Авторский блог Исраэль Шамир 12:15 23 мая 2013

Флэшмоб абажуров

Борьба с антисемитизмом – любимое занятие евреев. Это как чесать, где чешется. А если не чешется и почесать, то начнет чесаться. Владимир Сунгоркин попотел в студиях «Дождя» и «Эха Москвы», где к главному редактору "Комсомольской Правды" отнеслись в лучшем стиле ежовских проработок. Требовали его голову, и голову Ульяны Скобейды. Он героически защищался, и не сдал журналистку на суд Линча. Но травля продолжается.
2
Борьба с антисемитизмом – любимое занятие евреев. Это как чесать, где чешется. А если не чешется и почесать, то начнет чесаться.

 Владимир Сунгоркин попотел в студиях «Дождя» и «Эха Москвы», где к главному редактору "Комсомольской Правды" отнеслись в лучшем стиле ежовских проработок. Требовали его голову, и голову Ульяны Скобейды. Он героически защищался, и не сдал журналистку на суд Линча. Но травля продолжается.

Повод был мизерным и не стоил массовой истерии. Государственный служащий, помощник Чубайса Леонид Гозман сравнил русских бойцов и эсэсовцев, мол, хрен редьки не слаще. Не буду вдаваться в детали давнего спора о сравнении красных и черных. Мой друг Максим Кантор написал целый роман о неправомерности этого сравнения. Александр Солженицын в «Круге первом» говорит устами своего героя – «Волкодав – да, а людоед – нет».

Но Ульяна Скойбеда возмутилась неблагодарностью Гозмана и иже с ним, и пожалела, что из его дедушки не сделали абажур. Ее понять можно – если ее дед спас деда Гозмана, а Гозман такое говорит, то напрасно спасал. Все же она извинилась, и сказанную в порыве негодования фразу убрали с сайта «Комсомолки». 

Этого момента только и ждали на «Эхе Москвы». Начался флэшмоб. Неосторожная фраза колумнистки КП, направленная против Гозмана, была превращена в новое «дело врачей». Десятки форумов, сотни блогеров и журналистов впряглись в майскую кампанию по борьбе с антисемитами. Александр Куприн сравнивал эти кампании с роем оводов, который может ослепить и убить лошадь в болоте. Такие флэшмобы – упражнения по групповой динамике для евреев и филосемитов, что-то вроде коллективной утренней гимнастики в Китае времен «культурной революции». Их цель – сплотить и придать общую цель большой группе, которую мало что объединяет. Нет общей культуры, нет своего отдельного языка, нет общей религии – поэтому запевалы и проводят такие регулярные флэшмобы.

Потом сплоченный коллектив можно направить в любое русло, например, потребовать прекратить поставки российского ПВО в Сирию. Не случайно сигнал этой кампании был дан, когда израильский премьер улетел восвояси не солоно хлебавши: ему не удалось убедить русского президента оставить небеса Дамаска открытыми для израильских бомбежек. Самое время оживить жупел русского антисемитизма.

Почему на такие флэшмобы ведется так много слабо связанных между собой людей? От них двойная польза участникам. Люди вспоминают, как говорил Куприн, (который писал о большом еврейском флэшмобе 1909 года против писателя Чирикова, неосторожно отозвавшегося о писателе Шолом Аше), что «можно печатно иносказательно обругать царя, и даже Бога, а попробуй-ка еврея!»

Но, кроме иммунитета от упреков, флэшмоб усиливает групповую солидарность участников, придает утраченное целеполагание, дает смысл жизни людям, которые иначе просто жили бы изо дня в день, не имея ни цели, ни общих интересов. Для жуликов это просто находка – всегда можно защищаться ссылкой на мифический антисемитизм.

Техника простая, но действенная – каждый русский человек вынуждается либо поддержать кампанию, либо оправдываться, что он не верблюд, то есть не антисемит. В следующий раз он задумается, прежде чем упрекнуть еврея или осудить Израиль. Поэтому с флэшмобами и их организаторами надо бороться.

Чтобы у вас не осталось сомнения в подлой несправедливости организаторов общественного суда Линча, введем слова колумнистки в контекст – сравним их со словами русско-еврейского публициста – Марьяна Беленького. Беленький открыто призвал к геноциду – не на базаре, а в уважаемом еврейском журнале «Алеф» он писал:

«Считаю, что в целях гуманизма жизнь израильских арабов надо не улучшать, а всячески и планомерно ухудшать. Не надо принимать их на работу, давая пропитание нашим врагам. Не надо финансировать арабские населенные пункты. Пусть там будут вонь и разруха. Чем хуже будет им, тем лучше будет нам. Тогда они начнут понимать, что им нечего делать в нашей стране. Надо, чтобы они платили налог на оборону, поскольку в армии они не служат. Надо, чтобы они несли все тяготы шмиры — охраны. То есть зарплату охранникам пусть платят арабы. В целях гуманизма я бы применил к арабам Израиля китайский метод регулирования рождаемости. Родил ребенка — лишился работы. Родил второго — вон из страны».

«Я как гуманист не стал бы бегать из угла в угол и рвать на себе последние волосы, если бы население Газы внезапно охватила эпидемия холеры или, даст Б-г, чумы. Вы будете смеяться, но сибирская язва меня тоже устроит. Но лучшим способом достижения мира и взаимопонимания, с моей точки зрения, являются регулярные ковровые бомбардировки Газы. Чем больше наших врагов при этом погибнет, тем лучше». «Из всего арабского языка я бы оставил для общения с ними одну фразу: «Рух мин хон!» — «Вон отсюда».

Погрузить их под охраной на грузовики — и вон из нашей страны!»

Вот в этом контексте и слова Ульяны звучат по-иному. Вы таки будете смеяться – но статья Беленького была напечатана, в прокуратуру не подали, на «Эхе Москвы» не обсуждали. И эти люди будут учить русский народ не ковырять в носу и обличать фашизм?

 

Комментарии Написать свой комментарий
24 мая 2013 в 10:57

Сунгоркина пытала Евгения Альбац. Когда я слышу это имя, то сразу же вспоминаю ЕВРЕЙСКУЮ хохму:
ВОПРОС: Какая разница между террористом и еврейской мамой?
ОТВЕТ: С террористом все-таки можно договориться.

25 мая 2013 в 23:27

Кстати, одна из последних новостей - в России в обстановке полной секретности (вос)создается сетевая контрразведка СМЕРШ.