Эссе 7-ое. Биостанции и развитие гуманитарно-космических технологий (МГУ Ломоносова)
Авторский блог Василий Шахов 01:59 12 июля 2019

Эссе 7-ое. Биостанции и развитие гуманитарно-космических технологий (МГУ Ломоносова)

Фёдоровские и Циолковские Чтения (Троицк-в-Москве). Био-зоология и космос. "Гуманитарное космосознание".
2

             ФЁДОРОВСКИЕ  И ЦИОЛКОВСКИЕ  ЧТЕНИЯ

……………………………………………………………………………..

                           ЭССЕ  7-ОЕ.  БИОСТАНЦИИ   И   РАЗВИТИЕ

 ГУМАНИТАРНО-КОСМИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ (МГУ ЛОМОНОСОВА)

………………………………………………………………..

   Из архива «Учебного космоса России», «Учебной книги России», «Гуманитарного космосознания, бюллетеня-еженедельника дистанционной общественной кафедры истории развития гуманитарно-космических технологий» (Троицк-в-Москве)

…………………………………………………………………………………….

      БИОСТАНЦИИ  И  БИОФАК  В НАУЧНО-ДУХОВНОЙ

                СТРУКТУРЕ   ИМПЕРАТОРСКОГО МОСКОВСКОГО

          УНИВЕРСИТЕТА   И  М Г У  ИМЕНИ  М. В. ЛОМОНОСОВА

 

   …О вы, которых ожидает

Отечество от недр своих

И видеть таковых желает,

Каких зовет от стран чужих,

О, ваши дни благословенны!

Дерзайте ныне ободрены

Раченьем вашим показать.

Что может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля  рождать.

 

Науки юношей питают,

Отраду старым подают,

В счастливой жизни украшают,

В несчастный случай берегут;

В домашних трудностях утеха

И в дальних странствах не помеха.

Науки пользуют везде,

Среди народов и в пустыне,

В градском шуму и наедине,

В покое сладком и в труде.

 

                                              «О  д  а    на день восшествия  на всероссийский   престол

                                    ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года»

 

   Биологическим станциям и биофаку  МГУ в целом посвящено несколько толковых,

информационно ёмких  публикаций. Некоторые из них (с фотоиллюстративным «сопровождением») размещены на сайтах Интернета.

   Одна из таких  дельных, весомых публикаций (приуроченная к 90-летию Звенигородской биостанции МГУ статья  К.В.  Авиловой) сопровождена эпиграфом:

«Старым путём, милым путём в Звенигород, в Звенигород идём!  Из песни биофака МГУ». Свой  «репортаж» («Звенигородской биологической станции имени С.Н. Скадовского – 90 лет» её автор начинает интригующим экспозиционным зачином:

«В одной из самых известных студенческих песен, звучащих далеко за пределами не только биофака, но и всего Московского университета, поется не о городе Звенигороде, побывать в котором, безусловно, стоит каждому, а о памятной многим поколениям биологов Звенигородской биостанции».

   Конечно же, автора сего очерка-эссе можно понять бытийно-психологически: она «приватизировала»  знаменитый  текст (известный, кстати, далеко за пределами Воробьевых гор)  отнюдь не по злому и корыстному умыслу, а по совершенно мотивированному стремлению  по-доброму «вочеловечить» наукообразный текст

 (под рубрикой «ИСТОРИЯ НАУКИ»)  историко-биографической, художественно-культурологической «изюминкой».

    Но, как говорится ещё с глубокой древности, - и с т и н а    д о р о ж е…

   Конечно же, нельзя обойти без почтительного упоминания и поклона имя и творческий потенциал автора популярной (и, заметим, не только среди студентов)  песни   ЮРИЯ 

В И З Б О Р А.  Его несказанно-завораживающее, глубинно- духоподъёмное, философско-метафорическое, гитарно-чарующее… - «Трава умыта ливнем. И дышится легко. И нет уже в помине тяжелых облаков. И радуга дугою повисла над дождем,и снова мы с тобою в Звенигород идём. Трава умыта ливнем, и пеночка трещит. И мы с тобою скинем промокшие плащи. Знакомое шоссе отполировано дождём. В Звенигород, в Звенигород идём! Старым путём, милым путём в Звенигород, в Звенигород идём!».- И биологи, и зоологи, и математики, и химики, и физики, и лирики   из поколения в поколение передают метафорическую озарённость, психологическую одухотворенность песенного

эпоса: «Мы здесь с друзьями жили веселою гурьбой. И был однажды ливень такой же голубой. Ты помнишь, плечи наши укрыв одним пальто, ни слова не сказавши мы поняли всё то, всё то. Всё то, что в этом месте нам вспомнилось опять. Всё то, о чём и песня не может рассказать. Всё то, что нам с тобою и Звенигород роднит. Всё то, что  знаем только мы одни. С улыбкой смотрит солнце, и путь не так велик. Пускай себе несется порожний грузовик. А мы с тобой охотно шагаем прямиком. И каждый поворот нам давным-давно знаком. Московские привычки развеяла гроза. Обратной электричкой летят они назад. А мы по синим лужам зашагаем босиком. Нам этот путь давным-давно знаком.  Старым путем, милым путем в Звенигород, в Звенигород идём»…

   Можно говорить о визборовско-высоцкой эпохе, песенно-фольклорной эпохе  студенческого бытия и быта. Тот же автор полюбившегося студенческой и учащейся молодёжи «Звенигорода»  порадовал своих юных современников   шутливо-озорной

(тоже подмосковной, близ Звенигорода) «Н А Р О Й»: «Лучше нет для нас подарка, чем зеленая байдарка. У костра сидит Тамарка режет ножиком хлеба. И волнует нас с тобою нечто очень голубое – то ли речка, то ли ночка, то ли общая судьба. Так давай споём на пару, про Тамару, про гитару и про речку нашу Нару, что, как девочка, бежит через рощи, через пущи, через нас с тобой, плывущих по смешному океану под названьем – наша жизнь».  

   И  будущие биологи, и грядущие астрономы, и гидрологи, и этнографы, и топографы, и архитекторы охотно берут с собой в экспедиции  визборовский врачующий оберег:  «Лучше нет для нас призванья, чем бесплодные скитанья, чем наивные желанья собеседника понять. Но, весну предполагая, Томка веточкой играет, одновременно ругая невиновного меня. Так давай споем на пару, про Тамару, про гитару и про речку нашу Нару, что_ как девочка, бежит через рощи, через пущи, через нас с тобой, плывущих, по веселому проливу, под названьем – наша жизнь».

   «Лучше нету того свету, но туда охоты нету, если только кто с приветом, то, пожалуйста, - вперёд! Были реки, были горы, будут новые просторы, и закончится не скоро наш байдарочный поход. Так давай споем на пару, про Тамару, про гитару и про речку нашу Нару, что, как девочка, бежит через рощи, через пущи, через нас с тобой, плывущих, по смешному океану, по веселому проливу, по коротенькой речушке под названьем – наша жизнь».

    Философско-психологические, музыкально-метафорические  жанры Юрия Визбора

как бы «растворились»  в устно-поэтической, фольклорно-молодёжной  стихии. Студенты, курсанты, взрослеющие, вступающие в «большую жизнь», совершающие «открытие мира» гимназисты…   «Песенная» аудитория   Юрия Визбора – от Балтики  до Сахалина, от Арктики до Антарктиды… Тот же  добродушно-лиричный , с озорнинкой,

«Т Ё П Л Ы Й   С Т А Н» (это тоже подмосковное, соседствующее со Звенигородчиной):

«Мы подъехали к Теплому Стану – Эй, водитель такси, отвернись. – Дорогой, я вас ждать не устану. – Дорогая, ты вся моя жизнь. Ах, не судьи себе мы, не судьи. Случай ходит у нас по пятам, а вокруг. Будто тысячи судеб. Зажигает огни Тёплый Стан. Я из Внукова ангелом взмою в отдаленные очень края. А еще от предчувствия взвою, поседею еще от вранья».  Автобиографическому  визборовскому герою-повествователю «ничто человеческое не чуждо»: «Память ваших измен тень наложит на мое волевое лицо.  Это ж только цыгане за ножик,  мы ж за рюмку и дело с концом,  Ах, друзья меня крепко осудят, но даю телеграмму: «Встречай». И с посудой шатаюсь по судну, захожу к корешам невзначай». Финал визборовского лиро-эпического повествования возвращает читателя и слушателя к добротолюбивому осмыслению и сочувственному пониманию непростых, сложно-противоречивых, но колоритных бытийных коллизий («Вы из теплого прибыли края,  я по северным плавал местам. И в окно Тёплый Стан наблюдая, обниму я твой тёплый стан»)м.

     …Юрий Визбор  отчего-то выделял Звенигород («За Звенигород тучи тянутся…»)  из числа других достопамятных мест («Среднерусская, сердцу близкая, подмосковная сторона»). Волшебно-пернатые напевы…  Несказанно-влекущие гитарные  переборы…

Родниково-омутная глубина вдохновенной метафористики…

 

                                                      Тихим вечером, звездным вечером

                                                      Бродит по лесу листопад.

                                                      Елки тянутся к небу свечками,

                                                      И в туман уходит тропа.

                                                      Над ночной рекой, речкой Истрою

                                                      Нам бродить с тобой допоздна,

                                                      Среднерусская, сердцу  близкая,

                                                       Подмосковная сторона.

 

                                                       Шепчут в сумерках обещания

                                                        Губы девичьи и глаза…

                                                       Нам ли сетовать на скитания,

                                                       В сотый раз покинув вокзал?

                                                       Вот вагон качнул звезды низкие,

                                                       И бежит, бежит вдоль окна

                                                       Среднерусская, сердцу близкая,

                                                       Подмосковная  сторона.

 

      «Физикам» и «лирикам», «биохимикам» и культурологам, «технократам» и «философам»   близки, созвучны  визборовская муза, визборовская жизненная позиция,

визборовский нравственно-эстетический идеал.

 

                                                        За  Звенигород тучи тянутся,

                                                        Под Подлипками льют дожди,

                                                        В проливных дождях тонут станции,

                                                        Ожидая нас впереди.

                                                        И пускай гроза где-то рыскает,

                                                        Мне с тобой она не страшна,

                                                        Среднерусская, сердцу близкая,

                                                        Подмосковная сторона. 

                                                    

                                                          Где-то плещется море синее,

                                                          Мчатся белые поезда,

                                                          А на севере тонут в инее

                                                          Предрассветные города.

                                                          По земле тебя не разыскивать –

                                                          Изо всех краев ты видна,

                                                          Среднерусская, сердцу близкая,

                                                          Подмосковная сторона.

 

   …  Новая смена практикантов-экспериментаторов на Звенигородской биостанции имени

С.Н. Скадовского… Ставшие  легендарно-традиционными, памятными  факельные шествия, песенно-хороводные костры, художественно-живописные импровизации…  Звёздное небо чарует  студенческое, юное, родное, близкое, задушевное: «Старым путём, милым путём в Звенигород, в Звенигород идём…»

 

                          О чём повествуют  «библиографические раскопки» 

                                 на естественном  отделении  физмата

                             Императорского Московского университета?

 

     Издание фундаментального  биоблиографического свода ещё впереди. Энциклопедистам ещё предстоит серьезнейшая аналитика. Необходимо  новое, более объективное, более основательное «прочтение» неизвестных страниц, связанных с биографиями выдающихся деятелей государственности, науки, культуры, искусства, просветительства, духовного подвижничества.

 

   Архивные и библиографические разыскания позволяют погрузиться в океанскую

толщу-глубину  скоротечного времени. Обнаруживаются таинственно-волшебные руины Атлантид, фантастически-сказочные свидетельства  обитаемости Ойкумен, былинно-мифологические  очертания и реалии Невидимых  Градов-Китежей…

 

                        И з   и с т о р и и    н а у к и.  Из глубин тысячелетий. 

                        Московская  ойкумена – достопамятности

                               Большой Москвы и Подмосковья

 

                                                        «…Кто из человеков знает, что  в  человеке,

                                                                  кроме духа человеческого, живущего  в  нем?..»

                                                                                                       (1, Кор. 2, 11)

 

                                                                               И всё замолкнет на столетья,

                                                                               Застыв в руинах на века.

                                                                               Лишь будет знать о прошлом ветер,

                                                                               Да археолога кирка…

                                                                                                          БОРИС   П Е Т Е Р С

   Движение  жизни…  Движении истории… Движение  культуры… - «…О Русская земля, ты за холмом…» («Слово о полку Игореве»).  О «светло-светлой и красно украшеннойф земле Русской» («И многими красотами дивишь ты: озерами многими, дивишь ты реками и источниками местночтимыми, горами крутыми, холмами высокими, дубравами частыми, полями дивными, зверьми различными, птицами бесчисленными, городами великими, селами дивными, садами монастырскими, домами церковными и князьями грозными, боярами честными, вельможами многими – всего ты исполнена, земля Русская, о правоверная вера христианская!..») – повествует «Слово о погибели Русской земли после смерти великого князя Ярослава».

    В «Толковом словаре живого великорусского языка»  Владимира Ивановича Даля

Содержится толкование слов-понятий  «в е д а т ь», «в е д е н и е»:  в е д а т ь – знать, иметь о чём сведение, весть, ведомость, знание; в е д е н и е – знание, познание, разумение, сведение, понимание, состояние ведающего, ведомство, управление, круг действия. 

   У истоков – Михаил Васильевич Ломоносов. В 1761-ом он составил анкету из 30 вопросов о городах, губерниях и провинциях России. Эту ломоносовскую анкету по

 праву считают первой программой краеведческого (географо-ботанического, историко-этнографического, цивилизационно-культурологического) изучения  регионов.

   В  1788 году правительство подготовило документ, который обязывал местные власти

во всех уголках России осуществлять «составление кратких известий о древней истории губерний, и о народах, тамо живущих, есть ли древние остатки, курганы и что о них повествуют; каковы земледелие, скотоводство, рыбная ловля, промыслы, заведения, фабрики, заводы и торги не только в губернском и уездном городах, но и в деревнях,

 куда с оных фабрик товары по большей части в продажу отправляются; какие науки

и художества, с означением, сколько есть семинарий; какое вообще свойство народа

 в нравах, обычаях, какие важные наречия и к каким промыслам вообще народ этого наместничества склонен; коликое число душ мужского и женского полу по всей губернии считают и как далеко отстоят уездные города или знатные селения от губернского города, в которую сторону света и при каких реках и озерах именно; какой герб каждого уезда».

 

Солидное, унаследованное от отца состояние…  Земельный участок …  1908-1909 годы….  На «ВЕРХНИХ ДАЧАХ»   строит и оборудует лабораторное здание, чтобы изучать пресноводные организмы в их природных условиях…Деревянное здание в два этажа…  Огромная застекленная веранда… Оборудованием помог своему юному коллеге Н.К. Кольцов…

   В контексте истории создания ведущей биостанции Императорского Московского университета примечательна личность профессора кафедры зоологии  беспозвоночных Григория Александровича Кожевникова (1866 – 1933). Его ученики – известные ученые-зоологи: С.С. Туров, С.И. Огнев, А.Н. Фосмозов, В.Г. Гентнер. В своё время он обратил внимание на устремленность и креативность студента  Скадовского. Похвальное желание  создать биолабораторию-станцию, конечно же, нуждалось в поддержке. Григорий Александрович безвозмездно выделил для Звенигородской биостанции  часть оборудования, помогал советами и рекомендациями. Тем более, что был накоплен уже серьёзный опыт: профессор Кожевников организовал на свои личные средства Коссинскую  лимнологическую станцию.

    «Природа является для нас, с одной стороны, источником материального благополучия, а с другой – неисчерпаемым источником для изучения и поучения», - учил студентов профессор Кожевников.  Сергея же Скадовского (и других талантливых студентов) он привлекал к сотрудничеству в успешно функционировавшем при Московском университете Обществе любителей естествознания, антропологии и этнографии. – «Есть такие вопросы, и часто весьма важные, которые прямо и непосредственно не захватывают наших  жизненных интересов и о которых в силу этого приходится постоянно напоминать.  К числу таких вопросов принадлежит вопрос о праве первобытной природы на существование» - нравственно-духовная позиция профессора находила отклик в сердцах студентов.

   Профессор  Г.А. Кожевников – один из основателей этико-эстетического подхода в заповедном деле и охране дикой природы в России. 

   Сами названия кожевниковских сочинений нацелено-информативны: «Экскурсирование в природу и её охрана; «О необходимости устройства заповедных участков для охраны русской природы»; «Монастыри и охрана природы»; «Школьный учитель и охрана природы»; «О научной охоте»; «Международная охрана природы».

   «…чтобы иметь возможность изучать природу, мы должны стараться сохранить ее в ее первобытной неприкосновенности в виде ее наиболее типичных формаций… Всякие меры, нарушающие естественное условия борьбы за существование, здесь недопустимы. Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природе самой себе и наблюдать результаты. Заповедные участки имеют громадное научное значение, а поэтому устройство их должно быть прежде всего делом государственным», - настаивал  учёный-патриот и гражданин.  

   Основатель Звенигородской биостанции Скадовский воспринял и развил научно-гуманитарные идеи учителя.

 

                                             *                              *                              *

          Заметна  в судьбе  Скадовского и плодотворна   роль профессора   Николая Юрьевича ЗОГРАФА (1851 – 1919). Доктор зоологии, профессор Московского университета, европейски известный ученый, командор ордена Почетного легиона. Личность недюжинная, самобытная. Учился в 4-ой московской гимназии; затем – естественное отделение  Московского университета (1868 – 1872); после окончания – препаратор зоологического музея; преподаватель географии и естественной истории

(1874 – 1890); с 1888 года – профессор Московского университета; активный участник

 и руководитель Императорского Общества любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии; возглавлял ряд ответственных биолого-географических экспедиций.

Биостанция на озере ГЛУБОКОМ – его детище.

   Архивные и библиографические разыскания позволяют высветить новые, удивительные, познавательные коллизии, детали, факты о той эпохе, том времени становления и развития естествознания. Уникальное переплетение судеб, симпатий, антипатий, сближений и отталкиваний, борения  pro  и contra… В особом эссе-очерке мы расскажем

о «пребывании» на естественном отделении физмата  Московского университета  Андрея Белого и Константина Бальмонта. Любопытна переписка Бориса Бугаева ( будущей всемирной знаменитости) с отцом – деканом физмата. Студент Борис Бугаев (Андрей Белый) говорит о посещениях Н.Ю. Зографа; отец и сын живо обсуждают методические рекомендации и советы Николая Юрьевича Зографа.

 

                                        *                                  *                                   *

   У истоков серьёзнейших биолого-зоологических изысканий на Звенигородчине -

Николай Константинович КОЛЬЦОВ (1872 – 1940), основатель школы современной биологии, автор основополагающей идеи матричного синтеза хромосом.

 

                                                             (продолжение следует)

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
15 июля 2019 в 00:24

...Я Руси сын! Здесь край моих отцов...

15 июля 2019 в 00:25

...О Русь, малиновое поле...