Игра в ящик
Авторский блог Людмила Лаврова 00:00 24 декабря 2015

Игра в ящик

В сериале "Метод" цинично паразитируют на извращениях больного сознания, профанируя сложнейшие проблемы из компетенции криминальной психологии и психиатрии. Зато от серии к серии изобретательно впрыскивая в умы зрителя яд чудовищных злодеяний, смакуя натуралистические подробности. Здесь безлюбый мир несётся в адскую бездну со страшной скоростью, мир — игрушка, которую особи разных полов бездумно ломают, опьянённые возможностями творцов, но души творцов не имеющие. Здесь маньяки плодят жертв, а жертвы — маньяков. Здесь множество трупов, "мяса", ужаса предсмертной судороги… Однако нет самой малости: того таинственного "чуть-чуть", превращающего жабу в розу, — подлинной человеческой боли. Хотя, кажется, страданиями, переполнен весь сериал.
0

Допустив на мгновение, что все эти конвейерной сборки сериалы и фильмы о современной жизни, заполонившие экран в уходящем году, действительно про нас, впадаешь в состояние безнадежной депрессии и задаешься естественным вопросом: если российское общество в большинстве своем таково, на кого же тогда рассчитаны разнообразные жаркие телевизионные дебаты, затрагивающие непростые вопросы геополитики, духовного состояния социума, целей и смыслов развивающихся на наших глазах политических и мировоззренческих битв? Для кого демонстрируется серьезная историко-культурная и социальная документалистика последнего времени? Взять ту же премьеру ленты В. Соловьева и С. Медведевой "Миропорядок", приближающая к тайнам мировой политики, побуждающая к размышлениям о возможных путях в будущее нашей страны и мира в целом, где поверх суеты повседневности удалось ухватить оголенный нерв нынешних исторических сдвигов. Разве всё это заинтересует публику, подобную одномерным персонажам "Измен", "Влюбленных женщин", "Озабоченных" или "Заезжего молодца" (километрами можно перечислять)? Создается полное впечатление, что телевизионщики по своему разумению сознательно "поделили" аудиторию на "планктон", "схавающий" любое примитивное зрелище, лишь бы "со слезой" да "погорячее", и усердно взращивают, увеличивают его количество, запуская всё новые и новые "выжимки" из остатков "вечных" любовных и детективных историй. И на так называемых "интеллектуалов" ("креаклов), "городских пижонов", по определению Первого канала, носителей нового буржуазного сознания. Правда, столь же приземленного и одномерного.

В ожидании, когда "обнаглевшая власть", по выражению блогера "Эха Москвы", позволит этим посетителям кафе "Жан-Жак" "есть турецкие фрукты, французские сыры и испанский хамон", они поглощают предельно упрощенные комиксы из советского прошлого (вроде "Фарцы") или ловко скроенные "страшилки", в сущности, абсолютно пустые, но с претензией на некую "философию", наподобие "Метода" (реж. Ю. Быков, продюсеры А. Цекало, К. Эрнст). С "планктоном" не церемонятся, предлагая, к примеру, на России 1 "Ночную фиалку" (реж. В. Держицкая, сцен. Ю. Предыбайло), где опущены до уровня "ниже плинтуса" романтическая коллизия и накал чувств "Травиаты" (классической "Дамы с камелиями"). Даже гениальная музыка Верди, сопровождающая события в фильме, не спасает, а лишь подчеркивает фальшь и убожество этого "кинопродукта". Иные зрелища уготованы для "пижонов". В упомянутом "Методе" на Первом авторы цинично паразитируют на извращениях больного сознания, профанируя сложнейшие проблемы из компетенции криминальной психологии и психиатрии. Зато от серии к серии изобретательно впрыскивая в умы зрителя яд чудовищных злодеяний, смакуя натуралистические подробности. Здесь безлюбый мир несётся в адскую бездну со страшной скоростью, мир — игрушка, которую особи разных полов бездумно ломают, опьянённые возможностями творцов, но души творцов не имеющие. Здесь маньяки плодят жертв, а жертвы — маньяков. Здесь множество трупов, "мяса", ужаса предсмертной судороги… Однако нет самой малости: того таинственного "чуть-чуть", превращающего жабу в розу, — подлинной человеческой боли. Хотя, кажется, страданиями, переполнен весь сериал. Обманка! Мрачные перверсии "Метода" придуманы для коммерческого использования, для поднятия рейтинга, для провокации темных страстей. Поэтому не удивляет, что создатели картины сами с легкостью перешли черту в морально-этическом плане. О поругании святости подвига говорить не хочется, таких категорий для них не существует. Речь о том, что в одной из серий были использованы фотографии замученной и казненной Зои Космодемьянской, которые навязчиво показывает детям учительница "тоталитарного" типа, она же — мать будущего маньяка. По замыслу, эти фото, вкупе с мамашей-диктатором, травмировали психику ребенка настолько, что он стал серийным убийцей… Впрочем, о чем я? Послушайте сами образец диалога: "— Тебе понравилось? — спрашивает главный маньяк сериала, следователь Меглин, свою молодую напарницу после того, как та выкалывает ручкой глаза напавшему на нее другому маньяку. — В глубине души, да… — отвечает она. И он продолжает: — Как это было? — Это было как секс, только круче…" Можно поздравить продюсера "Метода", гендиректора Первого канала К. Эрнста с многофункциональным талантом: велик его размах от организации патриотического действа, церемонии открытия сочинской Олимпиады, до поддержки и трансляции на многомиллионную аудиторию демонов доморощенного "Декстера". Но куда американцам — наш круче… Жаль хорошего актера К. Хабенского, сыгравшего Меглина, теперь этот жуткий образ не отлепить… Но, по-видимому, есть мотивации посильнее сбережения творческого и профессионального реноме. Взялся же рекламировать деньги, много денег, другой талантливый артист В. Машков.

Все это исчезает, как страшное наваждение, морок бездарности и порока, идущих рука об руку, едва погружаешься в стихию высокого искусства. Канал Культура предоставил такую редкую возможность на минувшей неделе. К юбилею замечательного режиссера Петра Фоменко там показали четырехсерийный фильм "На всю оставшуюся жизнь" (сцен. Б. Вахтин, оператор В. Бабенков, комп. В. Баснер, 1975 г.) по повести В. Пановой "Спутники". Эта драматическая сага о фронтовом санитарном поезде, называемом "поездом милосердия", потрясает не трюками, не батальными сценами, а предельной искренностью происходящего, в ней каждая роль — событие, и каждое слово, жест неслучайны. Достаточно видеть глаза комиссара поезда (А. Эйбоженко), когда он читает письмо начальнику поезда, доктору Данилову (Э. Романов) о гибели его жены и дочери под бомбежкой в блокадном Ленинграде, чтобы все понять о величии того времени. И устыдиться сегодняшнему…

Загрузка...

26 июня 2019
7
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой