И вновь о феврале 1917 года
Авторский блог Валентина Корзунова 16:44 7 марта 2017

И вновь о феврале 1917 года

Взгляд с "белой" стороны
10

Вот-вот мы отметим столетие первого этапа великой революции 1917 года. За это время были написаны тысячи книг, сняты тысячи фильмов, посвященных тем эпохальным событиям. Казалось бы, что ещё можно добавить к пониманию революций 17-го года? Однако, вглядываясь пристально в существующие сценарии, ловишь себя на мысли, что уж слишком схематичные картины получаются, которые никак не в состоянии полноценно обрисовать события того времени.

По сути, сегодня существует три версии развития революции 1917 года.

Первая – советская. Согласно ей, царская Россия была довольно мрачным государственным образованием, которое подавляло основную массу населения, благодаря чему лишь немногие избранные могли жить полноценно. Именно поэтому Российская социал-демократическая рабочая партия большевиков во главе с её лидером Владимиром Лениным решила взять власть в свои руки, в результате чего произошла Великая Октябрьская социалистическая революция. Про февральский переворот здесь упомянуто лишь вскользь, как о чём-то несущественном и неважном. А последовавшая затем гражданская война явилась результатом нежелания царских белых генералов и их приспешников отдавать власть в руки рабочих и крестьян. Что белая армия была монархической, мы все помним ещё с детства из старой песни:

Белая армия, чёрный барон,

Снова готовят  нам царский трон.

Но от тайги  до британских морей

Красная армия всех сильней!

Второй сценарий революции 1917-го – современно либеральный. Его суть в следующем: прекрасно жила и развивалась царская империя, богата и добра она была, пока вдруг в феврале 1917-го не случилась какая-то непонятная заварушка, в результате чего кто-то сверг царя. А в октябре власть окончательно взяли в руки злобные большевики, которые разрушили всю экономику, культуру, затопили Россию в крови, уничтожили православную веру и растеряли половину территорий.

Третий вариант в целом мало отличается от второго, за одним исключением – здесь чуть поподробнее идёт речь о февральской революции, наконец-то её признают, но сводят чуть ли не к тому, что она была результатом помощи императору Николаю Второму перейти на более современное демократическое правление со стороны прогрессивных сил интеллигенции. И всё бы ей удалось, жили бы получше, чем в Европе, если бы опять не злобные большевики, которые свергли добродушное Временное правительство.

Все три версии, увы, объединяет одно – серьёзная подтасовка фактов и прямая ложь. Впрочем, на мой взгляд, хоть к советским историкам и немало претензий, всё же их версия была наиболее близка к реальному положению дел. Зря они только февралистов низвели на уровень незначительный, чуть ли не анекдотичный (вспомним хотя бы побег Керенского в женском платье).

Рискну представить своё видение тех событий, а с учётом того, что большинство из нас наиболее плотно знакомо с советской версией той поры, то опираться стану исключительно на антисоветские источники.

НАКАНУНЕ

Итак, тезис первый – накануне революций 1917 года Россия переживала небывалый промышленный подъем, в сельском хозяйстве всё было настолько в порядке, что Российская империя кормила пол-Европы. Жизнь населения была если не вполне счастливой, то довольно безбедной.

Однако один из инициаторов создания монархической организации «Всероссийский национальный союз» Михаил Меньшиков писал в 1909 году: «С каждым годом армия русская становится всё более хворой и физически неспособной... Из трёх парней трудно выбрать одного, вполне годного для службы... Плохое питание в деревне, бродячая жизнь на заработках, ранние браки, требующие усиленного труда в почти юношеском возрасте, — вот причины физического истощения... Сказать страшно, какие лишения до службы претерпевает иногда новобранец. Около 40 процентов новобранцев почти в первый раз ели мясо по поступлении на военную службу».

По статистике умирало 43 процента детей в возрасте до трёх лет. Как писал эмигрировавший в 20-х годах на Запад великий философ Питирим Сорокин, на одного врача приходилось по 30 тысяч населения, и не в городах - в сельской местности. То есть, по сути, доступность врача была нулевой.

В довершение ко всему Первая мировая война окончательно оголила деревни, забрав из семей самую работоспособную часть крестьян. Недаром были массовыми хлебные бунты, крестьянские волнения.

Известный белый генерал Антон Деникин писал в «Очерках русской смуты»: «Безудержная вакханалия, какой-то садизм власти, который проявляют сменяющиеся один за другим правители распутинского назначения, к началу семнадцатого года привели к тому, что в государстве не было ни одной политической партии, ни одного сословия, ни одного класса, на которое могло бы опереться царское правительство. Врагом народа его считали все. Пуришкевичи и Чхеидзе, объединенное дворянство и рабочие группы, великие князья и сколь-нибудь образованные солдаты».

В «Пути русского офицера» Деникин дополнял: «Гражданскую войну и ее исход нельзя понять, не вдумавшись в состояние русского общества накануне первой мировой войны и революции. Основной чертой этого общества был раскол на три части. Это были: традиционная власть и консервативные элементы, ее поддерживавшие; общественность, в свою очередь расколотая между либеральными и многообразными социалистическими течениями, и народ, который уже утратил беззаветную преданность трону, но лишь в малой мере воспринял идеологии и программы общественности».

В «Дневниках» Михаила Пришвина, выпущенных в свет только в нынешнее время, довольно подробно говорится о волнениях в деревне, о том, как крестьяне жгут усадьбы, отбирают имущество помещиков, и это – важно – в то время, когда большевистская партия была еще в младенческом состоянии.  В феврале 1917 года её общий состав насчитывал всего 24 тысячи членов!

И на этом фоне обнищания страны – дикое, безграничное взяточничество. Всем интересующимся историей нашей страны я рекомендую почитать книгу Ивана Кулаева «Под счастливой звездой». Она интересна, с одной стороны тем, что написал её русский промышленник-миллионщик, в деталях знающий капиталистические реалии того времени, а с другой тем, что Иван Васильевич – наш земляк, ему принадлежали золотопромышленные прииски в Хакасии. В частности, он довольно резко отзывается о политике Столыпина в Сибири, как верхоглядской и не связанной с истинным положением вещей. Также купец удивляется тому разгулу воровства, взяточничества в империи, которое царило в те годы.

«В Харбин был назначен сенатор Кузьминский. Этот сенатор, будучи в Харбине, допрашивал, в числе других лиц, и меня. Он обратился ко мне с вопросом: известно ли мне, что в интендантстве брали взятки, и кто брал таковые? На эти вопросы я категорически заявил сенатору, что взятки в интендантстве брали все, от малого до великого: без этого никакие сделки не совершались».

Один из немногих монархистов, так как монархическая партия в предреволюционные, а особенно в послереволюционные годы была весьма малочисленна, барон Алексей Будберг и вовсе писал в «Дневнике белогвардейца»:

«Русская власть пожинает ныне плоды многолетнего выматывания из народа всех моральных и материальных соков; высокие чувства не произрастают на таких засоренных нивах; забитый, невежественный и споенный откупами и монополией народ не способен на подвиг и на жертву, и в этом не его вина, а великая вина и преступление тех, кто им правил и кто строил его жизнь (и это не Цари, ибо они Россией никогда не правили)».

ЗРЯ ЗАБЫЛИ ПРО ФЕВРАЛЬ

Таким образом, видно, что накануне февральских событий в стране отнюдь не существовало благополучное положение. Напротив, война, бедствия, голод, казнокрадство, социальное расслоение достигло кризисной планки. Недаром 26 февраля в Петрограде на массовую забастовку вышло более 300 тысяч человек, почти 80 процентов рабочих столицы. И этим быстро воспользовались либеральные политические силы, которые в союзе, подчеркну, с офицерами царской армии, совершили революцию, не просто отстранив от власти императора Николая Второго, но и потребовав подписать у него отречение от престола. Что, под нажимом своих министров, генералов, присягавших ему на верность, глав церкви, император и сделал. После чего именно Временное правительство арестовало Николая Второго.

А большевики… Большевики в это время не играли совершенно никакой роли. Одни скрывались по заграницам, другие находились в ссылке.

После принятия на себя полной власти Временное правительство (ВП) стало править, согласно разумению. А какое оно могло быть у книжной интеллигенции? Естественно, книжным, и в реальности приказы воплощались совершенно не тем образом, что мнились интеллектуалам.

Приказ номер один – по сути в считанные недели развалил армию. Ведь теперь можно было игнорировать офицеров, обсуждать приказы, и нелепость данных директив понятна всем, даже не служившим в армии, но только не членам ВП.

Именно поэтому в августе 1917 года генерал Корнилов поднял военный мятеж, уже во второй раз нарушив присягу, но поезд уже ушёл, и изменить положение не удалось. Россия стремительно катилась под откос. 

Алексей Будберг писал в октябре 1917-го: «Анархия и погромы разливаются по стране широкой волной; реальной власти нет, ибо разговоры и резолюции это не власть; сил и средств борьбы с анархией нет и им неоткуда явиться».

По отношению к членам ВП он не скупится на язвительные, саркастические формулировки: «Главкоштабные младенцы… Лунные люди, политические марсиане, совершенно не знающие русского народа, продолжают мечтать».

В 1918 году вышел сборник статей «Из глубины», авторами которого были ведущие российские мыслители, те, кто в скором будущем отправились в изгнание из Советской России на «философском пароходе». Этих-то людей сложно заподозрить в симпатиях к большевикам, тем примечательнее их заявления об организаторах февральской революции.

