Сообщество «Салон» 00:00 31 июля 2014

Донецк - город-сад

Конечно же, в столице Донбасса на центральных улицах, возводившихся в послевоенные годы, мог бы господствовать так называемый «сталинский ампир», тем более что город носил имя вождя (Сталино). Но «имперский пафос» сталинской архитектуры не проявился в полную силу – в пролетарском крае он сдерживался «левым» конструктивизмом, характерным для архитектуры конца 20-х и 30-х годов. Для уникальных (не типовых, а строившихся по индивидуальным проектам) зданий характерна скорее стилистика «пролетарской классики», зачинателем которой был известный московский архитектор И. Фомин.
2

Чувство жалости охватывает не только тогда, когда видишь крушение жизни десятков тысяч людей, еще совсем недавно такой мирной. Получаешь известия с охваченного войной Юго-востока Украины, и это чувство обостряется, когда узнаешь, что Донецкая область была в полном смысле цветущим оазисом культуры. 12 июня взрыв машины тогдашнего спикера Верховного совета ДНР Д. Пушилина прогремел рядом с Донецким областным художественным музеем. На время музей закрыли – вставляли выбитые в окнах стекла. Он расположен недалеко от здания администрации Донецка, именно на площади возле этого здания шли всенародные митинги, на которых и была провозглашена ДНР.

«ЗАВТРА».  Ольга Владимировна, что такой Донбасс  как  культурный центр?

Ольга КОСТИНА.  Вы упомянули о том, что 12 июня взрыв случился рядом с художественным музеем, который хоть и не сильно, но пострадал. В этом есть мрачная символика: говорящие пушки пытаются заставить молчать музы… Но Донбасс был и останется городом культуры. Донецкий художественный музей – это истинная сокровищница произведений изобразительного искусства и насчитывает более 12 тысяч единиц хранения. Здесь сохранены следы разных эпох в истории человечества – от античности до XIX и XX веков. В экспозиции музея, представлены работы Кипренского, Айвазовского, Бенуа, Васнецова, Поленова, Саврасова, Серова, Сурикова, Грабаря, Кончаловского, Фалька и многих других мастеров. Музей был организован 1939 году и просуществовал до 1941 года. Новая жизнь городской картинной галереи началась в 1960 году. Кстати, поступления в музей шли не только из Киева, но из центральных художественных учреждений Советского Союза – из Дирекции художественных выставок и панорам, Художественного фонда СССР, непосредственно из московских и ленинградских музеев: Эрмитажа, Третьяковской галереи, ГМИИ им. А. С. Пушкина. Хочется вспомнить таких директоров Музея, настоящих энтузиастов, как Е.С. Хмельков, В.И. Пугач, при них формировалась основа фондов, да и позже приобретались произведения у известных столичных коллекционеров, у наследников. А сейчас над музейным собранием нависла реальная угроза.

«ЗАВТРА».   Вы из семьи художников, представитель известной в Донбассе творческой династии, что можете сказать о художественной жизни края, где вы родились и провели детство?

Ольга КОСТИНА.  Мои родители-скульпторы Владимир Макарович Костин и Клавдия Пантелеймоновна Водопьянова были в числе первых художников, приехавших в Донецк после войны. Отец, уроженец Донбасса, вернувшись на свою малую родину, стал одним из тех, кто организовывал товарищество художников города и области, руководил им, впоследствии оно влилось в Союз художников Украины и стало его отделением. Причем, члены республиканских СХ входили в единую и очень мощную организацию – Союз художников СССР, и, к слову сказать, членские билеты были едиными, без указания принадлежности к той или иной союзной республике. Сегодня в художественной организации Донбасса, насколько я знаю, свыше 100 членов СХ, а художников-профессионалов, разумеется, еще больше – и это культурная элита юго-востока территории Украины.

Отдельно следует сказать о другом городе, который стал местом боев за Новороссию, – Мариуполе, крупном порте Азовского моря. Здесь каждые 2-3 года проводились выставки в рамках Международного фестиваля искусств. Победители мариупольских художественных конкурсов награждались премией имени А. Куинджи, имя которого тоже тесно связано с историей русской Украины. Кстати, мой старший брат, живописец Владимир Костин, лауреат этой премии. Вероятно, благодаря богатой пейзажной традиции среди художников Донбасса много замечательных пейзажистов.

Куинджи, как известно, был родом из греческого поселения в Мариуполе. Из Приазовья, из семьи рыбака, вышел и Георгий Седов, знаменитый полярный исследователь, над скульптурным образом которого в течение нескольких лет работал мой отец.

«ЗАВТРА».  Чему и кому обязан Донецк тем, что стал такой культурной жемчужиной Украины?

Ольга КОСТИНА.  Там щедрая земля, богатые сады, много солнца, замечательные, с открытыми сердцами люди. Мои детские впечатления от дороги, например, в пионерские лагеря – огромные золотые поля пшеницы, перемежающиеся лесопосадками. А какие там роскошные сады с яблонями, абрикосовыми деревьями, кустами смородины! Художники здесь – замечательные колористы. На Донбассе развит жанр натюрморта, прославляющего щедрые дары природы края. Незаурядно проявившая себя в этом жанре художница – Наталья Пархоменко, жена моего брата, тоже выходец из художественной династии – из семьи художников Ивана Ивановича Пархоменко и Ольги Кузьминичны Черкасской, в молодые годы живших в Краматорске, одном из наиболее сейчас пострадавших городов области. Иван Иванович много работал в т. н. производственном жанре, который, конечно же, здесь очень интересно развивался: плавку металла, прокат стали художники писали с натуры, вдохновляясь поэтикой труда и колористическим богатством наблюдаемых процессов. Нас, школьников, тоже водили на экскурсии на металлургический завод: доменный, прокатный цеха – зрелища завораживающие. В Донбасс из других городов страны приезжали художники за производственной романтикой – спускались в шахты, делали натурные этюды, помню просмотры таких работ в родительском доме. Третье поколение нашей династии представляет в Донецке дочь Владимира и Натальи художница Елена Костина. В 2012 году, в связи с 70-летием моего брата, в Донецком Доме художников экспонировалась выставка всей его семьи.

«ЗАВТРА».  Несмотря на то, что Донецк – город сравнительно молодой, он обладает очень интересной историей. История культуры Донецка сравнима по своему интересу и глубине с его «обычной» историей?..

Ольга КОСТИНА.  Донецк со времени своего основания в конце 1860-х годов славился именно как промышленный металлургический и шахтерский центр. Кстати, свое первое имя – Юзовка – город получил по имени основателя, английского промышленника Джона Юза (Хьюза). Юз в 1869 году покупает землю на берегу реки Кальмиус у русского князя Кочубея и строит металлургический завод (первый чугун начал выплавляться в 1872 году) с рабочим поселком в районе села Александровка – именно в этом, уже городском, районе прошло мое раннее детство. А для разработки угля Юз основывает «Новороссийское общество каменноугольного, железного и рельсового производств». Но на всех стадиях существования города и края Донецк был промышленным центром, имеющим и развитую инфраструктуру. Те люди, которые стояли в конце ХIХ– начале ХХ века у истоков организации городской жизни, думали об удовлетворении и материальных потребностей рабочего класса, и их стремлений к красоте, к знаниям, о разностороннем развитии новых поколений горожан. В город приглашались врачи, учителя. Мой дед Макарий Кириллович Костин состоял, можно сказать, в интендантской службе Юза, он, например, организовывал жизнь приезжавших в Юзовку ремесленников, представлявших самые разные профессии – от сапожников, портных до ювелиров. Этот обслуживающий эстетические потребности рабочего люда персонал на первых порах расселялся кучно, по другую, по отношению к Александровке, сторону от металлургического завода. Предполагаю, что это делалось продуманно – во избежание конфликтов между разными социальными стратами.

С горечью читаю сейчас в интернете сообщение: «В связи со сложившейся в городе ситуацией “Донбасс Опера” досрочно закрывает 82-й театральный сезон». Мы, дончане, всегда гордились своим театром оперы и балета. Донецкий русский музыкальный театр – так он назывался с начала своего существования – первый сезон открыл весной 1941 года в специально построенном здании. Именно в Донецкой опере начинал свою карьеру будущий солист Большого театра Юрий Гуляев, наш сосед по подъезду – помню его прогуливающимся по утрам с овчаркой Рексом. Здесь пел и золотой голос Украины Анатолий Соловьяненко, его имя носит теперь Донецкий Национальный академический театр оперы и балета. Кроме произведений из русского и мирового репертуара в театре ставились спектакли, музыка и либретто к которым были написаны специально для нашего края, например, балет «Черное золото» известного украинского композитора В. Гомоляки, посвященный шахтерам. В середине 50-х годов для работников искусств в центре Донецка, на бульваре Пушкина был построен большой красивый жилой дом, но площади поначалу на всех деятелей культуры не хватало, и многие семьи жили, до вступления в строй следующих «артистических» домов, в коммунальных квартирах. Нашими соседями сперва была семья ведущего оперного тенора А. Коки, потом семья Лебедевых – дирижера и солистки балета. Воспоминания детства: приехавший из Киева Гомоляка и наш сосед – дирижер «дядя Боря» Лебедев работают, сидя за фортепиано, над партитурой балета «Черное золото» перед его премьерой – это 1957 год. Воспоминания о театре связаны с именами стоявших у истоков театрально-декорационного искусства Донбасса талантливых сценографов – Э. Ляховича и В. Московченко. Помню висевшие в фойе театра их эскизы к спектаклям – они казались мне, ребенку, воплощенной сказкой. Примой-балериной во времена моего детства была нежная и лиричная Е. Горчакова, напоминавшая и по манере танца, и внешне прославленную Г. Уланову.

«ЗАВТРА».   Какие времена наступили для театральной жизни края после перестройки?

Ольга КОСТИНА.   Я в это время в Донецке бывала только наездами, но знаю, что новый расцвет балета начался в 80-е годы, когда на сцене театра стал солировать Вадим Писарев (сейчас он художественный руководитель театра), лауреат многих международных смотров артистов балета, удостоенный приза ЮНЕСКО «Лучший танцовщик мира». В 90-е годы он стал организатором своей балетной школы и ежегодного международного фестиваля «Звезды мирового балета», благодаря которому дончане смогли увидеть искусство целого ряда прославленных танцоров. Многие молодые исполнители вышли на большую сцену благодаря участию и победам в этом фестивале. Писарев всегда оставался со своим театром, невзирая ни на выгодные предложения, ни на политические вихри. Остается и сейчас…

«ЗАВТРА».  Ольга Владимировна, сейчас, когда вопрос национальной идентичности настолько обострен, хочу спросить: культура Донбасса черпала свое вдохновение в русских или все-таки в украинских традициях?

Ольга КОСТИНА.  И в тех, и в других. В языке, литературе, конечно же, доминанта русской культуры. Достаточно сказать, что все драматические театры Донбасса – от Донецка и Мариуполя до Тореза – русские. А вот в прикладном искусстве широко используются украинские мотивы. Хотя в целом территория Донбасса со всеми ее традициями издавна тяготела к России. Но и антагонизма с украинской культурой не было – мы изучали украинский язык и украинскую литературу, с удовольствием читали Шевченко (его любили декламировать со сцены на школьных концертах), Франко, Лесю Украинку, Корнейчука. А в третьем классе мы с подругой Леной участвовали в школьном карнавале композицией «Воссоединение Украины с Россией». Эта «идеологически грамотная» идея, конечно же, пришла в головы наших родителей, но не из конъюнктурных соображений, а от чистого сердца. Я была в русском сарафане и с кокошником, подруга – в ярком украинском костюме с венком и лентами на голове, мы ходили по залу обнявшись, декламировали стихи (я – Пушкина, она – Шевченко), а участники утренника должны были угадать название нашего представления. Дети легко угадали (незадолго до этого карнавала, в 1954 году, широко и пышно праздновалось 300-летие воссоединения Украины с Россией), а мы с Леной получили первую премию и были безмерно счастливы...

Особо стоит сказать об архитектуре Донецка. Тут прослеживается интересная тенденция. Конечно же, в столице Донбасса на центральных улицах, возводившихся в послевоенные годы, мог бы господствовать так называемый «сталинский ампир», тем более что город носил имя вождя (Сталино). Но «имперский пафос» сталинской архитектуры не проявился в полную силу – в пролетарском крае он сдерживался «левым» конструктивизмом, характерным для архитектуры конца 20-х и 30-х годов. Для уникальных (не типовых, а строившихся по индивидуальным проектам) зданий характерна скорее стилистика «пролетарской классики», зачинателем которой был известный московский архитектор И. Фомин. Когда я уже работала в Институте искусствознания в Москве, руководитель нашего отдела, профессор Олег Александрович Швидковский на одном из заседаний восторгался, после поездки в Донецк, культурным уровнем края и его благоустройством, в частности, его поразило количество роз – да, Донецк был и остается сейчас городом-розариумом.

Мои родители-скульпторы после войны много работали для архитектуры стремительно восстанавливающего Донбасса, делали декорирующие здания тематические рельефы. Мастерской для них стало помещение бывшей школы – разбитой снарядами, без отопления. Смотрю сейчас на разрушенные войной дома юго-востока и вспоминаю эту школу… Потом на ее месте были построены мастерские художественного фонда, где отец делал все свои памятники, установленные в разных городах Донбасса, в том числе памятник Артему, созданный в середине 60-х годов и стоящий на центральной улице Донецка, которая носит имя Артема. Его имя носит и драматический театр. Артем (Ф. Сергеев) был идеологом Донецкой автономии, основанной на экономической самостоятельности края, и организатором в 1918 году Донецко-Криворожской советской республики. Сейчас, когда по телевидению показывают кадры с мест военных событий, мелькают и созданные отцом памятники: шахтеру Изотову – в Горловке, Ленину – в самых страдающих городах Славянске и Краматорске. Кстати, в создании этих памятников участвовал и мой младший брат Александр Костин, скульптор и график, работающий сейчас в Москве.

«ЗАВТРА».  Что такое было – детство в Донбассе, откуда сейчас идут самые невозможные для восприятия известия – о гибели и страданиях детей?

Ольга КОСТИНА.  Детство в Донецке… Послевоенный Донецк был истинным городом детства. Население Донбасса было интернациональным, царила всеобщая атмосфера приятия, взаимопонимания и, не побоюсь сказать, любви. Всем детям независимо от национальности положена была… нет, не просто своя порция счастья, а самые широкие возможности для самореализации. «Драмкружок, кружок по фото, хоркружок…» – да, мы формировались не только в школах, но и в этих кружках, пионерлагерях, домах пионеров. Школа, в которой я училась, дружила с сельской школой Приазовья, где были греческие поселения. Дружественный нам греческий класс приезжал в гости в нашу школу, мы ездили к ним в село, устраивали замечательные совместные культурные программы, праздники с угощениями. Уверена, что людям, чье детство прошло в Донбассе, эти воспоминания никогда не дадут озлобиться.

Летом дети отдыхали в пионерских лагерях – либо в окрестностях Мариуполя на берегу Азовского моря, либо в лесистых местах: Красном Лимане, Дружковке, Славяногорске (сейчас Святогорск), где расположен красивейший Святогорский монастырь с вырубленными в меловой горе кельями. Близ этого монастыря и в его стенах проходило детство будущего о. Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского (Максимовича), прославленного в лике святых. Он стал духовным водителем русского народа в изгнании в послереволюционные годы. Надеюсь, что своим попечением святой не оставит своих земляков и сейчас…

«ЗАВТРА».  Культура невозможна без музыкальной составляющей…

Ольга КОСТИНА.  Я сама какое-то время после окончания МГУ преподавала историю искусств в Донецком музыкально-педагогическом институте, впоследствии преобразованном в консерваторию. Именно там я познакомилась со своим будущим мужем, дирижером оркестра народных инструментов Валерием Ивановичем Терещенко, работавшим потом в Московском университете культуры. А до работы в Донецке он был завучем Луганского музыкального училища. Донецкая и Луганская области – музыкальный край, школы и училища есть чуть ли не в каждом городе.

«ЗАВТРА».  Ольга Владимировна, какие-то связи остались у Вас на родине, что говорят Ваши соседи, близкие, оставшиеся там?

Ольга КОСТИНА.  Конечно, я живу в тревоге за своих близких и друзей. Моя подруга со своим мужем, перенесшим инсульт, чудом смогла вырваться в Донецк из Краматорска, который все это время подвергался бомбардировкам. Интересно, что когда звоню своим близким, они меня еще и успокаивают, мол, за нас не волнуйся, – мужества людям не занимать.

Что тут можно сказать? Землю пытаются зачистить под добычу сланцевого газа, и люди на ней оказываются лишними… Городу-саду грозит превращение в город-ад. Но глубоко убеждена – этому не бывать! Я знаю народ своего родного края и верю в него.

Беседовал Николай ОМЕЛЬЧЕНКО

На фото: скульптор В.М. Костин в мастерской с моделью памятника Артему (Ф. Сергееву). Середина 1960-х гг. Донецк

2 декабря 2018
Cообщество
«Салон»
4 0 9 566
Cообщество
«Салон»
4 0 9 844
Cообщество
«Салон»
3 0 10 015
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой