Без абажуров
Авторский блог Александр Елисеев 19:29 24 мая 2013

Без абажуров

Высказывание Л. Гозмана, поставившего на одну доску советский СМЕРШ и гитлеровские СС, как и нужно было предположить, вызвало огромный резонанс. Многие находятся в недоумении, задавая вопрос - а что стало бы с этими деятелями, если бы нацисты всё-таки победили? И отвечают в том духе, что, скорее всего, наделали бы из них абажуров. Я же так не думаю, более того вполне уверен, что многие наши либералы вполне устроились бы при «новом порядке», причем даже те из них, кто имел бы совсем «не то» этническое происхождение. Тут сразу же вспоминается Геринг с его знаменитым: «Мне решать, кто здесь еврей!» Не следует забывать, что гитлеризм был одной из версий капитализма, а тут всё решает выгода
3

Высказывание Л. Гозмана, поставившего на одну доску советский СМЕРШ и гитлеровские СС, как и нужно было предположить, вызвало огромный резонанс. Многие находятся в недоумении, задавая вопрос - а что стало бы с этими деятелями, если бы нацисты всё-таки победили? И отвечают в том духе, что, скорее всего, наделали бы из них абажуров. Я же так не думаю, более того вполне уверен, что многие наши либералы вполне устроились бы при «новом порядке», причем даже те из них, кто имел бы совсем «не то» этническое происхождение. Тут сразу же вспоминается Геринг с его знаменитым: «Мне решать, кто здесь еврей!» Не следует забывать, что гитлеризм был одной из версий капитализма, а тут всё решает выгода.

Либералы любят ставить знак равенства между коммунизмом и фашизмом, но как представляется гораздо больше оснований ставить на одну доску фашизм и либерализм – причем, не только экономически. Есть между ними некое сущностное, мировоззренческое единство, хотя просто отождествлять фашистов и либералов было бы неверно. В основе фашизма и либерализма лежит элитаризм, предполагающий господство какого-либо продвинутого меньшинства (меньшинств) над всеми остальными. И родился данный элитаризм еще в древние времена – когда определенные круги внутри аристократии выступили против монархии. Сама по себе монархия радикально антиэлитарна, она всегда пытается осадить зарвавшуюся аристократию, претендующую не только на экономическое господство, но и на политическую власть. Русская монархия – ярчайший пример такого противоэлитарного сдерживания, не случайно Царский гимн содержит такие строки: «Гордых смирителю, слабых хранителю». Именно таким и воспринимала нация Царя, именно этот архетип и воплотил Иван Грозный, «клавший гнев» на бояр, но просивший поддержки «мизинных» людей.

 

Аристократическая олигархия немало сделала для свержения традиционных европейских монархией в Европе и замены их республиками или конституционными подделками. Достаточно вспомнить масонство, которое сначала было инициатическим братством ремесленников-строителей, а потом оказалось захвачено аристократами, которые превратили его в элитарный орден, устраивающий антитрадиционные «буржуазные» революции. В результате, возникла супераристократическая система, основанная на абсолютном господстве меньшинства. Главы государств и правительств подчинены здесь своим партиям, которые манипулируют избирателями. Такая система считается демократической, но правит-то здесь не народ, а его «представители», являющиеся политической аристократией. (В настоящее время выдвигается требование прямой демократии референдумов призванной покончить с данной имитацией.) Политики господствуют над различными социальными и профессиональными группами так же, как в свое время феодалы господствовали над крепостными крестьянами. (К сожалению, западный, по своему происхождению, партийный аристократизм восторжествовал и в СССР, во многом подменив собой прямую демократию Советов, восходившую к традиционной системе общинных, земских и вечевых сходов. В результате, партийная знать предала социализм во имя встраивания в глобальный капитализм и в надежде приобщиться ко всемирному клубу господ.)

А начиналось-то всё даже с избирательного ценза, согласно которому большинство было лишено избирательных прав. Потом, правда, пришлось приобщать всех к благам электоральной демократии, ибо массы, вырванные из разрушаемой традиционной среды, грозили раздавить своим давлением всю систему. К слову сказать, некоторые наши либеральные мыслители склонны сокрушаться по этому поводу. «Допустим, всеобщее избирательное право — это венец развития, - пишет Ю. Латынина. - Допустим, каждый безработный ублюдок, громящий лондонский магазин, — это и есть тот парень, который должен решать, как нам всем жить, и кто это отрицает — тот ретроград и фашист. Но при чем здесь европейские ценности? Всеобщее избирательное право не существовало на Западе, пока Запад владел миром. Когда оно пришло на Запад, Запад свое господство в рекордные сроки утратил». («Европа, ты офигела!» http://www.novayagazeta.ru/politics/48064.html)

И тут нельзя не заметить, что Латынина во многом права. Игры в демократию и социальные гарантии замаскировали господство элиты, но вынудили её отдать часть своего могущество. И понятно, элиту это бесит, поэтому она уже третий десяток лет проворачивает социальный капитализм через мясорубку неолиберальной революции http://www.zavtra.ru/content/view/neoliberalnaya-revolyutsiya/. Это месть аристократов за необходимость временных отступлений.

В высшей мере показательно, что политическая аристократия Запада часто оказывается прямо-таки насыщена представителями аристократии традиционной, родовой. Взять, к примеру, США, которые вроде бы являются образцом республиканизма и демократизма: «Если вы исследуете генеалогию президентов Америки, то будете поражены, - пишет исследователь Д. Айк. - Все президентские выборы, начиная с Джорджа Вашингтона в 1789, были выиграны наиболее «чистокровными» кандидатами, и эталоном является Европейская Королевская Кровь. Из 42 президентов, предшествовавших Биллу Клинтону, 33 были генетически связаны с двумя людьми — Альфредом Великим, Королем Англии, и Шарлеманом, монархом, правившим на территории современной Франции. 19 из них имели родственные узы с королем Англии Эдвардом III, родственником принца Чарльза. И тоже самое касается всех ключевых постов власти, повсюду — одно и то же племя! Будь это семья банкиров в Америке или какая-либо другая. Скажем, Джордж Буш и Барбара Буш выходят из одной линии крови -линии Пирсов (раньше они назывались Перси), одной из аристократических семей Британии, процветающей по сей день. Дж. Буш является родственником Шарлемана и Альфреда Великого, а также Франклина Делано Рузвельта. Идея о том, что любой может стать президентом, — просто неправда. Если вернуться на два поколения назад, в соответствии с исследованиями, то можно увидеть: Прескот Буш состоял членом Общества Черепа и Скрещенных Костей в Йельском университете и был замешан в различных политических маневрах. В последующем поколении вы увидите Джорджа, которого готовили с рождения и воспитывали как держателя власти. Он и стал главой ЦРУ, вице-президентом и президентом. Он возглавлял Республиканскую партию во время слушаний Уотергейта. Был послом ООН и неофициальным послом в Китае. Все эти цолжности — ключевые. К тому же Джед Буш стал губернатор штата Флорида. По данным Книги Пэров Берка, даже по официальной генеалогии, Б. Клинтон генетически родственней Дому Виндзоров, а также каждому шотландскому монарху, королю Англии Генриху III и Роберту I — королю Франции. Клинтон происходит и из семьи Рокфеллеров на одно поколение назад, что является ясным объяснением того, почему так называемый «мальчик с улицы из штата Арканзас» получил стипендию Рода в Оксфордском университете, которая выдается только избранным. В очень раннем возрасте Клинтон стал губернатором штата Арканзас, который все считают штатом Рокфеллеров. Затем он стал президентом Соединенных Штатов».

И не удивительно, что именно Штаты являются мировым лидером, причем зачастую поддерживают своё лидерство именно гитлеровскими методами. В обеих – американской и германской - версиях этого мирового элитаризма налицо идея избранности двух общностей, выступающих как господствующее меньшинство в отношении других народов. К слову сказать, недавно американские ученые обнаружили некий «ген свободы», который, как и следовало ожидать, преобладает именно у американцев. То есть, идея американской богоизбранности переводится даже и на биологический уровень.

 

При этом следует заметить, что гитлеровские расисты (и нацисты, в том числе) учились у расистов английских, которые вполне себе спокойно и плодотворно творили в условиях парламентской демократии и свободы предпринимательства. «Еще в XVII веке отождествление Англии с библейским Израилем, представление, что Англия связана с Богом особыми узами, являлись общепризнанными, особенно в среде пуритан, - пишет исследователь М. Саркисянц. - Считалось, что «англичане, как некогда иудеи, — избранный народ Бога»… Известно, что и Оливер Кромвель считал не весь христианский мир, а именно английский народ, «народом Бога», Новым Израилем, сражающимся в битвах Господних… О Новой Англии говорилось: «Бог предназначил эту страну для нашей нации, уничтожая туземцев чумой, не тронувшей ни одного англичанина… Итак, исчезновение туземцев приписывалось Провидению, которое было сродни геноциду… В 1653 г. из Новой Англии «с чувством глубокого удовлетворения» сообщали, что благодаря «чудесным трудам великого Иеговы» численность массачусетского племени индейцев сократилась с тридцати тысяч до трех… Подобные высказывания Мильтона явно повлияли на Сесила Родса, который утверждал, что вера Мильтона в избранный Богом английский народ должна стать основополагающим принципом, вдохновляющим британцев на расширение Империи… Современник Гитлера — британский поэт Альфред Нойс… отзывался об английской нации как об избранной Богом. Он, как, впрочем, и Суинберн (1837—1909), представлял английского Бога как «Бога воинственного…». («Английские корни немецкого фашизма»)

Британские интеллектуалы считали англичан «расой господ». При этом, многие из них презрительно отзывались не только об «азиатах» или «африканцах», но и о европейцах – французах, ирландцах и др. Русских тоже считали принадлежащими к «низшей расе». А Р. Нокс писал, что «кельтская и русская нации... презирающие... труд и порядок... стоят на низшей ступени человечества».

Однако за национальным мессианизмом гитлеровцев часто скрывался наднациональный, элитарный космополитизм. Вот характерное признание Гитлера: «Я пользуюсь идеями нации и государства по соображениям текущего момента. Но я знаю временную ценность этих идей. Придёт день, когда даже у нас в Германии, мало останется от того, что мы называем национализмом. Над всем миром встанет всеобщее содружество хозяев и господ». Но и самого Гитлера многие считали недостаточно продвинутым. Так, внутри СС вынашивались планы, согласно которым на первом месте должна стоять не гитлеровская НСДАП, а именно этот «черный орден». Предполагалось, что Германия должна стать всего лишь частью Единой Европы, управляемой эсесовской аристократией. Гитлеру здесь отводилась роль всего лишь вождя немецкого народа, в то время как вождём народов Европы должен был стать рейхсфюрер СС Гиммлер.

Ну да и как в такой вот «интернационально-фашистской» Европе не нашлось бы место «инициативным» и «предприимчивым» людям всех наций и рас? А вы говорите «абажуры» – какое там. Это был удел представителей большинства разных народов.    

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой