Сообщество «Салон» 14:52 27 апреля 2018

Эффект "Громыки"

культовый ансамбль об альбоме "Вольфрам и Молибден", русском мелосе и "безумии высочайшей пробы"
1

В то время когда на мировом рынке наблюдается резкий, почти трёхкратный, взлёт цены вольфрама, петрозаводский квинтет «Громыка» приготовил четвёртую полноформатную пластинку под названием «Вольфрам и Молибден» («Союз»). Агенты Службы Безопасности «День» считают, что удорожание вольфрама связано с крупными закупками со стороны Минфина США с целью изготовления имитирующих золото слитков, «Громыка» же имитацией не занимается, и утверждает, что «при воздействии нашатыря на тестостерон получаются два тяжёлых психоделических металла - вольфрам и молибден».

«Громыка» на сцене менее трёх лет, но без петрозаводцев уже сложно представить ландшафт российской независимой музыки. Они явились неожиданно и триумфально. Сумели удивить, убедить и вдохновить.

«Вольфрам и Молибден» - изысканный многомерный салон из девяти номеров. Эпохи и стили, освоенные и переосмысленные внимательными  и изобретательными музыкантами.

Это очень разный альбом, в котором нашлось место конфликту и лирической ноте, человеческим страстям и заговору гаджетов, плакату и элегии. «Громыка» вступается за здоровые человеческие начала, что подавляет «общество спектакля», компетентно обращается к иерархии отечественного живописного официоза (с тонким намёком на толстые обстоятельства) и приглашает на метафизическую рыбалку. Жизнеутверждающий пафос, ирония, абсурд дополняют друг друга, соединяются и порождают нечто новое.

На вопросы «Завтра» отвечают вокалист, металлофонист и автор текстов Максим Валерьевич Кошелев, стилофонист Павел Сергеевич Фролов и гитарист Никита Андреевич Власов.

«ЗАВТРА». Исторически у группы могут быть совсем разные периоды – и стилистически, и образно. У вас получилось «растроение»: и «Револьвер», и SuperMotoZoids, и наконец «Громыка». Почему? Нельзя было в «Револьвере» представить материал «Громыки»?

Н. А. ВЛАСОВ. Допустим, есть у нас поклонники, условно говоря, они ценят нас как этакий местный «Роллинг стоунз». И вдруг мы записываем сюрреалистический альбом с похоронным оркестром, с вальсами. Кому-то это не близко и не понятно. Словно едет грузовик — и на резких поворотах кто-то из него вываливается. Но зато другие карабкаются в кузов. Нам-то под одним названием интересно делать разное, но не все слушатели к этому готовы. Когда мы сделали группу SuperMotoZoids, то увидели, что на новенькое народ пошёл, ангажементов больше стало. Мы это запомнили, и когда упёрлись в стенку и с «Револьвером», и с SuperMotoZoids, то решили сделать что-то совсем иное. Но те группы не закрыты, мы играем, хотя может и не так часто.

П. С. ФРОЛОВ. Другие группы распадаются, мы просто делаем «боковую ветку», тем более какие-то моменты «Громыки» были заложены в альбомах «Револьвера».

Сначала не было названия, концепции, костюмов. Мы просто приходили на репетиции: играли, изучали, пробовали инструменты, звучания. Как только поняли, что играем, мельницу было уже не остановить. За месяц записали 36 песен. В принципе, и сейчас тоже не видно проблем.

Когда у нас появился корпус записанных песен, именно в том виде, в каком они изданы на первом и третьем альбоме, Максим Валерьевич просто распределили их на два альбома, согласно своим представлениям.

Собственно, «Громыка» — это уже альбом «Акробатенька», где звучит стилофон.

Н. А. ВЛАСОВ. То есть там мы уже знали, как называемся, как выглядим, как играем.

«ЗАВТРА». Кажется, что для «Громыки» важен именно формат альбома, а не синглы, ЕР и пр.? Это традиция, привычка или некое большее высказывание?

П. С. ФРОЛОВ. В нашей ситуации альбом — это единственный формат, который мы можем предложить слушателям, как физический объект, который они могут приобрести. Мы придумали слово «громтовары». Это с утилитарной точки зрения.

С точки зрения художественной, мы не записываем альбомы как высказывания. Мы не собираемся в студии и не говорим: «Давайте выскажемся и сочиним новый альбом». Основная единица высказывания для «Громыки» — это всё-таки песня. Песни, как правило, не сочиняются для альбома, а свободно произрастают в любое время года. Какие-то сразу включаются в концертную программу, какие-то записываются и выпускаются как синглы. Некоторые тщательно скрываются. Запись альбома — это всегда сбор урожая. «Громыка» следит за тем, чтобы длительность урожая не превышала 30-35 минут. Кроме того, выход альбома — это, как правило, бóльшая интрига и событие, чем выход сингла.

 двойной клик - редактировать изображение

«ЗАВТРА». Что такое для группы четвёртый альбом? Вы движетесь на изначальном импульсе или уже пошли внутренние трансформации?

П.С.ФРОЛОВ. Мы записывали не четвертый, а новый альбом. «Громыку» можно сравнить с Codex Seraphinianus. Мы придумали свой собственный язык, (или свою манеру высказывания), отдавая себе отчёт в том, что большинству это покажется странным. Зато это позволяет описывать "явления и существования" недоступные официальным языкам. К вопросу о трансформациях — язык остаётся неизменным, в его рамках мы разговариваем, как хотим, — "хоть стихами, хоть прозой".

«ЗАВТРА». Сначала возникает текст и к нему пишется мелодия или же текст вырастает из музыки?

М. В. КОШЕЛЕВ. Главное отличие от «Револьвера», где я творю на английской «рыбе», соответственно, и мелодии получаются условно западные, в том, что у «Громыки» — русская «подложка».

П. С. ФРОЛОВ. Когда мы сами слушали заграничные тексты, слова зачастую были как звуковое сопровождение, в смысл мы не зарывались. Так и нас сейчас иностранцы слушают — для них всё это фонетические созвучия...

М. В. КОШЕЛЕВ. С другой стороны, есть у нас товарищ, каталонец, он живёт в Москве и хорошо говорит по-русски. Понравилась ему песня «Паустовский, Бианки, Пришвин», он заинтересовался: а что такое «расфуфырилась фуфа»? Конечно, лучше не объяснять, но как вариант сходу предложил: «распустились почки на деревьях».

Н. А. ВЛАСОВ. Максим Валерьевич слова приделывает к мелодии. Если на мелодию слова не налезают, то меняются слова. И это должно петься. Именно в таком порядке.

П. С. ФРОЛОВ. Хотя у Максима Валерьевича заготовлены двустрочия, на которые ещё не положена музыка…

«ЗАВТРА». Вы сразу объявили, что «хотели уйти от рока». Почему? Как появилось забавное определение «тяжёлый психоделический твист»?

П. С. ФРОЛОВ. Мы не являемся и не стремимся стать частью того, что здесь понимается под рок-тусовкой. С самих ранних дней «Револьвера», когда все ходили в тельняшках, пели про «поезд в огне», парни выступали в костюмчиках а-ля роллинги образца 1965 года. Это было эффектнее, чем самый лютый панк, и когда я их увидел по петрозаводскому телевидению, то сразу понял, что хочу играть в этой группе...

Само выражение «тяжёлый психоделический» дико нас смешило, мы хотели приделать ещё что-то более нелепое: тяжёлая психоделическая летка-енка или тяжёлый психоделический хоровод. Всё это, по большому счёту, годится. А насчёт твиста кто-то из нас правильно выдал: «Какая жизнь, такой и твист». Ещё можно сказать, что «твист» — это такой «апофатический» способ себя обозначить.

«ЗАВТРА». Актуальность и адекватность рок-формы давно и регулярно ставится под вопрос. На ваш взгляд, это больше игры критиков? Или для рок-музыкантов мантры про "рок-н-ролл мёртв" имеют некое «звучание», пусть даже через опровержение?

П. С. ФРОЛОВ. На прагматичном Западе днём смерти рок-н-ролла некоторые считают 3 февраля 1959 года, когда Бадди Холли, Ричи Валенс и Биг Боппер разбились на самолёте; некоторые — 18 марта 2017 года, когда умер Чак Берри. Поскольку у России особый путь, то вопрос, вами затронутый — здесь из разряда "богословских", а мы всегда были музыкальными атеистами.

Рок сегодня, с его склонностью к проповеди, культом мёртвых и поклонением старцам, рано или поздно должен начать порождать вольтеров и дидеротов. Вольтер сказал своё знаменитое «Écrasez l'infâme!» на том же языке, на котором разговаривал кардинал де Флёри. То, что мы используем "живые" барабаны и гитары, не делает нас "рок"-группой. А стилофон и подавно.

«ЗАВТРА». «Громыка» с иронией и скепсисом относится к «проповедничеству», но при этом вариант Портоса «я дерусь, потому что дерусь» или «мы развлекаем публику, не более того»  — кажется, тоже не ваши установки? 

П. С. ФРОЛОВ. Установок у нас нет, вы правы. Это, скорее, совокупность личных мотивов, у каждого своих. Мы их не обсуждаем за ненадобностью, так как «Громыка» как результат иррационален.

Музыка для нас в первую очередь игра, то, что получается в силу того, что не первый год вместе. Все смыслы открываются уже позже. Так было с альбомом «Нашатырём»: сначала и название, и изображение Максима Валерьевича с молнией, а уж потом возник большой ассоциативный ряд, вплоть до египетского громовержца Амона. Потом маленькие нумерологические детали мы даже дописали на оформлении диска. Но это же было придумано после, и получилась ещё одна игра.

«ЗАВТРА». Кстати, как возникли «фаэми» и стилофон — не самые очевидные инструменты?

П. С. ФРОЛОВ. Мы периодически пробовали играть иначе. В ДК стоял орган, и я вместо гитары попытался cыграть на нём одну из песен «Револьвера». Что-то сработало, мы подумали, что это может быть интересно. После этого я начал выбирать инструмент. Перепробовал массу всего, но многие инструменты полифонические, на них нужно аккордами играть, что меня смущало: я не хотел играть аккордами, хотел одноголосый инструмент. А «поливокс» не подошёл из-за габаритов и веса. И когда всё перебрали, на подоконнике обнаружили практически игрушечный «фаэми». Его мощный звук был похож на «Telstar» The Tornados. Поэтому взялись за него и сразу же записали весь корпус песен первого-третьего альбома. А потом «фаэми» просто развалился... И встал вопрос о том, что как-то надо играть эти песни живьём. И тогда заочно был выбран стилофон. В интернете я вычитал про этот загадочный инструмент, понятия о нём не имел. Я знал наизусть песню Боуи «Space Oddity», но не знал, что там звучит стилофон, думал, что какой-нибудь Рик Уэйкман играет на органе. Стилофон звучит словно передатчик из фильма «Человек, который упал на Землю». Прибор для таких странных сигналов, чтобы попавшего на Землю инопланетянина, услышали его марсианские «родственники». В отличие от того же «фаэми», который всё равно в чём-то — народная гармошка. Его можно использовать при песнях у костра.

Стилофон же открыл такой необычный русский мелос, между терменвоксом и гуслями. Ещё стилофон — самый литературный инструмент, потому что там ручка, я что-то непрерывно пишу.

«ЗАВТРА». А металлофон?

Н. А. ВЛАСОВ. Максим Валерьевич поёт и песни пишет, но при этом всё время хочет поучаствовать как музыкант. С металлофоном так здорово получилось, что это ещё и решило проблему, как себя вести на сцене. Нет ничего лучше, чем наблюдать человека, который занят делом. Ему не надо притворяться.

П. С. ФРОЛОВ. Первоначально была идея как у 13th Floor Elevators, где Томми Холл играл на банке. Эдакие постоянные странные звуки, но Максим Валерьевич развил дальше. Оказывается, у него партия, он не просто колотит, там ноты специальные…

М. В. КОШЕЛЕВ. Мне на одном концерте звукооператор сказал: я столько учился играть на металлофоне, и в жизни не буду этого делать. А вы... играете и звучит органично.

 «ЗАВТРА». Чем вызван регулярный интерес группы к химии – в новом альбоме и вольфрам, молибден, и неон?

П. С. ФРОЛОВ. Не только к химии. В детстве напольной книгой многих должна была быть десятитомная Детская энциклопедия (разумеется, её первое издание под редакцией академика Д. Д. Благого). Сферу поэтических интересов Максима Валерьевича и «Громыки» в целом можно обозначить как такую Детскую энциклопедию, но под редакцией Луиджи Серафини: тут и удалой сталагмит, и водоплава-птицушка, и дизель с мирным атомом, а также — фуфа, кудря и тестостерон. Даже названия альбомов выглядят, как перепутанные тома странной энциклопедии: Том 1. Громыка; Том 2. Акробатенька;  Том 3. Нашатырь; Том 4. Вольфрам и Молибден.

«ЗАВТРА». Почему вы предпочитаете обращаться по имени-отчеству?

П. С. ФРОЛОВ. Общение музыкантов в группе, как правило, далеко от сентиментальности, а когда мы обращаемся друг к другу по имени-отчеству возникает некая ироническая дистанция. Не холодок, но как-то смешно выходит. Изначально это пришло как добавление к костюмам, но впоследствии мы почувствовали, что действительно удобно, хорошая русская тема…

«ЗАВТРА». Ваша петрозаводская прописка —  ресурс или проблема?

П. С. ФРОЛОВ. В больших городах (в Москве, Питере) — залежи денег. А в таких городах, как Петрозаводск, — залежи времени. Денег, конечно, меньше, но есть время, которое мы с толком можем использовать.

Н. А. ВЛАСОВ. Петрозаводск — город, где можно ходить пешком, где много воды, там вполне можно жить и не тратить огромные силы на выживание. Переберись мы в столицы, всё время тратили бы на то, чтобы выжить, а не на то, чтобы песни писать.

«ЗАВТРА». Вы довольно много гастролируете,  ездите. Каковы впечатления от публики и её реакции?

Н. А. ВЛАСОВ. Как-то в Питере народ развёл удивительную активность, когда прыгают со сцены в толпу, — очень интересно было наблюдать, словно мы «утащили» людей, «присвоили» такую активность публике себе. Ведь наши гармонии совершенно не из такого звука. Вообще нам нравится играть на публику, которая нас до концерта не знала.

Как-то выступали в Киркенесе, где земная ось видна. В Иркутске играли на книжном фестивале. Там получилось забавно: портрет Громыко, который мы обычно вешаем на сцене, вывели на огромный экран над спорткомплексом. Как заметили очевидцы, даже в советское время Андрей Андреевич таких размеров за городом не «наблюдал».

М. В. КОШЕЛЕВ. Мы можем выезжать на гастроли сразу тремя группами и в один день сыграть три разных концерта. В одном клубе — «Револьвер», в другом — «Громыка», далее — SuperMotoZoids. Никто и не заподозрит, ты переодеваешься, и всё.

Если брать «Громыку», то поначалу даже в «Рюмочной в Зюзино» публика была взрослая: от тридцати и выше, много людей пятидесятилетних. А в Питере, наоборот, аудитория помоложе. Долгое время на концертах совсем не было девушек. Но сейчас женский фактор уже заметен. Ходит одна наша знакомая — оперная певица. Как-то пришла с подругой из Мариинского театра, тоже певицей. Одновременно могут прийти панки с ирокезами. Или на концерт в «16 тонн» пришёл внучатый племянник Громыко, передал поклон от родных и даже поблагодарил за портрет на сцене.

«ЗАВТРА». В чём всё-таки, на ваш взгляд, сила и привлекательность образа «Громыки»?

П. С. ФРОЛОВ. Правильно было подмечено, что «Громыка» — мужская культура. Мы для Максима Валерьевича даже придумали название — «альфа-певец». Это не какой-то дёрганый чёртик из табакерки, который себе вены режет, не неврастеник. При этом он держит дистанцию, то есть он не оскорбляет «душевной теплотой». У нас уже был прецедент с «Револьвером», вроде песни «Любовь, комсомол и луна», там это было опробовано немножко по-другому. Но мы заметили, что это сработало, поэтому и решили взять в «Громыку» такую манеру себя представлять.

Был и некоторый расчёт. Наша «реторта», в которой замутили это безумие высочайшей пробы, не взорвалась, потому что мы придерживались формул. Ведь абсурда, нонсенса на сцене предостаточно, но почти у всех групп, что изображают из себя этаких дадаистов, в итоге всё распадается. А вот когда абсурд ставится на локомотивные рельсы, когда его выдаёт уверенный в себе мужчина в костюме, — это и производит эффект.

И обращение к советскому стилю не образец для пародии, скорее поиск самоидентификации. Тем более, когда говорится о «советском», почему-то зачастую не учитывается, что десятилетие десятилетию рознь, и, допустим, двадцатые и семидесятые — это разные «советские». То, что мы застали, были лишено марксистской ахинеи, но скорее было продолжением европейско-гуманистической традиции. И какие-то тенденции, характерные для того периода, сейчас свернули повсюду, а не только в России.

Те, кто сравнивают «Громыку» с соц-артовскими ансамблями, абсолютно не правы. У них всё довольно очевидно устроено, они просто эксплуатируют образы семидесятых. «Громыку» же такие вещи мало интересуют. Поэтому, когда нас поименовали шуточной группой, мы не обиделись, но было обидно. 

Фото Светланы Васиной

Первые концерты с программой «Вольфрам и Молибден» состоятся 27 апреля в Санкт-Петербурге («Эрарта Сцена»), 28 апреля в Туле (Harat's Pub) и 29 апреля в Москве («Мумий Тролль Music Bar»).

 

10 мая 2018
Cообщество
«Салон»
16 0 8 807
Cообщество
«Салон»
11 0 9 387
Cообщество
«Салон»
1 0 9 530

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой