Авторский блог Литературный Коллайдер 21:30 9 февраля 2018

Филистимлянин. Тайная жизнь Ясира Арафата

краткая история жизни одного из самых известных политических деятелей ХХ века
1

«А все же жаль, что мы его не ликвидировали». Эти слова израильского премьер-министра Ариэля Шарона, сказанные им некоторое время назад, были откровенным признанием его планов в отношении вождя палестинцев. В те дни лидер Организации Освобождения Палестины (ООП) Ясир Арафат, окруженный войсками Шарона, сидел в своей штаб-квартире в Рамле. Израильтяне всерьез рассматривали возможность его физической ликвидации или, в лучшем случае, высылки. Как говорил подлинный «крестный отец» государства Израиль товарищ Сталин: «Нет человека – нет проблемы».

Однако возможность разом избавиться и от человека, и от проблемы, о которой в приливе ностальгии размышлял Шарон, была упущена израильтянами двадцатью годами ранее, когда израильская армия вторжения, вступившая в 1982 г. в раздираемый гражданской войной Ливан, подступила к Бейруту. Израильтяне окружили огненным кольцом последний, неумолимо сжимавшийся, подобно шагреневой коже, палестинский анклав в западной части «ливанского Сталинграда», в котором еще держались бойцы ООП. Еще никогда Арафат не находился в более критическом положении, казавшемся абсолютно безвыходным. Сами израильтяне, впрочем, сравнивали ситуацию не с битвой под Сталинградом, а с битвой за Берлин, а положение, в котором оказался Ясир Арафат – с положением Адольфа Гитлера, окопавшегося в своем последнем бункере. И надо сказать, что в этом сравнении был свой резон.

Ведь в годы Второй мировой войны «Черный орден» Генриха Гиммлера — СС — и возглавляемый Рейнгардом Геленом Отдел иностранных армий Востока (Fremde Heere Ost) германской военной разведки (абвера) тесно сотрудничали с организованной британскими секретными службами исламской фундаменталистской подрывной сетью, состоявшей из целого ряда так называемых «суфийских проектов» и арабско-мусульманских «джамаатов» — например, «Панарабским (Всеарабским) конгрессом» шейха Шаеиба Арслана, или же пресловутым секретным мусульманским братством «Икван аль Муслимуум», основанным египтянином шейхом Хасаном аль-Банной и сыгравшим после окончания войны немаловажную роль в деле создания тайного «Исламского интернационала».

Поэтому не представляется ничем удивительным сотрудничество действовавшей с ведома англо-американских спецслужб части послевоенного национал-социалистического подполья с различными национально-освободительными движениями — например, с алжирским «Фронтом Национального Освобождения» (ФНО), боровшимся за свержение французского колониального ига (в самый разгар франко-алжирской войны агенты американского Центрального Разведывательного Управления в Тунисе и Марокко в гораздо большей степени симпатизировали «социалистическому» и даже «прокоммунистическому» ФНО, чем «буржуазному» и «антикоммунистическому» правительству генерала Шарля де Голля — хотя официальный Вашингтон на словах поддерживал правительство Франции в его борьбе за сохранение власти над Алжиром)!

И потому тот факт, что в гораздо более близкие нам времена — в 70-е гг. ХХ века — западногерманская неонацистская «Военно-спортивная группа Гофмана» не только бойко торговала с ООП автомобилями и военной техникой бундесвера, но и обучала своих «борцов за новую Европу» в ливанских лагерях «Фронта Освобождения Палестины» — вместе с… боевиками ультралевой западногерманской «Фракции Красной Армии» («Роте Армее Франкцьон», РАФ), известной также как «банда Баадера-Майнхоф», может рассматриваться как продолжение той же самой давней традиции (не зря в составе гитлеровского вермахта сражался антибританский Легион «Свободная Аравия»)!

Как продолжение той же самой давней традиции может рассматриваться и следующее замечание леворадикальной террористки Ульрики Майнхоф, сделанное ею в интервью газете «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг» (15 декабря 1972 года) по поводу политики уничтожения евреев в гитлеровском Третьем рейхе: «Там шесть миллионов евреев были убиты за то, чем они были, и выброшены в навозную кучу — евреи-толстосумы (Geldjuden)… Немцы были антисемитами, поэтому они сейчас поддерживают РАФ. Они это еще не осознали, поскольку с них еще не снято обвинение в фашизме и в убийстве евреев. И им еще не сказали, что антисемитизм — это в действительности ненависть к капитализму»…

Особую пикантность ситуации придает то обстоятельство, что террористы из «Фракции Красной Армии» обучались, снабжались всем необходимым для «городской партизанской войны»(«герильи») против «империалистического фашистского западногерманского государства» и, в случае опасности, укрывались на территории «первого рабоче-крестьянского государства на немецкой земле» — Германской Демократической Республики (единственной из стран Восточного блока, или «социалистического лагеря», на чьем государственном флаге и гербе вместо масонской пятиконечной звезды-пентаграммы присутствовали масонские же молоток и циркуль!), чья правящая Социалистическая Единая партия Германии (СЕПГ) — была «вернейшей из верных» союзницей СССР и его правящей Коммунистической партии Советского Союза (КПСС). Как пели в те годы (а иногда, по старой памяти — обычно спьяну! — поют и сейчас):

Дружба, фройндшафт!
Дружба, фройндшафт!
Всегда мы вместе,
Всегда мы вместе,
ГДР и Советский Союз!

Как бы то ни было, в отличие от Адольфа Гитлера, Ясир Арафат полностью оправдал свою репутацию «Ваньки-встаньки» — не зря он, опять-таки в отличие от Гитлера, всю свою жизнь отличался повышенной осторожностью и никогда не спал две ночи подряд в одном и том же месте и даже на одной и той же койке!

Как и большую часть жизни палестинского лидера, убийцы следовали за ним по пятам – причем не только агенты израильской тайной службы «Моссад», но и специалисты по «мокрым делам» из среды ливанских христиан-маронитов. Даже Абу Нидаль, столь опытный в делах террора «заклятый друг» Арафата, оспаривавший у него лидерство среди палестинских боевиков, неизменно терпел неудачу в попытках его насильственного устранения, хотя организовал целую серию покушений на него даже в эти критические дни.

Правда, у «Арика» Шарона (являвшегося в то время израильским министром обороны), не было иной возможности избавиться от Арафата (разумеется, за исключением варианта привлечения к делу анонимных киллеров). Тогдашняя мировая общественность не позволила бы ему, к примеру, официально судить Арафата и вынести ему какой-либо (пусть даже не смертный) приговор (не то что сейчас, в случае иракского диктатора Саддама Хусейна!).

Не зря даже среди западноевропейских левых было модно носить клетчатую палестинскую головную повязку – «куфию» («арафатку»), в знак своей «солидарности со справедливой борьбой арабского народа Палестины» и «осуждения сионистской агрессии на Ближнем Востоке». Не забудем, что знаменитая резолюция Организации Объединенных Наций (ООН), осуждавшая сионизм как форму «расизма» (или даже «фашизма» — к стыду своему, признаюсь, что точно уже не помню, но, во всяком случае, клеймившая сионизм, как форму «человеконенавистнической идеологии») еще была в силе (хотя формально ее, кажется, так и не отменили!), в магазинах СССР и других стран «социалистического лагеря» свободно продавались книги «борца с сионизмом» Евгения Евсеева «Фашизм под голубой звездой» и «Расизм под голубой звездой», а Генеральным Секретарем ООН продолжал оставаться австриец доктор Курт Вальдхайм, еще не изобличенный всенародно как соучастник (в ранге офицера германского вермахта) депортации салоникских евреев-сефардов из Греции во время Второй мировой войны!

Полным ходом шла подготовка к спасению Арафата из бейрутской мышеловки любой ценой. В роли посредников выступали высокопоставленные американцы, французы, сирийцы, представители Египта и Саудовской Аравии (может быть, даже представители почтенного клана Бен Ладенов – кто знает?). Существовавший еще в ту пору СССР предложил эвакуировать вождя палестинцев из бейрутсокй мышеловки на советском военном корабле. Но Арафат отказался, поинтересовавшись у тогдашнего советского посла в Ливане, для чего он, собственно, нужен Советскому Союзу. И подчеркнул, что вовсе не намерен повторять судьбу вождя курдских повстанцев Барзани, которого СССР тоже спас в свое время от спецслужб иранского шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, но потом много лет продержал фактически в плену!

После долгих переговоров с американским посредником Филиппом Хабибом, Шарон, наконец, заявил представителю США, что у Арафата есть только «три возможности выбраться из Бейрута – в автобусе с кондиционером, на комфортабельном корабле или в гробу». Арафат выбрал корабль (но не советский!) и перенес штаб-квартиру ООП в Тунис. По прошествии еще трех лет он едва уцелел при налете израильской военной авиации на Тунис – поразительное везение! А если «копнуть еще глубже»? Когда король Иордании Хусейн решил силой оружия изгнать из своего королевства палестинских «беженцев», развязавших с иорданской территории «освободительную войну» против Израиля, и танки иорданской армии крушили и утюжили палестинские лагеря («Черный сентябрь»), Арафату также удалось спастись перед лицом почти неминуемой гибели! В тот раз он выбрался из Иордании с помощью друзей, переодетый кувейтским дипломатом!

Знали бы кувейтцы, как некрасиво поведут себя приехавшие к ним в Кувейт на заработки палестинцы в отношении приютившего их эмирата после вторжения туда войск Саддама Хусейна в 1990 году! Как они будут ликовать, приветствуя иракскую армию вторжения, с портретами Саддама и … Арафата! Как сам Арафат аплодировал Саддаму Хусейну, напавшему на нефтяного шейха!

Вся жизнь Ясира Арафата была овеяна легендами и окутана тайной. Он постоянно — задним числом! — вносил корректуры в свою биографию. Так, долгое время лидер ООП утверждал, будто родился в Иерусалиме. В действительности родом из Иерусалима были его родители, но сам он родился в Каире. Любил Арафат упоминать и о своей тетушке, якобы владевшей домом в Иерусалиме неподалеку от Стены Плача. Эта история также оказалась выдумкой. Аналогичные легенды ходили и о якобы «десятках» покушений на его жизнь, которых ему неизменно удавалось избежать благодаря невероятно развитой интуиции и природному «обостренному чувству опасности». Наверняка Арафата не раз пытались убить. Но подробности покушений на него до сих пор не известны.

Впрочем, смерть, как говорят арабы, «великая воссоединительница». Все споры, все конфликты, все распри должны забываться с наступлением смерти. По крайней мере, на какое-то время. Впрочем, когда отец Ясира Арафата умер в Газе (тогда еще принадлежавшей Египту!) в 1962 году, сын не явился на его похороны – настолько к тому времени испортились его отношения с отцом! Немало палестинцев так и не простили Арафату подобное нарушение арабско-исламских традиций. Но после смерти самого Ясира Арафата сотни тысяч палестинцев явились на его похороны, повлекшие за собой почти столько же смертей, как и похороны Сталина, и вызвавшие скорбь в стольких сердцах!

Ибо именно Ясир Арафат олицетворял в глазах своих соплеменников-палестинцев (хотя бы на протяжении определенного времени!) надежду на то, что они смогут основать собственное государство на тех 22% палестинской территории, которые остались палестинцам после проигранной арабами ближневосточной войны с израильтянами 1948 года! Эту мечту на долгое время сделали беспочвенной Ариэль Шарон и конкуренты Арафата из организации «Хамас», да и сами сторонники Арафата, совершавшие все новые террористические акты против израильтян-нонкомбатантов…

В 1969 году лидер ООП заявил в интервью одной из бейрутских газет: «Я – беженец, ибо не имею никакого имущества, изгнан из моей родной страны и лишен врагами родины». Сказанное им было правдой в отношении многих палестинцев, но не в отношении самого Арафата. Его отец, Абдель Рауф Арафат происходил из древнего рода Кудва, представители которого издавна проживали в Газе и Хан-Юнисе. Древняя Газа, не раз упоминаемая в истории Нового Времени, Средних веков и Античности, была одной из пяти городов филистимлян, известных в Древней Греции под именем «пеласги» (или «пеласти»), пришедших на Ближний Восток в числе «морских народов» (или «народов моря»), разрушивших Вилиуссу (Илион-Трою), разгромивших Хеттское царство, едва не покоривших фараоновский Египет и давших название «Палестина» (слово «Филастын», т.е буквально «филистимляне», означает «палестинцы») древнему Ханаану.

На иврите как древний ветхозаветный народ, враждовавший с библейским Самсоном и выставивший в бою против иудейского Давида исполина Голиафа, так и современные палестинцы (перешедшие с течением времени на язык очередных завоевателей – арабов), именуются одним и тем же этнонимом «плиштим». В свою очередь, очень похожим на другое слово – «плитим», что означает «беженцы»…

Отец Ясира Арафата, крупный коммерсант, вел оптовую торговлю и считался богатым человеком. В 1927 году, за два года до рождения Ясира, Абдель Рауф обосновался в Каире. В то время как Египет, имевший «для вида» собственного «короля» (хедива), так и Палестина входили в зону влияния тогдашней «владычицы морей» — «бульдожьей Британии» (по выражению большевицкого барда Владимира Маяковского). Дом семейства Арафатов в аристократическом районе Каира – Гелиополисе – сохранился по сей день. Ясир был шестым в семье, имевшей семь детей. Его младший брат Фатхи Арафат (страдающий ныне от тяжелой болезни), многие годы возглавлял палестинское «Общество Красного Полумесяца».

Почему же Мухаммед Абдул Рахман Абдель Рауф Арафат (таково было подлинное имя шестого по счету сына преуспевающего каирского коммерсанта) вдруг в одночасье стал «Ясиром»? В 1948 года Арафат взял себе имя «Ясир» (и одновременно партизанскую кличку «Абу Амар»), отдавая тем самым дань достаточно сильному уже тогда исламистскому тренду в арабском освободительном движении, питавшемся первоначально «прогрессивными» тенденциями арабского национализма с изрядной примесью не менее модного «социализма» (хотя каждый понимал его по-своему). Ясиром Амаром звали одного из знаменитейших арабских полководцев – современников пророка Мухаммеда (известного на Западе как «Магомет»).

Дело в том, что, когда девятнадцатилетний Арафат в 1948 году взял в руки винтовку, чтобы принять участие в войне арабов против свежеиспеченного (с подачи СССР и уж только потом – США!) «социалистического» ближневосточного еврейского государства Израиль, он был членом исламистского братства «Икван аль-Муслимуум» — зародыша возникшей из нее всемирной исламистской организации «Братья-мусульмане» (Джамаате Ислами)!

Эта организация – «первая ласточка» исламского возрождения — была основана в 20-е гг. ХХ века в Египте упоминавшимся нами выше мусульманским богословом шейхом Хасаном аль-Банной, убитым за это охранкой короля Фарука по указке англичан. «Осиротевшие» после злодейского убийства шейха «братья-мусульмане» в отместку убили египетского премьер-министра, положив начало многолетней тайной войне своего братства против полностью зависимого от Великобритании фаруковского режима. И вот в этом-то братстве «религиозных мракобесов, желавших возродить худшие традиции Средневековья», оказывается, состоял в пору юности наш «прогрессивный» Ясир Арафат!

В период тесной дружбы СССР с «прогрессивными национально-освободительными движениями стран Третьего мира» советские средства массовой информации об этом факте предпочитали не распространяться (как и о том, что Организация Освобождения Палестины снабжалась списанной со складов западногерманского бундесвера военной техникой не кем-нибудь, а упомянутыми нами выше ультраправыми боевиками из «Военно-спортивной группы Гофмана», совместно с палестинскими борцами за свободу и ультралевыми террористами из «группы Баадера-Майнхоф», проходившие военную подготовку в секретных учебных лагерях на территории не только «буржуазного» Ливана, но и вполне просоветской, социалистической Сирии)! Тем более, что сменивший короля Фарука у кормила власти друг Ясира Арафата и Герой Советского Союза (!) президент Гамаль Абдель Насер /1/ – «прогрессивный арабский политический деятель социалистической ориентации» — «братьев-мусульман» также не жаловал, именуя их не иначе, как «братьями шайтана» (сатаны)…

Если верить биографам, то Арафат еще десятилетним мальчиком, якобы, проявлял незаурядные качества прирожденного вождя и полководца. Так, он разбивал своих сверстников и товарищей по играм на группы и занимался с ними – для начала – строевой подготовкой. А непослушных или неуклюжих даже бил палкой. «Не можешь – научим, не хочешь – заставим». Прямо как наш Петр Великий! С другой стороны, он готов был поделиться с товарищами всем, что имел – даже последним куском шоколада.

Сам он в жизни отличался скромностью, в одежде и пище был неприхотлив (совсем как Наполеон или товарищ Сталин). Женился поздно, в 1992 году (по иным сведениям – в 1990), на 28-летней палестинке Сухе Таувиль – православной христианке! Надо сказать, что Палестина, как и Сирия с Египтом, относились к числу самых ранних областей распространения христианства, и многие палестинцы сохранили верность христианской вере, невзирая на многовековое господство мусульманской веры, принесенной на Ближний Восток арабскими завоевателями в VII веке п. Р. Х. Суха была консультантом Арафата по вопросам экономической политики в период его пребывания в Тунисе.

В 1995 году Суха, перебравшись с беспокойного Ближнего Востока в Париж, родила Ясиру Арафату дочь. Злые языки обвиняли лидера палестинцев в переводу финансовых средств ООП на личные счета своей супруги, но обвинения остались недоказанными. Сам Арафат, как уже было сказано, вел подчеркнуто аскетический образ жизни, спал на раскладушке в своем рабочем кабинете, ходил всегда в защитной полувоенной форме (преимущественно с белой, в мелкую красную клетку, «куфией» на голове), питался только крутыми яйцами и просяными лепешками, которые разламывал и поедал, обмакивая их в оливковое масло, пил только воду и т.д. Так и хочется вспомнить доброго дедушку Ленина с его хрестоматийным: «Всё – детям!».

Личная жизнь Арафата не раз служила поводом для спекуляций. В середине 70-х гг. ХХ века у него, якобы, была романтическая связь с Надой Нашрути, вдовой погибшего в Бейруте палестинца — активиста ООП. Арафат даже попросил ее руки (как мусульманин, он мог себе позволить иметь несколько жен), но она, якобы ответила, что любит его как вождя, а не как мужчину! Сам Арафат на вопросы о его личной жизни, предпочитал с некоторой долей кокетства отвечать, что «обручен с палестинской революцией». В этом утверждении была немалая доля истины – он действительно был профессиональным революционером.

Еще в 1947 году, в возрасте 18 лет, он занимался тайными перевозками оружия из Каира в Палестину, бесстрашно торгуясь о цене перевозки с караванщиками-бедуинами (людьми, по всеобщему мнению, крайне опасными и с дурной репутацией), и, судя по воспоминаниям свидетелей, проявил себя как «малый не робкого десятка».

Что же касается политических взглядов Арафата, то решающее влияние на их формирование оказали провозглашение государства Израиль на арабской территории Палестины в 1948 году (вопреки резолюции ООН, предусматривавшей параллельное создание в Палестине двух государств – арабского и еврейского) и то, что он называл «изменой лидеров арабских государств справедливому делу палестинцев». По воспоминаниям вождя ООП, армии арабских государств, вступившие в Палестину для борьбы с Израилем, прежде всего потребовали от палестинских ополченцев сдать им все оружие.

«Мы хотели знать причину этого требования», — вспоминал Арафат. Но арабские офицеры сослались на соответствующее приказание, полученное ими от руководства Лиги Арабских Государств. «И с этого момента я понял, что арабские режимы предали и обманули нас». Палестинцев действительно обманули. Причем обманывали их не раз. Арафату пришлось познакомиться как с египетскими, так и с сирийскими тюрьмами. Одним из его заклятых врагов был сирийский диктатор Хафез Асад, лидер сирийского крыла «Партии Арабского Социалистического Возрождения» (БААС) и ненавистник президента Ирака Саддама Хусейна — лидера иракского крыла той же самой партии.

Дело в том, что Хафез Асад совершенно не желал способствовать возникновению еще одного (пусть даже арабского!) государства на территории Палестины, которую сирийский лидер (очередной «прогрессивный арабский социалист», между прочим, принадлежавший к секте «алавитов», или «алеитов», издавна пользующейся крайне дурной славой среди мусульман всех прочих толков из-за своих зловещих ритуалов, якобы граничащих с черной магией!) рассматривал как «историческую, неотъемлемую часть древней Сирии».

Арафата нельзя было назвать политическим мыслителем. Лишь однажды он заинтересовался концепцией «прогрессивного социализма», с которой его познакомили Камаль и Валид Джумблаты – шейхи ливанских друзов (мусульманских сектантов, происходящих от древних измаилитов), яркие представители родоплеменной знати, являвшиеся в то же время своеобразными социалистами-утопистами, основателями «Партии Прогрессивного Социализма» (ППС), или «Прогрессивной Социалистической партии» (ПСП) и ее военизированного крыла – «Ливанского Национального Движения», включавшего в себя также формирования других ливанских левых и левоцентристских партий — Ливанской Коммунистической партии (ЛКП), Объединения за Культуру и Демократию (ОКД), партии независимых насеристов «Мурабитун», и др., оппозиционных выпестованному еще французскими колониалистами в период «подмандатного» Ливана правящему ливанскому (в основном христианскому) истеблишменту — в середине 70-х гг. ХХ века.

Арафат, собственные идеи которого были весьма расплывчатыми и туманными, попал под влияние квазидемократических и социалистических фантазий Джумблатов. Последние, в свою очередь, стремились поставить себе на службу вооруженные отряды палестинских беженцев, чтобы в перспективе подчинить своей власти весь Ливан. Однако тайный владыка Ливана – президент Сирии Хафез Асад — не допустил этого. Он приказал убить сперва Камаля, а затем и Валида Джумблата (последний, впрочем, успел перед этим некоторое время побыть ливанским министром по делам перемещенных лиц и председателем ППС) и ввел в Ливан с севера сирийские оккупационные войска — в то время как израильтяне вторглись в многострадальную страну (именовавшуюся в древности Финикией) с юга – но об этом несколько позже…

После провозглашения, под сильнейшим давлением СССР на ООН, в 1948 году на бывшей британской подмандатной территории Палестина еврейского государства Израиль (который должен был, по замыслу Сталина и его присных, служить клином, вбитым в сердце «отсталых арабских реакционно-монархических режимов – оплота британского колониализма на Ближнем Востоке» — для того и пестовались еще в 20-е гг. ХХ века будущие израильские колонисты-«холуцы» в крымских лагерях!) – провозглашения, воспринятого палестинцами как величайшая в истории их древнего народа катастрофа («Накба»), Арафат пришел в такое отчаяние, что подумывал об эмиграции в США (считавшиеся в ту пору отнюдь не столь близким другом Израиля, как СССР – не случайно американский президент Гарри Трумэн только под сильнейшим нажимом председателя Всемирной Сионистской Организации, известного химика и изобретателя боевых отравляющих газов Хаима Вейцмана согласился признать государство Израиль, да и то гораздо позже, чем это сделал СССР)!

Однако вскоре Абу Амар передумал и предпочел пойти учиться на инженера в Каире. Вскоре он установил тесные связи с оппозиционным пробританскому режиму короля Фарука движением египетских «Свободных офицеров», во главе которого стоял Гамаль Абдель Насер, мечтавший о создании, после свержения «продавшихся западным колониалистам» султанов, королей и шейхов, Объединенной Арабской Республики (ОАР), в которую должны были войти все арабские государства – от Марокко до Сомали (забегая вперед, скажем, что Насеру удалось добиться объединения в рамках «ОАР» лишь Египта, Сирии, Ирака, Судана и – несколько позже – Ливии, да и то на очень недолгое время).

Сотрудничая с Насером, для которого панарабский национализм с немалой примесью социалистических идей совершенно заслонял исламский фактор (за что египетский лидер, вместе со своим вице-президентом маршалом Амером, и удостоился от «дорогого Никиты Сергеевича» Хрущева Золотой Звезды Героя Советского Союза, как и его верный последователь — президент Алжира Ахмед Бен Белла /2/), Ясир Арафат (также заявлявший в то время, что для него «не существует ни христиан, ни мусульман, а есть только палестинцы») ни на мгновение не забывал о своей главной цели – обучении и вооружении палестинских партизан-«фидаинов» («тех, кто жертвует собой»). Он надеялся получить от республиканца Насера более эффективную помощь в освобождении Палестины, чем от коррумпированного короля Фарука, полностью себя скомпрометировавшего и свергнутого в результате восстания «Свободных офицеров».

Впрочем, Гамаль Абдель Насер также не снискал себе особых военных лавров в борьбе с Израилем, чьи вторгшиеся в Египет войска были поддержаны высадкой англо-французского десанта в Порт-Саиде (т.н. «Суэцкий кризис» или «Тройственная агрессия» 1956 года). Если бы не вмешательство Советского Союза (вплоть до угрозы применения военной силы), разрешившее «Суэцкий кризис», Арафату, да и самому Насеру пришлось бы в очередной раз эмигрировать. Тем не менее, ему придала новую надежду перемена фронта Советского Союза, окончательно превратившегося при Н.С. Хрущеве из спонсора, защитника и покровителя Израиля в «верного друга арабов». Израиль, в свою очередь, из «прогрессивного социалистического государства» по мановению ока превратился в «оплот империалистической агрессии на Ближнем Востоке» — вот ведь как в жизни бывает…

Арафату удалось убедить Лигу Арабских Государств взять на себя оплату обучения палестинских студентов в Каире. Став лидером землячества палестинских студентов в ОАР, он оказался в состоянии, с согласия насеристских властей, издавать свой собственный журнал – «Голос Палестины».

Однако Арафат понимал, что для успешной борьбы с Израилем, за которым теперь стояли США, ему потребуется собственная компактная организация. Она была создана в 1959 году в Кувейте, где Арафат, возглавлявший строительную фирму, очень скоро стал миллионером. Он назвал свою организацию «Движением за национальное освобождение Палестины» (она более известна у нас под сокращенным названием ФАТХ).

Одним из его тогдашних соратников по борьбе был соученик Арафата по Каирскому университету, сын торговца из Яффы (ныне – часть Тель-Авива) Салах Калаф («Абу Ияд»), организовавший десять лет спустя нападение на израильских спортсменов (закончившееся их почти поголовным истреблением) на Мюнхенской олимпиаде 1968 года. Другим – Халил Вазир («Абу Джихад»), родом из Рамлы. Любопытно, что «Абу Джихад» означает по-арабски: «Отец Священной войны». «Джихадом» (или «газаватом») со времен пророка Магомета именуется священная религиозная война против неверных (т.е. всех немусульман), которую, по Корану, обязан вести всякий «муслим» (мусульманин).

Факт принятия палестинским «фидаином» такой клички свидетельствовал о том, что в идеологию борьбы с Израилем, первоначально понимаемую как чисто национально-освободительная борьба палестинцев (независимо от религиозной принадлежности) стали исподволь проникать идеи исламизма. Абу Джихад был убит израильтянами в Тунисе в 1988 году.

Решение о возобновлении вооруженной борьбы арабов с Израилем было принято не Арафатом, а президентом ОАР Гамалем Абделем Насером. Это не означало, что отец арабского национализма призвал Арафата снова взяться за оружие. Напротив, Насер опасался вооруженных акций бойцов ФАТХ против израильтян и стремился избежать столь глубокого вовлечения Израиля в бои с организацией Арафата, что арабские государства оказались бы вынужденными вмешаться в конфликт на стороне палестинцев.

Поэтому именно Насер (а не Арафат) основал на арабской встрече на высшем уровне в Каире в 1964 году марионеточную организацию под названием «Организацию Освобождения Палестины» (ООП). По замыслу Насера, ООП должна была вести пропаганду «в поддержку справедливой борьбы народа Палестины», но ни в коем случае не вести вооруженную борьбу. Человек предполагает – Бог располагает…

Макиавеллистский трюк Насера поставил Арафата и его ФАТХ в крайне сложное положение. Необходимо было действовать, чтобы доказать свою независимость от «братьев-арабов» и в особенности – от доброго «египетского дяди». Арафат запланировал на конец 1964 года вторжение отряда боевиков ФАТХ с территории ОАР в Израиль с целью подрыва водонапорной станции. Однако секретные службы арабских стран прознали об этом плане и сорвали запланированную акцию.

Через три дня после провала партизаны ФАТХ попытались повторить акцию, оперируя с территории Иордании. Станция была заминирована, но… часовой механизм почему-то не сработал. На обратном пути палестинцы при переходе границы были обстреляны иорданской погранохраной. В бою с иорданцами (братьями палестинцев по культуре, языку и вере!) был убит один из боевиков ФАТХ – первый палестинский «шахид» («боец-мученик»), по иронии судьбы погиб не от израильской, а от «своей»-же, «родной» арабской пули!

Катастрофа, постигшая арабов в 1967 году – сокрушительный разгром Израилем объединенных армий Египта, Иордании, Ирака, Сирии и более мелких контингентов других арабских государств в ходе т.н. «Шестидневной войны», захват израильтянами Святого града Иерусалима, сектора Газа, Синайского полуострова и Голанских высот, огромного количества советского вооружения и военной техники и т.п. — самым парадоксальным образом явилась величайшим триумфом для Арафата! ООП, созданная по указке Гамаля Абделя Насера и не проявившая в «Шестидневной войне» ни малейшей активности (которую она и не могла проявить – не для того Насер ее создавал!), оказалась окончательно разоблаченной в глазах арабов и других недоброжелателей Израиля как чисто пропагандистский инструмент.

Ошарашенный Насер отказался от патронажа над ООП, взятой под покровительство Арафатом и его ФАТХ-ом, в скором времени превратившими ООП в настоящую боевую организацию. Так началась многолетняя одиссея партизанской войны ООП против Израиля, не раз вредившей не столько Израилю, сколько самому Ясиру Арафату и делу палестинцев, которое он взялся защищать.

В конце 60-х гг. ХХ века Арафат со своей ФАТХ прочно обосновался на территории Хашимитского королевства Иордании. Он не принимал всерьез молодого иорданского короля Хусейна, потомка пророка Магомета, и делал фактически все, что хотел. Пока иорданская королевская армия зализывала раны, нанесенные ей израильтянами в ходе «Шестидневной войны», король Хусейн выжидал и исподволь копил силы. Палестинские «беженцы» устанавливали на дорогах собственные блок-посты, проверяли автотранспорт и вообще вели себя, как хозяева Иордании.

Победа, одержанная боевиками ФАТХ над израильским подразделением в бою близ иорданского селения Караме в 1968 году, окончательно вскружила «фидаинам» головы. Они перестали считать израильтян серьезным военным противником, отодвинули борьбу с Израилем на второй план и занялись подготовкой к свержению иорданской монархии и захвата Иордании (60% населения которой составляли палестинцы, а 40% — арабы-бедуины). В сентябре 1970 года боевики «Народного Фронта Освобождения Палестины» христианина Жоржа Хабаша (входившего в ООП, наряду с ФАТХ и рядом организаций помельче), совершил угон четырех пассажирских самолетов, один из которых был взорван в Бейруте, а остальные три – в пустынной местности в Южной Иордании.

Эти шумные акции переполнили чашу терпения короля Хусейна (ведь израильтяне наносили ответные удары по территории его королевства, и страдали от этого не только и не столько окопавшиеся в Иордании палестинские боевики, сколько его собственные подданные)! Между королем Иордании и ФАТХ-ом разразилась настоящая война («Черный сентябрь»). В сентябре 1970 года войска Хусейна, состоявшие из его соплеменников-бедуинов («бедави», то есть «сынов пустыни»), наголову разгромили боевиков Ясира Арафата (которым оказывала активную поддержку Сирия) и изгнали их из Иордании.

Между прочим, неоценимую поддержку при разгроме палестинцев королю Хусейну оказал военный советник полковник Зия-уль-Хак, ветеран британской Индийской колониальной армии и будущий президент Пакистана, с 1978 года активно пестовавший исламских боевиков для засылки в Афганистан с целью борьбы против советских оккупационных войск и просоветского кабульского марксистского режима — вплоть до своей таинственной гибели в авиакатастрофе. Но это так, к слову…

В отместку за учиненный резню палестинцев в Иордании, палестинские боевики из организации «Черный сентябрь» в 1971 году убили в холле фешенебельного каирского отеля иорданского премьер-министра Васфи Теля – непосредственного организатора сентябрьской бойни – но, тем не менее, Иордания была для них безвозвратно потеряна.

Побежденные палестинцы отступили в Ливан, где вскоре также образовали нечто вроде «государства в государстве». Не случайно Южный Ливан стали именовать не иначе как «ФАТХ-Лэнд». По Бейруту разъезжали палестинские джипы и грузовики, битком набитые партизанами ООП, вооруженными до зубов — оружием преимущественно советского производства (или оружием, произведенным по советской лицензии в социалистических ГДР, Чехословакии, Венгрии или коммунистическом Китае).

Между тем, Арафату удалось убедить нефтяных шейхов стран Персидского залива и Саудовской Аравии вычитать из зарплаты каждого из работавших там многочисленных палестинцев 5% в качестве обязательного «сбора на нужды ООП». Но, по мере роста богатства ООП. в ее рядах стала неудержимо расти и коррупция. Тем не менее, Ясиру Арафату удалось именно в те годы добиться большого политического успеха.

В ноябре 1974 года ООН пригласила Арафата в свою штаб-квартиру в Нью-Йорке. Появившись на трибуне ООН в защитной военной форме, с неизменной палестинской «куфией» на голове и с огромным армейским кольтом на поясе, Абу Амар перед лицом мировой общественности во всеуслышание предложил израильтянам создать на территории Палестины светское объединенное арабо-еврейское государство.

Но успех на стезе деятеля международной политической жизни сопутствовал ему недолго. В 1975 году в Ливане вспыхнула очередная гражданская война, немалую долю ответственности за которую нес именно Ясир Арафат. Он, правда, утверждал, что это «не его война», однако на деле ООП принимала в боях между враждующими ливанскими группировками более чем активное участие. Ситуация в многоконфессиональном Ливане была крайне запутанной и сложной. Претендентами на власть над страной выступали:

1)Движение ливанских мусульман-шиитов «Амаль» («Надежда») Мусы ас-Садра (известное также под названием «Движения обездоленных»; его лидер Муса ас-Садр впоследствии был приглашен ливийским диктатором полковником Муамаром Каддафи, большим другом Арафата, в гости и бесследно исчез — но это так, к слову…);

2)Ливанские мусульмане-сунниты во главе с Рашидом Караме (принявшим этот псевдоним в честь победы палестинских «фидаинов» над израильтянами при Караме в 1968 году);

3)Ливанские христиане-марониты (последователи православного святого преподобного Марона Пустынника, признавшие в период Крестовых походов главенство римских пап и с тех пор традиционно поддерживаемые Францией; насколько французские колониалисты мыслили «франкскими» категориями времен Крестовых походов, явствует из следующего исторического факт: после вступления французских войск в отнятую у турок Сирию в 1918 году французский генерал, подойдя к гробнице султана Саладина в дамасской мечети, громогласно заявил: «Вот мы и вернулись, Саладин!») во главе с президентом Ливана Сулейманом Франжье (лидером маронитского движения «Марада» и одноименной маронитской милиции — «бригады Марада», во главе с его сыном — Тони Франжье) и братьями Баширом и Амином Жмайелями — лидерами основанной еще их отцом Пьером Жмайелем в 30-х гг. ХХ века по итальянскому и испанскому образцу партии «Катаиб» («Фаланга», или «Бригада»), вооруженным крылом которой служили штурмовые отряды фалангистов Элиаса (Ильяса) Хобейки;

4)Ливанские христианские боевики из организации «Стражи кедров» (ливанский кедр – древний символ страны еще с библейских времен);

5)Национал-либеральная партия ливанских христиан во главе с Камилем Шамуном и ее вооруженные отряды – т.н. «Тигры» («Катаиб», Национально-либеральная партия и организация офицеров-христиан ливанской армии «Танзим» на некоторое время объединились в т.н. «Ливанский Фронт», военное крыло которого, возглавляемое Фади Фремом, а после гибели последнего — шейхом Баширом Жмайелем, получило название «Ливанские Силы»);

6)Вооруженные отряды ливанских православных христиан и армян, примыкавшие к маронитской бригаде «Марада», а после разгрома «Марады» и убийства Тони Франжье фалангистами Башира Жмайеля – к фалангистам (впоследствии Башир Жмайель пал жертвой покушения, организованного, скорее всего, Сулейманом Франжье, желавшим отомстить лидеру фалангистов за гибель своего сына Тони);

7)Упомянутые выше «Мурабитуны» («независимые насеристы»);

8)Упомянутая выше Прогрессивная Социалистическая партия (она же — Партия Прогрессивного Социализма) ливанских друзов во главе с Камалем и Валидом Джумблатами;

9)Межарабские Силы Сдерживания (МСС), состоявшие, главным образом, из сирийских военных контингентов (на деле отнюдь не «сдерживавших, а напротив, еще больше разжигавших внутриливанский конфликт с целью превратить окончательно обессиленный гражданской войной Ливан легкой добычей Сирии);

10)Произраильская «Армия Южного Ливана» майора Хаддада;

11)Ливанская Коммунистическая партия:

12)Палестинцы, входившие в ООП и другие, частично враждебные ООП, организации, и фактически пользовавшиеся в Ливане правом экстерриториальности;

13)Радикально-исламистская проиранская организация «Хезболла», или «Партия Аллаха», находившаяся на содержании лидера Исламской республики Иран аятоллы Хомейни и стоявшая за уничтожение Израиля, искоренение всех исламских толков, кроме шиитского, и за превращение Ливана в шиитскую исламскую республику;

14)Сирийская Социальная Националистическая партия (вполне откровенно использовавшая в качестве эмблемы свастику, составленную из четырех красных полумесяцев);

15)Вооруженные силы государства Ливан:

16)Временные силы ООН в Ливане (ЮНИФИЛ),

не считая более мелких вооруженных группировок и групп.

Когда в 1982 году в Ливан вторглись танковые колонны израильтян, раздраженных непрерывными нападениями боевиков ООП на Израиль с территории Южного Ливана, даже шиитское население этой части древней Финикии приветствовало их как освободителей. Израильтяне сформировали из южноливанских шиитов, маронитов и друзов марионеточную «Армию Юга Ливана» во главе с майором ливанской армии Cаадом Хаддадом (которого, после гибели Хаддада в бою с палестинскими «фидаинами», сменил капитан Антуан Лахад), поручив ей охрану «санитарного кордона» на границе с Израилем, и двинулись дальше – на Бейрут.

Израильтяне, которыми командовал будущий премьер генерал Ариэль (в просторечии – Арик) Шарон (загубленный впоследствии проклятием хасидов за уступчивость, проявленную в переговорах с палестинцами, но в описываемое время еще считавшийся, на пару с премьером Менахемом Бегином, лидером израильских «ястребов»), именовали свою акцию вторжения операцией «Мир для Галилеи». Палестинцам пришлось несладко. Бейрут горел и рушился под градом израильских ракет и снарядов, рассыпаясь в прах квартал за кварталом под залпами линкоров и тяжелых крейсеров 6-го Средиземноморского флота США, поддерживавших ракетно-артиллерийским огнем израильское наступление с моря.

Ливанские фалангисты Элиаса Хобейки вырезали все население палестинских беженских лагерей Сабры и Шатилы, отрезанных израильскими войсками «Арика» Шарона от внешнего мира. Но Арафату снова повезло. Как уже описывалось выше, Абу Амар был, после долгих переговоров, благополучно эвакуирован из Бейрута и доставлен в комфортабельный тунисский отель. Следующие 12 лет его жизни, изредка прерываемых израильскими налетами, прошли в тунисских виллах и на бортах реактивных самолетов, предоставленных лидеру ООП арабскими государствами.

А последний очаг некогда процветавшей христианской цивилизации на Ближнем Востоке — Ливан — оказался настолько разрушенным, что теперь уже трудно назвать Бейрут «Парижем Ближнего Востока», как когда-то…

В 1988 году Арафат впервые заявил, от имени возглавляемой им ООП, об официальном признании государства Израиль. Годом раньше в оккупированном израильтянами палестинском секторе Газа вспыхнула первая «Интифада» — стихийное восстание палестинцев, живших с 1967 года в условиях израильской оккупации. Для Арафата она явилась не меньшим сюрпризом, чем для самих израильтян. Потому что к организации «интифады» он не имел никакого отношения.

Свое «Ватерлоо» Абу Амар пережил в 1990 году. 2 августа иракский президент Саддам Хусейн – «герой» восьмилетней войны арабов против хомейнистского Ирана, ухитрявшийся десятилетиями получать оружие и от СССР, и от США, и от других стран НАТО (например — сверхмощные дальнобойные артиллерийские орудия «Биг Бэбилон» и «Бэби Бэбилон», разработанные западногерманскими оружейниками и предназначенные для обстрела Тегерана или Иерусалима с территории Ирака) захватил Кувейт.

Арабские массы (в том числе палестинцы) ликовали. Но Арафат не счел нужным разъяснить своим соплеменникам ту простую истину, что путь к созданию независимого арабского палестинского государства не может вести через завоевание другим «братским арабским» государством третьего «братского арабского» государства.

В тот момент у Абу Амара была реальная возможность стать государственным деятелем с большой буквы, истинным вождем своего народа, указав ему верный путь. Но вечный оппортунист предпочел в очередной раз принять сторону того, кого считал на тот момент более сильным и популярным. И в результате его ставка в очередной раз оказалась битой. После тогдашнего, первого поражения Саддама Хусейна ближневосточная политика сделала очередной неожиданный пируэт, в одночасье избавив Арафата от тяжкого (?) бремени эмигрантского существования в Тунисе.

По окончании первой войны в Персидском заливе Абу Амар считал свою политическую карьеру завершенной, свою роль окончательно сыгранной. Но заключение палестино-израильских соглашений в Осло неожиданно «катапультировало его обратно» на арену международной политической жизни.

И тогда он громогласно заявил: «Сначала отдайте нам Газу и Иерихон!» После 27 лет изгнания израильтяне, которых он так мечтал когда-то «сбросить в море», позволили лидеру ООП со свитой возвратиться в Палестину. Сначала он избрал себе в качестве резиденции древний Иерихон, затем переселился в сектор Газа. Между тем, заключенные в Осло палестино-израильские соглашения обернулись колоссальным просчетом для «филистимлян».

Плохо подготовленная к переговорам команда Арафата фактически уступила израильтянам по всем пунктам. По выражению Шимона Переса: «Мы их околпачили». Арафат считал, что лучше иметь синицу в руках, чем журавля в небе. Но, как выяснилось, его соплеменники в секторе Газа и на Западном берегу Иордана рассчитывали на большее и отнюдь не были удовлетворены достигнутым в ходе переговоров.

Тем более, что главным игроком в данном случае был отнюдь не Арафат (выступавший на этот раз скорее в роли марионетки), а «таинственный сириец» Аль-Кассар, с именем которого не без основания связываются бесчисленные темные махинации в сфере тайной торговли оружием и наркотиками, секретной дипломатии и терроризма — начиная с «аферы Локерби» (взрыв пассажирского «Боинга» над шотландским местечком Локерби, организванный спецслужбой ливийского диктатора Муамара Каддафи) и кончая аферой «Иран-Контрас» (именуемой также «Ирангейтом»).

В январе 1994 года все газеты мира в очередной раз посвятили свои передовицы Аль-Кассару, освобожденному испанскими властями из предварительного заключения на несколько дней, чтобы посетить своего якобы «серьезно заболевшего любимого брата» в Сирии. Впрочем, на основании данного факта многие политические обозреватели (отнюдь не растроганные подобным «мягкосердечием» испанских следственных органов) пришли к заключению, что сирийского специалиста по отмыванию денег ООП, «короля» контрабандной торговли оружием и одновременно — посредника Центрального Разведывательного Управления (ЦРУ) США в действительности выпустили из-за решетки, чтобы он мог выступить посредником в связи с палестинско-израильскими переговорами, завершившимися в скором времени заключением соглашения об автономии Западного берега Иордана и сектора Газа.

Аль-Кассар был арестован испанскими следственными органами в начале 1994 года за свою причастность к покущению на жизнь агента ливанской спецслужбы Элиаса Авада. Кроме того, сирийского отмывателя денег ООП обвиняли в снабжении оружием палестинских боевиков, захвативших в 1985 году итальянский туристический корабль «Акилле Лауро», совершавший круиз по Средиземному морю с многочисленными (в том числе израильскими) туристами на борту, и даже в организации самого захвата (закончившегося гибелью одного из пассажиров). Однако информированным людям было заранее ясно, что Аль-Кассар отделается сравнительно легко, ибо его прикрывала (или «крышевала», говоря по-«новорусски») испанская спецслужба СЕСИД (CESID), поскольку сириец уже оказал немалые услуги как этой спецслужбе, так и Испанскому королевству.

Аль Кассар, к примеру, продал баскской террористической организации ЭТА (ведущей вооруженную борьбу за отделение от Испании территорий, населенных басками — автохтонами Иберийского полуострова, потомками древних иберов) оружие, снабженное радиомаячками, что позволило органам государственной безопасности Испании захватить огромный склад вооружений ЭТА. Французские спецслужбы также не забыли услуг, оказанных им Аль-Кассаром.

Сириец развил активную деятельность и в Австрии, где он не только финансировал венскую авиакомпанию «Джет-Эр», но и зарабатывал солидные комиссионные на предоставлении фиктивных сертификатов конечных получателей вооружений, произведенных австрийским государственным военным заводом «Норикум» и предназначенных в действительности отнюдь не этим фиктивным получателям, а экспортировавшихся в Исламскую республику Иран — на радость аятолле Хомейни, снабжавшего этим оружием австрийского производства как свои шиитские рати, сражавшиеся с иракскими полчищами «нового Навуходоносора» Саддама Хусейна в Хузистане, так и отряды ливанских шиитов-фанатиков из «Хезболлы».

Кроме того, Аль-Кассара подозревали в том, что именно по его поручению к генеральншму директору австрийского государственного концерна «ФЁСТ-Альпине», Апфальтеру, был направлен для беседы неизвестный, оказавшийся последним человеком, с которым герр Апфальтер встречался и беседовал накануне своей таинственной гибели, обстоятельства которой остаются невыясненными по сей день…

Как бы то ни было, но в 1994 году палестинцы Западного берега Иордана и сектора Газа встретили Арафата и его соратников ликованием, возлагая на них большие надежды исвязывая с ними ожидания. Однако через несколько лет от радужных надежд не осталось ровным счетом ничего, их сменил взрыв отчаяния. Ведь даже в период первой войны в Персидском заливе палестинцы пользовались правом свободного передвижения по оккупированным израильтянами территориям и по самому Израилю. А после заключения договоров в Осло израильтяне повсюду расставили свои контрольно-пропускные пункты и блок-посты. Всякий палестинец, желающий проехать в Тель-Авив или в Аль Кудс (как именуется по-арабски Святой Град Иерусалим), должен получить разрешение на проезд…которое ему чаще всего не дают.

Сегодня израильтян и палестинцев разделяет стена длиной в сотни километров. На Западном берегу реки Иордан, включая окрестности Иерусалима, проживает около 4000 израильских поселенцев. Заключенные в Осло соглашения не заключают в себе инструмента, запрещавшего бы создание все новых стен, КПП и заборов. Палестинцы прозябают сегодня в условиях гетто, более сурового, чем во времена прямой оккупации их земель вооруженными силами Израиля.

Но одного у Мухаммеда Ясира Арафата – Абу Амара — «мистера Палестина» (так его тоже порой называли), скончавшегося на койке французского военного госпиталя в Париже (по некоторым данным, на его личных вещах нашли следы радиоактивного полония-210 в смертельно опасной концентрации, в чем сторонники покойного не преминули обвинить, в первую очередь, израильские спецслужбы) не отнимешь – он неустанно напоминал, в общем-то, равнодушному миру о том, что в Палестине, как и встарь, как и в библейские времена, бок о бок живут два народа – иудеи и филистимляне… или евреи и палестинцы, что одно и то же! И он неустанно напоминал в общем-то равнодушному к чужим бедам миру, что не только евреи, веками бывшие жертвами преследований в Европе, но и палестинцы имеют право на собственное государство.

Здесь конец и Богу нашему слава!

ПРИМЕЧАНИЯ

/1/ Награждению Гамаля Абделя Насера Золотой Звездой Героя Советского Союза не помешали ни предоставление египетским лидером убежища ряду военных конструкторов и специалистов гитлеровского «Третьего рейха», ни жестокое преследование им египетских коммунистов, в связи с чем в СССР была сложена запомнившаяся автору настоящей миниатюры песенка, содержавшая, в частности, следующие слова:

Лежит на пляже кверху пузом
Полуфашист-полуэсер
Герой Советского Союза
Гамаль Абдель НасЕр.

/2/ Награждение Ахмеда Бен Беллы Золотой Звездой Героя Советского Союза послужило поводом к сочинению в СССР песенки, содержавшей, в частности, слова (обращенные к Н.С. Хрущеву):

За какое, падла, дело,
Наградил звездой Бен БЕллу?
Так ключи от счастья не скуем!


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
10 февраля 2018 в 21:47

Обьективно нейтрально со знанием предмета . Есть неточности как то Мюнхенские события были в !972 а не 1968 годах.
По данным печати Суха проживая с дочкой в Париже тратила в день до 1 млн.долларов.
Это были деньги не лично Арафата. Я работал с палестинцами которые в этом вопросе относились к Арафату не благосклонно..
И о палестинском государстве. Не евреи начали войну 1948 года. Евреи были согласны с решением ООН. И как справедливо в статье отмечено Арафат стоял на позициях уничтожения еврейского государства.
Ликвидация Арафата не стояла на повестке дня Израиля. Заменившие были бы агрессивней. Считалось что с Арафатом можно все таки разговаривать что подтвердилось .
Успехов Вам в дальнейших публикациях.