Банки и банкроты
Авторский блог Дмитрий Владыкин 00:01 14 ноября 2018

Банки и банкроты

как появляются «чёрные дыры» в российской экономике
6

В своей статье "Жулики-мазурики" генерал-полковник Леонид Ивашов на примере многолетних злоключений одной небольшой крымской фирмы поднял тему выстраивания отношений малого и среднего бизнеса с реальной российской "вертикалью власти" и нравов, царящих в этой среде. Ивашов выдвинул предположение о том, что созданный ещё в "лихие девяностые" симбиоз коррумпированной части органов власти с криминальными бизнес-структурами, который он назвал "системой", является одним из главных препятствий на пути ускоренного развития отечественной экономики. Тема эта, можно сказать, неисчерпаема, и примеров того, как "сильные мира сего", используя свои возможности, разными способами "кошмарят" тех, кто послабее, — великое множество. Поэтому попытаюсь продолжить начатое уважаемым Леонидом Григорьевичем обсуждение "системы" и тем же индуктивным путем, через конкретный пример, вый­ти к более широкой, социально значимой проблематике.

Речь пойдёт о ситуации с ЗАО "Стальинвест", которое было зарегистрировано в феврале 2001 года в г. Домодедово Московской области. За первые 14 лет своей деятельности оно успешно развивалось, расширяя объём и ассортимент выпускаемой продукции. Помимо базовой площадки в Домодедово, в 2008 году в посёлке Первомайский Щекинского района Тульской области была приобретена в собственность производственная площадка, на которой в течение последующих шести лет "с нуля" построен завод по производству полнокомплектных зданий из металлоконструкций. По итогам 2014 года ЗАО "Стальинвест" обладало высокотехнологичными производственными мощностями для выпуска 48—50 тыс. тонн (в зависимости от сложности) стальных строительных конструкций; до 5 млн. кв. метров сэндвич-панелей с наполнителем из минеральной ваты, до 120 тыс. тонн профнастила и других гнутых профилей из оцинкованной стали (в том числе — с полимерным покрытием): металлочерепицы, фальцевой кровли и доборных элементов для неё, а также водосточных систем; до 50 тыс. тонн минеральной ваты из базальтового волокна плюс около 500 мостовых кранов грузоподъёмностью до 100 тонн (в кооперации с финским Konecranes). В состав ЗАО "Стальинвест" входил собственный инженерный центр, две сертифицированные лаборатории, которые осуществляли контроль за качеством и экологической безопасностью производства на всех его этапах. Процессы управления, включая управление закупками, проектированием, производством и продажами с 2005 года были сертифицированы на соответствие международному стандарту ISO 9001. В компании работало около 1200 сотрудников, средняя зарплата составляла 39 тыс. рублей, задолженностей по ней и и налогам не существовало, общая выручка достигала 8,6 млрд. рублей без НДС, в числе постоянных заказчиков были такие компании, как "Оборонстрой", "Еврохим", "Крокус-групп", МЕТRO, IKEA, Nestle, "Мираторг". ЗАО "Стальинвест" успешно сотрудничало со всеми московскими и рядом региональных аэропортов, космодромом Байконур, участвовало в реконструкции стадиона "Лужники" и других важных инфраструктурных проектах федерального и местного значения. То есть речь шла о современном, конкурентоспособном, высокотехнологичном и быстро растущем предприятии реального сектора.

Разумеется, для такого роста, кроме собственных средств предприятия, требовалось привлечение кредитных ресурсов, которые с 2001 по 2014 гг. предоставлял для ЗАО "Стальинвест" Сбербанк. За счёт предоставленных им средств частично финансировалось создание завода в пос. Первомайский общей стоимостью около 10 млрд. рублей, которое осуществлялось в соответствии с инвестиционным проектом, прошедшим государственную экспертизу: в 2009 году для запуска первой очереди производства был привлечён кредит в размере 500 млн. рублей сроком на пять лет, который был полностью погашен в 2014 году. В 2010 и 2012 годах Сбербанком были предоставлены два кредита по 1 млрд. рублей на 7 лет каждый для реализации второй и третьей очереди проекта, выплаты по которым осуществлялись в установленном порядке. Также Сбербанк предоставлял предприятию в случае необходимости краткосрочные кредиты сроком от нескольких месяцев до трёх лет с целью пополнения оборотных средств, которые использовались для закупки сырья, выплат работникам компании и другие производственные цели. Обслуживание этих кредитов производилось без каких-либо нарушений со стороны ЗАО "Стальинвест".

Но в конце 2014 года, когда ЗАО "Стальинвест" потребовались новые краткосрочные кредиты для пополнения оборотных средств, произошли известные события, приведшие к обвалу российского рубля и, соответственно, к пересмотру кредитной политики всех ведущих отечественных банков. В результате "Сбер" отказался от финансирования промышленных предприятий, включая и ЗАО "Стальинвест". У руководства компании в лице основателя и генерального директора ЗАО Сергея Масленникова в этой ситуации было всего два выхода: или полностью остановить развитие компании "до лучших времён", уступая стагнирующий, но в перспективе сверхприбыльный рынок конкурентам, или найти другой источник кредитования.

Масленников выбрал второе. Он вышел на Россельхозбанк (РСХБ), который тогда возглавлял нынешний министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев. В результате стороны пришли к согласию и, после длившегося почти всю осень 2015 года изучения дел компании со стороны Россельхозбанка, 30 ноября 2015 года его кредитным комитетом было принято решение удовлетворить заявку ЗАО "Стальинвест" и открыть кредитную линию в размере запрошенных 6 млрд. рублей плюс 500 млн. банковских гарантий. Оценочная компания, аккредитованная при РСХБ, оценила рыночную стоимость недвижимости и оборудования ЗАО "Стальинвест", передаваемого в залог банку, по доходному методу оценки — 8,1 млрд. рублей, а по затратному — 6 ,7 млрд. рублей. Кроме того, в залог передавался 100%-ный пакет акций компании рыночной стоимостью по оценке той же компании в размере 3,1 млрд. рублей и металл в обороте балансовой стоимостью около 1,4 млрд. рублей. Общая рыночная стоимость активов, передаваемых в залог Россельхозбанку, превышала 12 млрд. рублей.

Но "жалует царь, да не жалует псарь" — несмотря на то, что в решении кредитного комитета РСХБ на московский филиал банка возлагалось лишь сопровождение кредитной линии, а не решение об изменении её объёма или условий обеспечения, 22 декабря 2015 года кредитный комитет данного филиала своим решением сократил сумму единовременно выдаваемых кредитов до 4,9 млрд. рублей. Объясняя это решение, сотрудник головного подразделения АО "Россельхозбанк", заместитель директора Департамента среднего бизнеса Д.В. Сорокин сообщил Сергею Масленникову, что кредитование будет осуществляться в два этапа: сначала банк выдаст кредиты на сумму 4,9 млрд. рублей, а после переоформления всех залогов со Сбербанка на РСХБ будет произведена выдача остальной суммы, т.е. 1,1 млрд. рублей. Данная информация была подтверждена Масленникову и руководителем департамента среднего бизнеса головного подразделения РСХБ О.В. Солдатенковым.

Как выяснилось впоследствии, это был роковой "момент истины" и для ЗАО "Стальинвест", и для его руководства. После оформления всех необходимых документов РСХБ перечислил напрямую Сбербанку 3,8 млрд. рублей вместо необходимых 4,0 млрд. рублей, 497 млн. рублей — компании ВТБ-Лизинг, и лишь 591 млн. рублей — на пополнение оборотных средств самой компании. В результате ЗАО "Стальинвест" осталось без необходимых ему оборотных средств для закупки сырья и финансирования производственных нужд. Поставщики, с которыми после принятия РСХБ решения об установлении лимита кредитного риска, были достигнуты договорённости о закупке значительных объёмов металла, не получив оплаты, подали в арбитражные суды иски; покупатели, видя из открытых источников информацию о наличии споров с основными поставщиками, перестали размещать на предприятии заказы с предоплатой. Всё это привело сначала к сокращению, а затем — к фактической остановке работы компании. Напомним, в РСХБ знали всю ситуацию, связанную с ЗАО "Стальинвест", были полностью осведомлены о возможностях компании по залоговому обеспечению кредитов, и удар был нанесён в самое уязвимое место в самое неподходящее время, поэтому списать его на ошибки или добросовестное заблуждение со стороны группы ответственных сотрудников Россельхозбанка, разумеется, можно, но достаточно сложно — даже при большом желании. Тем более, все варианты разрешения ситуации, которые предлагались сотрудникам РСХБ Сергеем Масленниковым весной и летом 2016 года, включая подключение потенциальных инвесторов в лице Российского фонда прямых инвестиций или аффилированной с Альфа-банком компании А1, отвергались с порога.

Уже в июле 2016 года Россельхозбанк обратился в Коптевский суд с иском о взыскании задолженности по кредитным договорам и обращении взыскания на заложенное имущество — акции ЗАО "Стальинвест" (100%-ный пакет которых, имевший рыночную стоимость свыше 3,1 млрд. рублей, банк оценил лишь по номинальной стоимости — в размере 1 млн. рублей, вопреки требованиям ЦБ РФ об установлении стоимости залогов). Дело было рассмотрено судом в отсутствие ответчиков, которые о времени и месте судебного заседания судом не извещались, и в первом же судебном заседании 13 октября 2016 года суд вынес решение, которым исковые требования были удовлетворены. После вступления решения в законную силу АО "Россельхозбанк" получил исполнительный лист и предъявил его к исполнению. Однако вынесенное Коптевским районным судом г. Москвы решение было обжаловано руководством ЗАО "Стальинвест" в апелляционном порядке, и определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда 14 апреля 2016 года указанное решение было отменено.

Поэтому против руководства ЗАО "Стальинвест" был включён дополнительный механизм давления: к конфликту двух хозяйствующих субъектов, созданному буквально "на ровном месте", были подключены силовые структуры, сотрудники которых перевели его под ст. 159 ("мошенничество"), а затем — и ст. 174 ("легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретённых другими лицами преступным путём"). Уже летом 2016 года по заявке службы безопасности РСХБ в отношении Сергея Масленникова были проведены оперативно-розыскные мероприятия УФСБ по г. Москве и Московской области, а 15 сентября последовало заявление от должностных лиц РСХБ о возбуждении в отношении главы ЗАО "Стальинвест" уголовного дела, которое и было заведено 28 декабря 2016 года. 3 февраля 2017 года Сергей Масленников был задержан с обвинением по ч. 4 ст. 159.1 УК РФ и с тех пор находился сначала под домашним арестом, а затем — под стражей, хотя предельно допустимые сроки для такой меры пресечения давно и с запасом истекли. Но все ходатайства о его освобождении до сих пор отклоняются судом.

В результате ЗАО "Стальинвест" было подведено под процедуру банкротства, с сентября 2017 года производство остановлено, работники уволены. При этом Россельхозбанк, который был основным залоговым кредитором, не воспользовался предоставленными ему законодательством правами получить удовлетворение от реализации имущества на открытых конкурсных торгах, а предпочёл вместо этого в апреле 2018 года заключить сделку, в результате которой все права требования к заёмщику и залогодателю общей стоимостью около 6 млрд. рублей были переданы компании "Ди Ферро", зарегистрированной лишь в январе 2018 года, всего за 1,71 млрд. рублей. При этом РСХБ получил от правительства РФ докапитализацию как возмещение убытков по "плохим кредитам". Спрашивается, кому всё это было нужно и выгодно? И чем эта история отличается от практики "лихих девяностых", когда "эффективные инвесторы" уничтожали доставшиеся им за бесценок в процессе "приватизации" предприятия? Только тем, что это происходит сегодня и объектом захвата служит уже не государственная, а частная собственность?

А теперь немного статистики, подтверждающей, что данный случай — не единичен, а является результатом работы всё той же саморазрушительной "системы". По итогам процедур банкротства организаций нефинансового сектора в России погашается лишь 5,5% требований кредиторов (в США и ЕС — около 50%), доля успешной реабилитации обанкроченных предприятий стремится к нулю (всего 5 случаев в 2017 году, в США — около 1500, притом что количество запущенных процедур банкротств в РФ составило 28,7 тыс. на 4,5 млн. предприятий, в то время как в США — 23,7 тыс. на 30 млн.). По завершённым процедурам банкротства в 2015—2017 годах было списано 4,4 трлн. рублей (почти 67 млрд. долл.). Как говорится, не пора ли что-то менять в консерватории, то есть в нынешнем институте банкротства, с целью его оптимизации и декриминализации?

P.S. В ближайшее время должно состояться очередное заседание Коптевского районного суда г. Москвы под председательством Федерального судьи К.А. Мариненко, на котором слушается уголовное дело в отношении С.Г. Масленникова. Будем надеяться на то, что законность восторжествует, а печальных историй искусственного банкротства эффективных предприятий, подобных истории ЗАО "Стальинвест", в отечественной экономике станет намного меньше.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать "Завтра" в ленте "Яндекса"

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
14 ноября 2018 в 00:16

Любое предприятие, легально работающее в России, раньше или позже становится банкротом, из-за искусственно созланной бесприбыльности экономики России.
См. Россия гибнет, потому что ее экономика бесприбыльна.
http://zavtra.ru/blogs/rossiya_gibnet_potomu_chto_ee_ekonomika_bespribil_na

14 ноября 2018 в 01:48

В статье намеренно отсутствует ГЛАВНОЕ: начало красивого взлета ЗАО "Стальинвест" и тов. Масленникова. Не откроет ли автор темному провинциалу: как "с нуля" приобрести в Подмосковье площадку в несколько десятков гектаров и построить "с нуля" заводик в несколько миллиардов ценой? Из текста следует, что некто гражданин России Масленников (раз с нуля - значит с пустыми карманами), зашел в Сбербанк, взял 10 миллиардов рублей в 2001 году, прикупил землицу , построил завод и устроил на работу пару тысяч россиян...

И кого вы ЛЕЧИТЕ?

Правду расскажите О ПЕРВИЧНОМ КАПИТАЛЕ, и о "деловых" связях вора Масленникова, шибко уж его, с неба (из загашников банка) рухнувшее к ногам благосостояние, похоже на присной памяти обогащение некоего Березовского... Только разница в том, что подбеезовик уже шарфик на шее затянул, а у маслёнка - это еще впереди...

Богатые тоже плачут, однако...

14 ноября 2018 в 02:05

Виктор
Стекленев
Сегодня в 01:48

Правду расскажите О ПЕРВИЧНОМ КАПИТАЛЕ,
===================================

Правда в том, что нет уже не только капитализма, но и понятия капитала.
См. Отмена золотопаритетности денег отменила категории частной собственности и капитала
http://zavtra.ru/blogs/otmena_zolotoparitetnosti_deneg_otmenila_kategorii_chastnoj_sobstvennosti_i_kapitala

Если Вы имеете в виду первоначальное накопление капитала, то такого уже тоже нет.
См. Отмена золотопаритетности денег отменила первоначальное накопление капитала
http://zavtra.ru/blogs/otmena_zolotoparitetnosti_deneg_otmenila_pervonachal_noe_nakoplenie_kapitala

14 ноября 2018 в 07:16

"""""По итогам 2014 года ЗАО "Стальинвест" обладало высокотехнологичными производственными мощностями для выпуска 48—50 тыс. тонн (в зависимости от сложности) стальных строительных конструкций; до 5 млн. кв.........."""""""
По идее к 2018 предприятие должно было если не разбогатеть,то хотя бы рассчитаться по кредиту, чтобы быть независимым от банка и перейти на самофинансирование. Скорее всего успешный "Стальинвест" затоварился и Греф-не дурак отказался от дальнейшего финансирования.
"Россельхозбанк" посчитал выгодным делом "успешную" фирму сделать банкротом.
Правительство рекламирует цифровые технологии,но на практике ц.т.отсутствуют.Всю информацию о производстве и потреблении можно просчитать на бытовом компьютере, то-есть запустить АСУ ТП.

14 ноября 2018 в 07:42

Любопытно,что на бытовом уровне система АСУ ТП пусть примитивно,но работает. Банкомат заглотил мою карту,а новую мне выдали с программой онлайн-банк.

17 ноября 2018 в 20:26

Такова логика развития буржуазного общества: законы - для врагов