно относились к этим угрозам, однако их практическое воплощение считали не столь вероятным. Мы знали, что на нас мечтают напасть, чтобы бороться против революционных, прогрессивных идей, исходивших из Ирана. У американской цивилизации никаких других средств для своего самосохранения, кроме оружия, бомб, нет. Потому они и не стремятся развивать духовное в человечестве, а просто хотят навязывать свои идеи любыми средствами.

Да, они мечтали и мечтают военными действиями уничтожить Иран. Но два обстоятельства не позволяют этого сделать. Во-первых, они боятся ответных ударов Ирана. Возможно, кто-то и начнет войну. А закончить её он не всегда в состоянии, потому что окончание войны зависит не только от него. Иранцы способны отражать атаки, реагировать на угрозы и в краткосрочной, и в долгосрочной перспективе. В регионе есть и другие факторы, которые сразу начнут действовать в случае развязывания войны, нападения на нас.

Второе их затруднение — это реакция народов региона. Нападающие не смогут обосновать своё нападение и подготовить людей к таким атакам как к действиям неизбежным и приемлемым.

Вообще, идёт война, борьба между мышлениями: нашим и их. Жизнь показывает, что в этой войне, именно в смысловом сражении, мы побеждаем. Ведь американцы, когда действовали против нас, для своих атак использовали все мировые ресурсы. Тем не менее, никакого массового народного движения против нас они не смогли сформировать. И руководители Исламской Республики Иран, несмотря на интенсивную информационную атаку со стороны Запада, являются самыми популярными и уважаемыми в мусульманских государствах деятелями.

Наши противники не смогли организовать народную силу, которая пошла бы на нас. Такой атаки не произошло. Но если они почувствуют, что Иран слаб, возможно, нападение состоится. Но вероятность ослабления Ирана низка.

Александр ПРОХАНОВ. А если бы произошла такая атака, Хезболла выступила бы на стороне Ирана в Южном Ливане?

Махмуд АХМАДИНЕЖАД. Я полагаю, многие включились бы в эту войну, в том числе страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Даже в Китае есть народные силы, поддерживающие нас. Современная война не ограничивается парой ракет. Ведь настоящая война — это продолжение, ход войны. Возможно, они начнут. Но не в состоянии будут закончить. Так что это большой риск — начинать войну против Ирана.

Александр ПРОХАНОВ. Думаю, когда американцы выступают против ядерной программы Ирана, они выступают прежде всего против иранской модели, которую вы предлагаете человечеству. И в сознании американских и израильских политиков причудливо переплелись представления об иранской ядерной программе и иранской модели. В этой связи — насколько правдивы сведения о том, что Израиль и, по-видимому, США, осуществляли террористические акты против ваших ученых-ядерщиков? Где не помогают санкции, может быть, помогает снайперская винтовка?

Махмуд АХМАДИНЕЖАД. Это так. Это действительно так. Такими методами пользуются. Но несколькими террористическими актами нельзя добиться, чтобы народ сдал свои позиции. Если бы они имели дело с какой-нибудь отдельной партией или определенной группой, то их задача была бы легче. Но они имеют дело с целым народом. Им противостоит целый народ. И даже не один народ, а многие. Потому что многие народы думают, что дискриминация, которой подвергается Иран, ожидает и их. Но нет силы, которая могла бы противостоять всем народам.

Александр ПРОХАНОВ. Однако были случаи нападения на иранских физиков?

Махмуд АХМАДИНЕЖАД. Да. Причем, нападения вероятны и впредь. К сожалению, нападающие получают сведения через МАГАТЭ. МАГАТЭ настаивает на том, чтобы иметь полную информацию о наших ядерщиках. А мы знаем, насколько сильно влияние американцев и израильтян в МАГАТЭ. Но не думаю, что американцы, западники с риском для себя начнут какую-то войну в пользу Израиля. Исторический период существования Израиля уже истек. Это можно сравнить с почкой, которую пересаживают человеку, а она не приживается. В нашем регионе Израиль не прижился. Одно время Запад обеспечивал свои интересы, развязывая войны. Были периоды, когда угрозы действовали. Сейчас эти методы не действенны. И обратный отчёт исчезновения Израиля начался. Потому что Израиль, который может угрожать, но не может напасть, зачем вообще нужен Западу? Он же был создан именно для этих целей. А если он не в состоянии выполнять свои агрессивные функции, то начинают доминировать его внутренние проблемы. Например, нужно проводить дорогостоящие выборы, обеспечивать благосостояние народа. Но ведь все эти расходы покрывает Америка. И спрашивается, какие основания у нормального человека на Западе нести такие расходы? Там ради 10 долларов убивают человека. А с какой стати платить по счетам, которые не приносят никакой прибыли и даже не дают простого возврата вложенных средств? Потому, когда Киссинджер говорит, что в последующие десять лет Израиль исчезнет, это информация, а не прогноз. Историческая миссия Израиля исчерпана. И вряд ли западные государства станут воевать ради оживления человека, у которого идёт процесс отмирания.

Александр ПРОХАНОВ. Они не будут воевать?

Махмуд АХМАДИНЕЖАД. Нет. Западные страны не развяжут войну. Но, возможно, они воспользуются другими способами, чтобы мучить людей, приносить им страдания. Не исключено, что процессы, которые сейчас происходят в секторе Газа, в Ливане, завтра начнутся в других местах нашего региона. Но эти процессы не приобретут мирового характера. У Запада нет средств, чтобы эту угрозу сделать всеобъемлющей.

Однако мы знаем, что за спиной американцев кроются сионисты. И война сионистов против человечества будет продолжаться.

Александр ПРОХАНОВ. Несколько лет назад в Каире на берегу ночного Нила я сидел с представителями "Братьев мусульман". Они уже практически пришли к власти. И я почувствовал их внутреннюю неуверенность, их незнание, что им сулит власть. Мне кажется, что они брали власть с дрожащими руками.

Проигрыш "Братьев мусульман" в Египте, на мой взгляд — это большая трагедия для всего исламского мира. Удивляет, почему у них не нашлось правильных советников и помощников, в частности, из Ирана. Ведь второй такой шанс "Братьям мусульманам" и, может быть, всему исламскому миру, не представится. Здесь история сделала завиток и пошла как бы вспять. Почему они так бездарно проиграли?

Махмуд АХМАДИНЕЖАД. Этот вопрос надо, конечно, анализировать. Но сейчас в Египте правящая группа — тоже мусульмане. Какая разница между политикой "Братьев мусульман" и нынешними руководителями? Те были просто более религиозными. В то время, как египетский народ — не фанатичные мусульмане. Фанатизм определенных групп никогда не побеждает во всём обществе. А в Египте и христиане есть.

Победа "Братьев мусульман" не была событием, которое поддержал весь народ Египта. Население Египта — 80 миллионов человек, в самом Каире более 16 миллионов. Некоторые из моих друзей видели всё своими глазами. На площади Тахрир было не более 250 тысяч человек, больше на эту площадь попросту не вмещается. И в то время, когда на площади Тахрир были шум и крики, остальное население жило своей спокойной жизнью. Если бы это было всенародное движение, тогда из 16 миллионов населения Каира как минимум 3-4 миллиона должны были собраться на площади.

У "Братьев мусульман" были и тактические ошибки, в частности, у них не было точной информации — кто друг, а кто враг. Не было даже четкой стратегии: они не знали, что надо делать. Не было ясного представления о своей стране и о положении в мире. Они очень поздно поняли, что надо исправить. И с самого начала "Братья мусульмане" действовали противоречиво. Вы правильно сказали, что они дрожащими руками брали власть.

В Каире я долго говорил с господином Мурси. Он сказал: мы изменим тактику. Но было поздно: оппозиция уже собралась на площади. У военных в Египте очень сильные позиции, крепкие корни в египетском обществе, они популярны в народе. Так что без изменения мышления очень трудно проводить новую политику в Египте. Мы предполагали, что возможность военного переворота там вероятна. И я в Тегеране обратил внимание господина Мурси на это. Но все-таки это произошло.

Мы не считаем, что это поражение мусульман, поражение ислама. Ни в коем случае! Потому что ислам не в этом заключается. Потерпела поражение определенная группа, к власти пришла другая.

Американцы способствовали и уходу Мубарака, и приходу Мурси. Звонит Мубараку Обама и говорит: "Уходи". А потом тот же Обама звонит и говорит: и Мурси должен уйти.

Александр ПРОХАНОВ. Меня и многих близких мне людей тревожит возможность использования американцами уникальных технологий, связанных с "цветными революциями". Эти технологии ставят цели и достигают их, уничтожая режимы и государственные субъекты практически без применения оружия. С помощью этих дьявольских технологий был разрушен могущественный Советский Союз. С помощью этих технологий недавно совершен государственный переворот на Украине. Какая вероятность того, что американцы не используют эти технологии против Ирана? И есть ли у Ирана та политическая культура, которая позволила бы нейтрализовать эти дьявольские технологии?

Махмуд АХМАДИНЕЖАД. Американцы это сделают обязательно. С какой стати они не применят то, что им выгодно и работает? Если они в состоянии нанести удар по Ирану, по России, по Китаю, по Индии, почему они воздержатся? Они считают нас препятствиями, противниками, потому что не терпят никого, кроме самих себя, никакой силы не признают. Это дарвиновская мысль: чтобы существовать, надо уничтожать. Естественный отбор. Американцы как раз по такому принципу и действуют.

Что касается информационных технологий и соцсетей, мы никак не можем перекрыть им дорогу. Но как все-таки противодействовать, как защищаться? Самая эффективная защита — это атака, нападение.

Мы должны совершенствовать свою цивилизацию, подниматься на ещё более высокий уровень. И мы этим сейчас занимаемся. Но в чём наш запас прочности, на что нам надо опираться? У нас только культурный, интеллектуальный запас. Только!

И если эффективно использовать благополучные факторы в каком-то сражении, сражение можно выиграть. Если неправильно использовать, возможен и крах, и поражение. Во многом это зависит от руководства, от управления. Если руководитель своевременно действует, внимательно изучает вопросы и обдумывает, победа возможна. Если руководитель несвоевременно и необъективно оценивает свои сильные и слабые стороны, не обдумывает, не изучает, тогда возможно поражение.

Но если наши оппоненты захотят изменить международную политику Ирана и повернуть в другую сторону, они не смогут этого сделать. Сама история научила иранцев, каким образом противостоять мировому нападению, как выстоять.

Максимум, на что способны наши противники — это изменение некоторых сторон внутренней политики Ирана. А на основы внешней политики Ирана они не смогут повлиять. К тому же иранский народ очень гибкий, приспосабливается к меняющимся обстоятельствам, степень маневрирования у него большая.

Александр ПРОХАНОВ. Политика, что бы кто ни говорил, персонифицирована, политика несет на себе черты первых лиц, осуществляющих эту политику. Политика Ирана за время вашего правления была окрашена вашим темпераментом, вашими предпочтениями, вашей страстью и вашим мировоззрением. Вы общались с другими первыми лицами по разным направлениям. Были и психологические контакты: психологического противоборства или, наоборот, психологической конвергенции. А что такое современный европейский политик крупного масштаба? Что такое современный китайский политик? Русские политики? Какие психологические черты отличают их друг от друга?

Махмуд АХМАДИНЕЖАД. Может быть, ещё не пришло время истолковать беседы с отдельными личностями. Но о чём-то можно сказать. Какой политик, какой руководитель может представлять культурное богатство и национальную власть своей страны? Тот, который исходит из народа и представляет народную волю. Но большинство руководителей имеют две основные проблемы. Во-первых, это сила управления и решимость в противостоянии трудностям. И второе — популярность среди народа. В Европе я практически никого не встречал, кто бы решил эти проблемы: вёл бы самостоятельную политику и был бы популярен именно среди людей.

