Сообщество «Философия истории» 00:00 19 декабря 2013

Битва за историю

Почему это не закрепить в самой Конституции? Или что-то произошло, и решения отложены? Или Путин — под давлением? Тот же Евгений Федоров совсем недавно прямо говорил о несамостоятельности, несуверенности всех российских президентов. Суверенитет (по-русски самодержавие) еще только предстоит обрести. Россия, в конце концов, должна начать преодоление "археомодерна". Будущее Государства Российского без этого невозможно
2

Глава государства в своем ежегодном Послании к Федеральному собранию от 12 декабря сказал много правильных вещей. Не употреблял мантр про "демократию" и "рыночную экономику" А идею "толерантности" Путин вообще назвал "бесполой и бесплодной".

Путин совершенно справедливо осудил европейскую "гей-революцию", хотя и не назвал ее прямо: "Сегодня во многих странах пересматриваются нормы морали и нравственности, стираются национальные традиции и различия наций и культур. От общества теперь требуют не только здравого признания права каждого на свободу совести, политических взглядов и частной жизни, но и обязательного признания равноценности, как это не покажется странным, добра и зла, противоположных по смыслу понятий. Подобное разрушение традиционных ценностей "сверху" не только ведёт за собой негативные последствия для обществ, но и в корне антидемократично, поскольку проводится в жизнь, исходя из абстрактных, отвлечённых идей, вопреки воле народного большинства, которое не принимает происходящей перемены и предлагаемой ревизии".

Невозможно не разделить точку зрения главы государства о том, что навязывание цивилизационного единообразия гибельно: "В последние годы мы видели, как попытки навязать другим странам якобы более прогрессивную модель развития на деле оборачивались регрессом, варварством, большой кровью". Не в последнюю очередь отсюда — апологетика консерватизма.

Как обычно, здесь не обошлось без русского философского наследия. На этот раз — Николая Бердяева. Однако этого мыслителя трудно считать консерватором. Скорее, он — "христианский анархист". Автор знаменитой "Философии свободы".

Во всяком случае, пресловутые "сексуальные перверсии" Бердяев не явно, но защищал. Известный Григорий Климов сделал Бердяева едва ли не главным героем своего "заповедника" Получается, что советники и спичрайтеры "подкачали".

Но главного, чего ожидали от Путина, он говорить не стал. Ельцинская Конституция, некогда принятая 28 с небольшим процентами голосов, остается неприкосовенной. С ее "приматом международого права над национальным", с её запретом на "государственную идеологию", роль которой продолжает играть навязанная нам "религия прав человека".

Владимир Путин считает, что "точечная корректировка" отдельных глав Конституции "возможна и необходима" в тех случаях, когда необходимо преодолеть правовую неопределенность, как то произошло в случае объединения Верховного и Арбитражного судов. То есть в чисто технических случаях. При этом он назвал "незыблемой" главу 2 Конституции — "Права и свободы человека и гражданина". 20 лет назад авторы Конституции (то есть Ельцин, Гайдар, Чубайс и обслуживавшие их правоведы) исходили из того, что незыблемой должна оставаться и глава 1 Конституции — "Основы конституционного строя", для правки этих глав предусмотрена специальная многоступенчатая процедура , в том числе созыв Конституционного собрания. Процедура описана в главе 9 "Конституционные поправки и пересмотр Конституции", которая также защищена той же специальной процедурой правки, предусмотренной для двух первых глав.

Неожиданно проявилась и некая интрига. 11 декабря прошли сообщения, что в послании к Федеральному собранию Владимир Путин может объявить об отмене выборов мэров городов в России. Этого тоже не произошло.

Куда делись предложения о констатации в Основном законе государствообразующей миссии русского народа и Православия? А без этого всякая "защита морали" "провисает".

Политико-правовая реальность России еще с конца 80-х — это жуткое "наложение" евроамериканских доктрин на совершенно чуждую им реальность, котораял складывалась веками и тысячелетиями.

Две недели назад депутат Евгений Федоров говорил о созыве Коституционного собрания и о переменах в Основном Законе как о деле почти решенном. Говорил о восстановлении суверенитета и о Путине как "лидере национально-освободительного движения". И сам Путин говорил о том, что из Конституции должны быть изъяты положения о примате международного закона над национальным. И что?

Сразу же после Обращения Путин посетил Конституционный суд , который принял принципиальное решение: в случае противоречий между Конституцией России и постановлениями любых иностранных судов на территории нашей страны приоритет остается за нашим законом. "Вы фактически защитили высочайший статус нашего Основного Закона и предложили алгоритм действий в случаях, когда решение Европейского суда по правам человека противоречит нормам нашей Конституции, — отметил президент. — Причем, на мой взгляд, вы сделали это исключительно корректно с юридической точки зрения".

Да, но почему это не закрепить в самой Конституции? Или что-то произошло, и решения отложены? Или Путин — под давлением? Тот же Евгений Федоров совсем недавно прямо говорил о несамостоятельности, несуверенности всех российских президентов. Суверенитет (по-русски самодержавие) еще только предстоит обрести. Россия, в конце концов, должна начать преодоление "археомодерна". Будущее Государства Российского без этого невозможно.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой