Этюд о тенях
Авторский блог Георгий Осипов 14:33 6 августа 2013

Этюд о тенях

Казенное освещение больниц и музеев намного беспощадней дневного света. Человек уязвим и одинок под тускловатым наркозом электрических ламп, даже если вокруг полно ему подобных, собравшихся утолить свое любопытство, полюбоваться на диковинки, жаждущих исцеления.
0

В просторном и гулком фойе дворца культуры «Октябрьский» было безлюдно. Зимою в нем проходили вечера встреч «Кому за…» Тогда на танцах играл большой состав с духовыми и вокальным трио: сестры-близнецы и уже немолодой солист с хорошим голосом.

Но сейчас было лето, и мы, словно Берлиоз и Бездомный заглянули в ДК в поисках холодного питья. Буфет не работал, но в тени балконов царили полумрак и прохлада.

За стеною репетировал молодежный ансамбль. Ребята разучивали новую вещь с необычным текстом, который запомнился нам лишь частично: «По улицам бродят тени… Тени бывают большими, даже у малых людей… Они – победили людей!»

На этом месте вещь обрывалась, и музыканты начинали ее с начала. Возможно, это были их собственная композиция – и слова, и музыка. Мы так и не прослушали ее целиком…

В конце семидесятых инструментальная группа The Shadows спросом у нас не пользовалась, хотя косвенно о ней знали миллионы, благодаря картине «Начало», где то и дело звучит их пьеса «Man of Mystery» в исполнении кого-то из наших, по-моему, «Поющих гитар».

Не самый презентабельный сборник Роллингов «Сделано в тени» также не произвел ажиотажа на местном черном рынке пластинок. Разве что обложка диска вызывала пересуды, вернее, вялый треп на тему «что бы это значило»?

«Мужика сфотографировали, потом раскрасили» – поясняли продвинутые «теневики».

В ту пору многие видели в запанных моделях трансвеститов, не зная, как правильно их  надо называть.

«Армию теней» Мельвиля и «Тени» Кассаветиса видели единицы, от силы десятки граждан, как правило, имевших прямое отношение к кинематографу.

Давно был забыт и снят с экранов роскошный триллер «Тени над Нотр-Дам». Только обособленные денди продолжали цитировать оттуда загадочную реплику комиссара Рошамбо: «Двадцать три! Бланшар ждет вашего звонка!»

Обособленных денди как всегда не понимали.

Зато эпопея «Тени исчезают в полдень» по количеству афоризмов соперничала со «Штирлицем» и романами Ильфа и Петрова.

«Тени. «Тени» рифмуются с «деньги».

Летом – тени в цене.

Теням не хватает денег.

За ними тени

Идут к Сатане», – демонстрировал свою наблюдательность и осведомленность начинающий, никому не известный поэт.

Казенное освещение больниц и музеев намного беспощадней дневного света. Человек уязвим и одинок под тускловатым наркозом электрических ламп, даже если вокруг полно ему подобных, собравшихся утолить свое любопытство, полюбоваться на диковинки, жаждущих исцеления.

Вспыхивает дежурный свет, и зритель видит, что убийство произошло в кинозале, а не на экране.

«А теперь среди огненной этой тьмы,

Где тени живут в тени,

Мы порою теряемся:

Где же мы,

И с какой стороны они?»

Это написал и спел Галич, представьте себе, не о покинутой им стране, а о приютившем его Западе.

Большую часть времени персонажи фильм нуар проводят в сумраке.

Лучшая сцена в картине «Большой сон»:

Тень ганстера Канино протягивает силуэту щуплого неудачника отравленный виски. Хамфри Богарт, наблюдая за расправой из темноты соседнего офиса, предпочитает не вмешиваться. Его герою, честному детективу, необходима информация.

О, человек часто ведет себя как рептилия или сороконожка, ради нужных ведений, ради эксклюзивного гнозиса, за который ему обещали заплатить, или хотя бы выслушать!

Пресмыкается в сыром чаду «банной мокроты» из которой якобы был зачат кокнувший своего биопапу единственный сын Лизаветы Смердящей.

Человек вырывается из теневого прозябания на освещенную эстраду и под солнце дорогих курортов, словно личинка из кукольного чехла.

Вот он прогуливается по краю бассейна, где плавает красотка – будущий клиент лейтенанта Коломбо; или куражится на крепко сколоченном помосте, напоминающем эшафот, флиртуя с толпой истеричек и наркоманов. Нередко и сам «подкуренный, подколотый, подпитый», делая вид, будто не замечает терпеливо разлегшуюся тень – жизнь продолжается, и жизнь хороша.

А что же те ребята из «Октябрьского» с их самопальным блюзом о больших тенях и «малых» людях?

Никто не помнит их имена, и даже фамилию худрука.

Однако мы с приятелем приняли их адресованный, «на кого Бог пошлет» месседж, и по возможности стараемся воздерживаться от прогулок по солнечной стороне улицы.

«Игра обернулась против нас.

Лучше не входить.

Я за то, чтобы остаться в тени».

Осталось только продлить визу.

 

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой