Сообщество «Салон» 13:29 21 июля 2017

Балет как религия

говорит легенда Кировского театра Олег Виноградов
2

Балет снова в авангарде событий, разве что в коннотациях XXI века. Скандал вокруг "Нуреева" от Кирилла Серебренникова временно оттеснил скандал вокруг "Матильды" от Алексея Учителя, тогда как они схожи между собою как две несчастливые семьи. В одном разница. С "Матильдой" пул "деятелей искусств" и приближенной к нему челяди не скрывал радости скандалу: пиар-то каков! с "Нуреевым" — приуныл, нос повесил, слезу вышибает как будто перенос премьеры с 11.07.2017 на 04.05.2018 не "фишка" пиар-стратегии Большого театра, а гвоздь в крышку гроба. И вот что интересно. Все эти профессиональные плакальщики сегодня — по толерантности, по свободам "художественного высказывания" — вчера дико ликовали. Джигу отплясывали, когда, как пример, Олег Виноградов — художественный руководитель балета Кировского театра, артист балета и хореограф с мировым именем, кто в 70‑х вернул "Кировскому балету" его марку, был вынужден после нескольких покушений театр покинуть. Треть века минуло, а воз и ныне там. Олег Виноградов вычеркнут профессиональными плакальщиками из истории Русского балета, из истории Мариинского театра… ангажирован Лондоном, Парижем, Сеулом, Нью-Йорком, etcetc.

Минувшей весной, как раз на гребне скандала вокруг "Матильды", удача улыбнулась мне. Олег Виноградов находился в Петербурге, и мы встретились. В уютном по-артистически доме на Васильевском острове, под шум дождя за окном мы говорили о балете, Рудольфе Нурееве, Матильде Кшесинской, мы говорили о России… И вот сейчас, когда пишу эти строки, и за окном идет дождь, я снова и снова думаю об Олеге Виноградове, о нашей долгой беседе.

"ЗАВТРА". Олег Михайлович, балет называют особой гордостью Петербурга. Интересно узнать: что значит для вас — балет, в частности, петербургский?

Олег ВИНОГРАДОВ. Шестьдесят лет прошло с того самого момента, как я существую в этой профессии. Долгое время я пытался понять: что же это за явление — петербургский, Русский балет? Искусство, которое стало делом всей моей жизни? И сейчас, в беседе с вами, могу искренне поделиться своими наблюдениями, размышлениями.

В тот или иной момент мы сталкиваемся с чем-то, что может повлиять на нашу жизнь или вообще повернуть её в определённом русле, направлении. Так было и со мной. До четырнадцати лет в поисках себя я занимался спортом, меня увлекала техника, мне была интересна музыка, я рисовал, пел в хоре и так далее и так далее, у меня было желание познавать новое, и это — естественно. Балет тогда для меня, как и для многих других, не был в сфере моих интересов, балет в годы моего детства, юности можно было увидеть только в театрах, причём не во всех, а в самых крупных театрах… Наверное, естественно и то, что в определённый момент ты сталкиваешься с тем, что называют судьбой или тем, что послано тебе Господом Богом. И вот такой момент наступил. Впервые я увидел балет "Щелкунчик", после чего вообще потерял сон, потому что увиденное мною было так красиво, так необычно, таких движений я не видел нигде и никогда… И равнодушным балет меня уже не оставил.

Балет коснулся меня, но я еще не был в состоянии познать: что он такое. Думаю, каждый, кто сталкивается с балетом впервые, долгое время еще не может понять: что же он такое. Это невозможно понять сразу, потому что балет — невероятный комплекс, который не укладывается ни в какие рамки наших представлений и главное — обыденной жизни. И в этом его притягательность. Балет настолько необычен, что оказывается своего рода лакмусовой бумажкой тяги к прекрасному… И потом, вырастая, таинство познания балета, этого прекрасного искусства, превратилось для меня в путь.

"ЗАВТРА". Думаю, не просто так улицу Росси, на которой находится хореографическое училище, Академия Вагановой сегодня, называют самой красивой улицей Петербурга. Сложно ли было поступить в училище?

Олег ВИНОГРАДОВ. В Вагановское училище я поступил с третьей попытки, будучи уже взрослым человеком, мне было 14 лет. Мышцы мои были уже сформированы, но вы не представляете, какое это наслаждение — на лоне прекрасных комбинаций, физических упражнений преодолевать себя, свою природу. Балет — это единственный вид искусства, который не просто показывает Божье создание — человеческую фигуру, это единственный вид искусства, который её усовершенствует. Я не был исключением, знаменитые танцовщики Сергеев, Чабукиани, Мессерер, они ещё позже начали заниматься. Но нас не родители приводили в училище за ручку как детей, мы пришли сознательно, ибо без балета не мыслили себе жизни. Одна из попыток поступления — и есть рассказ о моем отношении к балету… Однажды я дозвонился в приемную комиссию училища, мне назначили время и сказали: вас встретят. И я в назначенное время пришел. Слышу, с третьего этажа училища спрашивают: кто здесь на просмотр? А кроме меня никого не было. Я посмотрел наверх и увидел Татьяну Вечеслову, одну из самых знаменитых балерин Петербурга. Её фотографии висели не только на Невском, и все её знали, тогда она была еще художественным руководителем училища. Конечно, я и предположить не мог, что вызывать будет сама Вечеслова… и я не откликнулся. Она несколько раз ещё поспрашивала: кого должна просмотреть? И я испугался. Я ушёл. Такое отношение было… Дома, над моим письменным столом, висели фотографии, вырезанные из журналов, артистов Кировского театра: Нинель Кургапкиной, она выиграла Конкурс и была самой известной молодой начинающей солисткой, Татьяны Вечесловой, Натальи Дудинской… И в жизни так получилось, что потом, когда я уже был художественным руководителем прославленной балетной труппы театра, мне пришлось провожать и Дудинскую, и Сергеева, и Вечеслову на пенсию: целый мир, перед которым я просто преклонялся, людей которых я боготворил.

"ЗАВТРА". Чем вы можете объяснить особое положение балета в мире искусств? И почему его воздействие на публику окружено легендой?

Олег ВИНОГРАДОВ. Если обратиться к истории, то очевидным станет: балет появлялся там, где его хотела элита, где его хотело интеллектуальное сообщество, воспитанное на высших идеалах красоты. И именно он, балет, и возник на этих идеалах. Ведь что такое пластика, что такое танец? Это, прежде всего, воспевание и демонстрация Божьего дара — человеческой красоты. И прежде всего, красоты женской. Женщина — символ балета. Женщина — символ вообще нашей жизни. Женщина, её красота, которую воспевали на протяжении всех веков величайшие художники, музыканты, поэты, она и сегодня остается загадкой. И вот балет — это самый большой искуситель для самых разных сердец. Публика испытывает любопытство, удивление, потрясение, шок от того, что она видит на сцене… На всех балет действует по-разному. Кто-то пришёл-ушёл, но тот, на кого он произвел впечатление тайны, его уже не отпустит. Публика — особенно аристократия, особенно люди из интеллектуального мира, интеллигенции в военной форме — с ума ведь сходила.Многие офицеры морского корпуса из Кронштадта на катере ездили в Мариинский театр на спектакли, у каждого артиста балета были свои поклонницы, поклонники, об этом много написано в литературе, и об этом достаточно известно. И совершенно непостижимо как балет стал популярен среди широких народных масс, когда стал доступным. Особенно в советские годы.

"ЗАВТРА". И тем печальней представляются попытки интерпретации балета, его легендарных имён. Полгода назад меня подкупило название фильма "Рудольф Нуреев. Остров его мечты". До такой степени подкупило, что я выбралась в кинотеатр "Октябрь", где оказалась и свидетелем как будто бы "гонимого" АртДокФеста, и тривиальной спекуляции на имени великого артиста.

Олег ВИНОГРАДОВ. Интерпретация балета в живописи, театре или кино в большинстве случаев — просто катастрофа. Самое страшное, что определённые деятели искусств, которые проявляют к балету невероятный интерес, свои представления о нём пытаются раскрыть или передать через уже сложившиеся штампы: как то демонстрации трудных ног, корявости или же передачи выдуманных ими закулисных интриг. Я не помню ни одного фильма, связанного с темой балета, где не было бы абсолютной вампуки, не было бы абсолютно непонятного поверхностного взгляда, иными словами — "развесистой клюквы". Совершенно отвратительный фильм, вот этот "Чёрный лебедь", который получил все мыслимые и немыслимые премии, и после просмотра которого хочется смыть с себя грязь. Это жуть, это патология, это искажение всей природы, поэтики балета. Да, балет — это непосильный труд. Да, артисты балета избрали этот путь и посвятили себя этому мучению. Прекрасному мучению. Но никто не должен этого видеть.

"ЗАВТРА". В настоящее время страсти разгораются вокруг интерпретации от Алексея Учителя, готовимся к премьере фильма "Матильда". Кстати говоря, в советские годы вы знали о Кшесинской?

Олег ВИНОГРАДОВ. Тема была запрещена. Но в училище работала совершенно замечательный педагог, Мариэтта Харлампиевна Франгопуло, в прошлом балерина Императорского Мариинского театра. Она вела уроки по истории балета, и увлеченно рассказывала нам и о "Серебряном веке", и о Матильде Кшесинской, и об Анне Павловой, в сущности, рассказывала то, что сама знала, и, можно сказать, "заражала" нас своею любовью к Императорскому балету и к его атмосфере. Рассказывала не подробно, конечно, но что-то мы знали, рассматривали старинные фотографии, альбомы из архива училища. Эстетика, которая была на тех фотографиях, была мне, надо заметить, непонятна. Балерины-пышечки, полные формы, ножки короткие, без линий, это касалось и Кшесинской. Другое дело, Спесивцева или как потом уже появились Осипенко, Макарова, они уже формировали мои эстетические нормы, стандарты. Но сознавая даже тот факт, что Кшесинская — не моя танцовщица, что внешне она мне не нравится, я не могу не отметить факт её какого-то магического женского обаяния. Известно, что-то невероятное происходило в зале, когда она выходила на сцену! Нам трудно сегодня воспроизвести атмосферу того времени, требования эстетики, уровень женского кокетства, азбукой которого Кшесинская владела в совершенстве. И, думая о Кшесинской сегодня, я могу отдать себе отчет в том, почему царская семья, почему определенный круг людей преклонялись перед балеринами, а балет вызывал восхищение. Эта религия — балет, своеобразная религия.

"ЗАВТРА". Апофеоз которого — балерина. Ваше отношение к преклонению в царской России перед Кшесинской?

Олег ВИНОГРАДОВ. Любое преклонение перед женщиной, если она этого достойна, заслуживает уважения. Преклонение перед балеринами было и в царской России и продолжалось в советское время. Сталинская номенклатура посещала балет, и балет развивали именно императоры и коммунисты, как ни странно. Сталин преклонялся перед Мариной Семеновой, всероссийский староста Калинин — перед Лепешинской. Ну и что?! Другое дело, как это интерпретировать. Я не знаю, не видел фильм "Матильда", боюсь его смотреть. Мне кажется, что вся эта спекуляция на женских сложностях, трудностях, особенно на этих потных лицах во время репетиции или спектакля и так далее, и так далее отвратит меня еще больше. Возможно, фильм призван вызывать неприятие тем, как Кшесинская воспользовалась своим положением для реальной жизни? Так кто этим, кроме Кшесинской, не воспользовался?

"ЗАВТРА". Нет, фильм обещает стать не о поте; фильм о романе Николая II с Кшесинской, что определил судьбу России.

Олег ВИНОГРАДОВ. Тогда это просто кошмар. Это Учитель, да?

"ЗАВТРА". Вы знаете режиссёра?

Олег ВИНОГРАДОВ. Конечно, знаю. И знал его отца. Он был известным режиссёром, документалистом, а студия документального фильма находилась рядом с Мариинским театром, и до сих пор существует. Я помню фигуру интеллигентной пары, когда он с женой каждое утро проходил мимо окон моего кабинета, что выходили на Театральную, 18. Я знал, что это режиссёр Учитель.

"ЗАВТРА". Любопытно, что с "перестройкой" появились персонажи, рубящие правду-матку об Императорском Мариинском театре как о гареме дома Романовых, о балете как площадке перверсий. Ваше отношение?

Олег ВИНОГРАДОВ. Чушь собачья. Это абсолютная чушь и неправда. Это они, злые и больные люди, так понимают, это уровень болезни, болезненного интереса этих людей. Это для них балет — грязь, низость, похоть, а не поэтизация и воспевание красоты. Балет — это самое чистое искусство. Абсолютно. И балерины, они больше похожи на монашек, они отрешены от реальной жизни, чаше всего они закрыты и до них дольше, чем до кого-либо можно достучаться, добиться открытости. Это связано и с дисциплиной, и с жёстким режимом, и с традициями. Другое дело, что балет не без помощи всё тех же людей стали связывать сегодня с персонажами, кто своими выходками его дискредитируют, кто из себя уже ничего не представляет.

"ЗАВТРА". Проблема еще в подмене понятий. Балерина — это титул, а не профессия.

Олег ВИНОГРАДОВ. В парижской Опере до сих пор так. Балерина — высочайший титул, все остальные: солисты балета, корифейки, солистки кордебалета и просто танцовщицы и танцовщики. Дело в том, что за последнее время очень много грязи в балет привнесли журналисты; сами люди — режиссеры, кинематографисты — которые пытаются проникнуть в него с грязными лапами. Расчет один — на скандал. Всё рассчитано на скандал. Смотрите, что делается в театрах, как переворачивают смыслы?! Я никогда не забуду свой шок, когда, года четыре назад, на сцене Мариинского театра танцевали совсем голые мужчины и женщины. Причём, первый опус — мужики совсем голые, а женщины танцуют, как бы стреноженные, у них трусы спущены на щиколотки, да, и вот они долгое время делают движения в таком положении, пока не снимают трусы с себя и дальше танцуют уже совершенно обнажённые. Кто-то в зале встаёт и, возмущаясь, уходит, но основной народ в шоке сидит, им интересно, конечно, чем это кончиться может. Это была труппа знаменитого Прельжокажа, приглашённая из Франции. И делают такого хореографа знаменитым сегодняшняя "элита" — так она сама себя обозначила — из искусствоведов, критиков, журналистов, а идеологи "элиты" приглашают такого знаменитого хореографа в Мариинский театр, на сцене которого 60 лет создавал свои шедевры Мариус Петипа.

"ЗАВТРА". Это — целенаправленный проект расчеловечивания, сбивания самых укорененных в сознании табу. И что характерно, местные "деятели искусств" переписывают с западной кальки свои "продукции" и называют их — новым словом в искусстве.

Олег ВИНОГРАДОВ. Всё, что они делают, все эти новые прочтения на сцене "Кармен" с мотоциклами, "Травиаты" с голыми грудями шли на провинциальных сценах Европы в 60-х годах, в маленьких городках и Германии, и Франции, и Бельгии. Потом они переместились на главные сцены. И сейчас, как новация, идут уже в России, в ведущих столичных театрах страны. Ну и представьте тогда, что может идти на периферии, если в Москве и Петербурге такие работы нарасхват, режиссёры-постановщики получают "Золотые маски"?! Главное — эпатаж, быть ни на кого не похожим, перешагнуть через все нормы, стандарты, не ограничивая себя ничем абсолютно. Впечатление, как будто бы постановщиков сегодня специально культивируют. И я не могу не согласиться с тем, что вот уже десятки лет мы работаем по определённой программе, откуда-то внедрённой в нас по уничтожению чувства прекрасного, чувства нормы, самоконтроля, самоограничения.

"ЗАВТРА". Был момент, когда казалось: весь этот мусорный ветер исчерпал себя, и даже идеологи его продвижения в России приутихли, разъехались по странам и континентам.

Олег ВИНОГРАДОВ. Нет-нет, они как фениксы возрождаются.

"ЗАВТРА". Вы пытаетесь как-то противостоять?

Олег ВИНОГРАДОВ. Конечно, пытаемся. В этом году мы проводим IV Международный фестиваль молодых артистов балета, куда съезжаются танцовщики и учащиеся из студий, различных школ для того, чтобы впервые выйти на сцену. Мы обратились в Министерство культуры, в федеральные, муниципальные и районные отделы культуры с просьбой помочь в проведении, выделить финансирование. Получили ответ: денег нет.

"ЗАВТРА". Олег Михайлович, в свое время вы создали эпоху. Поставили на сцене Кировского театра балет-ораторию "Александр Невский" на музыку Сергея Прокофьева, балеты "Витязь в тигровой шкуре" на музыку Алексея Мачавариани, "Броненосец Потемкин" и "Ревизор" на музыку Александра Чайковского. Вы открыли Ленинграду лучшие образцы западной хореографии, и вернули старинные балеты "Сильфида", "Коппелия", "Тщетная предосторожность" и другие. Не пора ли вам вернуть на сцену Мариинского театра свои балеты?

Олег ВИНОГРАДОВ. О каких моих балетах можно говорить сегодня? Время, а это — двадцать три года, когда я руководил балетом Кировского (Мариинского) театра, поднимая его престиж на самый высокий уровень, получая самые высокие международные награды, из истории театра вычеркнуты.

"ЗАВТРА". Почему?

Олег ВИНОГРАДОВ. Спросите Валерия Гергиева.

Cообщество
«Салон»
10 0 7 678
16 ноября 2017
Cообщество
«Салон»
2 1 8 074
Cообщество
«Салон»
5 1 7 871

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
21 июля 2017 в 14:23

Очень интересная беседа. Спасибо за публикацию.

24 июля 2017 в 00:45

"Спросите Валерия Гергиева" - многообещающе располагает к продолжению беседы. Если определились с тем, кому спрашивать))) И за поругание "Божьего дара — человеческой красоты". И в балете - в частности, и в культуре - в целом.