Но что же мы встречаем в сборнике? А. С. Изгоев в статье «Социализм, культура и большевизм» пишет: «Для будущности России важно, чтобы социалистической и радикальной интеллигенции не дано было возможности переложить на одних большевиков идейную ответственность за крах всей системы идей <…> в области идей должно быть твердо установлено, что между большевизмом и всеми леворадикальными и социалистическими течениями русской мысли существует тесная, неразрывная связь. Одно влечет за собой другое. Русские социалисты, очутясь у власти, или должны были оставаться простыми, ничего не делающими для осуществления своих идей болтунами, или проделать от а до ижицы все, что проделали большевики. Когда большевики на этом настаивают, они неопровержимы. Это оказалось истиной в 1917–1918 гг. Это истинно и для будущего».

А вот выдержка из публикации В. Н. Муравьева «Рев племени»: «Революция произошла тогда, когда народ пошел за интеллигенцией. И в том, что революция приняла такой вид, виновны не одни большевики, но вся интеллигенция, их подготовившая и вдохновившая. Все поведение интеллигенции руководилось именно убеждением в необязательности и безответственности ее собственных мыслей».

Ему вторит И. А. Покровский в статье «Перуново заклятье»: «Кошмар пока растет и ширится, но неизбежно должен наступить поворот… Народ скажет еще свое слово! Но как будете жить дальше вы, духовные виновники всего этого беспримерного нравственного ужаса? Что будет слышаться вам отовсюду?»

ЗА ВЕРУ, ЦАРЯ  И ОТЕЧЕСТВО?

Ещё один момент, который хотелось бы затронуть – это обвинение в богоборчестве и уничтожении церквей большевиками, их полная, безраздельная и единоличная ответственность за это.

Царящая ныне точка зрения на вероисповедование в царской России гласит – народ был безусловно воцерквлённым и православным, вера являлась стержнем всей жизни, но всё испортили  большевики, отлучили людей от церкви, разрушили храмы и убивали священников.

Этот тезис настолько распространён, что кажется смешным его опровергать. Но всё же рискну.

Итак, в статье «Героизм и подвижничество», опубликованной в 1909 году, религиозный философ Сергей Булгаков писал: «Нет интеллигенции более атеистической, чем русская. Атеизм есть общая вера, в которую крещаются вступающие в лоно церкви интеллигентски-гуманистической, и не только из образованного класса, но и из народа. Нет более важного факта в истории русского просвещения, чем этот».

Антон Деникин в «Очерках русской смуты» вспоминает такой примечательный эпизод: «Один из полков 4-ой стрелковой дивизии искусно с любовию, с большим старанием построил возле позиций походную церковь. Демагог поручик решил, что его рота размещена скверно, а храм-это предрассудок. Поставил самовольно в нем роту, а в алтаре вырыл ровик для... Я не удивляюсь, что  в полку нашелся негодяй офицер, что начальство было терроризировано и молчало. Но почему 2-3 тысячи русских православных людей, воспитанных в мистических формах культа, равнодушно отнеслись к такому осквернению и поруганию святыни?»

Словом, выходит, что не только, а возможно, даже не столько большевики виноваты в вероотступничестве, сколько в целом сложившееся в то время положение в стране. К слову сказать, в воспоминаниях Константина Паустовского также не раз встречается не просто богоборческий мотив, а конкретные рассказы о том, как разбойники-крестьяне громили скиты, убивали священников.

И самое главное, о чём нынче предпочитают умалчивать, – это позиция Церкви в событиях 1917 года. А ведь это крайне существенная деталь общей картины.

Итак, несмотря на некоторое отступничество от церкви, всё же основная масса населения России того времени была верующей и слова священников были крайне весомыми аргументами в любых спорах. По мнению, историков, если бы в феврале 1917 года Церковь поддержала императора Николая Второго, то не было бы ни революций, ни отречения от трона. Однако именно Церковь сдала царя революционерам.

Напомню, в разгар забастовок 26 февраля обер-прокурор Жевахов предложил председателю  Святейшего Синода митрополиту Киевскому Владимиру выпустить воззвание к населению в защиту монарха. Митрополит отказал.

 27 с аналогичным предложением к Св.синоду обратился обер-прокурор Раев. Однако и в этот раз Синод отклонил инициативу. При этом католическая церковь тогда обратилась к своим прихожанам, заявив, что отлучит от церкви всякого, кто примкнёт к революционерам. 

Свержение царя и его отречение от власти совершенно не возмутило Церковь. Митрополит и архиепискеопы не только не предали анафеме революционеров, свергших не просто царя, а и помазанника божьего, но и с радостью приняли этот акт!

На торжественном заседании Святейшего Синода 4 марта митрополит Владимир, архиепископы Черниговский Василий и Новгородский Арсений обратились с приветственным словом к новому обер-прокурору и члену Временного правительства Владимиру Львову. Митрополит Арсений заявил, что «революция дала нам свободу от цезарепапизма»

И тут же из зала заседаний Синода в архив вынесли царское кресло, что характерно – выносили императорскую реликвию обер-прокурор Львов и митрополит Владимир.

Таким образом, церковь, которая могла предотвратить нарастание революции в России, прямым образом запретив участвовать в ней населению, по сути, сама сдала царизм в архив, благословив революционеров на перестройку страны. Церковь, которая присягала на верность царю, предала его, отрекшись в те февральские дни. При этом уже 7-8 марта, меньше чем через неделю после вынужденного отречения последнего императора России от власти «Синод издал определение, по которому всему российскому духовенству предписывалось: «Во всех случаях за богослужениями вместо поминовения царствовавшего дома возносить моление «о Богохранимой державе Российской и благоверном Временном правительстве ея» - пишет в книге «Духовенство русской православной церкви и свержение монархии (начало xx в. — конец 1917 г.)» Бабкин М.А.

Да, и тогда были священники, не подчинившиеся Синоду, продолжавшие упоминать в молитвах царя, но их роль не была значительной. Священный Синод изъял из триады «За Веру, Царя и Отечество» одну из составляющих.

Так что, как можно увидеть, история, официально представленная нам, весьма отличается от истории реально существующей. И это, если только ограничится изучением первоисточников «белого» характера.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
7 марта 2017 в 21:37

Интересная подборка, спасибо.

8 марта 2017 в 10:54

Почему-то здесь не слышно голосов сайтовских ''белых''. Почему они не спорят? Ведь они считают, что 13 год это верх развития Российской империи.
И нет голосов типа ''да как это можно... идет война, а власть устраивает саботаж... представьте такое в 41...''
Где вы, защитники России, которую вы потеряли?

8 марта 2017 в 11:47

1917 год: КТО ТАКИЕ БОЛЬШЕВИКИ и ЦАРСКИЕ ДВОРЯНЕ - А.Купцов

************************************************************************

часть 1 https://youtu.be/1M9jdOeTwxs

часть 2 https://youtu.be/fz4Cz4t4tys

часть 3 https://youtu.be/fu-VphH58v0
.

8 марта 2017 в 14:14

Мемуары
************

Верховский Александр Иванович

НА ТРУДНОМ ПЕРЕВАЛЕ

Сайт 'Милитера' ('Военная литература'): militera.lib.ru и militera.org
Издание: Верховский А. И. На трудном перевале. — М.: Воениздат, 1959.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/russian/verhovsky_ai/index.html
Книга одним файлом: http://militera.lib.ru/memo/0/one/russian/verhovsky_ai.rar
OCR, правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
Верховский А. И. На трудном перевале. — М.: Воениздат, 1959. — 448 с. (Военные мемуары) / Примечания С. С. Хесина.
Аннотация издательства: Автор воспоминаний А И. Верховский — кадровый офицер, свидетель и участник крупных исторических событий, происходивших в эпоху первой мировой войны и Февральской революции 1917 г. в России. Говоря о том периоде, автор показывает, как правящие круги буржуазии совместно с верхушкой высшего командного состава разрабатывали план смещения Николая II и готовили заговор против нараставшей революции. После Февральской революции Верховский был назначен Временным правительством на пост командующего Московским военным округом, а затем военным министром. Правдиво рассказывает Верховский о тех разногласиях с Корниловым и с корниловщиной, которые привели его к разрыву с реакционным офицерством, а затем к выходу из состава Временного правительства.

Содержание

Предисловие [3]

Часть первая. Крушение монархии в России

Глава 1-я. Царь начинает войну [19]
Глава 2-я. Разгром в Восточной Пруссии. 1914 год [25]
Глава 3-я. Разгром в Галиции. 1915 год [62]
Глава 4-я. Война на Черном море. 1916 год [99]
Глава 5-я. В Румынии [121]
Глава 6-я. Канун крушении империи [143]
Часть вторая Буржуазия в борьбе с пролетарской революцией
Глава 7-я. Февральская революция в Севастополе [167]
Глава 8-я. В Петрограде [205]
Глава 9-я. Крах Колчака в Севастополе [233]
Глава 10-я. В Московском военном округе [255]
Глава 11-я. Подготовка корниловщины [286]
Глава 12-я. Мятеж [317]
Часть третья. Победа пролетарской революции
Глава 13-я. Временное правительство организует новую корниловщину [343]
Глава 14-я. Кризис власти [370]
Глава 15-я. Мое решение [396]

Послесловие [426]

Биографическая справка [429]

Примечания [431]

***********************

http://militera.lib.ru/memo/russian/verhovsky_ai/index.html

Подстрочные примечания

9 марта 2017 в 07:41

О, спасибо! Эту книгу ещё не читала.