Только Владимир Путин защищает российское, русское самосознание и может произвести коренные изменения. Он смог спасти Россию. Потому что Россия при прежнем руководителе была на стадии разрушения. Конечно, сыграло роль и то, что российский народ очень стойкий, волевой. Однако народ нуждается в человеке, который является представителем его воли.

В Европе такой личности нет. Политики там больше являются представителями денег, представителями соцсетей, кланов, партий. Но среди народа они не популярны. У них даже нет смелости общаться с простым народом.

В Соединенных Штатах Америки господин Обама в первом сроке своего президентства отчасти представлял народную волю. Народ действительно хотел изменений в обществе. Как "архитекторы" американской жизни пришли к решению выдвинуть господина Обаму, — это другой вопрос. Но американский народ действительно хотел изменений и дал господину Обаме возможность их осуществить. Но тот не воспользовался этой возможностью — возможностью опираться на народную поддержку. А опирался на сионистское лобби, на сионистскую силу.

Скоро у него срок закончится. Но он не оставил исторической, долговечной памяти.

Опираясь на народную помощь, он мог бы системно изменять американское общество или хотя бы начать системную трансформацию. Но он сдал свои позиции. Он только дал палку в руки сионистов, чтобы они били других, говорили, что чернокожий президент не в состоянии управлять американским обществом. И сионисты, пока окончательно не дискредитируют, не сломят его, не отстанут. Они извратили его принципы.

Какую роль играет Обама во всем мире сейчас, и сама Америка — кто и что? Положительного следа Обама о себе в истории не оставляет. В то время, как он мог бы обрести мировую репутацию.

Очень мало по-настоящему сильных политиков, поддерживаемых народом. В Латинской Америке некоторые руководители вышли из народа. Но чтобы повлиять на мировую ситуацию, привести к глобальным изменениям, они не имеют международного влияния. Сейчас в Венесуэле, Боливии, на Кубе, в Аргентине, Перу, Эквадоре хорошие руководители — они создали тесное сообщество. Но американское давление на них велико. И то, что они до сих пор действуют — уже большое дело. Их деяния могут повлиять в будущем на международное положение. Это народные руководители, и они крепко стоят на ногах. Есть и в других государствах сильные руководители.

Александр ПРОХАНОВ. Китай?

Махмуд АХМАДИНЕЖАД. У него отдельный счет, у Китая. Они стоят особняком. Управлять полуторамиллиардным населением — это великое дело. Совсем другой способ правления у них. И коллектив, который управляет Китаем, хорошо действует.

Неоднократно я говорил, если к нам будет проявлено уважение, если будет справедливое отношение, если признается наше право жить в нашей стране по нашим принципам, у нас никакого противоборства ни с кем не будет.

Если возвращаться к прошлому и подумать — нельзя ли было бы мудрее действовать, конечно, можно было действовать и мудрее в некоторых вопросах. Я признаю некоторые свои просчёты. Но признание ошибок — это знак самосовершенствования человека. Если думать, что абсолютно все делаешь правильно, не будет дальнейшего развития, прогресса.

В отношении Америки я считаю, что наши действия были правильными. А в отношении наших восточных друзей — это обсуждаемый вопрос.

С приходом господина Обамы мы сказали, что если наметятся коренные изменения в наших отношениях, мы только поприветствуем это. Если впервые за тридцать с лишним лет президент Ирана поздравил его, это хорошая возможность пойти на сближение. Но они не использовали эту возможность. А написать ему приветственное письмо — дорого мне здесь стоило.

Но это была публичная дипломатия, разговор с американским обществом. Нам удалось склонить мнение американской публики на нашу сторону, удалось показать, что в американской политике народ никакой роли не играет, и американская политика по отношению к Ирану — это неправильная политика. Мы вели откровенный разговор с отдельными группами Америки и сказали, что мы против политики американского правительства. Антиколонизаторская политика Ирана исходит из иранской истории. Естественно, борьба против беспрерывной колониальной американской политики — это работа системная, она требует времени, это не разовое противостояние. Но надо сравнить, где мы находились 20 лет тому назад, и где сейчас.

Однако связь между Ираном и другими государствами не говорит о том, что мы сторонники их действий, если те противозаконны. Мы взаимодействуем со многими европейскими государствами, но не поддерживаем их несправедливую политику.

Был большой шум в мире по поводу конференции по Холокосту. Но проведение такой конференции было инициативой народа, а не руководителей Ирана.

Американские евреи приезжают сюда, встречаются со мной, мы общаемся. Но поднимать вопрос о Холокосте нужно. Ведь на основе Холокоста уже оккупирована Палестина. Многие европейские народы платят налоги, чтобы выплачивать ущерб. Происходят войны, кровопролитие, нападения. И чтобы урегулировать этот давний вопрос, надо изучать его корни. Эти вопросы нужно освещать, раскрыть колонизаторскую политику, которая касается всего человечества.

Американцы устраивают провокации мирового масштаба. Возьмите "цветные революции", которые они проводят. Они создают сцену, разыгрывают на этой сцене комбинацию, и эту комбинацию лжи распространяют по всему миру.

Но использовать Иран против других стран — особенно дружественных нам — они никогда не смогут. Народ не позволит этого.

К сожалению, в мире ощущается недостаток информации об Иране. Да и у России такая проблема существует. Но никто в современном мире не может сказать, что у него нет никаких проблем и он может спокойно спать. Для реализации правильных, благих инициатив, нужно и правильное руководство. Но народ и правительство — как футбольная команда: один тренер делает команду чемпионом мира, а другой тренер может эту же команду привести к поражению. Но если у этой команды крепкая основа, она пройдет свой путь и останется на высоком уровне.

Идёт сражение. Сражение за обретение человеческого достоинства. Сражение за исправление, изменение мироустройства. Экономический порядок нужно реформировать. Опыт говорит, что это категория мечты, о которой стоит помечтать, и она исполнится. Американцы, например, никогда не отменят диктатуру доллара.

Однако, если не прилагать усилия, успеха не будет. Надо, несмотря ни на что, стараться добиваться цели.

Александр ПРОХАНОВ. Я хочу поблагодарить вас, господин президент, за удивительные встречи. Надеюсь на них и впредь. Я чувствую себя в долгу у вас и воспользуюсь вашей откровенностью только на пользу Ирану и вам лично. Быть может, если не будет Третьей мировой войны, мы встретимся летом в Москве. А если она будет, то чуть позже, в Вашингтоне.

Махмуд АХМАДИНЕЖАД. Если будет Третья мировая война, приезжайте в Иран, мы будем в вашем распоряжении.

Александр ПРОХАНОВ. Я думаю, что вы уже и теперь в моем распоряжении.

Махмуд АХМАДИНЕЖАД. Дай Бог, что никакой войны не будет. Дай Бог, что американцы не пойдут на этот шаг, не изыщут возможностей для развязывания войны. А поскольку они всегда изнутри разрушают государства, вмешиваясь в их внутренние вопросы, нужно обращать внимание на внутреннюю ситуацию. Надо более серьезно этим заниматься. Иначе, видите, что на Украине произошло.

Но ваши мысли, ваше мышление, господин Проханов, не позволят, чтобы началась Третья мировая война.

Александр ПРОХАНОВ. Я с вами согласен, потому что интеллект и молитва сильнее автомата.

На фото: Интерьер мечети Джамкаран (Кум)

 

55 3 6 925
4 октября 2017
12 1 27 498
9 октября 2017
41 0 4 837

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой