Без права на ошибку
Авторский блог Андрей Фефелов 00:00 28 июля 2016

Без права на ошибку

Во главе глобалии стоят американские кадры. Это те, кто был воспитан в закрытой сети, производной от масонства. Это уже гораздо более сложная система, стоящая за спиной государства. Они тихо отказались от постиндустриализма, начав новую технологическую волну. Они переходят к производству на 6-м технологическом укладе, его ещё называют Индустриализация 4.0, — производство точно в срок, с минимальным расходом ресурсов, того, что нужно потребителю императивно. Это фактически возврат к средневековой цеховой системе. Объём и срочность производства становятся зависимыми от потребителя. Потребитель сам заказывает, что он хочет. Все созданные ими вещи перестают быть одноразовыми. Они делаются на века.
2

Андрей ФЕФЕЛОВ. Максим, я знаю, что над тобой нависла секира государственных репрессий. Что это за история?

Максим КАЛАШНИКОВ. Дома был обыск, но пока ещё у меня статус свидетеля. Конечно, с риском смены статуса на подозреваемого. Меня обвиняют в том, что я с другом полковника Владимира Квачкова журналистом Юрием Екишевым "помогал" ему распространять по сети антисемитские материалы.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Зная тебя, не думаю, что ты бы стал этим заниматься.

Максим КАЛАШНИКОВ. Это, конечно, просто повод. Думаю, мы стоим на пороге пароксизма "охоты на ведьм". Сейчас будут грести всех более-менее заметных, имеющих свою точку зрения. В стране развивается социально-экономический кризис, во главе ЦБ и правительства стоят авторы этого кризиса. Чтобы не трогали их — нужно трогать нас.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Может быть, это попытка надавить на тебя, чтобы ты менее радикально высказывался?

Максим КАЛАШНИКОВ. Но я никогда не был радикалом! Я всегда высказывался как футуролог. Я говорил и говорю, что невозможно совмещать монетаристский курс Кудрина-Улюкаева-Шувалова, а фактически — Гайдара и Чубайса, с великодержавной политикой. Это совмещение ведёт к катастрофе. Разве это экстремистская точка зрения?! Думаю, что сначала перехватают всех гражданских и политических активистов, потом патриотических публицистов, а дальше начнут сажать обычных людей. Не будут трогать лишь либералов, они социально близки нынешним управленцам. Дай Бог, если у верховной власти хватит политической воли и разума остановить эту машину, иначе она станет последним гвоздём в гроб России.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Интересно, что после "болотных" выступлений сели только два человека — Удальцов и Развозжаев. "Красные" левые люди, этнические русские. Теперь они, как дураки, сидят, а все остальные, которые всё это дело заваривали, и в ус не дуют. Быть может, власть попросту боится либералов? Ведь те имеют между собой мощную спайку, и СМИ на Западе покрывают их.

Максим КАЛАШНИКОВ. Либеральной сплочённости, безусловно, надо поучиться. Мы никого пока не вырвали из тюрьмы, в отличие от идеологического противника. Например, к ребятам-мухинцам четыре месяца не допускали адвокатов. Сам Юрий Игнатьевич Мухин под домашним арестом. Он может писать статьи, но сделать с ним интервью невозможно, это будет расценено как нарушение режима.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Нам приходится нести бремя государства. У меня никогда не было иллюзий, что если режим будет усиливаться, то всё будет справедливо и гладко, и что я лично или мои проекты не пострадают. Всё перекошено, всё не справедливо, всё не идеально. В этом я согласен с тобой. Но ты говоришь, что сама тенденция развития страны губительна…

Максим КАЛАШНИКОВ. Да. Совершенно верно.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Но ведь существует огромное количество вещей, которые, наоборот, вселяют надежду. Например, усиление армии.

Максим КАЛАШНИКОВ. Запад не собирается нападать на нас, он прекрасно бьёт РФ экономическими методами. Мы тратим впустую время и деньги.

Андрей ФЕФЕЛОВ. У НАТО существует целая стратегия окружения базами под названием "Анаконда".

Максим КАЛАШНИКОВ. Окружения, но не нападения. Они смотрят с удовлетворением на то, как мы клепаем горы оружия. В советские годы было то же самое, но разве это спасло Советский Союз?

Андрей ФЕФЕЛОВ. Советский Союз распался не из-за того, что мы втянулись в гонку вооружения.

 

Максим КАЛАШНИКОВ. Как автора многих просоветских книг меня трудно обвинить в нелюбви к Советскому Союзу, но я считаю, что советский генералитет вёл гонку вооружения бездарно. Да, знаю твою позицию и согласен с ней: причиной распада стало разложение элиты. В РФ элита разложена не меньше, чем в Советском Союзе. Даже больше. В армию будут вложены громадные деньги, будут сделаны дорогостоящие разработки, но всё это не пригодится, нам просто подорвут экономику. Невозможно, сохраняя сырьевую экономику и при этом не развивая машиностроение, электронику и прочее-прочее, пытаться сделать сильную армию.

Андрей ФЕФЕЛОВ. В этих сферах ты дока, знаешь конкретные предприятия, конкретные разработки. Неужели нынешний российский ВПК — это мёртвородящая машина?

Максим КАЛАШНИКОВ. Рогозин на майском совещании в Минпромторге рассказал о двадцати одном проблемном направлении. Пока в целом в ВПК РФ наблюдается провал. Конструкторы и инженеры не могут дойти до руководства военных корпораций со своими предложениями. Гражданский сектор побит очень сильно. У нас нет ударных вооружённых беспилотников, проблемы с акустикой. В своё время Сталин укреплял армию и одновременно поднимал мощный гражданский сектор. Военная промышленность выпускала и высококачественную мирную продукцию. Изначально военные заводы на 90% имели мирную составляющую.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Сталинградский тракторный завод выпускал и танки.

Максим КАЛАШНИКОВ. Часовые заводы выпускали взрыватели и часы для гражданских. Примеров много. В России же пытаются сделать чисто военные предприятия. Это путь к гибели. Никто вторгаться к нам не будет. Нам просто пережмут кредиты, ведь источника своих длинных денег у нас нет. Мало того, пятая колонна сидит рядом с Кремлём. Это ЦБ, экономический блок правительства. Они делают всё, что нужно Западу.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Но климат в обществе оздоровился. Это невозможно отрицать. Возвращаются прежние установки, и государство в этом принимает активное участие. Если, например, сравнить телевидение 90-х годов и нынешнее — разница есть. Демография говорит: теперь для среднестатистической семьи трое детей — это норма.

Максим КАЛАШНИКОВ. Трое детей должно быть в каждой русской семье после таких потерь. А если сравнивать рождаемость мигрантов и рождаемость в чисто русских семьях? Надо ли говорить, на чьей стороне перевес? Нет ничего однозначного.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Твой алармистский взгляд на сегодняшний мир уже стал твоей визитной карточкой… Как ты полагаешь, мировой кризис — это очередной циклический кондратьевский кризис, или он другой, не похожий на все прошлые кризисы?

Максим КАЛАШНИКОВ. Я не очень люблю кондратьевскую нумерологию. Мне ближе иной, цивилизационно-информационный подход: кризис возникает от того, что меняется цивилизация. То, что мы называем мировым кризисом, — на самом деле четвёртая мировая война. Об этом я писал в своей книжке "Мировая революция 2.0" в декабре 2013 года. Эту войну ведут не США. США — это только штаб-квартира, в ней сидит великая глобалия, это уже фактически новая глобальная цивилизация — античеловечество, которое хочет подчинить себе всё человечество. Североамериканская цитадель, океанами ограждённая от всего прочего мира, жаждет его разрушить: сбросить в архаику, в расколы, в войны, в гражданские смуты, в одичание. Пусть это будет море хаоса, крови. Пока всё это великолепно выполняется, они внутри проводят реиндустриализацию США, создавая там роботизированную промышленность. Они создают расу господ, великих глобалов, которые обладают очень долгой жизнью. Они создают биомедицину не для всех, с помощью инъекций "вечной жизни" выстраивают кастовое общество. А за доступ к бессмертию люди принесут любого Путина на блюдечке, любого Саддама… Будет создан англосаксонский блок. В него войдут Канада, США, Мексика — отчасти, естественно, Британские острова, Австралия, Новая Зеландия.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Может быть, Великобритания оттого и вышла из ЕС? Бежит, как крыса, с тонущего корабля Европы… Анклавы, гетто будут созданы, но как в них будет развиваться элита? Мозги у них не закиснут?

Максим КАЛАШНИКОВ. У них не будет соперников, они смогут вплотную заняться своими внутренними делами. Китай им служит примером. В конце XV века был достигнут очень высокий уровень китайского развития. Закрытость от всего остального мира дала им возможность существовать на достаточно высоком уровне… Да, безусловно, они ошибаются, в конце концов, произойдёт деградация.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Даже если допустить, что все остальные цивилизации будут обращены в хаос, пыль, то их всё равно надо постоянно пасти железным жезлом, как бы кто не вылез, какое-нибудь открытие не совершил и этот непотопляемый авианосец не взорвал.

Максим КАЛАШНИКОВ. Открытия требуют науки. Наука требует централизованных государств. Современные экспериментальные установки стоят очень дорого. Это фактически крупные предприятия. Эпоха застольной науки давно ушла. Полная технологическая отсталость от великой глобалии отлично решает проблему контроля!

Андрей ФЕФЕЛОВ. То есть нынешний кризис — рукотворный, он имеет определённые цели и план?

Максим КАЛАШНИКОВ. Кризис имеет объективное начало, поскольку капитализм подошёл к своему концу. Пределы земли достигнуты, все некапиталистические системы снесены. Дальше некуда расширяться, а судный процент требует расширения. Как и роста населения, это понятно. Я согласен с Андреем Фурсовым, капиталисты — очень умные люди, и за их спиной большой опыт XIX-XX вв. Они поняли, что надо возглавить процесс. Если в капитализме кризис, то его надо превратить в кастово-рабовладельческое общество. Планы эти вынашивались ещё с конца XIX века, просто не было для этого годных технологий.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Теперь у них всё получится, надо думать?

Максим КАЛАШНИКОВ. Если будет идти так, как идёт сейчас, то у них получится очень многое. Россия выбита из этой борьбы. Мы не являемся центром, у нас нет конкурирующего технологического центра. Что такое, например, "индустриализация" РФ? Ты приглашаешь сюда западную фирму, она везёт блоки, ты здесь их свинчиваешь. И эти отвёрточные ангары мы называем заводами?!

Андрей ФЕФЕЛОВ. Значит, в соперниках останется только Китай.

Максим КАЛАШНИКОВ. Китайцев они попытаются поймать на их цикличности. Всем известно, что Китай периодически переживает крестьянские войны и разрушение.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Зная волчью повадку англосаксонской элиты, понятно, что они всегда будут использовать чужие руки для борьбы со своим стратегическим противником. Слава Богу, руки России не задействованы в этой борьбе с Китаем. Это великое, кстати, достижение путинского периода.

Максим КАЛАШНИКОВ. А что, при Ельцине мы пошли бы на Китай?

Андрей ФЕФЕЛОВ. Во всяком случае, идея создать здесь натовский плацдарм для угрозы Китаю вполне реализовывалась при Ельцине.

Максим КАЛАШНИКОВ. Честно говоря, это рассуждения в русле 1750-х годов. Наш злейший враг давным-давно уже научился взрывать своего противника изнутри.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Это понятно с февраля 17-го года.

Максим КАЛАШНИКОВ. Вот-вот. И это были, заметьте, первые попытки. Как аэроплан братьев Райт 1903-го года, "Китти Хок", где лётчик лежал фактически ничком, на животе, и без руля, гашированием крыльев управлял машиной. А сейчас, простите, реактивные самолёты… Вспомните доклад Кобякова-Черемных-Восконян. Они научились управлять социальными процессами внутри общества. Тем более, что общество больное, коррумпированное. Элиты везде заврались, зажрались и оторвались от народа… Именно поэтому им базы НАТО не сильно нужны здесь. Если что — они рванут РФ изнутри, сибирская республика очень быстро попросит протектората США, и они оперативно развернут здесь цепочку баз.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Всё же с китайцами им будет трудно. Китайская элита доказала, что она элита.

Максим КАЛАШНИКОВ. Они создали великую инженерную элиту, и она знает, чего хочет. Технократическая элита с властной элитой в Китае совпадают. У них даже чиновники обладают инженерным сознанием. Они развивают свои корпорации гораздо более успешно, чем в РФ. Они вручную отыскивают резвые корпорации и вкладывают в них деньги. Никаких особых технологий. Они просто оперируют здравым смыслом.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Раньше слово "Шанхай" в России было нарицательным и означало трущобы. Сейчас это сверхсовременный город.

Максим КАЛАШНИКОВ. "Better City — Better Life" (Лучше город — лучше жизнь). Это их лозунг. Рассуждая о русском будущем, мы должны всегда помнить, что мы — народ удерживающий, да, но мы сейчас очень сильно подорваны и демографически, и духовно. То, что происходит сейчас, — не возрождение. Мы словно под действием какого-то наркотика испытываем эйфорию: "мы опять великие!", хотя на самом деле мы всё ещё сырьевая страна. Слабость русских в том, что мы стали бояться быть первыми. Мы стали бояться делать что-то против моды, идти против течения.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Этот страх возник ещё в дворянской России, сразу после Петра.

Максим КАЛАШНИКОВ. Сталин героически пытался его переломить, хотя не всегда сам выдерживал эту логику. Капицу-то он уволил за стремление не копировать немецкие турбодетандеры.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Дело в том, что Сталин опирался на дворянскую культуру в своей политике, в своей гуманитарной жизни. Именно поэтому он отрицал Андрея Платонова с его языком.

Максим КАЛАШНИКОВ. Дворяне были настоящими захолустными западниками.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Возвращаясь к нашему разговору: схватка глобалии и Китая неизбежна?

Максим КАЛАШНИКОВ. Да. Она уже идёт, это интеллектуальная схватка. Во главе глобалии стоят американские кадры. Это те, кто был воспитан в закрытой сети, производной от масонства. Это уже гораздо более сложная система, стоящая за спиной государства. Они тихо отказались от постиндустриализма, начав новую технологическую волну. Они переходят к производству на 6-м технологическом укладе, его ещё называют Индустриализация 4.0, — производство точно в срок, с минимальным расходом ресурсов, того, что нужно потребителю императивно. Это фактически возврат к средневековой цеховой системе. Объём и срочность производства становятся зависимыми от потребителя. Потребитель сам заказывает, что он хочет. Все созданные ими вещи перестают быть одноразовыми. Они делаются на века. Также они запустили процесс так называемых аддитивных технологий. Производное нано — порошковая металлургия. Это стереопечать, это использование нанотрубок, которые делают материал прочнее и уменьшают расход. Если понижается расход металла, бетона, то падает спрос на электричество, а значит, производно падает спрос на нефть и газ.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А известен ли приемлемый уровень деградации? Чем он измеряется? Уровнем жизни на Украине, в Африке? Ведь речь идёт о распаде крупных государств. ЕС ведь тоже не нужен новой элите.

Максим КАЛАШНИКОВ. Я думаю, Андрей, здесь всё зависит от культурно-исторических особенностей. В Африке будет племенное общество с прочерченными по линейке границами. У нас они постараются сделать массу региональных резерваций с воюющими между собой криминальными элитами во главе. Всё будет уменьшено до неопасного уровня. В Европе, возможно, всплывут реликты феодализма века XIV-го. Уже сейчас мы видим, как они всплывают. До этого они, конечно, скрывались под мощной бронёй индустриальной цивилизации, которая неплохо крепила империи.

Андрей ФЕФЕЛОВ. План глобальной элиты весьма чахлый, честно говоря. Очень скоро им начнёт угрожать деградация, поскольку не будет интеллектуальной ротации, и её вирус настигнет их детей. Океаны, моря, рвы не спасут.

Максим КАЛАШНИКОВ. Да, но у них есть план. Это очень важно. У нас его нет. Вы посмотрите на действия РФ — чего мы хотим?! Мы хотим пересидеть, дождаться роста цен на нефть. Мы решили плыть по течению. Какой план у Европы по созданию Нового Мира? Да никакого. Есть только два игрока: великая глобалия и Китай. Всё.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Войны между ними не будет?

Максим КАЛАШНИКОВ. Им не нужна война. Они будут тихонько бодаться.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Но это процесс длительный. Странно, но у меня есть ощущение, что глобалия очень спешит в реализации своего плана. Кажется, что они просто не успевают по графику. Как они смогут переварить Китай, если у них мало времени?

Максим КАЛАШНИКОВ. Для этого у них есть жертва на заклание — Россия. Им важно закрыть кризис в США некими внешними событиями. Россия, Европа — это очень удобные жертвы для того, чтобы сделать внешнее шоу и отвлечь внимание от системного кризиса и необходимых, достаточно жёстких преобразований в США. Вспомним 2001-й год! Они убили две с половиной тысячи человек, но взамен выскользнули из кризиса и несколько переформатировали мир.

Андрей ФЕФЕЛОВ. То есть, всё-таки, возвращаясь к их стратегии, на твой взгляд, глобализма не будет? Они построят внутренний контур, а здесь — гори всё синим пламенем?

Максим КАЛАШНИКОВ. А это тоже глобализм, Андрей. То, что они создают, — это мир. У Свифта хорошо изображён этот новый мировой порядок. В XVII веке человек уже додумался до этого. Лапута — летающий остров, замок, средоточие технологий, знаний, власти, элиты, богатства. Город восстал, Лапута опускается и давит. И ничего ты не сделаешь. Это тоже глобализм, на самом деле.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Сначала они испепелят весь мир, уморят экономики, проглотят Китай, а потом сдохнут сами через какое-то время. Превратятся в гниль, распухнут, как консервы, которые простояли на солнце несколько дней. И вся земля покроется пеплом этой исчезнувшей цивилизации. Это твой сегодняшний взгляд на будущее мира?

Максим КАЛАШНИКОВ. Это одно из возможных направлений.

Андрей ФЕФЕЛОВ. А есть ли какое-то другое направление в твоём видении? Менее пессимистичное?

Максим КАЛАШНИКОВ. Этому другому направлению как раз и посвящены все книги Максима Калашникова. Оно называется упование на русское чудо. Необходимо начать свой проект воссоздания цивилизации. Не придатка к "Газпрому", не страны-пугала, которая застыла в развитии, сидит у бережка и ждёт, когда цены на нефть пойдут вверх. Нет, страны технократической, идущей вверх, футурологической, с футурополисами, новым обществом. К сожалению, пока всё идёт в обратном направлении.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Между твоими чаяниями и реальностью увеличивается разрыв?

Максим КАЛАШНИКОВ. Да, к сожалению, разрыв увеличивается. РФ упустила тучные годы для развития.

Андрей ФЕФЕЛОВ. В России всегда так было: когда наступало спокойное время, все переставали чем-либо заниматься, а потом, когда резко приходили суровые времена, возникал прорыв.

Максим КАЛАШНИКОВ. Вот сейчас весьма всё непросто. И я спрашиваю, где инженеры? Академия наук должна развиваться, а её громят. Должна подниматься промышленность, а развивается отвёрточное производство. Сырьевая экономика сохраняется? Сохраняется. Набиуллина возглавляет ЦБ? Возглавляет. Если русские не справятся с этим, они не только себя погубят — целый мир. Вот о чём я пытался всё время сказать в своих книгах. Видимо за это заработал ярлык экстремиста, теперь чуть ли не на грани подозреваемого, проводят обыски дома.

Андрей ФЕФЕЛОВ. В России экстремистом быть не так уж и плохо. Россия — это страна экстремального климата и экстремального сознания. Любые наши серьёзные действия всегда будут носить экстремальный характер.

Максим КАЛАШНИКОВ. Да, но к экстремальному характеру нужно иметь демографический потенциал, творческий потенциал, умственный. Сейчас с этим плохо. Мы не имеем права на ошибку, у нас один патрон в обойме, один заход на посадку.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Будем рассчитывать на русское чудо.

Максим КАЛАШНИКОВ. На Бога надейся и сам не плошай.

Илл. Владислав Провоторов. Вавилонская башня (1989)

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой