Авторский блог Илья Титов 17:30 6 декабря 2017

Автор — прав, но без прав

Продюсеры против творцов
0

В последний вечер этой осени я шёл по нечётной стороне Тверской улицы по направлению из центра, оставив за спиной Кремль. Мимо проплывала гостиница "Националь", ряды дорогих машин у подъезда "Ритц". С одинаково бешеной скоростью неслись огни автомобилей и толпы прохожих. Вдруг среди суматохи и темпа пульсирующей артерии самого центра столицы у входа в театр имени Ермоловой я увидел мужчину с разбитым носом и стопкой листовок в руках, одна из которых была вручена мне при приближении. В бумаге говорилось, что в спектакле театра, поставленном по произведениям Исаака Бабеля, были незаконно использованы фрагменты повести Валерия Рокотова "Трагедия чёрного рыцаря", также известной как "Рыцарь с большой дороги", экранизированной Первым каналом и опубликованной в книге "Великие авантюристы России". Режиссёр и продюсер спектакля попросту украли из чужой повести нескольких персонажей и целый ряд эпизодов сюжета, отсутствовавших в оригинальном произведении Бабеля.

Нарушение авторского права — известная головная боль современного общества. От неё страдают и люди искусства, и юристы компаний-правообладателей, и даже активисты, выступающие за полную отмену авторских прав. С лидером одной из таких групп, немкой Юлией Шрамм, связан парадоксальный случай. Она написала книгу о борьбе с авторскими правами. После заключения договора с издателями и, собственно, издания труда, моментально ставшего бестселлером, книга сразу же появилась и в свободном доступе: на файлообменниках, сайтах пиратских движений и просто в интернет-сборниках литературы. Почему-то Юлие это не понравилось, и ею был подан иск о нарушении авторских прав с использованием того закона, который она так старалась упразднить…

Что же касается "Трагедии чёрного рыцаря", то судебный процесс по делу о нарушении авторских прав, длящийся с весны, искусственно затягивается ответчиками, чьи адвокаты придумывают всё более нелепые оправдания открытому нарушению закона своими клиентами. Одно из них — частичная потеря памяти режиссёром-постановщиком Родионом Овчинниковым, который, по заверениям адвоката, не помнит сцены собственного спектакля, идущего на сцене вот уже пять лет. Естественно, подобные задержки, промедления и проволочки играют на руку нечестивым постановщикам: каждый показ спектакля приносит им большую прибыль. Более того: ни украденных персонажей, ни отсутствовавших у Бабеля сцен нет в тексте официальной инсценировки спектакля, а на костюмы персонажей, взятых из чужого произведения, отсутствуют какие-либо документы, что фактически делает их незаконно изготовленными. Руководство театра долгое время тянуло с представлением в суд инсценировки спектакля, мотивируя это тем, что она якобы потерялась. Но как только между ответчиками — режиссёром и продюсером — разгорелся конфликт, настоящая инсценировка внезапно "нашлась" и была представлена суду.

Результатом этого разбирательства стал одиночный пикет обманутого автора — Валерия Рокотова. Под лозунгом "Долой бандитские антрепризы" писатель и сценарист протестовал против нарушения его авторского права, раздавал зрителям спектакля и посетителям театра листовки, рассказывающие об отсутствии права у театра на постановку спектакля по материалу Рокотова, а также информирующие их о праве вернуть деньги, потраченные на билет. В уже по-зимнему морозный вечер он встал напротив входа в театр, держа в руках плакат, обличающий воровскую натуру режиссёра и продюсера спектакля "Одесса-913". По Тверской ходили толпы, в театр заходили сотни людей, многие из которых брали у писателя листовки, где была кратко изложена ситуация. В определённый момент к организатору одиночного пикета, стоявшему посреди тротуара, на общественной земле, подошла охрана театра. Выяснив намерения Рокотова, охранники стали пытаться отобрать плакат и требовать прекратить пикет, прибегая к угрозам, откровенному хамству и физической агрессии. Итогом конфронтации стала потасовка, где писателю были нанесены сильные удары в лицо и по затылку, результатом чего стал открытый перелом носа и сотрясение мозга. Находясь на государственной, не принадлежащей театру территории, охрана всеми силами пыталась лишить автора обеспеченного законом права не только на защиту своей интеллектуальной собственности, но и на выражение своих идей в форме одиночного пикета — плакат с надписью "Долой бандитские антрепризы" был отобран, а мне, снимавшему на камеру очередную попытку заставить неугодного охране протестующего исчезнуть, угрожали, меня толкали и запрещали снимать, не имея на подобные запреты никакого права. Несмотря на травмы, кровотечение и сильное головокружение, Рокотов закончил акцию точно в срок, а вскоре после этого подъехали органы правопорядка, вызванные охраной театра — четырьмя здоровяками, считавшими себя пострадавшими после ударов пикетировавшему в нос и в затылок. После выяснения обстоятельств случившегося, полицейские, не мудрствуя лукаво, забрали обе стороны конфликта в отделение. Как выяснилось позже, охранники, попавшие в отделение, написали заявление на пострадавшего писателя, в котором утверждали, что он якобы разбил чьи-то дорогие часы и порвал костюм из бутика… Глядя на всё это со стороны и учитывая пассивность властей и ущербность гражданских прав и свобод наших граждан, исход дела видится в пессимистичном свете: наверняка теперь у театра найдутся "свидетели", изодранный в клочья костюм и разбитые на тысячи осколков часы…

Как оградить авторов от продюсерского беспредела, который зачастую подпитывается и поддерживается власть имущими? Ответ очевиден. Пока специальные государственные структуры, чья задача — защищать интеллектуальную собственность от любых посягательств, не начнут выполнять свои обязательства, бандитский произвол и жажда наживы будут выталкивать настоящих творцов из искусства.

25 ноября 2017
7 1 6 408
27 ноября 2017
0 0 9 899

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой