Сообщество «На русском направлении» 00:00 2 апреля 2015

Битва за историю

Все более ясно, что большинство "русских узлов" завязаны в XVII веке. Поэтому изучение и осмысление документов того времени более чем насущно. Важный шаг в этом направлении сделал петербургский издатель, переводчик, специалист по античной, средневековой и русской философии Т.Г.Сидаш, издавший в рамках собственного проекта "Квадривиум" двухтомник "Московские соборы 1660, 1666 и 1667 годов. Собрание документов эпохи" (тт. 1 и 2, СПб, 2014).
1

Все более ясно, что большинство "русских узлов" завязаны в XVII веке. Поэтому изучение и осмысление документов того времени более чем насущно. Важный шаг в этом направлении сделал петербургский издатель, переводчик, специалист по античной, средневековой и русской философии Т.Г.Сидаш, издавший в рамках собственного проекта "Квадривиум" двухтомник "Московские соборы 1660, 1666 и 1667 годов. Собрание документов эпохи" (тт. 1 и 2, СПб, 2014).

Напомним, что Московские соборы тех лет (с участием трех восточных патриархов с одной стороны, отстранили заблудшего, но законного патриарха Никона, с другой — утвердили все его реформы и нововведения, и наложили клятвы и прещения на всех, кто придерживался Русского богослужебного чина и, шире, традиции. В разное время историей Московских соборов — с разных, часто не совместимых меж собою позиций — занимались и занимаются Н.Ф.Каптерев, Н.И.Субботин, архим. Павел Прусский, Ф.Е.Мельников, М.В.Зызыкин, Б.П. Кутузов и мн.др. Сегодня Т.Г.Сидаш доступно и, в то же время, предельно научно, выверено, издал практически все материалы соборов и ряд важных, им сопутствующих — и Деяния всех трех соборов, и записи допросов ревнителей древлего благочестия, и, что важно, сочинения участников событий с греческой стороны, в том числе одного из главных — Газского митрополита Паисия Лигарида. Здесь же и сопутствующие документы — Житие преп. Ефросина Псковского (с его главами в защиту сугубой аллилуйи и двуперстия) и, особенно, Повесть о Новгородском белом клобуке, рассказывающая о истории Церкви и Империи, начиная со св.Константина — через узурпацию Карла Великого и историю передачи священных регалий накануне падения Второго Рима в Великий Новгород. "Повесть" (до Филофея) толкует Третий Рим как всю Русскую землю в ея целом.

Не менее важно также включение ранее замалчивавшейся и скрывавшейся Речи императрицы Екатерины II в Сенате 1762 г в защиту древлего Русского благочестия. Публикация этого документа во многом иначе показывает роль и место императорской власти в истории раскола, чем нам внушали либеральные авторы, распространяющие также суждения о его "фальшивости".

Т.Г.Сидаш, кроме того, написал развернутые историософские комментарии. Между Русью и Империей Ромеев он видит огромное различие в правосознании (объясняя это еще и тем, что Русь, как и Иран, как и Индия, — мир "азиатских арийцев". "Дело тут не в испорченности Паисия или Макария: дело тут в тысячелетней, начавшейся с Феодосия Великого (в V в. н.э.) практике уравнивания преступления канонического и уголовного". Именно это Русскому Православию до Соборного уложения 1648 г. — и до 1666-1667 гг. было глубоко чуждо.

Сами "обрядовые" расхождения Сидаш называет "теургическими", то есть, можно рассуждать о том, всегда ли неточность совершения сакрального действия ведет к его недействительности (об этом, собственно, "старообрядческий спор" в его буквальном смысле). Но между Греками и Русскими на самом деле лежала бездна в самом понимании Христианства. Анализируя "Историю России" участника Соборов Дионисия Святогорца, Сидаш показывает, что "стояние русских в особенностях своего обряда" и связанная с этим "способность к порождению многих новых святых, созданию своего стиля…, своей мощной государственности" для греческих архиереев "есть прелесть, самообольщение, источник которого дьявол". Не похоже ли все это на современные церковные споры (особенно в виду подготовки Великого собора 2016 г.)? При этом Т.Сидаш делает интересное замечание: "Греки в событиях семнадцатого века играли приблизительно ту же роль, что евреи в событиях семнадцатого года: они были незаменимы на фазе деструкции, причем, на первой, взрывной, фазе, но когда деструкция приняла систематический характер и стала сочетаться со строительством новой империи, они стали прошлым, как и те, с кем они боролись".

Впрочем, высоко ценя как работу над текстами, так и многие комментарии, автор этих строк далеко не со всеми из них согласен. Вслед за Вл. Соловьевым противопоставляя "Россию Ксеркса иль Христа" (то есть арийско-персидское и Христианское), Т.Сидаш, на наш взгляд, противоречит сам себе и, тем самым, идет… "вслед за греками". Тем самым, когда он утверждает, будто бы "религиозное христианское государство не может, и, что куда важнее, не должно быть империей", он — вслед за священномучеником Андреем (кн. Ухтомским), каковой для него является главной и ключевой фигурой, — все же двигается в сторону Ветхого Завета. Наша позиция здесь — иная.

Но надо уточнить — лично о Тарасе Геннадиевиче, искреннейшем стороннике и подвижнике "Русской Весны" — и в смысле Новороссии, и во всех иных. Говоря о несогласии с ним, имею в виду только "спор славян между собою" — в определенной степени "московско-новгородский". А "третий — лишний". 

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой